Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница15/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37

11
Музыка доносилась из Гейтена, маленького, уютного городка, в котором Рюкзак порекомендовал им остановиться на ночлег. Не такая гремящая, как на концерте «AC/DC»74 в Бостоне, на котором Клай побывал подростком (тогда в ушах у него звенело не один день), но достаточно громкая, чтобы вспомнить летние концерты оркестров в Саут-Беруике, куда он приезжал с родителями. Собственно, он почему-то решил, что источник музыки они найдут на городской площади. Скажем, какого-нибудь старика, не мобилопсиха, а обездвиженного болезнью человека, который вбил себе в голову поприветствовать уходящих людей легкими танцевальными мелодиями давно минувших дней, транслируя их через динамики работающего от батареек проигрывателя.

В Гейтене была городская площадь, но она пустовала, если не считать нескольких людей, которые то ли слишком поздно ужинали, то ли слишком рано завтракали при свете ручных фонариков и ламп Коулмана. Источник музыки находился севернее. К этому времени Уэлк уступил место кому-то еще, играющему на трубе так сладко, что музыка эта усыпляла.

– Это Уинтон Марсалис,75 не так ли? – спросил Клай. Он уже понял, что в эту ночь они прошли, сколько могли, и подумал, что Алиса от усталости едва держится на ногах.

– Он или Кенни Джи,76 – ответил Том. – Ты знаешь, что Кенни Джи сказал, выходя из лифта, не так ли?

– Нет, – ответил Клай, – но я уверен, что ты меня просветишь.

– Да! Вот уж где рок, так рок!77

– Так забавно, что мое чувство юмора только что лопнуло.

– Я этого не понимаю, – честно призналась Алиса.

– Объяснение того не стоит, – сказал Том. – Послушайте, по-моему, пора устраиваться на ночлег. Я сейчас упаду.

– Я тоже, – поддержала его Алиса. – Думала, что я в хорошей форме, благодаря соккеру, но действительно выдохлась.

– Да, – согласился Клай. – С тобой уставших у нас будет трое.

Они уже прошли торговый район Гейтена и, согласно вывескам, Главная улица (она же шоссе 102) стала Академической авеню. Клая это не удивило, потому что рекламные щиты на окраинах объявляли, что в городе находится Гейтенская академия истории, и Клай знал, что о ней ходили самые разные слухи. Он полагал, что это одна из подготовительных школ78 Новой Англии для детей, которые не могут попасть в Экзетер или Милтон. Он полагал, что они скоро попадут в страну кафе быстрого обслуживания, мастерских по ремонту глушителей и дешевых мотелей, но вдоль этой части нью-хэмпширского шоссе 102 выстроились очень симпатичные дома. Проблема заключалась в том, что у входной двери практически каждого дома стояла обувь, иногда по четыре пары.

Пешеходный поток значительно обмелел, поскольку многие путники уже нашли прибежище на ближайший день, но, пройдя автозаправочную станцию «Роща на Академической» корпорации «СИТГО» и, приближаясь к облицованным плитняком колоннам по обе стороны въезда на территорию Академии, увидели идущее впереди трио: немолодых по виду двух мужчин и женщину. Медленно шагая по тротуару, они осматривали дом за домом, в поисках порога, где не стояла бы обувь. Женщина сильно хромала, и один из мужчин поддерживал ее за талию.

Гейтенская академия находилась от них по левую руку, и до Клая дошло, что музыка доносится именно оттуда (теперь слышалась умиротворяющая гитарная версия мелодии «Отправь меня на Луну»). В глаза бросились еще две особенности этого места. Во-первых, огромное количество мусора (порванные упаковочные пакеты, недоеденные овощи и фрукты, обглоданные кости) как на улице, так и на усыпанной гравием дороге, которая уходила вглубь территории Академии. Во-вторых, двое людей, стоявших у ворот. Сутулый старик, опиравшийся на толстую трость, и мальчик, между ног которого стояла включенная лампа на батарейках. Выглядел он лет на двенадцать и спиной привалился к одной из колонн. Одет был, вроде бы, в форму Академии: серые брюки, серый свитер, темно-бордовый пиджак с вышитым на нагрудном кармане шлемом.

Когда трио, идущее впереди Клая и его друзей, поравнялось с въездом в Академию, старик в твидовом пиджаке, с кожаными накладками на локтях, распрямился и обратился к ним, громким, какой слышен в самых дальних углах аудитории, голосом: «Привет всем! Привет, я говорю! Почему вы вам не заглянуть сюда? Мы можем предложить вам крышу над головой и, что еще важнее, мы должны…»

– Мы больше никому ничего не должны, – ответила женщина. – У меня лопнули четыре пузыря на ногах, по два на каждой, и я едва иду.

– Но у нас достаточно комнат… – начал старик. Мужчина, поддерживающий женщину, должно быть, так злобно взглянул на него, что старик замолчал. Трио проследовало мимо въезда в Академию, колонн и указателя, подвешенного на старинных железных S– образных крюках: «ГЕЙТЕНСКАЯ АКАДЕМИЯ, осн. в 1846 г. „Юный разум – светоч в темноте“».

Старик вновь согнулся, опершись на трость, потом увидел приближающихся Клая, Тома и Алису и тут же выпрямился. Хотел заговорить с ними, но, должно быть, пришел к выводу, его лекторский подход не срабатывает. Поэтому не стал раскрывать рта, а ткнул набалдашником трости в ребра юного компаньона. Мальчик оторвался от колонны, бросил дикий взгляд в ворота, где в темноте едва проглядывали очертания зданий на склоне пологого холма. Композиция «Отправь меня на Луну» уступила место другой, столь же медленной аранжировке, хотя, возможно, первоначально мелодия называлась «Я выбью из тебя дурь».

– Джордан! – рявкнул он. – Твоя очередь! Пригласи их зайти!

Мальчик, которого звали Джордан, вздрогнул, заморгал, глядя на старика, потом недоверчиво посмотрел на приближающихся незнакомцев. Клай подумал о Мартовском Зайце и Сони из «Алисы в стране чудес». Может, он и ошибался, скорее всего ошибался, но он очень устал.

– Сэр, они такие же, как и остальные. Они не зайдут к нам. Никто не зайдет. Мы попробуем еще раз следующей ночью. Я так хочу спать.

И Клай понял, что, несмотря на усталость, они постараются выяснить, чего хочет от них старик… при условии, что Том и Алиса не откажутся наотрез. Частично потому, что компаньон старика напоминал ему Джонни, да, но в основном по причине того, что уже сделал для себя вывод, что в этом не слишком храбром мире помощи ни от кого не добьешься: он и тот, кого он называл сэр, предоставлены самим себе, потому что так уж легла карта. Только, если это была правда, очень скоро в этом мире ничего, достойного спасения, не останется.

– Давай, – старик поощрил его, вновь ткнув набалдашником трости, но несильно. Не причинив боли. – Скажи, что мы предоставим им крышу над головой, что у нас много комнат, но сначала они должны кое-что увидеть. Что-то такое, на что нужно посмотреть. А если они скажут нет, мы, конечно, на сегодня закончим.

– Хорошо, сэр.

Старик улыбнулся, продемонстрировав полный рот больших, лошадиных зубов.

– Спасибо, Джордан.

Мальчик направился к ним, неохотно, шаркая запыленными ботинками, с выглядывающим из-под свитера подолом рубашки. Лампу он держал в руке. Света она давала немного. Под глазами мальчика виднелись черные, как ночь, мешки, волосы давно следовало помыть.

– Том? – спросил Клай.

– Мы узнаем, что ему нужно, потому что я вижу, ты этого хочешь, но…

– Сэры? Прошу извинить меня, сэры.

– Одну секунду, – бросил Том мальчику, потом повернулся к Клаю. Лицо было серьезным. – Но через час начнет рассветать. Может, раньше. Поэтому будем надеяться, что старик нас не обманывает, говоря, что найдет место, где мы сможем остановиться.

– О, нет, сэр, – но голосу Джордана чувствовалось, что он не хочет надеяться на успех своей миссии, но ничего не может с собой поделать. – Остановиться есть где. Сотни комнат в общежитии, не говоря уже о Читэм-Лодж. Тобиас Вульф приезжал к нам в прошлом году и останавливался там. Он прочитал лекцию о своей книге, «Старая школа».

– Я ее читала, – в голосе Алисы слышалось удивление.

– Мальчики, у которых не было сотовых телефонов, убежали. Те, у кого были…

– Мы все о них знаем, – заверила его Алиса.

– Я получил стипендию на обучение в этой школе. Жил в Холлоуэе. Сотового телефона у меня не было. Мне приходилось пользоваться телефоном комендантши общежития, когда я хотел позвонить домой, и другие мальчишки смеялись надо мной.

– Похоже, что последним посмеялся все-таки ты, Джордан, – заметил Том.

– Да, сэр, – согласно ответил он, но в тусклом свете лампы Клай видел не смех, а тоску и усталость. – Вас не затруднит подойти и познакомиться с директором?

И хотя Том вымотался до предела, он отреагировал с подчеркнутой вежливостью, словно они стояли на залитой солнечным светом веранде во время чаепития с родителями, а не на замусоренной Академической авеню в четверть пятого утра: «С превеликим удовольствием, Джордан».
12
– Интеркомы дьявола, вот как я раньше их называл, – сказал Чарльз Ардей, который двадцать пять лет возглавлял кафедру английского языка и литературы в Гейтенской академии, а в момент Импульса занимал пост ее директора. И теперь старик на удивление быстро взбирался на холм, опираясь на трость, держась тротуара, избегая заваленной мусором проезжей части дороги, которая вела к корпусам Академии. Джордан держался рядом с ним, остальные трое шли сзади. Джордан опасался, как бы старик не потерял равновесия. Клая тревожило, что у старика может прихватить сердце, поскольку он пытался одновременно говорить и подниматься по склону, пусть и достаточно пологому. – Я, разумеется, не вкладывал в это никакого смысла, это была шутка, преувеличение, но, по правде говоря, я никогда не любил эти штуковины, особенно, на территории Академии. Я бы, конечно, мог попытаться запретить их использование, но такое мое распоряжение обязательно бы отменили. Все равно, что пытаться законодательно запретить прилив, понимаете, да? – он несколько раз шумно вдохнул. – Мой брат подарил мне один, когда мне исполнилось шестьдесят пять. Я пользовался им, пока аккумулятор не разрядился… – вдох-выдох. – А потом просто не стал его заряжать. И от них идет излучение, знаете? Минимальное, это правда, но все-таки… Источник излучения так близко от головы… от мозга…

– Сэр, вам бы подождать, пока мы дойдем до Тонни, – Джордан поддержал Ардея, когда трость директора соскользнула с какого-то гниющего фрукта, а сам директор, пусть на мгновение, но накренился под опасным углом.

– Возможно, дельная мысль, – вставил Клай.

– Да, – согласился директор. – Только… я никогда им не доверял, вот что я хочу сказать. К моему компьютеру ничего такого не испытывал. Сразу сроднился с ним, как утка – с водой.

На вершине холма главная дорога кампуса разделилась на две, буквой Y. Левая уходила к зданиям, которые могли быть только общежитиями. Правая вела к учебным корпусам, административному блоку и арке, которая смутно белела в темноте. Река мусора и объедков вливалась в арку. Директор Ардей повел их в том направлении, стараясь не наступать на мусор. Джордан поддерживал его под локоть. Музыка, на этот раз Бетт Мидлер,79 поющая «Ветер под моими крыльями», доносилась из-за арки, и Клай видел десятки компакт-дисков, валяющихся среди обглоданных костей и разорванных пакетов из-под картофельных чипсов. У него возникло нехорошее предчувствие.

– Э-э, сэр? Директор? Может, нам лучше…

– Ничего с нами не случится, – ответил директор. – Ребенком вы когда-нибудь играли в «музыкальные стулья»? Разумеется, играли. Что ж, пока звучит музыка, волноваться нам не о чем. Мы только быстренько глянем, а потом сразу пойдем в Читэм-Лодж. Это резиденция директора. От Тонни-Филд до нее меньше двухсот ярдов. Я вам обещаю.

Клай посмотрел на Тома, который пожал плечами. Алиса кивнула.

Джордан как раз оглянулся (на лице читалась озабоченность), и засек этот молчаливый обмен мнениями.

– Вы должны это увидеть, – сказал он. – Тут директор прав. Пока не увидите, не поймете.

– Увидеть что, Джордан? – спросила Алиса.

Но Джордан только смотрел на нее, большими, юными глазами, поблескивающими в темноте.

– Подождите.
13
– Святое гребаное дерьмо, – вырвалось у Клая. В голове эти слова прозвучали громовым воплем удивления и ужаса (может, даже и ярости), но с губ сорвались едва слышным шепотом. Возможно, потому, что на этот раз они находились очень уж близко от источника музыки и она звучала почти так же громко, как и на том давнишнем концерте «AC/DC» (хотя Дебби Бун80 своим сладеньким голоском школьницы выводила «Свет моей жизни», на пределе громкости могло показаться, что исполняются «Адские колокола»), но, главным образом, от шока. Он думал, что после Импульса и отступления из Бостона готов ко всему, но ошибся.

Он не думал, что подготовительные школы культивируют такие плебейские (и зубодробительные) виды спорта, как футбол, но соккер в Гейтенской академии уважали. Трибуны, возведенные со всех четырех сторон поля, могли вместить как минимум тысячу человек. Их украшали флаги, которые, из-за дождливой погоды последних дней, больше напоминали грязные тряпки. За дальним концом поля высилось красивое табло, с большими буквами поверху. В темноте Клай не мог разглядеть, что написано на табло, но возможно, не смог бы разобрать букв и днем. Зато света хватало для того, чтобы увидеть само футбольное поле, а все, что находилось за его пределами, уже не имело ровно никакого значения.

Каждый квадратный дюйм травы занимали мобилопсихи. Они лежали на спине, как сардины в банке, нога к ноге, бедро к бедру, плечо к плечу. Лица смотрели в черное, предрассветное небо.

– Господи Иисусе, – голос Тома заглушал кулак, который он приставил ко рту.

– Поддержите девушку, – рявкнул директор. – Она сейчас лишится чувств.

– Нет… я в порядке, – ответила Алиса, но, когда Клай обнял ее за плечи, привалилась к нему, часто-часто дыша. Глаза оставались открытыми, но взгляд стал неподвижным, словно у наркомана после дозы.

– Они и под трибунами, – вставил Джордан. Говорил с нарочитым спокойствием, которое не вызывало у Клая доверия. Это был голос мальчишки, уверяющего своих друзей, что его не мутит от вида червяков, копошащихся в глазах мертвого кота… аккурат перед тем, как согнуться пополам и похвалиться харчишками. – Я и директор думаем, что именно туда они кладут больных и раненых, которым не может стать лучше.

– Директор и я, Джордан.

– Извините, сэр.

Дебби Бун достигла поэтической вершины и замолчала. Пауза, а потом «Шампань мюзик мейкерс» Лоренса Уэлка вновь заиграли «Прогулку слоненка». «Додж тоже хорошо проводил время», – подумал Клай.

– Сколько громыхалок они соединили вместе? – спросил он директора Ардея. – И как они это сделали? Господи, они же безмозглые, зомби! – ужасная мысль мелькнула в голове, нелогичная, но прозвучавшая очень уж убедительно. – Это сделали вы? Чтобы по ночам они сидели спокойно, или… Я не знаю…

– Он этого не делал, – сказала Алиса, уютно устроившись под рукой Клая.

– Не делал, – подтвердил директор, – и обе ваши версии неправильные.

– Обе? Я не…

– Должно быть, они жить не могут без музыки, – Том, похоже, размышлял вслух, – потому что не любят заходить в помещения, но именно там находятся си-ди, так?

– Не говоря уже о бумбоксах, – добавил Клай.

– Сейчас объяснять времени нет. Небо уже начало светлеть, и… скажи им, Джордан.

Джордан сказал, без запинки, с видом человека, который выучил заданный урок, но не понимает, о чем речь: «Все хорошие вампиры должны быть в доме до первых петухов, сэр».

– Совершенно верно… до первых петухов. А пока, смотрите. Это все, что от вас сейчас требуется. Вы не знали, что есть такие места, не так ли?

– Алиса знала, – ответил Клай.

Они посмотрели. И, поскольку ночь уже начала уступать место дню, Клай увидел, что глаза на всех этих лицах открыты. Он практически не сомневался, что глаза ничего не видят, просто… открыты.

«Здесь происходит что-то дурное, – подумал он. – Стадность – это только начало».

Вид лежащих вплотную друг к другу тел и пустых лиц (главным образом белых, это же, в конце концов, Новая Англия) удовольствия не доставлял, но глаза, открытые глаза, невидяще уставившиеся в небо, наполняли его беспричинным ужасом. Где-то, не так уж и далеко, запела первая утренняя птица. Не петух, но директор все равно подпрыгнул. Потом покачнулся. На этот раз его поддержал Том.

– Пошли, – сказал им директор. – Читэм-Лодж рядом, но задерживаться нам не стоит. От этой сырости у меня ноют суставы. Возьми меня под локоть, Джордан.

Алиса выскользнула из-под руки Клая и подошла к старику с другой стороны. Он ей улыбнулся и покачал головой.

– Джордан обо мне позаботится. Мы теперь заботимся друг о друге… так, Джордан?

– Да, сэр.

– Джордан? – спросил Том. Они приближались к большому (и довольно претенциозному) зданию, построенному в тюдоровском стиле, как предположил Клай, к Читэм-Лодж.

– Сэр?

– Надпись на табло… я не смог ее разобрать. Что там написано?

– «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ЕЖЕГОДНУЮ ВСТРЕЧ ВЫПУСКНИКОВ», – Джордан почти что улыбнулся, потом вспомнил, что в этом году ежегодной встречи не будет (флаги на трибунах уже начали рваться), и помрачнел. Если бы не крайняя усталость, он, наверное, смог бы сдержаться, но час был очень поздний, до рассвета оставалось совсем ничего, и когда они подходили к резиденции директора, последний ученик Гейтенской академии, все еще в школьной униформе, темно-бордовой и серой, разрыдался.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов