Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница22/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   37

30
Когда крики и вопли, наконец-то, смолкли, Алиса, поникнув головой, тихонько стояла между Томом и Клаем. Оба автоматических пистолета она положила на столик в холле, у входной двери, предназначавшийся для брифкейсов и шляп. Джордан держал ее за руку, во все глаза глядя на Порватого и ему подобных, застывших у лестницы на крыльцо. Пока мальчик не заметил отсутствия директора. Клай знал, что произойдет это в самом скором времени, а потом их ждала очередная жуткая сцена этого ужасного дня.

Порватый выступил вперед и чуть поклонился, держа руки по швам, словно говоря: «К вашим услугам». Потом поднял голову и протянул руку к Академическому склону и улице за ним. При этом смотрел на маленькую кучку людей у открытой двери, за скульптурой из расплавившихся и обгоревших бумбоксов. Для Клая его послание не составило тайны: «Дорога ваша. Уходите».

– Может, мы и уйдем, – ответил он. – А пока давай проясним один момент. Я уверен, вы можете нас убить, если возникнет такое желание, народу у вас для этого хватит, но учти, что завтра руководить всем этим будет кто-то другой. Потому что я лично позабочусь о том, чтобы ты остался здесь навсегда.

Порватый поднял руки к щекам, глаза у него округлились: «Кто бы мог подумать!» Лица остальных оставались бесстрастными, как у роботов. Клай еще несколько мгновений смотрел на Порватого, потом мягко закрыл дверь.

– Извините, – выдохнула Алиса. – Просто не могла стоять и слушать, как они кричат.

– Все нормально, – ответил ей Том. – Мы целы и невредимы. И опять же, они принесли мисс Кроссовку.

Алиса посмотрела на крохотную вещицу.

– Как они выяснили, что это сделали мы? Они могут это чувствовать, как ищейки чувствуют запах?

– Нет, – Джордан уже сидел на стуле рядом с подставкой для зонтов, маленький, осунувшийся, безмерно уставший. – Это их способ сказать, что они все про нас знают. По крайней мере, я так думаю.

– Да, – кивнул Клай. – Я готов спорить, они знали, что это сделали мы, еще до того, как пришли сюда. Вытащили это из наших мыслей, как мы вытащили его лицо из наших снов.

– Я не… – начала Алиса.

– Потому что ты просыпалась, – пояснил Том. – Полагаю, ты его еще и увидишь, и услышишь, – он помолчал. – Если ему будет, что сказать. Ничего не понимаю, Клай. Мы это сделали. Мы это сделали, и они знали, что мы это сделали, я в этом убежден.

– Да, – кивнул Клай.

– Тогда зачем убивать невинных путников, если им было также легко… скажем, почти также легко ворваться сюда и убить нас? Я хочу сказать, что понимаю концепцию ответного удара, но я не вижу смысла…

И вот тут Джордан соскользнул со стула и тревожно огляделся.

– Где директор?
31
Клай догнал Джордана, но лишь на лестничной площадке второго этажа.

– Постой, Джордан.

– Нет, – лицо мальчика побледнело еще больше, на нем отражался ужас. Волосы торчали во все стороны, и Клай предположил, что Джордану просто пора стричься, но казалось, что все они встали дыбом. – Со всем этим грохотом он должен был спуститься. Он был бы с нами, но с ним что-то случилось, – губы его задрожали. – Помните, как вчера он потирал бок? Что, если жжение в желудке не прекратилось?

– Джордан…

Мальчик не слышал, и Клай мог поспорить, что он напрочь забыл и про Порватого, и про мобилопсихов, которые пришли с ним, во всяком случае, на какое-то время. Вырвался из руки Клая и побежал по коридору, крича: «Сэр! Сэр!», – а со стен на него хмурились прежние директора Гейтенской академии, занимавшие эту должность в девятнадцатом и двадцатом веках.

Клай посмотрел вниз. На помощь Алисы рассчитывать не приходилось, она сидела у лестницы, опустив голову, и смотрела на эту гребаную кроссовку, словно на череп Йорика, а вот Том начал медленно подниматься на второй этаж.

– Все будет плохо? – спросил он Клая.

– Ну… Джордан думает, что директор присоединился бы к нам, если бы с ним ничего не случилось, и я склонен думать…

Джордан начал кричать. Эти пронзительные крики вонзались в голову Клая, как стрелы. Так что первым к мальчику побежал Том. Клай застыл на лестничной площадке в конце коридора, простоял не меньше трех, но возможно, не больше семи секунд, терзаемый мыслью: «Так не кричат, если находят человека, который выглядит так, словно умер от инфаркта. Старик, наверное, где-то дал маху. Может, принял не те таблетки». Он уже миновал половину коридора, когда услышал крик потрясенного Тома: «Господи Джордан не смотри», – слова практически слились в одно.

– Подожди! – позвала Алиса, но Клай ждать не стал. Дверь апартаментов директора была распахнула. Он увидел кабинет, заставленный книгами, теперь уже бесполезную плитку. Из открытой двери в спальню в кабинет проникал дневной свет. Том стоял перед столом, прижимая лицо Джордана к животу. Директор сидел за столом. Под его весом вращающийся стул повернулся, и теперь Чарльз Ардей смотрел в потолок единственным оставшимся глазом. Спутанные седые волосы падали на спинку стула. Клаю он напомнил пианиста, взявшего последний аккорд в сложном произведении.

Он услышал сдавленный крик ужаса Алисы, но не обратил на него внимания. Чувствуя себя пассажиром в собственном теле, Клай подошел к столу и посмотрел на лист бумаги, который лежал перед директором. Несмотря на пятна крови, смог прочитать написанные на нем слова; почерк у директора был очень четким и разборчивым. «Старая школа», – как мог бы сказать Джордан.

«aliene geisteskrank

insamo

elnebajos vansinnig fou

atamagaokashii gek dolzinnig

hullu

gila

meshuge nebun

dement»

Клай говорил только на английском, французский изучал в средней школе, но и так мог сказать, что все это значит. Порватый хотел, чтобы они ушли, и каким-то образом знал, что директор Ардей слишком стар и слишком болен, чтобы идти с ними. Вот он и заставил директора сначала сесть за стол и написать слово «безумный» на четырнадцати различных языках, а потом воткнуть перо своей тяжелой авторучки, которой директор написал эти слова, и в правый глаз, и в находящийся за ним мозг.

– Они заставили его покончить с собой, не так ли? – спросила Алиса срывающимся голосом. – Почему он, а не мы? Почему он, а не мы? Чего они хотят?

Клай подумал о руке Порватого. Протянутой к Академической авеню (Академической авеню, которая была также нью-хэмпширским шоссе 102) Мобилопсихи, которые больше не были психами (или были психами в каком-то совершенно новым, неизвестном доселе смысле), хотели, чтобы они вновь двинулись в путь. Других соображений на сей счет у него не было. Может, и хорошо, что не было. Просто отлично. Может, в этом проявлялось милосердие Божье.

^ Розы увядают, этот сад погиб
1
В комоде, что стоял в дальнем конце коридора, нашлась дюжина скатертей, одна из них стала саваном директора Ардея. Алиса вызвалась сшить края скатерти, потом залилась слезами: ни ее навыки швеи, ни нервы оказались негодными для такой работы. Ее заменил Том, натянул скатерть, сшил быстрыми, почти что профессиональными стежками. Движения его руки напомнили Клаю боксера, тренирующего удар на невидимой груше.

– Не вздумай шутить, – говорил Том, не поднимая головы. – Я ценю то, что ты сделал наверху… сам бы никогда не смог этого сделать, но сейчас не потерплю никаких шуток, даже самой безобидной. Я едва держусь.

– Конечно, – ответил Клай. Шутить-то у него и в мыслях не было. Что же касается сделанного наверху… что ж, авторучку следовало вынуть из глаза. Не могли же они оставить ее там. Вот Клай и вынул. Вытаскивая, смотрел в угол кабинета, стараясь не думать о том, что делает, и не задаваться вопросом, а почему она так крепко сидит. По большей части ему это удалось, но авторучка заскрежетала по глазнице старика, когда уже подалась и пришла в движение, вылезла с чавкающим звуком, а потом еще с пера что-то шмякнулось на стол. Он подумал, что звуки эти будет помнить до конца жизни, но ручку он все-таки вытащил, а на тот момент это было самым важным.

Снаружи около тысячи мобилопсихов стояли на лужайке между дымящимися руинами футбольного стадиона и Читэм-Лодж. Стояли большую часть второй половины дня. Потом, около пяти часов, все стадо молчаливо двинулось в сторону центра Гейтена. Клай и Том вынесли завернутое в саван тело директора по черной лестнице и положили на заднее крыльцо. Четверка выживших собралась на кухне. Они поели (по их новому распорядку дня – позавтракали), когда тени начали быстро удлиняться.

Джордан ел на удивление хорошо. Щеки его горели румянцем, рот не закрывался. Он вспоминал о своей жизни в Гейтенской академии, о влиянии, которое директор Ардей оказал на сердце и ум не имеющего друзей, обращенного в себя компьютерного фаната из маленького американского городка. От яркости воспоминаний Клаю все больше становилось не по себе, а поймав взгляды Алисы и Тома, он понял, что и они испытывают те же чувства. В том, что у Джордана едет крыша, сомнений быть не могло, но что с этим делать, они не знали, и едва ли могли направить его к психиатру.

В какой-то момент, когда уже совсем стемнело, Том предложил Джордану прилечь. Мальчик сказал, что приляжет, но лишь после того, как они похоронят директора. Они должны вырыть могилу на огороде за Читэм-Лодж, сказал им Джордан. Добавив, что свои огородные грядки директор называл «сад победы», хотя так и не объяснил Джордану, почему.

– Хоронить его нужно там, – Джордан улыбался. Щеки его горели. Глубоко завалившиеся глаза сверкали… вдохновением, весельем, безумием… или всем вместе. – Не только потому, что земля на огороде мягкая, просто то место он любил больше других… я имею в виду, вне этих стен. Что скажете? Они ушли, ночью они не ходят, в этом ничего не изменилось, и мы можем вырыть могилу при свете газовых ламп. Что вы скажете?

Ответил Том, после долгой паузы: «А лопаты есть?»

– Будьте уверены, в сарае садовника. Вам даже не придется идти в теплицы, – и Джордан рассмеялся.

– Так давайте это сделаем, – сказала Алиса. – Похороним его, и покончим с этим.

– А потом ты отдохнешь, – Клай смотрел на Джордана.

– Конечно, конечно! – нетерпеливо выкрикнул Джордан. Вскочил со стула и закружил по кухне. – Пойдемте! – словно звал их поиграть в салки.

И они вырыли могилу на огороде директора за Читэм-Лодж и похоронили его среди фасоли и помидоров. Том и Клай опустили завернутое в саван тело в черную дыру глубиной в три фута. Пока они рыли могилу, им было тепло, но, едва с этим покончив, поняли, что ночь холодная, чуть ли не морозная. Над головой ярко сверкали звезды, но по Академическому склону уже поднимался туман. Академическая авеню практически скрылась в этом белом приливе. Только коньки крыш самых высоких домов еще виднелись над его поверхностью.

– Как жаль, что я не знаю хороших стихов, – щеки Джордана раскраснелись еще больше, но глаза уже не сверкали, спрятавшись в черных пещерах, и он дрожал, несмотря на два надетых на него свитера. У губ при выдохе клубился пар. – Директор любил поэзию, он думал, что лучше поэзии ничего нет. Он был… – голос Джордана, такой веселый весь этот вечер, наконец-то сломался. – Он был абсолютным представителем старой школы.

Алиса прижала его к себе. Джордан попытался вырваться, потом сдался.

– Вот что я тебе скажу, – Том посмотрел на мальчика. – Давай мы его укроем… укроем от холода… а потом я почитаю ему стихи. Идет?

– Вы действительно знаете стихи на память?

– Действительно знаю.

– Вы такой умный, Том. Спасибо, – и Джордан благодарно улыбнулся.

Могилу они закидали быстро, хотя в конце понадобилось взять землю с других грядок, чтобы выровнять могилу и насыпать холмик. К тому времени, когда они закончили, Клай снова вспотел, и в нос бил запах собственного пота. О душе же не приходилось и мечтать.

Алиса попыталась удержать Джордана, но он вырвался и голыми руками бросал землю в могилу. И когда Клай боковой поверхностью лопаты выравнивал края, глаза мальчика уже остекленели от усталости, и его качало, словно пьяного.

Тем не менее, он посмотрел на Тома.

– Давайте. Вы обещали, – Клай ожидал, что Джордан добавит: «И постарайтесь, чтобы стихи были хорошими, сеньор, а не то я пущу в вас пулю», – с характерным выговором бандита-убийцы из какого-нибудь вестерна Сэма Пекинпа.97

Том встал у могилы, Клай подумал, что там, где покоилась голова, но от усталости точно вспомнить не мог. Чего там, он не мог вспомнить, как звали директора, Чарльз или Роберт. Щупальца тумана уже охватывали стопы и лодыжки Тома, пробирались между высохших стеблей фасоли. Он снял бейсболку.98 Обнажила голову и Алиса. Клай поднял руку к голове, прежде чем вспомнил, что она и так непокрытая.

– Это правильно! – воскликнул Джордан. Он улыбался. – Шляпы долой! Шляпы долой в честь директора, – сам он был без головного убора, но снял воображаемую шляпу и подбросил в воздух, вновь заставив Клая испугаться за его психику. – А теперь, стихотворение. Давайте, Том!

– Хорошо, – кивнул Том, – только ты должен стоять тихо. Выкажи уважение.

Джордан приложил палец к губам, показывая, что все понимает, и по рвущему сердце горю в глазах над поднятым пальцем Клай понял, что мальчик еще не лишился разума. Друга – да, но не разума.

Клай ждал, его интересовал выбор Тома. Он ожидал услышать что-нибудь из Фроста, может, даже из Шекспира (директор наверняка одобрил бы Шекспира, даже «Когда мы снова встретимся втроем»), а может, даже что-нибудь свое, из-под пера Тома Маккорта. Чего он никак не ожидал, так это размеренных строк молитвы, слетевшей с губ Тома.

– Не лишай нас своего милосердия, Господь; пусть твоя любовь и твоя истина всегда защищают нас. Ибо бесчисленные беды нас окружают; грехи наши сокрушают нас, и мы слепы. Грехов у нас больше, чем волос на голове, и наши сердца нас подвели. Пожалуйста, Боже, спаси нас; Господи, приди скорее, чтобы помочь нам.

Алиса держалась за свою кроссовку и плакала у изножия могилы. Стояла с поникшей головой. Всхлипывала часто и тихо.

Том продолжал, протянув руку над свежей могилой, ладонью вниз, с сжатыми пальцами.

– Пусть всех, кто жаждет взять наши жизни, как была взята эта, постигнет стыд и замешательство. Пусть тех, кто желает нашей погибели, ждет бесчестие. Пусть те, кто говорит нам: «Ага! Ага!» – придут в ужас от своего бесстыдства. Вот лежит мертвый, соль земли…

– Я так сожалею, директор! – дрожащим голосом вскричал Джордан. – Я так сожалею, это неправильно, сэр! Я так сожалею, что вы умерли… – его глаза закатились, и он упал на свежую могилу. Туман тут же распластал по нему жадные белые пальцы.

Клай поднял его, пощупал пульс на шее. Сильный и ровный.

– Просто лишился чувств. Что ты такое декламировал, Том?

Том покраснел, смутился.

– Довольно вольную адаптацию сорокового псалма. Давайте отнесем мальчика в дом.

– Нет, – возразил Клай. – Если он не очень длинный, дочитай до конца.

– Да, пожалуйста, – присоединилась к Клаю Алиса. – Дочитай. Он прекрасен. Прямо-таки бальзам на рану.

Том вновь повернулся лицом к могиле. Возможно, брал себя в руки, а может, вспоминал, откуда нужно продолжить: «Вот лежит мертвый, соль земли, а здесь стоим мы, живые, бедные, страждущие. Господи, подумай о нас. Ты – наше спасение и наша надежда. Господи, не мешкай. Аминь».

– Аминь, – хором повторили Клай и Алиса.

– Давайте отнесем мальчика в дом, – повторил Том. – Тут чертовски холодно.

– Тебя этому научили святые Ханны из Первой церкви Христа-искупителя Новой Англии?

– Да, – кивнул Том. – Я многие псалмы знаю наизусть, за это полагался дополнительный десерт. Еще меня научили просить милостыню на углах и за двадцать минут подсовывать листовки под дворники всех автомобилей на стоянке у универмага «Сирс» с проповедью «Миллион лет в аду» и «Ни одного глотка воды». Давайте уложим мальчика в постель. Готов спорить, завтра он будет спать до полудня, а проснется в куда лучшем состоянии.

– А что будет, если придет этот мужчина с порванной щекой и увидит, что мы еще здесь, хотя он велел нам уйти? – спросила Алиса.

Клай подумал, что это хороший вопрос, но не тот, над которым нужно долго размышлять. То ли Порватый даст им еще один день, то ли не даст. И когда Клай с Джорданом на руках вернулся в дом, он понял, что слишком устал, чтобы тревожиться из-за завтрашнего решения Порватого.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов