Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница16/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37

14
– Это потрясающе, сэр, – Клай быстро и естественно перенял манеру обращения Джордана. Так же, как и Том с Алисой. – Спасибо вам.

– Да, – кивнула Алиса. – Спасибо. Я никогда в жизни не съедала два бургера, во всяком случае, таких больших.

Часы показывали три пополудни. Они сидели на заднем крыльце Читэм-Лодж. Чарльз Ардей, директор, как называл его Джордан, поджарил гамбургеры на маленьком газовом гриле. Сказал, что мясом отравиться нельзя, потому что генератор, от которого работал морозильник кафетерия, отключился только вчера днем. И действительно, полуфабрикаты, которые Том и Джордан принесли из кладовой, покрывал иней, а твердостью они не уступали хоккейной шайбе. Он также сказал, что жарить мясо, ничего не опасаясь, они, вероятно, могут до пяти часов, но осторожность требует, что они закончили трапезу раньше.

– Они могут унюхать готовку? – спросил Клай.

– Скажем так, у нас нет желания это выяснить, – ответил директор. – Не так ли, Джордан?

– Да, сэр, – и Джордан откусил кусок своего второго гамбургера. Он, конечно, ел уже не так быстро, но, по мнению Клая, ничего на тарелке оставлять не собирался. – Мы хотим быть в доме, когда они просыпаются и когда возвращаются из города. Они сейчас там, в городе. Зачищают его, как птицы защищают от зерен поле, с которого убрали пшеницу. Так говорит директор.

– Они собирались стадом и у нас, когда мы были в Молдене, – сказала Алиса. – Только тогда мы не знали, как они проводят ночь, – она смотрела на поднос с порциями пудинга. – Можно мне взять одну?

– Да, конечно, – директор пододвинул к ней поднос. – И еще один гамбургер, если хочется. Все, что мы не съедим в самом скором времени, испортится.

Алиса застонала и покачала головой. Но порцию пудинга взяла. Как и Том.

– Вроде бы каждое утро они уходят в одно и то же время, но вот стадное поведение здесь стало проявляться позднее, – задумчиво заметил Ардей. – Почему так?

– Может, уменьшилась добыча? – предположила Алиса.

– Возможно… – он отправил в рот последний кусок своего гамбургера, аккуратно прикрыл оставшиеся бумажной салфеткой. – Стад много, знаете ли? Может, не меньше десятка в радиусе пятидесяти миль. Мы знаем от людей, пришедших с юга, что такие стада есть в Сэнфорде, Фримонте, Сандии. Днем они бродят, возможно, в поисках не только еды, но и музыки, а потом возвращаются в то место, откуда уходили утром.

– Мы знаем это наверняка, – Том докончил одну порцию пудинга и потянулся за второй.

Ардей покачал головой.

– Наверняка вы знать не могли, мистер Маккорт, – его волосы, седую гриву длинных волос (несомненно, волосы профессора английского языка и литературы, подумал Клай) шевелил легкий послеполуденный ветерок. Облака ушли. С заднего крыльца открывался прекрасный вид на кампус, пока еще пустынный. Джордан через равные интервалы времени обходил дом, чтобы посмотреть на спускающийся к Академической авеню склон холма и доложить, что и там все тихо. – Вы же не видели других мест, где они собираются?

– Нет.

– Но мы шли в темноте, – напомнил ему Клай, – а теперь темнота действительно темная.

– Да, – согласился директор. Произнес почти что мечтательно. – Как в le moyen age. Переведи, Джордан.

– Средние века, сэр.

– Молодец, – он похлопал мальчика по плечу.

– Даже большие стада легко пропустить, – указал Клай. – Им не нужно прятаться.

– Нет, они не прячутся, – согласился директор Ардей, сложив пальцы домиком. – Пока, во всяком случае, не прячутся. Они собираются стадом… они выходят на поиски добычи… и их групповой разум, похоже, слабеет, пока они добывают то, что им нужно… но, возможно, слабеет все в меньшей степени. Возможно, с каждым днем все меньше.

– Манчестер сгорел дотла, – неожиданно вставил Джордан. – Мы видели пожар отсюда, не так ли, сэр?

– Да, – кивнул директор, – Зрелище было печальным и пугающим.

– Это правда, что людей, которые пытались уйти отсюда в Массачусетс, расстреливали на границе? – спросил Джордан. – Люди говорили, что им придется идти в Вермонт, только тот маршрут безопасен.

– Это выдумка, – заверил его Клай. – Мы слышали то же самое о границе с Нью-Хэмпширом.

Джордан вытаращился на него, потом расхохотался. Смех его, чистый и прекрасный, далеко разносился в окружающей их тишине. А потом, где-то далеко, раздался выстрел. И, уже ближе, кто-то закричал от ярости или ужаса.

Смех Джордана оборвался.

– Расскажите нам о том странном состоянии, в котором они находились прошлой ночью, – попросила Алиса. – И музыке. Другие стада тоже слушают музыку по ночам?

Директор посмотрел на Джордана.

– Да, – ответил мальчик. – Это легкая, танцевальная музыка, не рок, не кантри…

– Как я понимаю, и ничего классического, – вставил директор. – Во всяком случае, ничего такого. Что бросает вызов.

– Это их колыбельные, – уточнил Джордан. – Так, по крайней мере, думаем мы, я и директор, не так ли, сэр?

– Директор и я, Джордан.

– Директор и я, сэр.

– Мы действительно так думаем, – директор обвел взглядом гостей. – Хотя я подозреваю, что в этом заложено и многое другое. Да, очень многое.

Клая охватило замешательство. Он просто не знал, как продолжать этот разговор. Посмотрел на своих друзей, по выражению их лиц понял, что они разделяют его чувства: не только недоумение, но и нежелание узнать больше.

А директор Ардей наклонился вперед.

– Вы позволите мне говорить откровенно? Я должен говорить откровенно, эта привычка у меня всю жизнь. Я хочу, чтобы вы помогли мне совершить здесь что-то ужасное. И отведенное на это время, боюсь, истекает, а если один такой акт ни к чему не приведет, то, не совершив его, этого не узнаешь, не так ли? Никому не известно, каким образом могут поддерживать связь между собой эти… стада. В любом случае, я не буду сидеть, сложа руки, когда эти… твари… крадут у меня не только школу, но и сам белый день. Я бы уже предпринял такую попытку, но я стар, а Джордан очень молод. Слишком молод. Кем бы они ни стали теперь, недавно они были людьми. Я не могу позволить ему принять в этом участие.

– Я могу внести мою лепту, сэр! – говорил Джордан твердо, словно, как подумал Клай, юноша-мусульманин, затягивающий на себе пояс шахида.

– Я салютую твоему мужеству, Джордан, – заверил его директор, – но не думаю, что тебе нужно принимать в этом участие, – он тепло посмотрел на мальчика, но когда повернулся к остальным, глаза его заметно посуровели. – вас есть оружие, хорошее оружие, а у меня всего лишь винтовка двадцать второго калибра, стреляющая одиночными патронами, которая, возможно, и неисправна, хотя ствол чистый… я проверял. Но, даже если ее и можно пустить в дело, патроны, которые у меня есть, возможно, давно отсырели. Зато в гараже у нас есть бензозаправка, и бензин может послужить для того, чтобы оборвать их жизни.

Должно быть, он прочитал ужас на их лицах, потому что кивнул. И для Клая он больше не выглядел добрейшим мистером Чипсом,81 потому что превратился в старейшину пуритан на картине маслом. Такой мог, не моргнув глазом, приговорить мужчину к повешению. Или отправить женщину на костер по обвинению в колдовстве.

И кивал он, прежде всего, Клаю. В этом у Клая не было ни малейших сомнений.

– Я знаю, что сейчас сказал. Я знаю, как это звучит. Но это будет не убийство, совсем не убийство. Это будет искоренение. Не в моей власти заставить вас что-либо сделать. Но в любом случае, поможете вы мне сжечь их или нет, вы должны передать мое послание.

– Кому? – выдохнула Алиса.

– Всем, кого вы встретите, мисс Максвелл, – он наклонился над остатками их трапезы, маленькие, с пронизывающим взглядом, глаза судьи, не страшащегося выносить смертные приговоры, жарко горели. – Вы должны рассказывать, что происходит с ними… с теми, кто получил адское послание по интеркому дьявола. Вы должны рассказывать об этом всем. Все, у кого украли дневной свет, должны это услышать, пока не будет слишком поздно, – он провел рукой по нижней половине лица, и Клай увидел, что его пальцы чуть трясутся. Мог бы списать это на возраст директора, но раньше никаких признаков тремора он не замечал. – Мы боимся, что скоро будет поздно. Не так ли, Джордан?

– Да, сэр, – мальчик, безусловно, думал, что ему что-то известно. На его лице отражался ужас.

– Что? Что с ними происходит? – спросил Клай. – Это как-то связано с музыкой и подсоединением друг к другу громыхалок, не так ли?

Директор вдруг сгорбился, на лице отразилась безмерная усталость.

– Они не подсоединены друг к другу. Разве вы не помните, как я сказал вам, что оба вашим предположения неверны?

– Да, но я понял, что вы имели…

– Там есть один стереопроигрыватель с установленным в нем си-ди, в этом вы, несомненно, правы. Один простой диск с компиляциями, говорит Джордан, вот почему песни повторяются снова и снова.

– Как же нам везет, – пробормотал Том, но Клай едва услышал его. Он пытался понять, что означают слова Ардея: «Они не подсоединены друг к другу». Как такое могло быть? Просто не могло.

– Эти стереосистемы, бумбоксы, если угодно, установлены вокруг поля, – продолжил директор, – и они все включены. Ночью видно, как светятся маленькие красные лампочки…

– Да, – подтвердила Алиса, – я заметила красные огонечки, но как-то оставила это без внимания.

– …но в них ничего нет… ни компакт-дисков, ни аудиокассет… и провода их не связывают. Они – рабы, которые принимают музыку с мастер-диска и ретранслируют ее.

– Если их рты открыты, музыка идет и из них, – добавил Джордан. – Очень тихая… не громче шепота… но ее можно услышать.

– Нет, – покачал головой Клай. – Это твое воображение, малыш. Такого не может быть.

– Сам я ничего не слышал, – признал Ардей, – но и слух у меня не такой острый, как в те годы, когда я был без ума Джина Винсента и «Блу кэпс».82 «Давным-давно», – как сказали бы Джордан и его друзья.

– Вы же так давно преподаете в этой школе, сэр, – в голосе Джордана слышалась нежность и привязанность.

– Да, Джордан, так оно и есть, – он хлопнул мальчика по плечу и вновь сосредоточил внимание на остальных. – Если Джордан говорит, что слышал музыку… я ему верю.

– Это невозможно, – стоял на своем Клай. – Без транслятора.

– Они и транслируют, – пояснил директор. – Эта способность, похоже, появилась у них после Импульса.

– Подождите, – Том поднял руку, словно регулировщик, опустил, начал говорить, поднял снова. Сидя рядом с директором Ардеем, Джордан пристально наблюдал за ним. Наконец, Том озвучил свою мысль. – Мы здесь говорим о телепатии?

– Как я понимаю, это не совсем le mot juste83 для определения феномена, с которым мы имеем дело, – ответил директор, – но чего цепляться к терминам? Я готов поставить все замороженные гамбургеры, которые остаются в моем холодильнике, слово телепатия уже встречалось в ваших разговорах?

– Вы выиграли, – заверил его Клай.

– Да, конечно, но стадное чувство – это другое, – указал Том.

– Потому что? – кустистые брови директора вопросительно поднялись.

– Ну, потому что… – Том замолчал, и Клай понимал, почему. Стадность – для людей поведение нехарактерное, и они знали это с того самого момента, как увидели Джорджа-механика, идущего за женщиной в грязном костюме через лужайку Тома к тротуару и мостовой Салем-стрит. Он шел так близко от нее, что мог бы укусить в шею… но не укусил. И почему? Потому что для мобилопсихов укусы закончилось, началось сбивание в стаи, стада, как ни назови.

По крайней мере, они перестали кусать своих. Если только…

– Профессор Ардей, поначалу они убивали всех…

– Да, – согласился директор. – Нам повезло, вот мы и остались живы, не так ли, Джордан?

Джордан содрогнулся, потом кивнул.

– Ученики везде бегали. Даже некоторые учителя. Убивали… кусали… выкрикивали какую-то белиберду… Я спрятался в одной из оранжерей.

– А я на чердаке этого самого дома, – добавил директор. – Наблюдал из маленького окошка за тем, как кампус… кампус, который я люблю, в полном смысле этого слова превратился в ад.

– Большинство из тех, кто не умер, убежали в центр города, – подхватил Джордан. – Теперь многие из них вернулись. Туда, – он мотнул головой в сторону поля для соккера.

– И к чему все это нас подводит? – спросил Клай.

– Думаю, вы знаете, мистер Ридделл.

– Клай.

– Хорошо, Клай. Я думаю, случившееся здесь –не временная анархия. Я думаю, это начало войны. Она будет короткой, но крайне жестокой.

– Не кажется ли вам, что вы преувеличиваете…

– Нет. Пока я основываюсь на собственных наблюдениях, моих и Джордана. нас здесь большое стадо, за которым мы имеем возможность понаблюдать. Мы видели, как они уходят и приходят, а также… скажем, отдыхают. Они перестали убивать друг друга, но продолжают убивать людей, которых мы классифицируем, как нормальных. Я называю это войной.

– Вы своими глазами видели, как они убивают нормальных? – спросил Том. Сидевшая рядом с ним Алиса открыла рюкзачок, достала «бэби найк», сжала в руке.

Директор печально посмотрел на Тома.

– Видел. К сожалению, должен сказать, что видел и Джордан.

– Мы ничем не могли помочь, – из глаз Джордана потекли слезы. – Их слишком много. Это были мужчина и женщина, понимаете? Я не знаю, что они делали в кампусе, когда уже начало темнеть, но они, конечно же, не подозревали о существовании Тонни-Филд. У нее болела нога. Он помогал ей. Они нарвались на двадцать этих, возвращавшихся из города. Мужчина пытался ее нести, – у Джордана задрожал голос. – Сам он, возможно, смог бы от них уйти, но с ней… он добрался только до Хортон-Холл. Это одно из общежитий. Там упал, и они их настигли. Они…

Джордан резко повернул голову и ткнулся лицом в пиджак старика, на этот раз темно-темно-серый. Большая рука директора, поглаживала шею и спину Джордана.

– Они, похоже, знают своих врагов, – директор словно размышлял вслух. – Возможно, эта информация содержалась в первом послании, как, по-вашему?

– Возможно, – согласился Клай. Такое предположение, увы, не противоречило здравому смысле.

– А насчет того, что они делают ночью, когда лежат неподвижно, с открытыми глазами, слушая музыку… – директор вздохнул, вытащил носовой платок из одного из карманов пиджака, буднично так вытер глаза мальчика. Клай видел, что он очень напуган, но совершенно уверен в выводе, к которому уже пришел. – Я думаю, они подзаряжаются.
15
– Вы заметили красные огоньки? – спросил директор голосом лектора, который будет услышан в самом дальнем уголке аудитории. – Я насчитал как минимум шестьдесят бум…

– Тихо! – прошипел Том. Едва сдержался, чтобы не закрыть ладонью рот старика.

Директор спокойно посмотрел на него.

– Разве вы забыли, что я говорил прошлой ночью про «музыкальные стулья», Том?

Том, Клай и Ардей стояли у турникетов, арка, ведущая к Тонни-Филд, находилась у них за спинами. Алиса и Джордан, по взаимной договоренности, остались в Читем-Лодж. Над футбольным полем подготовительной школы звучала джазовая аранжировка песни «Девушка из Ипанемы». Клай подумал, что для мобилопсихов это, должно быть, самая крутая музыка.

– Нет, – ответил Том. – Пока музыка продолжает играть, опасаться нам нечего. Я просто не хочу стать тем парнем, которому перегрызет горло страдающее бессонницей исключение из общего правила.

– Такого не будет.

– С чего такая уверенность, сэр? – спросил Том.

– Потому что, уж простите за маленькой литературный каламбур, то, что мы видим, нельзя называть сном. Пошли.

Он двинулся вниз по бетонному пандусу, по которому игроки когда-то выходили на поле, заметил, что Клай и Том не решатся сдвинуться с места, выжидающе посмотрел на них.

– Обрести новые знания без риска невозможно, а в сложившейся ситуации знания, я бы сказал, решающий фактор. Пошли.

Они последовали за постукиванием его трости вниз по пандусу, к футбольному полю. Клай шел чуть впереди Тома. Да, он видел горящие индикаторы питания бумбоксов, установленных по периметру. И их действительно была порядка шестидесяти-семидесяти. Больших переносных стереопроигрывателей, разделенных десятью или пятнадцатью футами. И вплотную к каждому лежали тела. От вида этих тел, залитых лунным светом, глаза лезли на лоб. Не наваленных друг на друга – каждое занимало свой клочок травы, но лежали они вплотную, не пропадало ни единого квадратного дюйма. А с учетом переплетенных рук создавалось ощущение, все поле покрыто бумажными куклами, уложенными ряд за рядом, а музыка поднималась к темному небу («Вроде той, что обычно слышишь в супермаркете», – подумал Клай). Поднималось и кое-что еще: запах грязи, гниющих овощей и фруктов, немытых тел и человеческих испражнений.

Директор обошел футбольные ворота. Их оттащили от поля, перевернули, сетку порвали. Здесь, у границы человеческого моря, лежал мужчина лет тридцати, с ранками от укусов на одной руке, поднимающимися к рукаву футболки с надписью «NASCAR». Ранки воспалились. В пальцах правой руки он держал красную бейсболку, которая заставила Клая вспомнить о крошечной кроссовке Алисы. Мужчина тупо смотрел на звезды, а Бетт Милдер вновь запела о ветре под ее крыльями.

– Привет! – хрипло и пронзительно воскликнул директор. Приставил набалдашник трости к животу мужчины, давил, пока мужчина не пернул. – Привет, я говорю!

– Прекратите! – буквально простонал Том.

Директор, поджав губы, удостоил его пренебрежительного взгляда, потом всунул набалдашник трости в бейсболку, которую держал мужчина. Двинул тростью. Бейсболка отлетела на десять футов и приземлилась на лицо женщины средних лет. Клай, словно зачарованный, наблюдал, как бейсболка чуть соскользнула, и из-под нее показался один раскрытый, немигающий глаз.

Мужчина, словно в замедленной съемке, приподнялся, пальцы, совсем недавно державшие бейсболку, сжались в кулак. Мужчина вновь упал на траву и затих.

– Он думает, что все еще держит ее, – прошептал Клай.

– Возможно, – ответил директор, безо всякого интереса. Ткнул тростью в одну из воспалившихся ран. Должно быть, боль была страшная, но мужчина не отреагировал, продолжал смотреть в небо, а Бетт Мидлер передала эстафету Дину Мартину.84 – Я могу пробить тростью его шею, но он не попытается меня остановить. И лежащие рядом не поднимутся на его защиту, хотя днем, я в этом не сомневаюсь, разорвали бы меня на куски.

Том присел на корточки у одного геттобластера.

– Батарейки в него вставлены. Я сужу по весу.

– Да. Во все. Батарейки им, похоже, нужны, – директор задумался, потом добавил, хотя Клай полагал, что мог бы и обойтись без этого уточнения. – Во всяком случае, пока.

– Мы можем подчистить их ряды, не так ли? – спросил Клай. – Можем сократить их число так же, как охотники в 1880-х сокращали число странствующих голубей.

Директор кивнул.

– Вышибали их маленькие мозги, как только они садились на землю, да? Удачная аналогия. Но от меня с моей тростью пользы мало. Да и у вас, боюсь, с автоматическим оружием, особого результата не будет.

– В любом случае, у меня нет столько патронов. Тут… – Клай обвел взглядом распростертые тела. От этого зрелища заболела голова. – Тут их шестьсот или семьсот. Не считая тех, кто под трибунами.

– Сэр? Мистер Ардей? – обратился к директору Том. – Когда вы… как вы впервые…

– Как я впервые определил глубину транса? Вы спрашиваете об этом?

Том кивнул.

– Я в первую же ночь вышел, чтобы посмотреть на них. Стадо было гораздо меньше, и меня тянуло сюда исключительно неуемное любопытство. Джордана со мной не было. Боюсь, переход на ночное бодрствование дается ему тяжело.

– Вы рисковали жизнью, знаете ли, – заметил Клай.

– Я ничего не мог с собой поделать, – ответил директор. – Меня словно загипнотизировали. Я быстро понял, что они без сознания, пусть глаза у них и открыты, а несколько простых экспериментов с тростью позволили подтвердить их состояние.

Клай подумал о хромоте директора, подумал о том, чтобы спросить, а понимал ли он, что с ним произойдет, если бы его догадка оказалась неверной и они бросились бы на него, но придержал язык. Директор, без сомнения, лишь повторил бы только что сказанное: обрести новые знания без риска невозможно. Джордан был прав, они имели дело с представителем очень старой школы. Клаю определенно не хотелось бы стать четырнадцатилетним учеником этой школы, которого вызвали на ковер к директору.

Ардей тем временем смотрел на него, качая головой.

– Шесть или семь сотен – сильно заниженная оценка, Клай. Это же стандартное поле для соккера. Шесть тысяч квадратных ярдов.

– И сколько же их?

– Учитывая плотность, с которой они лежат? Как минимум, тысяча.

– Но в действительности здесь их сейчас нет, правда? Вы в этом уверены.

– Уверен. А возвращаются они… и с каждым днем все в большей степени, не такими, как были. То есть уже не людьми. Джордан говорит то же самое, и глаз у него острый, можете мне поверить.

– Теперь мы можем идти в Лодж? – спросил Том. По голосу чувствовалось, что ему нехорошо.

– Конечно, – согласился директор.

– Одну секунду, – Клай опустился на колено рядом с молодым мужчиной в футболке с надписью «NASCAR». Ему не хотелось этого делать (он не мог не думать о том, что рука, которая держала красную бейсболку, схватит его), но он пересилил себя. Ближе к земле вонь значительно усилилась. Он-то думал, что привыкает к ней, но ошибся.

– Клай, что ты…

– Помолчи, – Клай наклонился к приоткрытому рту мужчины. Замялся, но заставил себя наклониться еще ниже, пока не увидел тусклый блеск слюны на нижней губе. Поначалу подумал, что ему это прислышалось, но еще два дюйма – он уже мог бы поцеловать эту неспящую тварь – развеяли последние сомнения.

«Очень тихая, – говорил Джордан, – …не громче шепота… но ее можно услышать».

Клай ее услышал, и, непонятно каким образом, но слова, доносящиеся изо рта мужчины, на слог или два опережали бумбоксы: Дин Мартин пел «Все когда-то кого-то любят».

Он распрямился, чуть не вскрикнув от похожего на пистолетный выстрел треска коленных суставов. Том, подняв фонарь, пристально смотрел на него.

– Что? Что? Ты же не собираешься сказать, что мальчонка…

Клай кивнул.

– Пошли. Пора возвращаться.

Когда половина пандуса осталась позади, он схватил директора за плечо. Ардей повернулся к нему, подобное обращение не вызвало у него возражений.

– Вы правы, сэр. Мы должны избавиться от них. Уничтожить, как можно больше и как можно быстрее. Это, возможно, наш единственный шанс. Или вы думаете, что я не прав?

– Нет, – покачал головой Ардей. – К сожалению, я так не думаю. Как я и говорил, это война, или я верю, что это война, а на войне врагов убивают. Почему бы нам не вернуться в дом и не обговорить наши дальнейшие действия? Можем даже выпить горячего шоколада. Я, пожалуй, капну в свой бурбона, что взять с варвара?

На вершине пандуса Клай еще раз обернулся. Тонни-Филд куталось в темноте, но звездного света хватало, чтобы разглядеть ковер тел, устилающий футбольное поле от кромки до кромки, от края до края. Он подумал, что и не понял бы, на что смотрит, если бы не побывал рядом, но осознав, с чем имеешь дело… осознав, с чем имеешь дело…

Его глаза сыграли с ним забавную шутку, и он словно увидел, что они дышат (все восемьсот или тысяча), как единый организм. Зрелище это так испугало его, что он чуть ли не бегом бросился догонять Тома и директора Ардея.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов