Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница17/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37

16
Директор приготовил на кухне горячий шоколад и они пили его в гостиной, при свете двух газовых ламп. Клай подумал, что старик предложит чуть позже вновь выйти на Академическую авеню и привлечь новых добровольцев в армию Ардея, но тот, похоже, решил, что людей ему хватит.

Бензоколонка находилась в гараже, сказал им директор, и бензин она качала из расположенного выше напорного бака объемом в четыреста галлонов. Так что им требовалось лишь вынуть затычку. В теплицах были передвижные опрыскиватели на тридцать галлонов каждый. Как минимум, дюжина. Они могли загрузить опрыскиватели в пикап, а потом, по одному из пандусов подвезти их к футбольному полю…

– Подождите, – остановил его Клай. – Прежде чем мы начнем обговаривать наши практические действия, я бы хотел услышать их теоретическое обоснование, сэр, если оно у вас есть.

– Теории, разумеется, нет, – ответил старик. – Но Джордан и я кое-что повидали, у нас есть интуиция, мы провели кое-какие эксперименты…

– Я завернут на компьютерах, – Джордан отпил из кружки горячего шоколада. Клай нашел обаятельным это уверенное, без тени улыбки, заявление мальчика. – Абсолютный Макнерд.85 Увлекался ими всю жизнь, насколько себя помню. Так вот, эти существа проходят повторную первичную загрузку, все так. У них на лбах может мигать: «ПОЖАЛУЙСТА, ПОДОЖДИТЕ. ИДЕТ УСТАНОВКА НОВОЙ ОПЕРАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ».

– Я тебя не понимаю, – признался Том.

– А я понимаю, – подала голос Алиса. – Джордан, ты думаешь, что Импульс был не просто Импульсом, так? Все, кто его услышал… у них стерлись жесткие диски?

– Именно, – кивнул Джордан.

Том в недоумении посмотрел на Алису. Только Клай знал, что Том далеко не тупица, и не верил, что Том так тормозит.

– У тебя был компьютер, – сказала Алиса. – Я видела его в твоем маленьком кабинете.

– Да…

– И ты устанавливал программы, так?

– Конечно, но… – Том замолчал, смотрел на Алису. Она – на него. – Их мозги? Ты говоришь про их мозги?

– А что, по-вашему, представляет собой мозг? – спросил Джордан. – Большой жесткий диск. С органическими микросхемами. Никто не знает, на сколько байтов. Гига86 в энной степени. Бесконечное число байтов, – он поднес руки к ушам, маленьким и аккуратно вылепленным. – Между этими руками.

– Я в это не верю, – говорил Том тихо, лицо перекосила гримаса. А Клай подумал, что он верит. Вспоминая безумие, охватившее Бостон, не мог не признать, что высказанная версия очень убедительна. И такая жуткая: миллионы, может, миллиарды мозгов вычищены одновременно, точно так же, как сильный магнит мог вычистить жесткий диск на компьютерах старых моделей.

Он также вспомнил фею Темную, подругу девочки с сотовым телефоном цвета перечной мяты. «Ты кто? Что происходит? – выкрикнула фея Темная. – Ты кто? Кто я?» А потом начала лупить себя рукой по лбу, врезалась лицом в фонарный столб, не один раз, дважды, сведя на нет дорогостоящие плоды труда ортодонта.

«Ты кто? Кто я?»

И это был не ее сотовый телефон. Она лишь прислушивалась к разговору и не получила полной дозы.

Клай, который мыслил, скорее, образами, чем словами, теперь визуализировал компьютерный экран, заполненный этими словами: «ТЫ КТО КТО Я ТЫ КТО КТО Я ТЫ КТО КТО Я ТЫ КТО КТО Я…» – и, наконец, в самом низу, мрачное и не требующее доказательств, как и судьба феи Темной:

^ ОТКАЗ СИСТЕМЫ

Фея Темная – частично стертый жесткий диск? Ужасно, но, похоже, правда.

– Я защищал диплом по английской литературе, но в молодости увлекался психологией, – сообщил им директор. – Начал, разумеется, с Фрейда, все начинают с Фрейда… потом Юнг… Адлер… потом стал закапываться все глубже и глубже. И получилось, что за всеми теориями о том, как работает мозг, стоит более великая теория – Дарвина. По терминологии Фрейда, выживание – первичная директива, выраженная идеей ида. У Юнга выживание это еще более величественная идея о том, что сознанием обладает кровь. Никто из них, думаю, не стал бы оспаривать следующее утверждение: если сознательные мысли, память, способность размышлять логически разом вытравить из человеческого мозга, то останется что-то чистое и ужасное.

Директор помолчал, ожидая комментариев. Никто не произнес ни слова. Директор кивнул, словно ничего другого и не ожидал, продолжил.

– Хотя ни фрейдисты, ни юнгианцы однозначно этого не сказали, судя по их работам, можно предполагать, что у нас есть некая основа, некая базовая волна или, если говорить на языке, более привычному Джордану, некая единственная строчка в записанной программе, которую стереть невозможно.

– ПИ-ди, – кивнул Джордан. – Первичная директива.

– Да, – согласился директор. – Если дойти до самого дна, то наш вид вовсе не Человек разумный. Наша основа – безумие. И Дарвин, друзья мои, из вежливости не сказал следующее: мы стали властителями земли не потому, что были самыми умными, и даже не потому, что были самыми злобными. Нет, причина в том, что в джунглях мы были самыми безумными, самыми кровожадными сукиными детьми. И эту нашу особенность Импульс обнажил пятью днями раньше.
17
– Я отказываюсь верить, что мы были безумцами и убийцами, – заявил Том. – Господи, а как же Пантеон? Давид Микеланджело? Табличка на Луне, на которой написано: «Мы пришли с миром от имени всего человечества?»

– На табличке есть также имя Ричарда Никсона, – сухо заметил Ардей. – Квакера, но едва ли человека мира. Мистер Маккорт… Том… меня нисколько не интересует суд над человечеством. Будь у меня такие намерения, я бы указал, что на каждого Микеланджело был маркиз де Сад, на каждого Ганди – Эйхман, на каждого Мартина Лютера Кинга – Осама бен Ладен. Давайте скажем так: человек стал властителем планеты благодаря двум своим особенностям. Первая – это разум. Вторая – абсолютное стремление убить всех и вся, кто попадается на пути.

Он наклонился вперед, оглядывая остальных сверкающими глазами.

– Разуму человечества в конце концов удалось взять верх над присущим человечеству инстинктом убийцы, здравомыслие возобладало над свойственными человечеству приступами безумия. И это тоже ради выживания. Я уверен, что последний раз эти две особенности столкнулись в октябре 1963 года, из-за нескольких ракет на Кубе, но это дискуссия для другого дня. Факт в том, что большинство из нас подавляли худшее в нас до того момента, как к нам поступил Импульс и стер все, кроме нашей жуткой основы.

– Кто-то выпустил тасманского дьявола из клетки, – пробормотала Алиса. – Кто?

– И это нас совершенно не должно волновать, – ответил директор. – Подозреваю, они понятия не имели, что творят… или как много натворили. Отталкиваясь от результатов торопливых экспериментов, которые проводились в течение нескольких лет… а может, и месяцев… они, возможно, думали, что выпускают на свободу разрушительный шторм терроризма. Вместо этого спровоцировали цунами невообразимого насилия, и насилие это мутирует. Пусть нынешние дни и кажутся ужасными, но вполне возможно, потом мы будем воспринимать их затишьем между двумя ураганами. Эти дни могут также быть нашим единственным шансом что-либо изменить.

– Как насилие может мутировать? – спросил Клай.

Директор не ответил. Повернулся к двенадцатилетнему Джордану.

– Прошу вас, молодой человек.

– Да. Хорошо, – Джордан помолчал, собираясь с мыслями. – Наше сознание использует только крошечную часть потенциала нашего мозга. Вы это знаете, так?

– Да, – в голосе Тома слышались нотки негодования. – Я об этом читал.

Джордан кивнул.

– Даже если добавить безусловные рефлексы плюс все бессознательное, сны, интуицию, сексуальное влечение и все такое, наш мозг работает практически вхолостую.

– Холмс, вы меня удивляете, – вставил Том.

– Не остри, Том! – одернула его Алиса, и Джордан широко ей улыбнулся.

– Я не острю. Парень-то он толковый.

– Так оно и есть, – сухо заметил директор. – У Джордана, возможно, возникают проблемы с английским языком и литературой, – но он получил стипендию на обучение в нашей Академии не за красивые глаза, – заметив смущение мальчика, похлопал его по плечу. – Продолжай, пожалуйста.

– Ну… – Джордан запнулся, потерял, нить, Клай это видел, но быстро ее нашел. – Если представить наш мозг жестким диском, то он практически пуст, – и опять поняла Джордана только Алиса. – Скажем так, если вызвать на экран «Свойства» диска, то информационная строка скажет следующее: «2 ПРОЦЕНТА ИСПОЛЬЗУЕТСЯ, 98 ПРОЦЕНТОВ СВОБОДНЫ». Никто не представляет себе, зачем нужны эти девяносто восемь процентов, но потенциал-то огромен. Возьмите, к примеру, людей перенесших инсульт… им удается вновь получить доступ к ранее спящим зонам мозга, чтобы вновь научиться ходить и говорить. То есть в мозге задействуются новые проводящие пути, в обход поврежденных участков. Свет зажигается в тех же зонах мозга, но с другой стороны.

– Тебя этому учили? – спросил Клай.

– Это естественный результат моего увлечения компьютерами и кибернетикой, – Джордан пожал плечами. – Опять же, я начитался киберпанковской фантастики. Уильям Гибсон, Брюс Стерлинг, Джон Ширли…

– Нил Стефенсон? – спросила Алиса.

Джордан просиял.

– Нил Стефенсон – бог.

– Вернемся к посланию, – вмешался директор, строго, но… мягко.

Джордан пожал плечами.

– Если вы стираете жесткий диск, он не может восстановиться спонтанно… разве что в романе Грега Бира, – он вновь улыбнулся, на этот раз быстро и, как показалось Клаю, нервно. Часть улыбки предназначалась Алисе, которая просто потрясла паренька. – Люди – другие.

– Но есть же гигантская разница между способностью вновь научиться ходить и способностью телепатически подключать бумбоксы, – подал голос Том. – Между первым и вторым бездонная пропасть, – он определенно смущался, произнося слово «телепатически». Думал, что его поднимут на смех. И напрасно.

– Да, но человек, даже перенесший тяжелый инсульт, разительно отличается от тех, кто разговаривал по мобильникам, когда прошел Импульс, – ответил Джордан. – Я и директор… директор и я думаем, что Импульс не только стер из мозгов людей все, кроме нестираемой первичной директивы, но и что-то включил. Что-то такое, что сидело в нас миллионы лет, пребывало на девяносто восьми процентах жесткого диска, которые оставались свободными.

Рука Клая легла на рукоятку револьвера, который он поднял с пола кухни Бет Никерсон.

– Пусковой механизм, – произнес он.

Джордан вновь просиял.

– Да, именно! Мутационный пусковой механизм. Этого бы никогда не случилось, если бы не тотальное промывание мозгов, вызванное Импульсом. И то, что сейчас проявляется, то, что развивается в этих людях… только они больше не люди, и то, что в них развивается…

– Это единое существо, – прервал его директор. – Таково наше общее мнение.

– Да, но это нечто большее, чем просто стадо, – продолжил Джордан. – То, что они могут делать с си-ди плеерами, возможно, только начало. Так маленький мальчик учится надевать ботинки. Подумайте о том, что они смогут делать через неделю. Через месяц. Через год.

– Ты можешь ошибаться, – голос Тома чуть не трескался, как засохший сучок.

– Он может быть прав, – возразила Алиса.

– Я уверен, что он прав, – директор отпил горячего шоколада, сдобренного бурбоном. –Разумеется, я старик, и мое время в любом случае практически истекло. Я подчинюсь любому решению, принятому вами, – короткая пауза. Взгляд директора сместился с Клая на Тома, с Тома – на Алису. – Если, естественно, это будет правильное решение.

– Стада попытаются слиться вместе, знаете ли, – добавил Джордан. – Если они пока не слышат друг друга, то скоро обязательно услышат.

– Ерунда, – голосу Тома недоставало уверенности. – Сказки про призраков.

– Возможно, – не стал спорить Клай, – но тут есть о чем подумать. На данный момент ночи принадлежат нам. А если они решат, что могут спать меньше? Или придут к выводу, что не боятся темноты?

Какое-то время все молчали. За окнами поднялся ветер. Клай маленькими глоточками пил горячий шоколад, который никогда раньше не был таким горьким, да и к тому же совсем остыл. Когда поднял голову, увидел, что Алиса отставила кружку и вновь ухватилась за свой талисман, «бэби найк».

– Я хочу их уничтожить, – сказала она. – Тех, что лежат сейчас на футбольном поле, я хочу их уничтожить. Я не говорю, убьем их, потому что Джордан прав, хотя я уверена, что он прав, и я не хочу сделать это ради человечества. Я хочу это сделать ради моих матери и отца, потому что отец тоже ушел. Знаю, что ушел, я это чувствую. Я хочу сделать это ради моих подруг, Викки и Тесс. Моих близких подруг, но у них были мобильники, они не расставались с ними, и я знаю, на кого они сейчас похожи и где спят: возможно, на таком же гребаном футбольном поле, – покраснев, она посмотрела на директора. – Извините, сэр.

Директор отмахнулся, полагая извинения излишними.

– Можем мы это сделать? – спросила его Алиса. – Мы можем их убить?

Чарльз Ардей, который заканчивал свою карьеру в Гейтенской академии в должности директора, когда рухнул мир, обнажил тронутые временем зубы в улыбке, которую Клай с превеликим удовольствием перенес бы на бумагу: в ней не было ни грана жалости.

– Мисс Максвелл, мы можем попытаться, – ответил он.
18
В четыре часа следующего утра Том Маккорт сидел на столе для пикника между двух теплиц Гейтеновской академии, которые серьезно пострадали после Импульса. Ноги его, в кроссовках «рибок», которые он надел еще в Молдене, стояли на скамье, голова лежала на руках, отдыхавших на коленях. Ветер тащил его волосы сначала в одну сторону, потом в другую. Алиса сидела по другую сторону стола, положив подбородок на руки, и лучи нескольких фонарей, окрашивали ее лицо в чересполосицу световых пятен и теней. Яркий свет придавал красоты лицу Алисы, несмотря на ее очевидную усталость. В таком возрасте любой свет может только льстить. Директор, сидевший рядом с ней, выглядел вымотанным донельзя. В ближайшей из теплиц две лампы Коулмана «плавали», как не нашедшие покоя души.

Затем лампы появились у ближнего торца теплицы. Клай и Джордан воспользовались дверью, несмотря на огромные дыры в обеих стенах теплицы. Несколько мгновений спустя Клай уже сидел рядом с Томом, а Джордан занял привычное место при директоре. От мальчика пахло бензином и удобрением, а еще сильнее – подавленностью. Клай бросил на стол несколько связок ключей. По его разумению, они могли оставаться здесь до того дня, как четырьмя тысячелетиями позже их найдет какой-нибудь археолог.

– Я сожалею, – мягко сказал директор Ардей. – Казалось, что все так просто.

– Да, – согласился Клай. Действительно, казалось, что все просто: наполнить тепличные опрыскиватели бензином, загрузить их в кузов пикапа, отвезти к Тонни-Филд, распылись бензин на поле и лежащих на нем людей, бросить горящую спичку. Он подумал, не сказать ли Ардею, что иракская авантюра Джорджа Буша поначалу, вероятно, выглядела такой же простой (наполнить опрыскиватели, бросить спичку), но не сказал. Чего сыпать соль на раны?

– Том? – спросил Клай. – Ты в порядке? – он уже понял, что выносливость Тома оставляет желать лучшего.

– Да, просто устал, – Том поднял голову, улыбнулся Клаю. – Не привык к ночным вахтам. Что теперь будем делать?

– Полагаю, пойдем спать, – ответил Клай. – До зари сорок минут или чуть больше, – на востоке небо уже начало светлеть.

– Это несправедливо! – воскликнула Алиса, сердито потерла щеки. – Несправедливо, мы так старались!

Они старались, ничего не давалось легко. Каждая маленькая (а в итоге бессмысленная) победа давалась в результате изнурительной борьбы с обстоятельствами, которые определенно складывались не в их пользу. Какая-то часть Клая хотела винить в этом директора… а также его самого, за то, что он с ходу принял выдвинутое Ардеем предложение использовать опрыскиватели, даже не попытавшись дать ему критической оценки. Другая часть теперь думала, что план престарелого преподавателя английского языка и литературы залить бензином и поджечь футбольное поле чем-то напоминал атаку с ножом на пулеметное гнездо. И, однако… да, идея казалась хорошей.

Пока не обнаружилось, что помещение с топливным баком заперто на замок. Они провели чуть ли не полчаса в кабинете начальника гаража, в свете фонарей перебирая немаркированные ключи на доске, висевшей на стене позади стола начальника. Нужный ключ, от двери хранилища бензина, в конце концов, нашел Джордан.

Там они выяснили, что «просто вынуть затычку» – из другой оперы. Это была крышка, а не затычка. И, как и хранилище, в котором стоял бак, запертая на ключ. Последовало возвращение в кабинет, еще один лихорадочный поиск, но в результате они вернулись к баку вместе с соответствующим ключом. И тут Алиса указала на очевидное: поскольку горловина87 с крышкой находились под баком, для того, чтобы бензин вытекал под собственным весом, отсутствие шланга или сифона приведет к потопу. Еще час они искали шланг, который мог бы подойти к горловине, но безрезультатно. Том нашел маленькую воронку, и от этой находки у них едва не случилась истерика.

Поскольку ни на одном ключе не было маркировки (во всяком случае, маркировки, понятной тем, кто не работал в гараже), поиск нужного набора автомобильных ключей вновь потребовал применения метода проб и ошибок. На этот раз, правда, дело пошло быстрее, потому что автомобильный парк составлял всего из восьми грузовиком и пикапов, припаркованных позади гаража.

Наконец, они переместились в теплицы. Где обнаружили, что опрыскивателей не дюжина, а только восемь, и каждый рассчитан на десять галлонов, а не на тридцать. Они могли бы наполнить их из бака с бензином, пусть при этом и вымокли бы до нитки, но в результате получили бы лишь восемьдесят галлонов, которые потом предстояло распылить над футбольным полем. Именно осознание того, что уничтожить тысячу мобилопсихов жалкими восемьюдесятью литрами бензина невозможно, и привело Тома, Алису и директора к столу для пикника. Клай и Джордан, проявили большее упорство, отправившись на поиски более крупных опрыскивателей, но их ждало разочарование.

– Мы нашли несколько маленьких опрыскивателей, – доложил Клай об их успехах. – Вы знаете, похожих на водяные пистолеты.

– А кроме того, – добавил Джордан, – большие опрыскиватели заполнены растворами пестицидов или жидким удобрением. Сначала их придется опорожнить, а для этого потребуются респираторы, чтобы мы не отравились.

– Реальность кусается, – уныло констатировала Алиса.. Посмотрела на крошечную кроссовку, убрала в карман.

Джордан взял ключи, которые они подобрали к одному из пикапов.

– Мы можем съездить в центр города. В магазин «Надежная техника для сада и огорода». У них наверняка есть распылители.

Том покачал головой.

– До центра больше мили и дорога забита брошенными или поврежденными автомобилями. Мы сможем объехать некоторые, но не все. И по лужайкам проехать не удастся. Дома стоят слишком близко друг к другу и к улице. Вот почему все идут пешком, – они встречали людей на велосипедах, но нечасто. Даже с фонариком быстрая езда таила в себе опасность.

– А не удастся проехать в центр по боковым улочкам? – спросил директор.

– Полагаю, мы сможем попытаться реализовать этот вариант следующей ночью, – ответил Клай. – Сначала пешком проверить маршрут, потом вернуться за пикапом, – он помолчал. – Наверное, в этом магазине должны быть и шланги.

– В твоем голосе не слышно энтузиазма, – заметила Алиса.

Клай вздохнул.

– Нужно совсем ничего, чтобы перегородить боковую улочку. Даже при удаче завтра нам придется попотеть куда больше, чем сегодня. Не знаю, может, все представляется таким мрачным, потому что мне нужно отдохнуть.

– Разумеется, поэтому, – согласился директор, но в голосе слышались нотки обреченности. – Нам всем нужно отдохнуть.

– Как насчет автозаправочной станции по другую сторону улицы? – спросил Джордан без особой надежды.

– Какой автозаправочной станции? – встрепенулась Алиса?

– Он говорит о «СИТГО», – ответил директор. – Та же проблема, Джордан. Много бензина в резервуарах под насосами, но нет электричества. И я сомневаюсь, что у них много пустых емкостей, разве что несколько канистр на два и пять галлонов. Я действительно думаю… – он так и не сказал, о чем действительно думал. – Что такое, Клай?

Клай вспоминал трио, которое прохромало впереди них мимо заправочной станции, один мужчина поддерживал женщину за талию.

– «Роща на Академической» корпорации «СИТГО». Так называется заправка?

– Да…

– Но они, думаю, продавали не только бензин, – он не просто думал – знал. Потому что на территории автозаправочной станции стояли два грузовика с цистернами. Он их заметил, но не обратил на них внимания. Тогда не обратил. Не было повода.

– Я не знаю, о чем вы… – начал директор, замолчал. Встретился взглядом с Клаем. Выщербленные зубы вновь обнажились в уже знакомой безжалостной улыбке. – Ох! Ох! Господи! Ну, конечно!

Том в недоумении переводил взгляд с одного на другого. Алиса следовала его примеру. Джордан просто ждал.

– Может, объясните нам, о чем вы толкуете? – спросил Том.

Клай собрался объяснить, уже успел составить план, который не мог не сработать, ему не терпелось поделиться своими задумками с остальными, когда музыка на Тонни-Филд смолкла. Не резко отключилась, как обычно бывало, когда мобилопсихи просыпались по утрам, а смолкала постепенно, словно кто-то бросил бумбокс в лифтовую шахту.

– Рановато они сегодня, – прошептал Джордан.

Том сжал руку Клаю.

– Тут что-то не так. И один из этих чертовых геттобластеров продолжает играть. Я его слышу, очень слабо.

Клай знал, что ветер, и довольно сильный, дул со стороны футбольного поля, потому что в воздухе стоял запах гниющей еды, разлагающейся плоти, сотен немытых тел. И ветер также приносил с собой мелодию «Прогулки слоненка» в исполнении Лоренса Уэлка и его Шампань-мюзик-мейкерс.

Потом, откуда-то с северо-запада (может с расстояния в десять миль, может – в тридцать, в зависимости от того, на какое расстояние мог перенести его ветер) донесся особенный, протяжный стон. Наступила тишина… которая длилась, пока не проснувшиеся, неспящие существа на футбольном поле не ответили таким же стоном. Только более громким. И стон этот, прямо-таки рев, вознесся к черному звездному небу.

Алиса прикрыла рот рукой. Крошечная кроссовка подпрыгнула. Глаза девушки вылезли из орбит. Джордан обеими руками обнял директора за талию, уткнулся лицом в бок старика.

– Посмотри, Клай! – Том поднялся и поспешил к концу прохода между теплицами, рукой указывая на небо. – Ты видишь? Господи, ты видишь?

На северо-западе, откуда пришел этот далекий стон, на горизонте расцвело красно-оранжевое зарево. них на глазах оно усиливалось, ветер вновь принес этот ужасный звук… и опять на него с Тонни-Филд ответили таким же, но только более громким звуком.

Алиса присоединилась к ним, потом директор, который подошел, обнимая Джордана за плечи.

– Что это там? – спросил Клай, указывая на зарево, которое уже начало слабеть.

– Это в Гленс-Фоллс, – пояснил директор. – А может, в Литтлтоне.

– Где бы это ни было, это креветка на гриле, – сказал Том. – Они горят. И наше стадо это знает. Они услышали.

– Или почувствовали, – уточнила Алиса. Содрогнулась всем телом, потом выпрямилась в полный рост, губы разошлись в злобном оскале. – Я надеюсь, что почувствовали!

Словно в ответ с Тонни-Филд донесся еще один стон: множество голосов слились в крик сочувствия и, возможно, разделенной агонии. Один бумбокс (мастер-бумбокс, предположил Клай, в котором стоял компакт-диск) продолжал играть. А десятью минутами позже к нему присоединились и остальные. Музыка (на этот раз «Рядом с тобой» в исполнении группы «Карпентеры»88) постепенно набрала силу, точно так же, как недавно стихала. К этому времени директор Ардей, опираясь на трость и заметно прихрамывая, вел их к Читэм-Лодж. Вскоре музыка замолчала снова… но на этот раз просто выключилась, как и в предыдущее утро. Издалека, пролетев Бог знает сколько миль, донесся слабый звук выстрела. А потом мир вдруг совершенно затих, дожидаясь, пока ночь уступит место дню.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов