Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода)




НазваниеСтивен Кинг Мобильник (черновик перевода)
страница31/37
Дата публикации01.07.2013
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Право > Документы
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   37

Кашвак
1
Через час после отъезда от площадки отдыха, где Рей покончил с собой, они проехали мимо щита указателя, на котором прочитали:
^ ЭКСПО СЕВЕРНЫХ ОКРУГОВ

5-15 ОКТЯБРЯ

ПРИХОДИТЕ КАЖДЫЙ, ПРИХОДИТЕ ВСЕ!!!

ПОСЕТИТЕ КАШВАКАМАК-ХОЛЛ

И НЕ ЗАБУДЬТЕ УНИКАЛЬНЫЙ «НОРТ-ЭНД»

ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ

^ «ИНДЕЙСКОЕ БИНГО»

ВЫ СКАЖЕТЕ «ВАУ!!!»
– Господи, – выдохнул Клай. – ЭКСПО. Кашвакамак-Холл. Боже ты мой. Если там есть место для стада, это оно.

– Что это за экспо? – спросила Дениз.

– Обычная окружная ярмарка, – ответил Клай, – только крупнее многих других и более шальная, потому что это ТР, где нет такой строгой регламентации, как в городах. Опять же, этот «Норт-Энд». Все в Мэне знают насчет «Норт-Энда» на ЭКСПО северных округов. По-своему он известен ничуть не меньше, чем мотель «Сумерки».

Том пожелал узнать, чем знаменит «Норт-Энд», но прежде чем Клай успел ответить, Дениз вскрикнула: «Еще двое. Мария-и-Иисус. Я знаю, что они – мобилоиды, но все равно меня мутит.

Мужчина и женщина лежали в пыли на обочине дороги. Умерли, то ли обнимая друг друга, то ли в жестокой драке, но объятья вроде бы не соответствовали образу жизни мобилоидов. По пути на север они проехали еще с полдюжины тел, несомненно, потери того стада, что приходило за ними, и увидели как минимум в два раза больше мобилоидов, которые шли на юг, иногда по одному, иной раз парами. Одна из пар, определенно не соображая, что делает, попыталась остановить проезжающий автобус, хотели, чтобы их подвезли.

– Было бы здорово, если б они все ушли из стада или умерли до того, как они сделают то, что запланировали для нас на завтра, – размечтался Том.

– На это рассчитывать не стоит, – возразил Дэн. – На каждого убитого и дезертира мы видели двадцать или тридцать тех, в ком программа по-прежнему работает. И одному Богу известно, сколько таких же ждут нас в этом Кашваке.

– На это тоже не рассчитывайте, – ответил ему с заднего сидения Джордан. Пожалуй, резковато. – Вирус в программе, червь, не такой уж пустяк. Поначалу он, конечно, может показаться мелочью, а потом, бум – и ничего не работает. Я играю в эту игру, «Стар-Мег»… ну, вы понимаете, я в нее играл, а потом один парень из Калифорнии страшно разозлился из-за того, что потратил на игру много времени, и запустил в систему червя, который за неделю вывел из строя все серверы. Почти полмиллиона игроков вернусь к компьютерному криббиджу из-за этого козла.

– У нас нет недели, Джордан, – напомнила Дениз.

– Я знаю, – кивнул он. – И я знаю, что за одну ночь они не скатятся с катушек… но такое возможно. И я не теряю надежды. Не хочу закончить так же, как Рей. Он перестал… вы знаете, надеяться, – и маленькая слеза скатилась по щеке Джордана.

Том обнял его.

– Ты не закончишь так же, как Рей, – заверил он мальчика. – Ты вырастешь и станешь таким же, как Билл Гейтс.

– Я не хочу вырастать, чтобы стать таким, как Билл Гейтс, – мрачно ответил Джордан. – Готов спорить, у Билла Гейтса был сотовый телефон. Собственно, готов спорить, что у него их была целая дюжина, – он выпрямился. – Но я бы многое отдал, чтобы узнать, сколько башен-ретрансляторов сотовой связи по-прежнему работает, несмотря на отключение электричества.

– ФЕМА,122 – вздохнул Дэн.

Том и Джордан повернулись к нему. Губы Тома изогнулись в подобие улыбки. Даже Клай посмотрел на него в зеркало заднего обзора.

– Вы думаете, я шучу, – вновь вздох. – Если бы. Я прочел об этом статью в каком-то журнале. Когда сидел в приемной моего доктора, в ожидании малоприятного исследования, при котором на руку надевают перчатку, а потом суют ее…

– Пожалуйста, – прервала его Денис. – И так тошно. Повод для твоего визита к доктору можно и опустить. Что ты прочитал в статье?

– После 9/11 ФЕМА затребовало и получило немалую сумму от Конгресса, точную цифру я не помню, но речь шла о десятках миллионов долларов, на оснащение национальной системы башен-ретрансляторов сотовой связи аварийными генераторами долговременного использования, чтобы гарантировать, что страна не лишится средств связи в случае скоординированной атаки террористов, – Дэн помолчал. – Как я понимаю, деньги были потрачены не зря.

– ФЕМА, – повторил Том. – Уж не знаю, плакать теперь или смеяться.

– Я бы посоветовала написать твоему конгрессмену, – ввернула Дениз, – но он, скорее всего, обезумел.

– Он был безумным и до Импульса, – рассеянно ответил Том, думая о другом. Потер шею, посмотрел в окно. – ФЕМА. Знаете, а ведь это логично. Гребаное ФЕМА.

– А мне бы очень хотелось узнать, почему они потратили столько усилий, чтобы поймать нас и доставить в Кашвак, – сменил тему Дэн.

– И при этом гарантировать, что никто из нас не последует примеру Рея, – добавила Дениз. – Не забывайте об этом, – пауза. – Я бы и не последовала. Самоубийство – это грех. Здесь они могут сделать со мной все, что захотят, но я отправлюсь на небеса со своим ребенком. Я в это верю.

– Латынь – вот от чего у меня бегут мурашки, – вновь заговорил Дэн. – Джордан. Возможно ли, чтобы мобилоиды могли взять то, что было раньше, и встроить старое в их новую программу? Если это старое не противоречит… м-м-м, ну, не знаю… их долгосрочным целям?

– Наверное, – ответил Джордан. – Точно знать не могу, потому что нам не известно, какие именно команды могли входить в Импульс. В любом случае, это же не обычное компьютерное программирование. Это саморазвивающаяся программа. Органическая. Как обучающая. Да, полагаю, это обучающая программа. «Подпадает под это определение», – как сказал бы директор. Только они все обучаются вместе, потому что…

– Благодаря телепатии, – вставил Том.

– Именно, – согласился Джордан. На его лице отражался страх.

– А почему от латыни у вас по коже бегут мурашки? – спросил Клай, глядя на Дэна в зеркало заднего обзора.

– Том сказал, что латынь – язык справедливости, и я полагаю, это правда, но мне представляется, что еще в большей степени это язык мести, – он наклонился вперед. За линзами очков в глазах читались усталость и тревога. – Потому что, с латынью или без оной, они не могут думать. Я в этом убежден. Пока что, во всяком случае. И вместо рационального мышления они зависят от разума улья, рожденного из чистой ярости.

– Я протестую, Ваша Честь, фрейдистское измышление! – воскликнул Том, достаточно весело.

– Может, Фрейд, может, и Лоренц, – ответил Дэн, – но в любом случае, заставьте меня сомневаться. Разве может кого-либо удивить, что такая общность, такая пышущая яростью общность, спутает справедливость с местью?

– А разве это имеет значение? – спросил Том.

– Для нас, возможно, – ответил Дэн. – Как человек, который однажды читал базовый курс о «судах Линча» в Америке, могу ответственно заявить, что месть обычно причиняет куда более сильную боль.
2
Вскоре после этого разговора они прибыли к знакомой Клаю части дороги. И его это сильно расстроило, потому что наяву никогда прежде он в эту часть штата не заглядывал. Побывал только раз, во сне о массовом превращении норми в мобилоидов.

Поперек дороги, широкими мазками ярко-зеленой краски написали: «КАШВАК=НЕТ-ТЕЛ». Автобус перекатился через эти слова на скорости тридцать миль в час, а мобилоиды все продолжали их обгонять, пролетали слева, словно ведьмы.

«Это был не сон, – думал он, глядя на мусор, застрявший в кустах по обе стороны дороги, банки из-под пива и газировки в кюветах. Пакеты, в которых были картофельные чипсы, «Доритос» и «Чиз дудлс» хрустели под колесами автобуса. – Норми стояли здесь в двойной очереди, ели чипсы, пили пиво и газировку, испытывая необычный зуд в голове, ощущая, будто ментальная рука толкает их в спину, ожидая своей очереди сказать несколько слов самому близкому человеку, который потерялся во время Импульса. Они стояли здесь и слушали, как Порватый говорит: «Налево и направо, две очереди, все правильно. Именно так. Двигайтесь, двигайтесь. Еще многие должны пройти до темноты».

Впереди деревья отступали от дороги. И земля между лесом и кюветами напоминала участок пастбища, на котором овцы и коровы выщипали всю траву, а землю вытоптали множество проходящих по ней копыт. Впрочем, такой же оставалась земля и после рок-концертов. Один из павильонов унесло ветром, зато другой зацепился за деревья и теперь болтался в спускающихся сумерках, словно длинный, коричневый язык.

– Мне снилось это место, – голос Джордана звенел от напряжения.

– Правда? – спросил Клай. – Мне тоже.

– Норми шли сюда, следуя указателям «Кашвак равняется нот-тел», и именно здесь их встречали, – добавил Джордан. – Похоже на контрольные посты,123 не так ли Клай?

– В каком-то смысле, – согласился Клай. – В каком-то смысле похоже на контрольные посты.

– У них стояли большие картонные коробки, набитые мобильниками, – рассказывал Джордан. Этой подробности из своего сна Клай не помнил, но у него не возникло и тени сомнения в правоте мальчика. – Горы мобильников. И каждый норми получал возможность позвонить. Везло каждому.

– Когда тебе все эти приснилось, Джорди? – спросила Дениз.

– Прошлой ночью, – Джордан встретился с Клаем взглядом в зеркале заднего обзора. – Они знали, что им не удастся поговорить с людьми, с которыми они хотели поговорить. Глубоко в душе знали. Но все равно звонили. Брали в руки мобильник. Набирали номер и слушали. Большинство из них даже не сопротивлялись. Почему, Клай?

– Полагаю, потому что они устали бороться, – ответил Клай. – Устали быть другими. Хотели слушать «Прогулку слоненка» новыми ушами.

Они проехали площадки вытоптанной земли, на которых стояли павильоны. Впереди от шоссе отходила боковая дорога. Более широкая, с более ровным покрытием, чем само шоссе. Мобилоиды поворачивали на эту дорогу и скрывались в лесной просеке. А над деревьями, в полумиле или чуть дальше, виднелось стальное ферменное сооружение, которое Клай видел во сне. Подумал, что это какой-нибудь ярмарочный аттракцион, может, Парашютная вышка. На пересечении шоссе и боковой дороги стоял рекламный щит с изображением смеющегося семейства (папа, мама, сынок и маленькая сестричка) шагающего в страну чудес с аттракционами, играми и экспонатами выставки достижений сельского хозяйства.
^ ЭКСПО СЕВЕРНЫХ ОКРУГОВ

ГАЛА-ШОУ ФЕЙЕРВЕРКОВ 5-ГО ОКТЯБРЯ

ПОСЕТИТЕ КАШВАКАМАК-ХОЛЛ

«НОРТ-ЭНД» ОТКРЫТ «24/7» 5-15 ОКТЯБРЯ

ВЫ СКАЖЕТЕ: «ВАУ!!!»
Под рекламным щитом Клай увидел Порватого. Тот поднял руку и выставил перед собой, как бы говоря: «Стоп!»

«О, Боже», – подумал Клай и остановил маленький автобус рядом с ним. Глаза Порватого, которые Клай так и не смог нарисовать в Гейтене, были одновременно и тусклыми, и полными нездорового интереса. Клай говорил себе, что не могут они выглядеть такими одновременно, но ведь выглядели. Большей частью их застилал туман, но на какие-то мгновения вдруг неприятно оживали.

«Не может у него возникнуть желание ехать с нами!»

Но именно этого, похоже, и хотел Порватый. Он протянул к двери руки, сложив их ладонями, потом развел их. Сам жест неприязни не вызывал (словно мужчина показывал «эта птичка улетела»), но руки почернели от грязи, а мизинец на левой был сломан в двух местах.

«Вот они какие, новые люди, – подумал Клай. – Телепаты, которые не моются».

– Не пускай его, – голос Дениз дрожал.

Клай, который увидел, что конвейер мобилоидов слева от автобуса остановился, покачал головой.

– Нет выбора.

«Они залезут в твою голову и выяснят, что ты думаешь о гребаном сотовом телефоне! – сказал Рей, почти что фыркнул. – О чем еще все думают после первого октября?»

«Надеюсь, ты прав, Рей, – подумал Клай, – потому что до наступления темноты еще полтора часа. Как минимум, полтора часа».

Он дернул за рычаг и открыл дверь. Порватый, с разорванной нижней губой, отвисающей в постоянной усмешке, поднялся в салон. Невероятно худой, грязное красное «кенгуру» висело на нем, как на вешалке. Ни один из норми, сидевших в автобусе, не мог похвастаться чистотой, после первого октября правила личной гигиены потеряли приоритетное значение, но от вони, которую источал Порватый, у Клая едва не начали слезиться глаза. Это был запах созревшего сыра, который оставили в теплой комнате, чтобы он выдохся.

Порватый опустился на сидение у двери, то, что располагалось лицом к водительскому креслу, и посмотрел на Клая. И в его глазах не было ничего, кроме тумана и этого странного любопытства.

Затем заговорил Том, тонким, вибрирующим от ярости голосом, какой Клай слышал только раз, когда Том бросил: «Хватит, игры закончились», – толстухе, потрясающей Библией, когда та начала читать Алисе проповедь о конце света.

– Что вы от нас хотите? Весь мир ваш, каким он стал… что вы хотите от нас?

Изувеченный рот Порватого задвигался, произнося слово, которое слетело с губ Джордана. Только одно слово, произнесенное ровным, лишенным эмоций голосом: «Справедливости».

– Когда речь заходит о справедливости, – указал Дэн, – подозреваю, вы понятия не имеете, что это такое.

Порватый ответил жестом, вытянул руку в сторону боковой дороги, ладонью вверх, выставил указательный палец: «Поезжай».

Когда автобус тронулся с места, пришли в движение и большинство мобилоидов. Несколько вывалились из строя и начали драться, но в зеркало заднего обзора Клай видел и других, которые зашагали к шоссе.

– Ты теряешь войска, – заметил Клай.

Порватый не ответил, стадо не сочло целесообразным комментировать последнюю фразу. Его глаза, то пустые, то любопытные, то пустые и любопытные одновременно, не отрывались от Клая, который убедил себя, что чувствует их взгляд, ползающий по коже. Сцепленные пальцы Порватого, серые от грязи, лежали на коленях грязных, когда-то синих джинсов. Потом он улыбнулся. Может, это и был ответ. Дэн, в конце концов, оказался прав. На каждого мобилоида, который вышел из строя (слетел с катушек, по терминологии Джордана), приходилось много других. Но Клай и понятия не имел, сколь много, пока полчаса спустя лес не раздался в обе стороны, и они не проехали под деревянной аркой, на которой он прочитал: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ЭКСПО СЕВЕРНЫХ ОКРУГОВ».
3
– Святой Боже! – вырвалось у Дэна.

Дениз лучше выразила охватившие Клая чувства: она вскрикнула.

Устроившись по другую сторону прохода на первом пассажирском сидении, Порватый смотрел на Клая наполовину пустыми глазами злобными глазами ребенка-дебила, который собрался оторвать крылышки нескольким мухам. «Тебе это нравится? – говорила его ухмылка. – Это что-то, не так ли? Вся команда в сборе!» Разумеется, ухмылка могла означать все, что угодно. Даже: «знаю, что лежит у тебя в кармане».

За аркой начиналась центральная аллея и аттракционы, которые, судя по тому, как все выглядело, собирали во время Импульса. Клай не знал, сколько павильонов успели установить карни,124 потому что некоторые сдуло, как и павильоны на контрольно-пропускном пункте в шести или восьми милях от территории ярмарки. Полдюжины, однако, стояли, и их боковины, казалось, дышали под вечерним ветром. «Крейзи Капс» построили только наполовину, как и «Дом ужасов» на другой стороне центральной аллеи (по той части фасада, что успели собрать, виднелись слова «МЫ НАПУГАЕМ ЛЮБОГО…», над которыми танцевали скелеты). Только чертово колесо да парашютная вышка в дальнем конце центральной аллеи выглядели готовыми к использованию, но в отсутствии иллюминации казались Клаю очень уж мрачными, и больше походили не на аттракционы, а на гигантские орудия пыток. Однако, один огонек мигал, он это видел, маленький красный маячок, наверняка работающий от аккумулятора, на самой вершине парашютной вышки.

Далеко за вышкой находилось белое здание с красной отделкой, длиной в добрый десяток амбаров. Стены его обложили соломой. В этот слой дешевой изоляции на расстоянии десяти-двенадцати футов друг от друга воткнули древки американских флагов, которые полоскались на вечернем ветру. Стены также украшали матерчатые гирлянды патриотической расцветки и ярко-синяя надпись:
^ ЭКСПО СЕВЕРНЫХ ОКРУГОВ

КАШВАКАМАК-ХОЛЛ
Но все это не привлекло их внимания. Парашютную вышку и Кашвакамак-Холл разделяла поляна, площадью в несколько акров. Клай догадался, что именно там собиралась огромная толпа, чтобы посмотреть конкурсы домашних животных, демонстрацию мощи тракторов, вечерние концерты и, разумеется, фейерверки в дни открытия и закрытия ЭКСПО. По периметру поляны высились осветительные мачты и столбы с установленными на них динамиками. Теперь же эту широкую и заросшую травой поляну запрудили мобилоиды. Они стояли плечом к плечу, бедром к бедру, повернувшись лицами к арке, чтобы наблюдать прибытие маленького желтого автобуса.

Если у Клая еще и оставалась надежда увидеть Джонни (или Шарон), то в этот самый момент она испарилась, как дым. Поначалу он решил, что на поляне, под осветительными мачтами собралось порядка пяти тысяч мобилоидов. Потом увидел, что они заняли и примыкающие к главной выставочной площадке автомобильные стоянки, и пересмотрел свои расчеты в сторону увеличения. Восемь. Как минимум восемь тысяч.

Порватый оставался на сидении, которое обычно занимал какой-нибудь ученик третьего класса начальной школы Ньюфилда и улыбался Клаю, демонстрируя свои зубы над оторванной с одного края нижней губой. «Тебе это нравится?» – вроде бы спрашивала эта улыбка-ухмылка, и опять Клаю пришлось напомнить себе, что в такой ухмылке можно прочитать все, что угодно.

– Так кто сегодня выступает? Винс Джилл? Или вам удалось сорвать банк и заполучить Алана Джексона?125 – Том старался пошутить, и Клай мог бы ему поаплодировать, да только в голосе Тома явственно слышался страх.

Порватый все смотрел на Клая, и у него на лбу появилась маленькая вертикальная складка, словно что-то ставило его в тупик.

Клай медленно ехал по центральной аллее, к парашютной вышке и собравшейся за ней молчащей толпе. Здесь тоже хватало покойников, они напомнили Клаю дохлых мух, которых иной раз находишь на подоконнике после внезапного резкого похолодания. Он сосредоточился на том, что расслабить руки. Не хотел, чтобы Порватый видел, как белеют костяшки сжимающих руль пальцев.

«И старайся ехать не спеша. Спокойно и не спеша. Он только смотрит на тебя. Что же касается мобильников, то о чем еще все думают после первого октября?»

Порватый поднял руку и нацелил на Клая искривившийся палец.

– Нет-тел, тебе, – произнес Клай чужим голосом. – Insanus.

– Да, нет-тел-мне-мне, нет-тел никому из нас, мы все, в этом автобусе, дураки, – ответил Клай. – Но ты об этом позаботишься, так?

Порватый улыбнулся, словно говоря, что да, так… но вертикальная складка оставалась на месте. Что-то по-прежнему ставило его в тупик. Может, какие-то мысли в голове Клая Ридделла.

Клай посмотрел в зеркало заднего обзора, когда они приближались к концу центральной аллеи.

– Том, ты спрашивал меня, что такое «Норт-Энд».

– Извини, Клай, но мой интерес, похоже, иссяк, – ответил Том. – Может, потому, что не ожидал увидеть столько встречающих.

– Но это интересно, – возбужденно воскликнул Клай.

– И что же это такое? – спросил Джордан. Господи, благослови Джордана. Его любопытство могло умереть только вместе с ним.

– ЭКСПО северных округов не пользовалось особой популярностью в двадцатом веке, – объяснил Клай. – Обычная заштатная сельскохозяйственная ярмарка, где продавались изделия народных промыслов, продукты, домашний скот и птица. Все это выставлялось в Кашвакамак-Холле… где они, судя по всему, и собираются оставить нас на ночь.

Он посмотрел на Порватого, но Порватый не собирался что-либо подтверждать или отрицать. Порватый только лыбился. Маленькая вертикальная складка исчезла с его лба.

– Клай, посмотри, – Дениз изо всех сил пыталась изгнать дрожь из голоса.

Он повернулся к ветровому стеклу и тут же нажал на педаль тормоза. Пожилая женщина с гноящимися порезами на обоих ногах, покачиваясь, вышла из толпы. Обогнула арашютную вышку, несколько раз споткнулась о строительные конструкции «Дома ужасов», которые приготовили, но не установили на место (помешал Импульс), потом неловко побежала к автобусу. Добежав, забарабанила по ветровому стеклу грязными, скрюченными артритом руками. И на лице женщины Клай увидел не пустоту, которую ассоциировал с мобилоидами, а полнейшую дезориентацию. И с таким выражением лица он уже сталкивался. «Кто ты? – спрашивала его фея Темная. Фея Темная, которая не получила полного Импульса. – Кто я?»

Девять мобилоидов аккуратным квадратом двинулись следом за пожилой женщиной, чье безумное лицо отделяли от лица Клая какие-то пять футов. Ее губы шевелились, и он услышал четыре слова, которые одновременно достигли его ушей и разума: «Возьми меня с собой».

«Едва ли вы захотите поехать, куда едем мы», – подумал Клай.

А потом мобилоиды схватили ее и потащили обратно к толпе на поляне. Она пыталась вырваться, но они были неумолимы. Клай поймал ее взгляд и подумал, что это глаза женщины, которая могла считаться счастливицей, если попала в чистилище. Но, похоже, это был ад.

Вновь Порватый вытянул руку, ладонью вверх, указательным пальцем вперед: «Поехали».

Пожилая женщина оставила на ветровом стекле отпечаток ладони, призрачный, но все-таки заметный. Клай смотрел сквозь него, наживая на педаль газа.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   37

Похожие:

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка)
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно часть I тень прошлого они начинают! Совершенствуя форму
Ужас, продолжавшийся в последующие двадцать восемь лет, — да и вообще был ли ему конец? — начался, насколько я могу судить, с кораблика,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно Стивен Кинг Оно Оригинал: Stephen King, “It”
Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льётся кровь...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Оно (Том 2) Кинг Стивен Оно (Том 2)
Билл с трудом разлепил один глаз и потянулся за трубкой. Она упала на стол, и он схватил ее, открывая другой глаз. В голове у него...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтрелок Стивен Кинг Стрелок Темная Башня1 Стивен Кинг Стрелок Эду Ферману, который на свой
Редкий надгробный камень был указателем на пути, а узенькая тропа, петляющая по щелочному насту – вот и все, что осталось от столбовой...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Салимов удел Стивен Кинг. Салимов удел © перевод Е. Александрова
Олдтауна, штат Мэн, медицинского эксперта округа Пенобскот, обладающего прекрасным стажем в самой замечательной врачебной специальности...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных Стивен Кинг кладбище домашних...
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconРичард Матесон я – Легенда Часть 1 Январь 1976 г
Роджер Корман, Стивен Спилберг и другие, давно стали классикой кинематографа. Недаром Рэй Брэдбери назвал Р. Матесона одним из наиболее...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconКак писать книги. Мемуары о ремесле. Стивен Кинг. Собрание сочинений
Сан-Франциско. В группу входили: Дейв Барри – гитара, Ридли Пирсон – бас-гитара, Барбара Кинг – клавишные, Роберт Фалгэм – мандолина,...

Стивен Кинг Мобильник (черновик перевода) iconСтивен Кинг Бабуля
Мама Джорджа пошла к двери, но остановилась у порога и, поколебавшись, вернулась. Она взъерошила волосы сыну

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов