Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница29/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   37

4
Без четверти три, с гудящими ногами и промокший, несмотря на куртку с капюшоном, которую он взял в доме смотрителя музея в Спрингвейле, Клай вышел к шоссе 160. Перекресток забили столкнувшиеся автомобили, и теперь к ним присоединился «корветт», который промчался мимо него в Норт-Шепли. Водитель, похоже, вышиб головой стекло и теперь висел на дверце, головой вниз, с болтающимися руками. Когда Клай попытался поднять мужчину и заглянуть ему в лицо, чтобы понять, жив ли он, верхняя половина туловища вывалилась на дорогу, таща за собой кишки. Клай отошел к телеграфному столбу, уперся в него лбом, который вдруг стал очень горячим, и блевал, пока в желудке ничего не осталось.

На другой стороне перекрестка, там, где шоссе 160 уходило на север, находился небольшой магазинчик «Ньюфилд трейдинг пост». Надпись на витрине обещала «ИНДЕЙСКИЕ СЛАДОСТИ В САХАРНОМ СИРОПЕ «НИК-НАК». Чувствовалось, что магазинчик грабили не раз и не два, однако, крыша сохранилась и могла уберечь как от дождя, так и от нежданного ужаса, с которым он только что столкнулся. Клай вошел в магазин и сидел, низко опустив голову, пока не почувствовал, что более-менее пришел в себя и опасность грохнуться в обморок миновала. В магазинчике лежали трупы, в нос бил характерный запах, но кто-то накрыл брезентом все, кроме двух, и эти два, по крайней мере, не развалились на части. Пивной шкаф-холодильник разбили вдребезги и опустошили, а вот автомат с прохладительными напитками только разбили. Клай взял банку имбирного ситро и выпил большими глотками, останавливаясь лишь для того, чтобы рыгнуть. И какое-то время спустя самочувствие его улучшилось.

Ему отчаянно недоставало друзей. Неудачник, закончивший жизнь на этом перекрестке, и его соперник были единственными спринтерами, которых он видел в ту ночь, и ему не встретилась ни одна группа беженцев. Так что всю ночь он провел с мыслями о компании. Может, погода в эту ночь оставила людей под крышей, может, теперь они путешествовали днем. Почему нет, если фонеры перешли от убийств к обращению в себе подобных.

Он вдруг осознал, что в эту ночь не слышал «стадной музыки», как называла ее Алиса. Может, все стада находились к югу отсюда, за исключением одного большого (он не сомневался, что оно должно быть большим), стараниями которого норми становились фонерами. Клай не возражал. Возможность не слышать «Я надеюсь, ты танцуешь» и «Тему из «Летнего места» он воспринимал, как маленький подарок.

Он решил, что будет идти еще максимум час, а потом найдет место для ночлега. Холодный дождь добивал его. Покинул «Ньюфилд трейдинг пост» не посмотрев ни на разбитый «корветт», ни на человеческие останки рядом с ним.
5
Но шагал он практически до рассвета, отчасти потому, что дождь перестал, но, в основном, по другой причине: найти крышу над головой на шоссе 160 оказалась не таким простым делом. Наконец, в половине пятого, он миновал пробитый пулями щит-указатель, на котором прочитал: «ВЪЕЗД В ГЕРЛИВИЛЛ, НЕКОРПОРАТИВНУЮ ГОРОДСКУЮ ТЕРРИТОРИЮ». А десять минут спустя добрался до градообразующего предприятия Герливилла, каменоломне, громадному, карьеру с несколькими сараями, мокрыми от дождя грузовиками и гаражу. Клай подумал о том, чтобы провести ночь в одном из сараев, потом решил, что найдет себе что-нибудь получше, и продолжил путь. Он по-прежнему не видел путников и не слышал стадной музыки, даже издалека. Возможно, остался последним человеком на всей Земле.

В этом Клай ошибся. Через десять минут после того, как каменоломня осталась позади, он поднялся на холм и увидел внизу маленькую деревушку. Первым на его пути оказалось здание «Добровольной пожарной команды Герливилла» (на доске объявлений он прочитал: «НЕ ЗАБУДЬТЕ ПРО ХАЛОУИН». Должно быть, к северу от Спрингвейла никто не мог написать это слово правильно). На стоянке стояли двое мобилолюдей, лицом друг к другу, у переднего бампера грустного вида старенькой пожарной машины, которая, возможно, была новой во времена Корейской войны.

Они медленно повернулись к Клаю, когда он направил на них луч фонаря, потом вновь уставились друг на друга. Оба были мужчинами, один лет двадцати пяти, второй – в два раза старше. В том, что они – фонеры, сомнений быть не могло. Грязная одежда, буквально расползавшаяся на них, порезанные и поцарапанные лица.

У молодого серьезно обгорела одна рука. У более старого левый глаз блестел из-под раздувшихся и воспаленных век. Но их внешний вид значения не имел. А что имело, так это ощущения, которые он испытывал в тот момент: те самые трудности с дыханием, которые он уже чувствовал, когда находился с Томом в офисе автозаправочной станции «СИТГО», куда они зашли, чтобы взять ключи от грузовиков-цистерн с пропаном. Ощущения эти говорили о некой нарастающей силе.

И происходило все это ночью! С учетом тяжелых дождевых облаков, о рассвете еще не приходилось и говорить. Так почему эти парни бодрствовали ночью?

Клай выключил фонарь, выхватил никерсоновский кольт сорок пятого калибра, решив посмотреть, что же из всего этого выйдет. Несколько секунд ничего не происходило, но это странное чувство, перехватывающее дыхание, говорило за то, без развязки не обойтись. Потом раздался высокий звенящий звук, словно завибрировало полотно пилы. Клай поднял голову и увидел, что электрические провода, протянутые перед зданием, быстро-быстро то поднимаются, то опускаются.

– Ухо-ди! – молодой мужчина, похоже, с огромным трудом выплевывал из себя слова. Клай подпрыгнул. Если бы палец лежал на спусковом крючке револьвера, обязательно прогремел бы выстрел. Это было не «Ав», не «И-ин», а настоящее слово. Клай подумал, что услышал его и в голове, но слабо, очень слабо. Как умирающее эхо.

– Ты!.. Иди! – ответил мужчина постарше. В мешковатых бермудских шортах с огромным коричневым пятном на заду. То ли от земли, то ли от говна. Говорил он с таким же трудом, но на этот раз эха в голове Клай не услышал. Парадоксально, но из этого сделал вывод, что в первый раз все-таки его слышал

О нем они полностью забыли. В этом он мог не сомневаться.

– Мой! – молодой мужчина вновь выплюнул слово. И как нелегко ему это давалось. Все тело напряглось ради того, чтобы слово слетело с губ. За его спиной задребезжали маленькие окошки на широких воротах гаража.

Последовала долгая пауза. Клай, зачарованный, наблюдал. После ухода из Кент-Понда впервые забыл про Джонни. Мужчина постарше, похоже, лихорадочно думал, внутри шла лихорадочная борьба, и Клай предполагал, что борьба эта направлена на одно: суметь выразиться, как он это делал раньше, прежде чем Импульс лишил его дара речи.

На крыше пожарной станции, по существу, обычного гаража, коротко взвыла сирена, словно на мгновение восстановилась подача электроэнергии. И огни древней пожарной машины, фары и красные «маячки», вспыхнули, осветив мужчин и отбросив их тени, и погасли.

– Черт! Ты говоришь! – он тоже выплевывал слова, как кусочки мяса, попавшие в дыхательное горло.

– Мойбиль! – выкрикнул молодой мужчина, и в голове Клая тот же голос прошептал: «Мой автомобиль!» Все стало ясно. На этот раз не поделили не коробку с «Туинкис», а старый пожарный автомобиль. Только происходило это ночью, да, на ее исходе, но в темноте, и они почти что начали говорить. Черт, да они просто говорили!

Однако, время разговоров, похоже, вышло. Молодой мужчина наклонил голову, бросился к тому, что постарше, боднул в грудь. Мужчина постарше растянулся на земле. Молодой споткнулся о его ноги и плюхнулся на колени.

– Черт! – выкрикнул он.

– Фак! – выкрикнул второй. Двух мнений быть не могло. «Фак» ни с чем не спутаешь.

Они поднялись на ноги, разошлись футов на пятнадцать. Клай чувствовал их ненависть. Она копошилась у него в голове, выдавливала глаза, пытаясь выбраться наружу.

– Это… мойбиль! – сказал молодой мужчина, и в голове Клая прозвучал едва слышный шепот молодого мужчины: «Это мой автомобиль».

Мужчина постарше набрал полную грудь воздуха, вскинул руку, показал молодому фонеру средний палец.

– Сядь! На это! – говорил он ясно и отчетливо.

Теперь уже оба наклонили головы и бросились друг на друга. Головы столкнулись с таким оглушающим треском, что Клая передернуло. На этот раз стеклянные панели ворот гаража разлетелись дождем осколков. Сирена издала долгий боевой вопль, прежде чем смолкнуть. Флуоресцентные лампы под потолком гаража вспыхнули и горели не меньше трех секунд, питаемые чистой энергией безумства. Вдруг запела Бритни Спирс: «Упс!.. Я сделала это снова». Провода с чавканьем лопнули и свалились чуть ли не Клая, который тут же отступил на шаг. Вероятно, напряжения в них не было, не могло быть, но…

Мужчина постарше упал на колени, кровь хлынула у него из ушей. «Мой автомобиль!» – произнес он ясно и отчетливо, после чего рухнул лицом вниз.

Молодой повернулся к Клаю, чтобы призвать его в свидетели своей победы. Кровь вытекала из-под его грязных, спутанных волос, лилась между глаз, носом разделялась на два потока, захватывала уголки рта. Его глаза, отметил Клай, не были пустыми. В них читалось безумие. Клай понял, сразу и окончательно, если весь цикл ведет к этому, спасти сына уже невозможно.

– Мойбиль! – прокричал молодой мужчина. – Мойбиль, мойбиль! – сирена пожарного автомобиля, коротко взвыла, словно соглашаясь. – МОЙБ…

Клай пристрелил его. Потом убрал револьвер в кобуру.

«Почему нет, – думал он, – они могут поставить меня на пьедестал только раз». Однако, его еще трясло, когда он ломал дверь одного из номеров единственного в этой части города мотеля «Герливилл», и ему потребовалось много времени, чтобы уснуть. Вместо Порватого во сне к нему пришел сын, грязный, с пустыми глазами, который, стоило Клай позвать его по имени, отвечал: «Иди-черту мойбиль».
6
Из-за этого сна он открыл глаза задолго до наступления темноты, но понял, что больше спать не сможет, и решил, что пора трогаться в путь. Сказал себе, что, как только выйдет из Герливилла, пусть городок и мало чем отличался от окружающей сельской местности, продолжит путь на колесах. Не находил основания отказать себе в этом удовольствии. И действительно, после кладбища автомобилей на пересечении с шоссе 11, дорога практически везде была свободной. Ночью он просто этого не заметил из-за темноты и дождя.

«Порватый и его друзья очистили дорогу, – подумал он. – Разумеется, очистили, это гребаный желоб для скота. Для меня, возможно, этот желоб ведет на бойню. Потому что за мной числится должок. Они хотели бы поставить на мне печать «УПЛАЧЕНО» и как можно быстрее сдать дело в архив. Жаль, конечно, что рядом нет Тома, Джордана и тех троих. Интересно, удалось ли им найти сельские дороги, которые привели их в центральный Нью-Хэмпшир и…»

Он поднялся на вершину холма, и мысль разом оборвалась. Внизу, посреди дороги, припарковался небольшой желтый школьный автобус с надписью на борту «ШТАТ МЭН 38 ШКОЛЬНЫЙ ОКРУГ НЬЮФИЛД». Привалившись к автобусу, стояли мужчина и мальчик. Мужчина обнимал мальчика за плечи небрежным дружеским жестом, какой Клай узнал бы, где угодно. Пока он стоял, словно пораженный громом, не веря своим глазам, другой мужчина вышел из-за тупого носа автобуса. С длинными, обильно тронутыми сединой волосами, забранными в конский хвост. За ним появилась беременная женщина в футболке. Нежно-синей, а не черной, с надписью «ХАРЛЕЙ-ДЭВИДСОН», но все та же Дениз.

Джордан увидел его и позвал по имени. Выскользнул из-под руки Тома и помчался к вершине холма. Клай побежал ему навстречу. Они встретились в тридцати ярдах от автобуса.

– Клай! – Джордан просто визжал от радости. – Это действительно вы!

– Это я, – согласился Клай. Подхватил Джордана. Поцеловал. Джордан не был Джонни, но на какое-то время вполне мог его заменить. Он прижал мальчика к груди, потом поставил на асфальт, всмотрелся в осунувшееся лицо, заметил темные мешки усталости под глазами. – А вот что, скажи на милость, здесь делаете вы?

Глаза Джордана затуманились.

– Мы не смогли… да, мы только размечтались…

Большими шагами подошел Том. Вновь проигнорировал протянутую руку Джордана, обнял его.

– Как поживаешь, Ван Гог? – спросил он.

– Нормально. Чертовски рад увидеть вас вновь, но я не понимаю…

Том ему улыбнулся, ослепительно и устало, сверкнув зубами.

– Этот мальчик-компьютер пытается сказать тебе, что, как выяснилось, выбора у нас не было. Пойдем к нашему маленькому желтому автобусу. Рей говорит, если дорога будет пуста, а я уверен, что так и будет, мы сможем приехать в Кашвак к заходу солнца, даже если будем ехать со скоростью тридцать миль в час. Читал когда-нибудь «Призрак дома на холме»?117

Клай покачал головой, не понимая вопроса.

– Видел фильм.

– Там есть фраза, которая характеризует сложившуюся ситуацию… «Путешествия заканчиваются встречей влюбленных». Похоже, мне все-таки удастся встретиться с твоим сыном.

Они зашагали к школьному автобусу. Дэн Хартуик предложил Клаю жестяную коробочку с ментоловыми пастилками. Рука его дрожала. Как и Том с Джорданом, выглядел он совершенно вымотавшимся. Клай, чувствуя себя, как во сне, взял пастилку. Заканчивался мир или нет, от нее перехватило дыхание.

– Эй, парень, – Рей сидел за рулем школьного автобуса, повернув бейсболку «Дельфинов» козырьком на затылок. В руке дымилась сигарета. На его лице тоже читалась усталость. Смотрел он не на Клая, а в ветровое стекло.

– Эй, Рей, как поживаешь? – откликнулся Клай.

Рей улыбнулся.

– Сдается мне, я уже несколько раз слышал этот вопрос.

– Конечно, возможно, и несколько сотен раз. Я бы с удовольствием сказал, что очень рад тебя видеть, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, не уверен, что ты хочешь такое услышать.

Рей ответил, по-прежнему глядя прямо перед собой, в ветровое стекло.

– Тут есть еще кое-кто, и вот его ты определенно не хочешь видеть.

Клай посмотрел на уходящую вдаль дорогу. Они все посмотрели. В четверти мили или чуть дальше, шоссе 160 взбиралось на следующий холм. И на вершине, все в том же красном «кенгуру», которое только стало еще грязнее, с надписью «ГАРВАРД» на груди, стоял и смотрел на них Порватый. Его окружали порядка пятидесяти фонеров. Он заметил, что они смотрят на него. Поднял руку и махнул дважды, из стороны в сторону, как человек, протирающий ветровое стекло. Потом повернулся и зашагал прочь. Его свита (его стадо, подумал Клай), двинулось следом по обе стороны от него, образовав букву V. Скоро все они исчезли из виду.

Червь
1
Чуть дальше по дороге они остановились на площадке отдыха. Есть особо никто не хотел, но Клай получил возможность задать вопросы. Рей не ел вовсе, просто сидел на краю каменного мангала для барбекю, курил, слушал. В разговоре не участвовал, Клаю он показался совершенно убитым случившимся с ними.

– Мы думаем, что остановимся здесь, – Дениз указала на маленькую площадку отдыха, окруженную хвойными и лиственными, окрашенными в осенние цвета, деревьями. Тут же журчал ручей, а у отходившей от площадки тропы для пеших прогулок, стоял щит-указатель с предупреждающей надписью: «ЕСЛИ ВЫ РЕШИЛИ ПРОГУЛЯТЬСЯ, ВОЗЬМИТЕ КАРТУ». – Мы, вероятно, остановимся здесь, потому что… – она посмотрела на Джордана. – Как по-твоему, почему нам следует остановиться здесь, Джордан? Самый четкий ответ, пожалуй, можешь дать именно ты.

– Да, – кивнул Джордан. – Потому что тут все настоящее.

– Да, – Рей говорил, не поднимая головы. – Мы здесь, все так, – он хлопнул рукой по каменному борту мангала, при ударе его обручальное колечко звякнуло. – Все реально. Мы снова вместе, как они того и хотели.

– Я не понимаю, – честно признался Клай.

– До конца мы тоже не понимаем, – ответил Дэн.

– Они гораздо могущественнее, чем мы предполагали, – вставил Том. – Вот это я понимаю, – он снял очки, протер линзы рубашкой. Устало, рассеянно. И выглядел он на десять лет старше Тома, которого Клай встретил в Бостоне. – Они залезли к нам в головы. Начали там хозяйничать. У нас не было ни шанса.

– Вы все выглядите уставшими, – отметил Клай.

Дениз рассмеялась.

– Да. Что ж, мы еще до этого дойдем. Итак, мы расстались с тобой и зашагали по шоссе 11 на запад. Шли, пока на востоке не занялась заря. Ехать на машине не имело смысла. Дорога была слишком забита. Четверть мили пустой трассы, а потом…

– Дорожные рифы, я знаю, – кивнул Клай.

– Рей сказал, что машин станет меньше, как только мы окажемся западнее автострады Сполдинга, но мы решили провести день в мотеле «Сумерки».

– Я слышал о нем, – вновь кивнул Клай. – На границе лесов Вона. В наших краях место довольно-таки известное.

– Да? Ну, ладно, – она пожала плечами. – Мы добрались туда и парнишка… Джордан… говорит: «Сейчас я приготовлю вам такой завтрак, какого вы никогда не ели». И мы говорим, мечтать не вредно, малыш. И, что забавно, мечта эта осуществилась. В отеле есть электричество, и парень готовит завтрак, огромный завтрак. Какого мы действительно никогда не ели. И мы отдали должное еде. Это был завтрак из завтраков. Правильно я излагаю?

Дэн, Том и Джордан кивнули. Рей закурил очередную сигарету.

Согласно Дениз, они поели в ресторане, что Клая сильно удивило: он практически не сомневался в том, что никакого ресторана в мотеле «Сумерки» нет. Это был обычный мотель, каких хватало на границе Мэна и Нью-Хэмпшира. По слухам, из всех удобств там предлагался душ с холодной водой да кабельное телевидение с каналами «Только для взрослых».

А рассказ становился все более странным. В обеденном зале стоял музыкальный автомат. Никакого Лоренса Уэлка или Дебби Бун, только «горячие штучки» (включая «Горячую штучку» Донны Саммер), и вместо того, чтобы иди спать, они танцевали, и с жаром, два или три часа. А потом, перед тем, как все-таки лечь, они вновь наелись от пуза, только на этот раз колпак шеф-повара надела Дениз. Но, в конце концов, они завалились спать.

– И нам снилось, что мы идем пешком, – Дэн говорил с горечью, которая тревожила. Это был не тот человек, которого Клай встретил двумя ночами раньше, который сказал: «практически уверен, что мы сможем не пускать их в наши головы, когда бодрствуем» и «Мы можем от них уйти. Они еще не набрали силы». Теперь он рассмеялся, но веселья в его смехе не слышалось. – Конечно же, нам снилось, что мы идем пешком, поскольку мы и ходили. Весь день ходили.

– Не совсем, – поправил его Том. – Мне снилось, что я вел автомобиль…

– Да, вел, – кивнул Джордан. – Но только час или два. Это произошло, когда нам снилось, что мы спим в этом мотеле. «Сумерках». Мне тоже снилось, что я вел автомобиль. Это был как сон во сне. Только тот был настоящим.

– Видишь? – Том улыбнулся Клаю. Взъерошил длинные волосы Джордана. – На каком-то уровне Джордан все знал.

– Виртуальная реальность, – сказал Джордан. – Вот что это было. Почти как попасть в видеоигру. Пока это была не такая уж хорошая видеоигра, – он посмотрел на север, куда ушел Порватый, где находился Кашвак. – Она станет лучше, когда они станут лучше.

– Эти сукины дети не способны на такое с наступлением темноты, – вставил Рей. – Они должны ложиться спать.

– И в конце дня это сделали мы, – добавил Дэн. – Такой и была их цель. Вымотать нас до предела, чтобы мы не соображали, что к чему, даже с наступлением ночи, когда их контроль ослабевал. Днем Президент Гарварда постоянно находился поблизости, и вместе со своим немалым стадом накрывал нас ментальным силовым полем, создавая виртуальную реальность Джордана.

– Должно быть, – согласилась Дениз. – Да.

И все это происходило, прикинул Клай, когда он спал в коттедже хранителя музея.

– Они хотели не только вымотать нас, – заметил Том. – И не только заставить повернуть на север. Они также хотели, чтобы мы воссоединились.

Впятером они пришли в себя в полуразвалившемся мотеле на шоссе 47, к югу от Грейт-Уокс. Чувство дезориентации было огромным, сказал Том. Доносившая откуда-то неподалеку стадная музыка не способствовала ясности мышления. Они подозревали, что произошло, но именно Джордан облек их смутные мысли в слова, именно Джордан сделал главный вывод: их попытка сбежать провалилась. Да, вероятно, они могли выскользнуть из мотеля и снова пойти на запад, но как далеко им удалось бы уйти на этот раз? Во-первых, они страшно устали. Во-вторых, разочаровались в своих возможностях. Джордан также указал, что мобилоиды могли использовать нескольких норми, чтобы те отслеживали их ночные передвижения.

– Мы поели, – сказала Дениз, – потому что проголодались так же сильно, как и устали. Потом действительно улеглись спать и спали до следующего утра.

– Я встал первым, – подхватил Том. – Порватый лично стоял посреди двора. Поклонился и махнул рукой в сторону дороги, – Клай хорошо помнил этот жест. «Дорога ваша. Можете идти». – Я мог бы его пристрелить, сэр Спиди был при мне, но какая от этого была бы польза?

Клай покачал головой. Никакой.

Они вернулись на дорогу, зашагали по шоссе 47. Потом, по словам Тома, почувствовали, как их мысленно толкают на не обозначенную на карте лесную дорогу, которая вроде бы шла на юго-восток.

– В то утро никаких видений? – спросил Клай. – Никаких грез?

– Абсолютно, – подтвердил Том. – Они знали, что мы уяснили урок. В конце концов, они же могут читать мысли.

– Они услышали, как мы закричали: «Сдаемся!» – горечь и признание поражения не уходили из голоса Дэна. – Рей, у тебя не найдется лишней сигареты? Я бросил, но, может, пора вернуться к этой привычке.

Рей молча бросил ему пачку.

– Все равно, что тебя направляет рука, толкает в спину, только в мозгу, – объяснил свои ощущения Том. – Никакого удовольствия. Наглый незваный гость. И все это время сохранялось ощущение, что Порватый и его стадо где-то рядом, движется вместе с нами. Иногда сквозь деревья мы видели нескольких из них. Но обычно – нет.

– Значит, теперь они бродят стадом не только утром и вечером, – заметил Клай.

– Да, все меняется, – подтвердил Дэн. – У Джордана есть на этот счет теория, интересная, между прочим, и подкрепленная доказательствами. А кроме того, мы – особый случай, – он закурил, вдохнул табачный дым, закашлялся. – Черт, я же знал, что отказался от этого не без причины, – и добавил, практически без паузы. – Они могут летать, знаете ли. Левитировать. Удобно, между прочим, если дороги забиты. Все равно, что иметь ковер-самолет.

Пройдя с милю по вроде бы ведущей в никуда лесной дороге, они нашли деревянный дом, перед которым стоял пикап. С ключом в замке зажигания. Рей сел за руль, Джордан и Том залезли в кузов. Никто не удивился, когда лесная дорога повернула на север. Аккурат перед тем, как она сошла на нет, компас у них в головах заставил повернуть на другую, потом на третью, которая мало чем отличалась от тропинки: между колеями росла трава. В конце концов они попали на болотистый участок, где пикап и застрял, но часовой марш-бросок вывел их на шоссе 11, чуть южнее пересечения с шоссе 160.

– Там была пара мертвых мобилоидов, – добавил Рей. – Еще теплых. Разбитые окна, оборванные провода. Вороны уже пировали.

Клай уже собрался рассказывать им о том, что произошло на территории пожарной станции Герливилла, но передумал. Решил, что его рассказ никак не отразится на сложившейся ситуации. Потому что хватало мобилоидов, которые не дрались между собой, и других, заставляющих Тома и остальных идти в Кашвак.

Однако, не стадо привело их к маленькому желтому автобусу. Рей нашел его, обследуя «Ньюфилд трейд пост», пока остальные пили прохладительные напитки, позаимствованные из того же холодильного шкафа, где Клай добыл себе банку имбирного ситро. Рей увидел автобус через окно в дальней стене.

Потом они останавливались только раз, развели костер на граните Герливиллской каменоломни и приготовили горячую пищу. Они также сменили обувь в «Ньюфилд трейдинг пост» (прежняя промокла после марш-броска по болоту) и немного отдохнули. Должно быть, проехали мимо мотеля в Герливилле, когда Клай просыпался, потому что вскоре их заставили остановиться.

– И вот мы здесь, – изрек Том. – Дело практически закрыто, – он обвел рукой небо, землю, деревья. – Когда-нибудь, сынок, все это будет твое.

– Эта толкающая рука из моей головы ушла, по крайней мере, на время, – заговорила Дениз. – И я им за это признательна. Первый день был самым ужасным, знаете ли. Я хочу сказать, Джордан четко понимал, что-то не так, но я думаю, мы все это чувствовали, пусть и не в такой степени.

– Да, – Рей потер шею. – Все равно, что попали в детскую историю с говорящими птичками и змеями. Они тебе говорят: «Ты в порядке, все хорошо, не обращай внимания на то, что ноги у тебя отваливаются, у тебя все тип-топ». Все тип-топ, так говорили в Линне, где я вырос.

– Линн, Линн, город греха, когда ты попадешь на небеса, тебя туда не пустят, – распевно сказал Том.

– Тебя воспитывали в церкви, все понятно, – кивнул Рей. – В любом случае, парнишка знал, что-то не так. И я знал. Думаю, мы все знали. Если у тебя сохранялась хотя бы половина мозгов, и ты все еще думал, что сможешь вырваться…

– Я верил, пока мог, потому что мне хотелось верить, – перебил его Дэн. – Но если честно? У нас никогда не было и шанса. У других норми, возможно, был, но не у нас, не у истребителей стад. Они хотели заполучить нас, чего бы им это ни стоило.

– И что, вы думаете, они для нас приготовили? – спросил Клай.

– Смерть, – бесстрастно ответил Том. – Но, по крайней мере, я смогу нормально выспаться.

В голове Клая наконец-то кое-что сложилось. Раньше, в разговоре, Дэн упомянул, что обычное поведение мобилоидов изменилось, и у Джордана есть на этот счет теория. Теперь сказал: «Чего бы им это ни столило».

– Неподалеку отсюда я видел двух мобилоидов, которые набросились друг на друга, – наконец, сообщил им Клай.

– Правда? – безо всякого интереса спросил Дэн.

– Ночью, – добавил он, и вот тут они все посмотрели на него. – Они подрались из-за пожарного автомобиля. Как дети из-за игрушки. Я уловил от них телепатические сигналы, но при этом они и разговаривали.

– Разговаривали? – в голосе Дениз слышался скепсис. – Настоящими словами?

– Настоящими словами. Не всегда четко их произносили, но это определенно были слова. Сколько свежих трупов вы видели? Только эти два?

– Наверное, видели с дюжину, – ответил Дэн, – с того момента, как проснулись там, где действительно были, – посмотрел на остальных. Том, Джордан, Дениз кивнули. Рей пожал плечами и закурил очередную сигарету. – Но причину смерти назвать трудно. Они могут возвращаться в прежнее состояние, это укладывается в теорию Джордана, хотя обретение дара речи, вроде бы, нет. Они могут быть просто трупами, которые не подобрало стадо. Сейчас для них избавление от тел – не самое главное.

– Самое главное для них – это мы, и они скоро попросят нас двинуться дальше, – сказал Том. – Я не думаю, что прием… вы понимаете, прием на стадионе нам устроят сегодня, наверняка это случится завтра, но я уверен, они хотят, чтобы мы прибыли в Кашвак этим вечером, до наступления темноты.

– Джордан, какова твоя теория? – спросил Клай.

– Я думаю, что в исходной программе был червь, – ответил Джордан.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов