Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова




НазваниеИзбранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова
страница7/43
Дата публикации18.06.2013
Размер7.15 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   43
^

3. РЕФЕРЕНТНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ДИНАМИЧНОСТИ ПРОЦЕССА ТОРМОЖЕНИЯ


Как известно, в практике работы с условными рефлексами были выделены четыре вида внутреннего торможения: угасательное, дифференцировочное, условное (условный тормоз) и запаздыва-тельное. Выработка условного тормоза представляет собой, по физиологическому смыслу, вариант образования дифференцировки, и, хотя при его выработке могут наблюдаться специфические явления, имеющие определенное диагностическое значение, этот вид торможения вряд ли может считаться самостоятельным. Кроме того, выработка запаздывательного торможения, по всей видимости, является слишком многозначно обусловленным (в частности, со стороны свойств нервной системы) процессом, чтобы рассматриваться в качестве унитарного показателя какого-либо одного свойства, скажем динамичности нервной системы.

По этим причинам в качестве прямых индикаторов динамичности процесса торможения мы будем в дальнейшем рассматривать выработку двух видов внутреннего торможения: угасательного и дифференцировочного. Данные относительно условного тормоза (которые, кстати, весьма немногочисленны) мы рассмотрим вместе с данными о дифференцировке, а на проблеме формирования запаздывающих реакций мы остановимся в гл. X.

Прежде чем перейти к изложению фактического материала, напомним некоторые общие моменты, относящиеся к проблеме внутреннего торможения в целом:

1) применение при угашении или дифференцировании раздражителя без подкрепления ведет не просто к ослаблению или нейтрализации его эффекта, а к развитию активного тормозного состояния, во многих случаях обладающего собственным выражением, противоположным тому, которое свойственно положительному раздражителю (десинхронизация – гиперсинхронизация биотоков мозга, задержка дыхания – гиперпноэ, повышение порога – понижение порога ощущения и т. д.);

2) по современным представлениям тормозной эффект возникает в данной системе не только (а может быть, и не столько) как результат внутренней, интраструктурной трансформации ее состояния, но и (может быть, главным образом) как следствие активации особых тормозящих как микро-, так и макрообразований центральной нервной системы, несущих, таким образом, специальную функцию генерации тормозного потенциала (П.Г. Костюк, 1963).
^

А. Фотохимические тормозные условные реакции


Материалы по индивидуальным различиям в быстроте и динамике образования тормозных фотохимических условных реакций были получены в лаборатории Б.М. Теплова рядом авторов, начиная с Н.И. Майзель (1956), которая сопоставила показатели выработки условного тормоза, дифференцировки и угашения, измерявшиеся числом предъявлений раздражителя без подкрепления.

В работе Н.И. Майзель было найдено, – правда, только на 9 испытуемых, – что угашение условной фотохимической реакции требует от 5 до 26 предъявлений, выработка дифференцировки – от 4 до 47 предъявлений, а условный тормоз был выработан у 6 испытуемых в течение 4 – 8 предъявлений тормозной комбинации (камертон плюс шипение), но у 3 испытуемых он не выработался даже после 21 – 28 предъявлений; у этих 3 испытуемых образовался условный рефлекс второго порядка.



^ Рис. 8. Динамика выработки дифференцировки к фотохимической условной реакции (в среднем для всей выборки).

Ось абсцисс – порядковый номер предъявления дифференцировочного раздражителя; ось ординат – процент испытуемых в выборке, реагировавших положительной реакцией (снижением зрительной чувствительности).
Все три показателя дали весьма высокую корреляцию, по нашим подсчетам, близкую к единице. Это говорит в пользу того, что все три процесса, будучи различны функционально, по механизмам своего протекания, возможно, весьма близки друг к другу, если не полностью идентичны, и, таким образом, могут быть использованы в качестве равноценных показателей динамичности тормозного процесса.

К сожалению, сопоставление такого рода – трех показателей выработки внутреннего торможения в фотохимической методике – осталось в лаборатории единственным. В других работах (И.В. Равич-Щербо, 1956; В.И. Рождественская, 1956; 1963 а; М.Н. Борисова и др., 1963) авторы имели дело большей частью либо с одной лишь выработкой дифференцировки, либо с угашением условной реакции. Их данные неизменно подтверждали те цифровые показатели, которые были получены в первых работах.

Надо сказать, однако, что быстрота выработки указанных функций в определенной степени зависит от применяемых методических приемов и общего построения опыта. Так, обнаруживалось, что если дифференцировка вводится одновременно с началом сочетаний, то ее образование может оказаться чрезвычайно длительным процессом. Например, в работе В.И. Рождественской (1963 а) выработка дифференцировки, предпринятая именно в таких условиях, потребовала у всех испытуемых нескольких десятков предъявлений, а у некоторых – изменения условий опыта в сторону облегчения задачи (увеличения разницы между условным и дифференцировочным стимулами). Введение же дифференцировки уже после того, как выработан положительный условный рефлекс, заметно сокращает число предъявлений тормозного раздражителя до достижения критерия (обычно наличия тормозной реакции в трех последовательных пробах при сохранении эффекта положительного раздражителя).

На рис. 8 дано графическое представление процесса уменьшения числа положительных реакций на дифференцировочные раздражители в группе из 15 испытуемых, участвовавших в коллективной работе М.Н. Борисовой с соавторами (1963) (график построен по данным М.Н. Борисовой и Л.Б. Ермолаевой-Томиной).

При первом предъявлении дифференцировки примерно у половины испытуемых наблюдается положительная реакция; затем на протяжении 15 предъявлений эта реакция имеет место приблизительно у 15–20 % всей выборки, и после этого обнаруживаются лишь единичные положительные реакции (тормозными при построении кривой считались реакции, составляющие не более чем 5 % снижения чувствительности; график построен при допущении того, что после достижения критерия все дальнейшие реакции данного испытуемого на дифференцировочный раздражитель были бы тормозными).

При выработке дифференцировки к фотохимическому условному рефлексу приходится иногда сталкиваться со следующей трудностью: у некоторых испытуемых в момент введения дифференцировки положительная реакция часто пропадает, и процедуру приходится продолжать до устойчивого восстановления последней. Таким образом, получается, что во многих случаях дифференцировка вырабатывается с места или очень быстро, но положительная условная реакция при этом исчезает, и некоторое время нулевые реакции наблюдаются и на положительный и на тормозной стимулы.

В этом отношении условные фотохимические реакции противоположны многим вегетативным и электрографическим условным рефлексам, при которых, как известно, введение неподкрепляемо-го раздражителя отнюдь не ведет к исчезновению положительной реакции, а, напротив, приводит к растормаживанию ориентировочных механизмов и в последующем – к более или менее длительному сохранению положительной реакции на тормозные раздражители.
^

Б. Кожно-гальванические тормозные условные реакции


Исследование кожно-гальванических реакций, предпринятое в лаборатории Б.М. Теплова Л.Б. Ермолаевой-Томиной, включало до сих пор два индикатора динамичности тормозного процесса – скорость выработки дифференцировки и скорость угашения условной реакции. К выработке дифференцировки приступали после образования условной КГР на звук с мышечным подкреплением. Положительный и тормозной условные раздражители различались частотой тона (первый – 1100 Гц, второй – 600 Гц). Выработка дифференцировки шла до определенного критерия (три тормозные реакции в трех последовательных предъявлениях дифференцировочного раздражителя).

Общая картина процесса выработки показана на рис. 9, где по оси ординат отложен процент возникновения положительных реакций в группе испытуемых (35 человек) при каждом предъявлении дифференцировочного раздражителя (допускалось, что у испытуемых, достигших критерия, все последующие реакции на тормозной стимул были бы нулевыми). Из рисунка видно, что выработка кожно-гальванической дифференцировки есть процесс постепенный и в целом довольно длительный: к 20‑му предъявлению тормозного стимула реакция все еще сохраняется у 10 % испытуемых данной выборки. По данным Л.Б. Ермолаевой-Томиной (1965), выработка дифференцировки требует у отдельных лиц 60 и более предъявлений тормозного стимула, а в среднем – около 17 предъявлений. В то же время есть испытуемые, у которых дифференцировка образуется на втором или третьем ее предъявлении.



^ Рис. 9. Динамика выработки дифференцировки к кожно-гальванической условной реакции (в среднем для всей выборки).

Ось абсцисс – порядковый номер предъявления дифференцировочного раздражителя; ось ординат – процент испытуемых в выборке, реагировавших положительной реакцией.
Угашение условной КГР было изучено Л.Б. Ермолаевой-Томиной и сопоставлено с другими индикаторами только в одной работе (1963), и притом на малом числе испытуемых (13 человек). Было найдено, что оно требует у разных лиц от 1 до 42 предъявлений неподкрепляемого раздражителя. По данным этой работы мы подсчитали коэффициент корреляции рангов между быстротой угашения и быстротой выработки дифференцировки. Он оказался равным 0,52 (р < 0,1), что указывает на действие общего фактора в обеих функциях, но в то же время и на наличие существенных расхождений в этих показателях у некоторых испытуемых.
^

В. Электрокорковые тормозные условные реакции


Насколько нам известно, выработка тормозных электрокорковых реакций ни разу не служила предметом специального исследования с точки зрения физиологии индивидуальных различий: Феномен угашения реакций этого типа отмечался рядом авторов, работавших с условными реакциями типа «звук плюс свет» (А.Ю. Гасто и др., 1957; Н. Иошии и др., 1962; L. Е. Travis, J.P. Egan, 1938; и др.), однако лишь некоторые из них указывали на индивидуальные различия в протекании процесса угашения. То же относится и к выработке дифференцировки (А.Ю. Гасто и др., 1957; Н. Иошии и др., 1962; Н. Jasper, С. Shagass, 1941; F. Morrell, М.Н. Ross, 1953). При этом никто из указанных авторов не пытался поставить обнаруженные индивидуальные особенности в связь с какими-либо физиологическими или типологическими характеристиками индивида.



^ Рис. 10. Кривые выработки дифференцировки к электрокорковой условной реакции.
Сплошная линия построена по средним данным для всей выборки, штриховая кривая с квадратами – для испытуемых с худшими и штриховая кривая с треугольниками – для испытуемых с лучшими показателями выработки дифференцировки.

Ось абсцисс – порядковый номер предъявления дифференцировочного раздражителя; ось ординат – длительность реакции десинхронизации (в с).

Целью выполненных нами экспериментов по выработке тормозных электрокорковых реакций (В.Д. Небылицын, 1961 а, в; 1963 б) было определение диапазона и характера индивидуальных различий в диапазоне этих реакций и сопоставление их с рядом других показателей электрокортикальной динамики.

Выработка дифференцировки изучалась в одной серии опытов на 22 испытуемых, отобранных по признаку наличия достаточно выраженного альфа-ритма. Дифференцировочным раздражителем служил прерывистый тон иной высоты (250 Гц), чем условный стимул (500 Гц). Он вводился после восстановления условной реакции, следовавшего за ее угашением, и предъявлялся через каждые 2 – 4 сочетания до получения на него трех последовательных тормозных реакций (отсутствие подавления альфа-ритма), после чего проверялась сохранность условной реакции.

Из наших данных явствует, что образование электрокорковой дифференцировки есть процесс, чрезвычайно сильно подверженный влиянию факторов индивидуальности. Испытуемые демонстрируют исключительно широкий диапазон показателей скорости формирования дифференцировочного торможения: если у некоторых лиц этот процесс заканчивается через 5 – 12 сочетаний (с момента введения дифференцировки), то у отдельных испытуемых для образования дифференцировки требуются десятки сочетаний, а у одного из них число сочетаний в наших опытах перешло за сотню.

На рис. 10 даны кривые выработки дифференцировки для всей группы испытуемых в целом (сплошная линия) и для двух подгрупп, составленных из испытуемых с лучшими (пунктирная линия с треугольниками – 6 человек) и с худшими (пунктирная линия с квадратами – 7 человек) показателями выработки дифференцировки. Следует иметь в виду, что выработка дифференцировки происходила до определенного критерия – наличия тормозной реакции в трех пробах подряд, поэтому число предъявлений дифференцировочного стимула было различным у разных испытуемых. Кривая же построена в предположении, что у лиц, достигших указанного критерия, все дальнейшие реакции явились бы тормозными. Вероятно, однако, что на самом деле во многих случаях имело бы место расторма-живание дифференцировки и, таким образом, реальная кривая легла бы выше той общегрупповой кривой, которая обозначена на графике сплошной линией.



^ Рис. 11. Динамика угашения электрокорковой условной реакции (в среднем для всей выборки).

Ось абсцисс – число предъявлении тормозного раздражителя; ось ординат – длительность реакции десинхронизации (в с).
Общая кривая указывает на то, что даже после двух десятков, предъявлений дифференцировочного раздражителя он вызывает эффект, в среднем равный 0,5 – секундной блокаде альфа-ритма. И хотя у некоторых испытуемых нулевой эффект достигается сравнительно быстро, на 4 – 5‑м предъявлении, «худшие» в этом отношении испытуемые демонстрируют наличие длительной десинхронизации, как это видно из верхней пунктирной кривой (рис. 10), в течение всего первоначального цикла выработки дифференцировки. С нашей точки зрения, испытуемые первой группы обладают высокой динамичностью, а испытуемые второй группы – низкой динамичностью тор мозного процесса.

Опыты с угашением электрокорковых условных реакций были проведены в двух сериях, в одной из которых приняли участие 22 испытуемых, а в другой – 20. В обеих сериях угашению подвергались условные реакции десинхронизации, выработанные при активирующем подкреплении. Угашение было острым, т. е. производилось в течение одного опыта до получения трех тормозных реакций подряд. Разница между сериями была в том, что в первой из них условным стимулом был прерывистый тон 500 Гц (частота посылок 10 Гц), а во второй – непрерывный тон. Поскольку эта разница не привела к существенным различиям в характере угашения, мы позволили себе объединить данные обеих серий и построить кривую угашения условной реакции в среднем для всей выборки, состоящей, таким образом, из 42 человек. Эта кривая представлена на рис. 11.

Она построена так же, как и кривая для дифференцировки, т. е. в предположении нулевых (тормозных) реакций при экстраполяции кривых у испытуемых, достигших критерия выработки угасатель-ного торможения, и сама сильно напоминает кривую выработки дифференцировки, хотя бы в том отношении, что при последних пробах средняя длительность реакции десинхронизации все еще составляет от 0,5 до 1 с.

Индивидуальные различия в ходе становления угасательного торможения не менее значительны, чем при выработке дифференцировки. Наряду с испытуемыми, демонстрирующими угашение после 1 – 3 предъявлений стимула без подкрепления, нам встречались и такие лица, у которых для угашения требовалось много десятков предъявлений. Здесь, по нашему мнению, снова отражаются индивидуальные различия в динамичности тормозного процесса, требующегося для подавления, «размыкания» сформированной ранее условной связи.
^

Г. Электромиографические индикаторы динамичности тормозного процесса


Специфическим аспектом проблемы динамичности тормозного процесса является вопрос о показателях этого свойства, извлекаемых из электромиографической методики. В отличие от описанных выше фотохимических, электрокорковых и кожно-гальванических реакций мышечная функция является вполне «произвольной» – двигательная активность поперечнополосатой мускулатуры легко поддается достаточно тонкому сознательному регулированию и управлению. При исследовании у нормального человека двигательных реакций, обусловленных предварительной инструкцией, эта произвольность выражается в формировании «с места» любых не слишком сложных систем связей в двигательном анализаторе, а при электромиографической регистрации – в незамедлительном появлении импульсной мышечной активности при осуществлении действий, обусловленных инструкцией. В силу этого обстоятельства и двигательная методика с предварительной инструкцией и ее электромиографическое развитие, видимо, не могут быть применены для изучения динамичности возбудительного процесса. Показатели этого свойства средствами двигательной методики практически неуловимы.

Совсем по-иному, однако, обстоит дело с индикаторами динамичности торможения. Хотя произвольное, совершаемое согласно инструкции прекращение, затормаживание двигательных реакций как таковых опять-таки не представляет для испытуемых каких-либо затруднений, оказывается, что затормозить с такой же легкостью электрическую импульсную активность мышц могут отнюдь не при всех условиях и не все испытуемые. «…Человек может произвольно воздержаться от совершения движения, но он не может произвольно прекратить электрическую активность мышц при наличии даже самой слабой тенденции к совершению движения» (Б.М. Теплов, 1963, с. 16). Эта особенность электромиографической методики и открывает путь к использованию предоставляемых ею показателей в качестве индикаторов динамичности торможения, поскольку индивидуальные различия в легкости и быстроте подавления электрической мышечной активности вне моментов собственно двигательной деятельности, с нашей точки зрения, ближе всего толкуются именно как проявления различного уровня динамичности тормозного процесса.

Проблема индивидуальных различий, вскрываемых электромиографической методикой, была тщательно в целом ряде экспериментальных серий изучена А.Я. Колодной (1959, 1961, 1963 а, б). Основным методическим приемом служило в этих работах предъявление ритмической световой стимуляции (одна вспышка в 1,2 с) с задачей испытуемому нажимать на резиновый баллончик одной или двумя руками в порядке, установленном для данного опыта инструкцией. Различные варианты экспериментальной задачи позволяли извлечь из опыта несколько количественных показателей, таких, например, как длительность подготовительной активности мышц при экстренном увеличении периода между сигналом «Внимание!» и включением ритмического раздражителя или число опытов до выработки так называемых чистых пауз, т. е. интервалов между двумя нажатиями, свободных от электрических мышечных импульсов, и некоторые другие.

Рисунки 12 и 13 иллюстрируют индивидуальные различия в элект-ромиограммах локтевых сгибателей кисти в условиях заданного инструкцией чередования одного положительного и нескольких (двух и пяти) тормозных раздражителей. Из рисунков видно, что, хотя все испытуемые исправно выполняют инструкцию, нажимая только в ответ на положительные сигналы, в динамике мышечной электрической активности наблюдаются разительные индивидуальные вариации. Если у некоторых испытуемых электрические ирияв-ления мышечной активности хорошо соответствуют по времени наличию положительного раздражителя, то у других испытуемых мышечной активностью заполнены и паузы между положительными сигналами. Столь же существенные различия наблюдаются и при регистрации подготовительной активности мышц, а также при записи мышечных импульсов по окончании серии положительных раздражителей – в «последействии» ритмической последовательности сигналов.



Рис. 12. Электромиографическая активность сгибателей кисти у двух испытуемых с малой динамичностью тормозного процесса: А – при чередовании одного положительного сигнала с двумя тормозными; Б – при чередовании одного положительного и пяти тормозных сигналов. 1 – отмегка положительной реакции, 2 – ЭМГ, 3 – отметка световых сигналов, 4 – отметка времени (1 с) (А.Я. Колодная, 1961).


Рис. 13. Электромиографическая активность сгибателей кисти у двух испытуемых с высокой динамичностью тормозного процесса. Обозначения те же, что на рис. 12 (А.Я. Колодная, 1961).
По данным А.Я. Колодной (1963 а), число предъявлений ритмической серии стимулов до выработки чистых пауз варьирует у разных испытуемых от 3 до 390, процентное отношение чистых пауз к общему числу интервалов – от 98 до нуля, время, занятое мышечной активностью в интервале экстренного отставления стимуляции на 20 с, – от 0,2 до 20 с и, наконец, длительность последействия по прекращении стимуляции – от нуля до 17 с, при переходе от одной руки к другой – от нуля до 31 с.

Каждый из указанных показателей может быть с достаточными основаниями интерпретирован как индикатор динамичности тормозного процесса. Это не вызывает сомнений по отношению к такому показателю, как скорость выработки чистых пауз. Совершенно очевидно, что успех этой процедуры зависит в полной мере от легкости и быстроты генерации нервной системой процесса торможения в ходе многократного предъявления стимуляции, обладающей тормозным значением. Эта процедура в некотором смысле аналогична выработке дифференцировки. Но и такой показатель, как импульсная активность в период неожиданного отставления стимуляции, видимо, тоже определяется динамичностью торможения, поскольку для подавления этой активности требуется экстренное развитие тормозного процесса. Наконец, от динамичности торможения, как можно думать, в значительной степени зависит и прекращение мышечных импульсов в последействии, вызванном ритмической стимуляцией: здесь тормозный процесс играет роль активного ограничителя следовых явлений, которые без его вмешательства, возможно, продолжались бы неопределенно долгое время.

Представление о том, что во всех этих индикаторах наблюдается действие единого физиологического фактора, которым, вероятно, является, динамичность тормозного процесса, подтверждается их взаимными сопоставлениями как в форме простого сравнения результатов отдельных испытуемых, так и с помощью корреляционного анализа.

Таблица 1

Интеркорреляции рангов между электромиографическими показателями динамичности тормозного процесса (М.Н. Борисова и др., 1963)

Показатели

1

2

3

4

5

6

1. Время, занятое мышечной активностью в интервале 4 с отставления стимуляции




88

70

64

72

78

2. То же в интервале 20 с отставления







69

64

72

79

3. Длительность мышечного последействия по прекращении стимуляции










77

72

78

4. Сохранение мышечной активности



















в неработающей руке при переключении на другую руку













69

76

5. Отношение числа чистых пауз к общему числу пауз между стимулами
















91

6. Число опытов до выработки чистых пауз



















Примечания. 1. В этой и во всех последующих корреляционных таблицах нули и запятые у числовых значений коэффициентов корреляции опущены, даны только десятичные знаки. 2. Все коэффициенты достоверны на 0,1 %-ном уровне значимости.

В табл. 1 приведены интеркорреляции рангов шести электромиографических показателей, использованных в числе прочих для сопоставления в коллективной работе М.Н. Борисовой с соавторами (1963). Высокие числовые значения каждого из коэффициента (р < 0,001) свидетельствуют о наличии в матрице интеркорреляций общего фактора, который действительно был выделен авторами указанной работы. Правда, он был интерпретирован как баланс нервных процессов, т. е. как соотношение двух процессов – возбуждения и торможения, однако толкование его с точки зрения функции одного процесса, именно торможения, кажется более экономным и рациональным. Оно позволяет, в частности, избежать вынужденного ограничения, вводимого интерпретацией этого фактора как баланса нервных процессов в характеристику испытуемых, различающихся по уровню мышечной импульсной активности. Дело в том, что с точки зрения баланса эти испытуемые – если взять крайние группы – характеризуются либо как возбудимые, т. е. с преобладанием возбуждения, либо как уравновешенные. В последнюю категорию попадают лица с минимальной мышечной активностью (А.Я. Колодная, 1961, 1963 б). Как видим, при таком подходе не могут быть выделены в особую группу индивиды с преобладанием тормозного процесса – для них просто не предусматривается места. Если же мышечную активность интерпретировать как функцию динамичности торможения, то тогда указанная трудность отпадает: значительная мышечная активность будет признаком низкой, а малая активность – высокой динамичности тормозного процесса. Таким образом, весь континуум этого свойства оказывается полностью занят распределением данной физиологической функции, и ни один из его полюсов не остается не заполненным тем или иным функциональным содержанием, как это имеет место при истолковании электромиографических показателей с позиции баланса нервных процессов.

Возникает вопрос: каковы внутренние мозговые механизмы генерации тормозного потенциала при выработке внутреннего торможения? И более частная проблема: одни ли и те же тормозные механизмы принимают участие в формировании рассмотренных выше разновидностей внутреннего торможения – дифференцировочного и угасательного, или эти механизмы различны и, таким образом, могут не совпадать у одного и того же испытуемого?

Ответ на первый вопрос в принципе может быть двояким. Выше уже указывалось, что современная нейрофизиология допускает возникновение тормозного состояния в данной структуре или системе двумя путями: либо путем внутренней трансформации состояния данной структуры, бывшей непосредственно перед этим в состоянии возбуждения, либо путем активации специальных тормозных экстраструктур, посылающих при определенных условиях тормозные команды. Имеются свидетельства о существовании ряда таких тормозящих образований, действующих в качестве ингибиторов относительно моторики, примитивных эмоций, вегетативных реакций, т. е. в качестве генераторов, главным образом безусловных тормозных приказов. Можно думать, однако, что в выработке условного торможения ведущую роль играют если не все, то, по крайней мере, некоторые отделы верховного регулятора биологических функций – коры больших полушарий. Эта точка зрения была подробно обоснована нами в статье, специально посвященной проблеме нейрофизиологических механизмов баланса нервной системы по динамичности возбудительного и тормозного процессов (В.Д. Небылицын, 1964 б).

Что касается вопроса о совпадении или несовпадении механизмов дифференцировочного и угасательного торможения то, исходя из только что сформулированного представления, следует, очевидно, предположить, что эти механизмы должны быть, – по крайней мере, в общем – теми же самыми как в случае дифференцировки, так и в случае угашения. К сожалению, мы располагаем слишком незначительным экспериментальным материалом для прямого ответа на этот вопрос. Все же те сведения, которые имеются, говорят, скорее, в пользу этого предположения.

Так, напомним высокое соответствие между данными, полученными Н.И. Майзель (1956) по фотохимической методике. В наших опытах с использованием ЭЭГ показателей мы имели возможность сравнить выработку электрокорковой дифференцировки с угашением положительной условной реакции. Коэффициент корреляции рангов, если сравнивать испытуемых по скорости достижения критерия, был не очень высоким (0,42; р < 0,05); если взять другой показатель, именно среднюю длительность десинхронизации в первых 5 пробах тормозного стимула, то корреляция рангов возрастает до 0,57 (р < 0,02). Эти не слишком высокие показатели связи хотя и указывают на общность механизмов внутреннего торможения (по крайней мере, при одном и том же эффекторе), но наводят в то же время на мысль о том, что на фоне совпадения этих функций все же, по-видимому, существует и известная их независимость, проявляющаяся иногда в расхождении скоростей формирования этих двух видов внутреннего торможения. В нашем электроэнцефалографическом материале такое расхождение мы наблюдали у нескольких испытуемых: у одного из них быстро образовывалась дифференцировка (9 сочетаний до выработки), но не удалось добиться угашения условной реакции, а у трех других имело место обратное соотношение (угашение после 3, 3 и 7 предъявлений и выработка дифференцировки соответственно после 35, 52 и 69 сочетаний, перемежающихся через 2 – 4 сочетания предъявлением дифференцировочного стимула) (В.Д. Небылицын, 1963 б).

Обсуждая возможный физиологический смысл подобных расхождений, можно думать, что, хотя кора головного мозга и осуществляет ведущую тормозную функцию, тем не менее другие (вероятно, подчиненные ей) тормозящие образования могут в некоторых ситуациях выработки внутреннего торможения играть более значительную роль. Так, если принять гипотезу А.И. Ройтбака (1962), связывающую угашение условных рефлексов с активацией неспецифической системы таламуса, то можно предположить, что в процессе угашения, в отличие от выработки дифференцировки, неспецифический («ретикулярный») таламус может в каких-то случаях обеспечивать сравнительно более быстрое развитие торможения. Эти случаи, возможно, и являются причиной понижения коэффициента корреляции между скоростью образования дифференцировки и быстротой угашения условных рефлексов.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   43

Похожие:

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconИзбранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии
Марбургском университете Когена и глубоко уважал его как одного из своих учителей

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconПериодизация психического развития в детском возрасте фундаментальная...
Из книги: Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М.: Педагогика 1989. С. 60-77

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconСтатья 12 ск(брак заключается между мужчиной и женщиной). 1917 год-появление...
Комментарии к семейному кодексу под редакцией Нечаевой, под редакцией Кузнецовой, под редакцией Крашенинникова

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconСтатья 12 ск(брак заключается между мужчиной и женщиной). 1917 год-появление...
Комментарии к семейному кодексу под редакцией Нечаевой, под редакцией Кузнецовой, под редакцией Крашенинникова

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconПод редакцией доктора педагогических наук, профессора А. В. Родионова
Психологические закономерности возрастного развития детей и подростков – В. Н. Непопалов, Л. Г. Уляева

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconДуглас Хардинг Откройся Источнику
«Откройся Источнику. Избранные наставления Дугласа Хардинга под редакцией Ричарда Ланга.»: Ганга; Москва; 2007

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconАбалкин Л. И. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды
I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-1918 гг. 47

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconА. В. Запорожец «Основные проблемы онтогенеза психики» // Хрестоматия...
Хрестоматия по возрастной психологии. Часть Предмет и методы возрастной психологии. / Ред сост. Карабанова О. А., Подольский А. И.,...

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconЛеонтьев А. Н. Очерк развития психики леонтьев А. Н. Избранные психологические...
Ковалев А. Г. Соотношение психических процессов, состояний и свойств личности

Избранные психологические труды Под редакцией Б. Ф. Ломова iconШаманизм избранные труды (Публикации 1928 1929 гг.) Творческо-производствеиная
В настоящий сборник включены работы известного якутского этног­рафа и фольклориста Г. В. Ксенофонтова, посвященные шаманству якутов...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов