Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница14/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

6
Они задержались около Норт-Андовера, остановившись на пешеходном мостике через шоссе 495. Облаков прибавилось, но луна все-таки сумела прорваться на какие-то мгновения и показать им шесть полос застывших автомобилей. Около моста, на котором они стояли, на той половине шоссе, что вела на юг, лежал перевернувшийся шестнадцатиколесный трейлер, напоминая мертвого слона. Оранжевые конические стойки, установленные вокруг него, показывали, что кто-то должным образом отреагировал на аварию. Увидели они и две патрульные машины, одна лежала на боку. Задняя часть грузовика обгорела. В коротком импульсе лунного света трупов они не заметили. Несколько человек шли по разделительной полосе, на которой тоже хватало машин.

– Добавляют реальности, не так ли? – спросил Том.

– Нет, – эмоций в голосе Алисы не слышалось. – По мне все это выглядит, как спецэффект в каком-то разрекламированном летнем фильме. Покупаешь большое ведро попкорна и «коку» и наблюдаешь за концом света в… как они это называют? Компьютерными графическими образами? КГО? Синими экранами? Еще каким-то дерьмом? – Она подняла за шнурок маленькую кроссовку. – Вот все, что мне нужно, чтобы воспринимать происходящее реальностью. Что-то достаточное маленькое, чтобы держать в руке. Ладно, пошли.
7
На шоссе 28 хватало брошенных автомобилей, но в сравнении с 495-ым оно могло считаться пустым, и к четырем утра они добрались до Метуэна, родного города мистера Роскоу Хендта, человека со стереофонарями. Они настолько поверили истории Хендта, что захотели укрыться под крышей задолго до рассвета. Выбрали мотель на пересечении 28-го и 110-го шоссе. Дюжина автомобилей стояли перед номерами, но у Клая сложилось ощущение, что все они брошены хозяевами. И почему нет? По обоим шоссе можно было пройти только на своих двоих. Клай и Том остановились на границе автостоянки, помахали над головой фонариками.

– Мы свои! – крикнул Том. – Нормальные люди! Идем к вам!

Они подождали. Но ответа из мотеля «Суит-вэлли Инн», где к услугам гостей был бассейн с подогревом и кабельное телевидение, а группам предоставлялись скидки, не дождались.

– Пошли, – Алиса двинулась к мотелю. – У меня болят ноги. И скоро начнет светать, не так ли?

– Посмотрите сюда, – Клай поднял с асфальта съезда на автомобильную стоянку си-ди и направил на него фонарь. «Песни любви», в исполнении Майкла Болтона.65

– И ты говоришь, что они становятся умнее, – фыркнул Том.

– Не суди так скоро, – ответил ему Клай, когда они направились к зданию мотеля. – Тот, у кого был этот диск, его выбросил, так?

– Скорее, просто выронил, – возразил Том.

Алиса направила на си-ди луч своего фонаря.

– А кто этот парень?

– Лапуля, тебе лучше не знать, – ответил Том. Взял си-ди и бросил через плечо.

Они вскрыли двери трех соседних номеров, как можно аккуратнее, чтобы иметь возможность закрыть их на засов, оказавшись внутри, и проспали чуть ли не целый день, благо, что на этот раз могли спать на кроватях. Алиса сказала, что вроде бы слышала доносящуюся издалека музыку. Но признавала, что музыка эта могла быть частью сна, который ей снился.
8
В вестибюле мотеля «Суит-вэлью Инн» продавались карты, еще более подробные, чем атлас дорог. Они лежали на стенде со стеклянными дверцами и стенками, которые уже успели разбить. Клай взял по одной карте Массачусетса и Нью-Хэмпшира, доставал их очень осторожно, чтобы не порезаться о торчащие осколки стекла, и в тот самый момент увидел молодого человека, который лежал по другую сторону регистрационной стойки. Глаза молодого человека смотрели в никуда. На мгновение Клай подумал, что кто-то положил на рот мертвеца какой-то странный букетик цветов, но потом увидел зеленые точки на щеках и понял, что по цвету они совпадают с осколками стекла, поблескивающими на полках стенда. К груди трупа крепилась прямоугольная пластинка с надписью: «МЕНЯ ЗОВУТ ХЭНК. СПРОСИТЕ МЕНЯ О СТОИМОСТИ НОМЕРА НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ». Глядя на Хэнка, Клай вдруг подумал о мистере Рикарди.

Том и Алиса ждали его у двери в вестибюль. Часы показывали без четверти девять, и уже полностью стемнело.

– Как успехи? – спросила Алиса.

– Вот это нам поможет, – он передал карты Алисе, а потом поднял лампу Коулмана, чтобы она и Том могли их изучить, сравнить с атласом дорог и наметить ночной маршрут. Он пытался убедить себя: если с Джонни и Шарон, что-то случилось, то изменить ничего нельзя, пытался отогнать все мысли о положении, в котором на текущий момент оказалась его семья на второй план. Что произошло в Кент-Понде, то произошло. Или его сын и жена в порядке, или нет. Иногда такой самогипноз помогал, иногда – увы.

Когда надвигалась черная депрессия, он говорил себе: ты же счастливчик, раз жив, и это была чистая правда. Но его удачу уравновешивал тот факт, что в момент Импульса он находился в Бостоне, расположенном к югу от Кент-Понда на расстоянии ста миль, если брать самый короткий маршрут (каким они, естественно, попасть в Кент-Понд не могли). И однако, он встретился с хорошими людьми. Что так, то так. С людьми, о которых он мог думать, как о друзьях. Он встретил многих других, парня с бочонком пива, толстуху, потрясающую Библией, мистера Роскоу Хендта из Метуэна, которым повезло куда как меньше.

«Если он добрался до тебя, Шер, если Джонни добрался до тебя, тебе бы лучше позаботиться о нем. Лучше бы позаботиться».

Но, допустим, телефон был при нем? Допустим, он взял красный мобильник в школу? Может, в последнее время он стал брать его с собой чаще? Потому что очень уж многие дети повсюду носили с собой мобильники?

Господи.

– Клай? Ты в порядке? – спросил Том.

– Конечно. А что?

– Не знаю. Ты выглядишь немного… мрачным.

– Покойник за регистрационной стойкой. Зрелище не из приятных.

– Посмотрите сюда, – Алиса вела пальцем по линии на карте. Линия эта пересекала границу и вливалась в шоссе 38 на территории Нью-Хэмпшира чуть восточнее Пелэма. – Мне эта дорога нравится. Если мы пройдем по шоссе на запад восемь или девять миль, – она указала на 110-ое, где под мелким дождем в легком тумане поблескивали как автомобили, так и асфальт, – то как раз на нее и выйдем. Что думаете?

– Я думаю, звучит неплохо, – ответил Том.

Она повернулась к Клаю. Маленькой кроссовки не было, наверняка, лежала в рюкзаке, но Клай видел, что Алисе хочется держать ее в руке, сжимать и разжимать. «Хорошо, что она не курит, – подумал он, – а то высаживала бы четыре пачки в день».

– Если и есть возможность перейти через охраняемую границу… – начала она.

– Об этом будем волноваться, когда возникнет такая необходимость, – оборвал ее Клай, но он не волновался. Знал, что так или иначе доберется до Мэна. И если для этого придется ползти по кустам, как при незаконном переходе границы с Канадой, в октябре, за яблоками, он будет ползти. Если Том и Алиса решат остаться в Массачусетсе, это, конечно, будет плохо. Он расстанется с ними, с сожалением… но продолжит путь на север. Потому что должен узнать, как там его семья.

Красная волнистая линия, которую Алиса нашла на картах, позаимствованных в «Суит-вэлью», Дости-стрим-роуд, оказалась практически пустынной. От границы штата их отделяли четыре мили, и на этом отрезке пути они увидели то ли пять, то ли шесть автомобилей, и только одну аварию. Они также прошли мимо двух домов, в которых горел свет, и откуда доносилось гудение генераторов. Подумали о том, чтобы заглянуть на огонек, но быстро отказались от этой мысли.

– Только попадем под пули какого-нибудь парня, защищающего свой очаг и дом, – указал Клай. – Можно не сомневаться, что там кто-то есть. Генераторы, должно быть, запустили, когда отключилась централизованная подача электроэнергии, и они будут работать, пока не закончится горючее.

– Даже если там есть разумные люди, и они пустят нас в дом, что едва ли можно считать разумным поступком, что мы будем там делать? – осведомился Том. – Попросим разрешения позвонить по телефону?

Они обсудили и другой вариант: заглянуть куда-нибудь и позаимствовать автомобиль (позаимствовать предложил Том), но отказались и от него. Если граница штата охранялась полицейскими или вооруженными добровольцами, не стоило, наверное, подъезжать к ней на «шеви тахо», привлекая к себе повышенное внимание.

Поэтому эти четыре мили они прошли пешком, а на границе встретили один лишь рекламный щит (маленький, соответствующий двухполосному шоссе, вьющемуся по сельской местности) со словами: «ВЫ ВЪЕЗЖАЕТЕ НА ТЕРРИТОРИЮ НЬЮ-ХЭМПШИРА И BIENVENUE».66 Тишину нарушали только падающие с листьев капли дождя по обе стороны от дороги да шелест крон под редким порывом ветра. Может, шорох каких-то животных в лесу. Они остановились на минутку, чтобы прочитать надпись на рекламном щите, и оставили Массачусетс за спиной.
9
Ощущение, что они одни, исчезло вместе с Дости-стрим-роуд, у указателя с надписями «НХ ШОССЕ 38» «МАНЧЕСТЕР 19 миль». На 38-ом им встречались редкие путники, но на 128-ом, широком, с большим количеством разбитых автомобилей, уходящем прямо на север, на которое они свернули через полчаса, людской ручеек превратился в устойчивый поток беженцев. Поток этот состоял из отдельных групп, по три-четыре человека в каждой, и Клая поразило практически полное отсутствие интереса путников к тем, кто не входил в их группу.

Они встретили женщину лет сорока и мужчину, возможно, на двадцать лет старше, которые катили тележки из супермаркета, в каждой из которых спал ребенок. Мужчина вез мальчика, слишком большого для тележки, но, тем не менее, ребенок умудрился как-то свернуться и заснуть. Когда Клай с друзьями проходили мимо этого образцового семейства, у тележки, которую толкал перед собой мужчина, отлетело колесо. Тележка завалилась в сторону, мальчика, судя по всему, лет семи, выбросило из нее. Том успел поймать его за плечо, так что мальчик сильно не ушибся, но все-таки ободрал колено. И, разумеется, испугался. Том поднял его с асфальта, но мальчик его не знал, и попытался вырваться и расплакался еще сильнее.

– Все хорошо, спасибо, я с ним разберусь, – сказал мужчина. Взял ребенка, сел вместе с ним на обочину, начал успокаивать, как-то по-особенному, Клай даже подумал, что так, наверное, успокаивали и его, когда ему было семь лет. «Сейчас Грегори ее поцелует, и она перестанет болеть». Он поцеловал царапину, и мальчик положил голову ему на плечо. Снова собрался заснуть. Грегори улыбнулся Тому и Клаю и кивнул. Выглядел он до смерти уставшим. Мужчина, которому неделей раньше никто бы никогда не дал шестидесяти, такой он был подтянутый и энергичный, теперь напоминал семидесятилетнего еврея, который пытался добраться до границы Польши, пока еще было время.

– Все у нас будет хорошо, – сказал мужчина. – Вы можете идти.

Клай уже открыл рот, чтобы спросить: «А почему мы не можем пойти вместе? Почему бы нам не объединиться? Что ты думаешь по этому поводу, Грег?» Именно такой вопрос всегда задавали герои научно-фантастических романов, которые он читал подростком: «Почему бы нам не объединить усилия?»

– Да, идите, чего вы ждете? – спросила женщина, прежде чем Клай успел задать эти вопросы или произнести какие-то другие слова. В ее тележке спала девочка лет пяти. Женщина стояла рядом с тележкой, охраняла ее, словно урвала на распродаже что-то особо ценное и опасалась, что Клай или его друзья попытаются отнять у нее добычу. – Или вы думаете, что у нас есть что-то, нужное вам?

– Натали, перестань, – попытался остановить ее Грегори.

Но Натали не перестала, а Клай осознал, почему эта маленькая сцена нагнала на него такую тоску. Не потому, что эта женщина смотрела на него, как на врага. Усталость и ужас вели к паранойе. Это он прекрасно понимал и мог простить. Настроение упало прежде всего по другой причине: вокруг люди продолжали идти, размахивая фонариками, шепотом переговариваясь между собой, в своих маленьких группах, иногда перекидывая чемодан из одной руки в другую. Какой-то тип на мотороллере прокладывал путь по мусору, между разбитых автомобилей, и люди расступались перед ним, что-то недовольно бормоча. Клай подумал, что ничего бы не изменилось, если бы мальчик, выпав из тележки, сломал шею, а не отделался царапиной на коленке. Подумал, что ничего бы не изменилось, если бы вон тот полный мужчина, который, тяжело дыша, шел по обочине, таща на себе здоровенную сумку, упал бы, сраженный инфарктом. Никто бы не попытался ему помочь, и, разумеется, эпоха «911» канула в лету.

Никто даже не потрудился крикнуть: «Выскажите ему все, леди!» или «Эй, красавчик, чего бы тебе не предложить ей заткнуться?»

– …потому что у нас нет ничего, кроме этих детей, мы же не ожидали, что на нас ляжет такая ответственность, особенно теперь, когда мы едва можем позаботиться о себе, у него вшит кардиостимулятор, и что мы должны будем делать, когда батарейка отработает свой срок, хотела бы я знать? А еще эти дети! Вам нужен ребенок? – она обвела всех безумным взглядом. – Эй! Кому-нибудь нужен ребенок?

Маленькая девочка шевельнулась.

– Натали, ты потревожишь Портию, – предостерег ее Грегори.

Женщина, которую звали Натали, засмеялась.

– Велика беда! В этом мире и так всех потревожили! – вокруг люди продолжали идти все той же походкой беженцев. Никто не обращал на них ни малейшего внимания, и Клай подумал: «Вот, значит, какие мы. Вот что происходит, когда рушится наш мир. Когда нет видеокамер, нет горящих зданий, нет Андерсона Купера, который говорит: «А теперь вернемся в студию Си-эн-эн в Атланту». Вот что происходит, когда уверенность в будущем отменяется из-за отсутствия разума».

– Позвольте мне взять мальчика на руки, – предложил Клай. – Я понесу его, пока мы не найдем, куда его посадить. Тележка-то сломалась, – он посмотрел на Тома.

Том пожал плечами и кивнул.

– Держитесь от нас подальше, – предупредила Натали, и в ее руке появился пистолет. Маленький, скорее всего, двадцать второго калибра, но и такой мог причинить немало вреда, если бы пуля попала в нужное место.

Клай услышал, как оружие выхватили по обе стороны от него. Том и Алиса направили автоматические пистолеты, взятые в доме Никерсонов, на женщину, которую звали Натали. Похоже, и это становилось приметой времени.

– Уберите оружие, Натали, – сказал он. – Мы уже уходим.

– И правильно делаете, вашу мать, – свободной рукой она отбросила с глаз прядь волос. Вроде бы и не видела, что молодой мужчина и еще более молодая девушка, которые стояли по обе стороны Клая, держали ее на мушке. Теперь люди, проходившие мимо, смотрели на них, но реагировали одинаково: старались побыстрее миновать то место, где могла пролиться кровь.

– Пошли, Клай, – Алиса взяла его за запястье. – Пока кого-нибудь не застрелят.

И они двинулись дальше. Алиса шла, по-прежнему держа за запястье Клая, словно он был ее бойфрендом. «Такая вот неспешная вечерняя прогулка», – подумал Клай. Он не знал, который теперь час, да и не хотел знать. Сердце его гулко билось. Том шагал рядом, но до того, как они миновали очередной поворот, шел спиной вперед, с пистолетом в руке. Клай полагал, что Том готов пристрелить Натали, если бы та решила воспользоваться своим пистолетиком. Потому что нынче, после того, как телефонная связь вышла из строя, до последующего уведомления, на выстрел стало принято отвечать выстрелом.
10
За несколько часов до зари, шагая по шоссе 102 восточнее Манчестера, они услышали музыку, доносящуюся из далекого далека.

– Господи, – Том даже остановился. – Это же «Прогулка слоненка».

– Это что? – переспросила Алиса. В голосе слышался смех.

– Большой оркестр из эпохи, когда галлон бензина стоил четвертак. Лес Браун67 и его оркестр виртуозов, что-то вроде этого. У моей матери была пластинка.

Двое мужчин подошли к ним и тоже остановились, чтобы поболтать. Оба в возрасте, но в хорошей физической форме. «Словно пара недавно вышедших на пенсию почтальонов, путешествующих автостопом, – подумал Клай. – Кем бы они ни были». Один нес рюкзак, не какую-то ерунду, вроде рюкзака Алисы, а настоящий, на каркасе, до талии. У второго на правом плече висел походный мешок. А на левом – ружье тридцатого калибра.

Рюкзак рукой вытер пот с морщинистого лба и сказал: «Ваша мать могла слышать версию Леса Брауна, но, скорее всего, она слушала Дона Косту68 или Генри Манчини.69 Их аранжировки были самыми популярными. А это… – он мотнул головой в сторону доносящихся звуков, – …это Лоренс Уэлк,70 и это так же верно, как я живу и дышу.

– Лоренс Уэлк, – выдохнул Том, почти с благоговейным трепетом.

– Кто? – переспросила Алиса.

– Слушай, как идет слон, – предложил Клай, и все рассмеялись. Он устал, чувствовал себя неважно. И подумал, что Джонни понравилась бы эта музыка.

Рюкзак бросил на него пренебрежительный взгляд, вновь посмотрел на Тома.

– Это Лоренс Уэлк, все точно. Зрение у меня не такое, как раньше, а вот со слухом все в порядке. Моя жена и я раньше смотрели его шоу каждый гребаный субботний вечер.

– Додж тоже неплохо проводил время, – заметил Походный мешок. Этим ограничилось его участие в разговоре, и Клай понятия не имел, что означает эта фраза.

– Лоренс Уэлк и его Шампань-Бэнд, – воскликнул Том. – Подумать только!

– Лоренс Уэлк и его Шампань-мюзик-мейкерс, – уточнил Рюкзак. – Господи Иисусе.

– Не забудьте сестер Леннон71 и очаровательную Алису Лон,72 – добавил Том.

Доносившаяся издалека музыка изменилась.

– Это «Калькутта», – Рюкзак вздохнул. – Ну, ладно, нам пора. Приятно было провести с вами несколько дневных минут.

– Ночных, – поправил его Клай.

– Нет уж, – покачал головой Рюкзак. – Теперь это наши дни. Или вы не заметили? Доброго вам дня, мальчики. И вам, маленькая мэм.

– Спасибо, – едва слышно ответила маленькая мэм, стоя между Клаем и Томом.

Рюкзак двинулся дальше. Походный мешок пристроился к нему. Вокруг фонарные лучи уводили людей все глубже и глубже в Нью-Хэмпшир. Потом Рюкзак остановился, повернулся, что сказать несколько слов напоследок.

– Вам не следует оставаться на дороге еще больше часа. Найдите мотель или дом и заходите в него. Насчет обуви вы знаете, не так ли?

– Что мы должны знать насчет обуви? – переспросил Том.

Рюкзак терпеливо посмотрел на него, как посмотрел бы на любого, кто только что прилюдно сморозил глупость. Вдали «Калькутта», если звучала именно эта мелодия, уступила место польке. Казавшейся совершенно безумной в эту туманную, сочащуюся моросящим дождем ночь. А теперь этот старик с большим рюкзаком на спине что-то долдонил об обуви.

– Когда вы заходите в дом, обувь оставляйте на крыльце, – говорил старик. – Безумцы ваши ботинки не тронут, можете быть спокойны, но ваша обувь подскажет другим людям, что место занято и они должны идти дальше, найти другое. Спасает… – он посмотрел на автомат в руках Клая, – …спасает от инцидентов.

– А уже были инциденты? – спросил Том.

– Да, конечно, – ответил Рюкзак с леденящим кровь безразличием. – Инциденты случаются всегда, такова уж природа людей. Но свободных мест больше чем достаточно, поэтому вы вполне можете обойтись без инцидента. Просто выставите обувь за дверь.

– Откуда вы это знаете? – спросила Алиса.

Он ей улыбнулся, отчего лицо его стало куда как более симпатичным. Да и трудно было не улыбнуться Алисе, такой молодой и, даже в три часа утра, такой красивой.

– Люди говорят. Я слушаю. Я говорю, иногда другие люди слушают. Вы слушали?

– Да, – кивнула Алиса. – Что я лучше всего умею, так это слушать.

– Тогда расскажите об этом и другим. Уже плохо, что нам приходится иметь дело с ними, – он не стал уточнять. – И совсем плохо, если к этому добавятся инциденты среди нас.

Клай подумал о Натали, направившей на него пистолет двадцать второго калибра.

– Вы правы. Благодарю вас.

– Это полька «Пивная бочка», не так ли? – спросил Том.

– Совершенно верно, сынок, – подтвердил Рюкзак. – В бумбоксе Майрон Флорен.73 Господи, упокой его душу. У вас, возможно, возникнет желание остановиться в Гейтене. Это маленький, уютный городок в двух милях или чуть дальше по этой дороге.

– Вы тоже собираетесь там остановиться? – спросила Алиса.

– Нет, мы с Рольфом пройдем чуть подальше.

– Почему?

– Потому что мы можем, маленькая мэм, вот и все. Доброго вам дня.

На этот раз они не стали возражать, и, хотя возраст обоих мужчин приближался к семидесяти, скоро они скрылись из виду, следуя за единственным лучом фонаря, который держал в руке Рольф… Походный мешок.

– «Прогулка слоненка», – сказал Клай и засмеялся.

– Почему Додж тоже хорошо проводил время? – спросила Алиса.

– Потому что мог, полагаю, – ответил Том, и расхохотался, глядя на ее недоумевающее лицо.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов