Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология.




НазваниеЛекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология.
страница22/22
Дата публикации09.07.2013
Размер4.06 Mb.
ТипЛекция
zadocs.ru > Психология > Лекция
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
I, с. 287] *
Итак, вы познакомились с последними из упомяну­тых стихийных механизмов формирования личности.

Еще раз замечу, что все рассмотренные механизмы могут принимать и осознанные формы, однако осознание не необходимо для их работы, больше того, оно ча­сто и невозможно.

Замечу также, что все эти механизмы действуют, как правило, совместно, тесно переплетаясь и усиливая друг друга, и только умственное абстрагирование позволяет рассмотреть каждый из них в отдельности.

Обратимся к самосознанию, появление которого оз­начает «второе рождение» личности.

Коротко самосознание можно определить как образ себя и отношение к себе. Такие образ и отношение не­разрывно связаны со стремлением изменить, усовершен­ствовать себя. Пожалуй, одна из высших форм работы самосознания заключается в попытках найти смысл собственной деятельности; нередко эти попытки вырас­тают в поиск смысла жизни.

Таким образом, мы наметили главные функции самосознания — познание себя, усовершенствование себя, поиск смысла жизни, на которых дальше и остановимся. Конечно, они не исчерпывают всех форм работы самосознания, но вполне их представляют. А главное для нас — получить общее представление об этой новой «ин­станции» личности и понять, почему и как ее появле­ние обеспечивает дальнейший рост личности.

Познание себя — одна из самых сложных и, в то же время субъективно очень важных задач. Сложность этой задачи вызвана многими причинами. Во-первых, чело­век должен развить свои познавательные способности, накопить соответствующие средства, чтобы потом при­менить их к познанию себя. А это приходит с возрас­том и предполагает определенное умственное развитие. Во-вторых, должен накопиться материал для познания, т.е. человек должен чем-то (кем-то) стать; вместе с тем он находится в непрерывном развитии, и самопо­знание все время отстает от своего- объекта. В-третьих, всякое знание о себе уже фактом своего получения меняет субъекта: узнав нечто о. себе, он становится дру­гим. Поэтому-то задача «познать себя» и оказывается для человека столь субъективно значимой: всякое про­движение в ней — очередной шаг в его развитии.

Познание себя начинается в очень раннем детстве, но там оно имеет совершенно особые формы и содержание.

Сначала ребенок учится отделять себя от физическо­го мира: он еще не знает, что относится к его телу, а что — к миру.

По описанию Я. Корчака, маленький ребенок хвата­ет себя за ногу, тянет ее в рот, падает, а потом недо­уменно оглядывается: кто же это его толкнул?

Позднее ребенок начинает осознавать себя уже в другом смысле — в качестве члена социальной микрогруппы. И здесь на первых порах наблюдается сходное явление: он еще плохо отделяет себя от других, а дру­гих — от себя. Это выражается в известном детском эго­центризме. В сознании ребенка он как бы центр соци­ального микромира, а другие люди существуют для того, чтобы его кормить, поить, с ним играть, его воспиты­вать.

Выход на подобного «социального эгоцентризма» ярко описал Л. Н. Толстой в своей повести «Детство. Отро­чество. Юность». Приведу отрывок:

«Случалось ли вам, читатель, в известную пору жизни вдруг замечать, что ваш взгляд на вещи совершенно изменяется. Тако­го рода моральная перемена произошла во мне в первый раз во время нашего путешествия, с которого я и считаю начало моего от­рочества.

Мне в первый раз пришла в голову ясная мысль о том, что не мы одни, то есть наше семейство, живем на свете, что не все инте­ресы вертятся около нас, а что существует другая жизнь людей,
* «Я был очень благовоспитанным человеком» (фр.).

ничего не имеющих общего с нами, не заботящихся о нас и даже не имеющих понятия о нашем существовании. Без сомнения, я и преж­де знал все это; но знал не так как я это узнал теперь, не созна­вал, не чувствовал» [112, т. I, с. 124].
Замечу, что описываемое событие Л. Н. Толстой ха­рактеризует как «моральную перемену» и придает ему настолько большое значение, что датирует им переход от детства к отрочеству. Без сомнения, в нем можно видеть скачок в осознании своего «социального Я»,

Наконец, в подростковом возрасте начинается осознание «духовного Я», т.е. своих психических способ­ностей, характера, нравственных качеств. Этот процесс стимулируется активной ассимиляцией того слоя куль­турного опыта, который находится над слоем конкрет­ных социально-ролевых норм, и выражает обобщенную работу поколений в решении духовных и нравственных проблем.

В жизни подростка этот процесс начинается с вопро­сов; «Каков я?», «Что во мне не так?», «Каким я дол­жен быть?»

Вот выдержка из сочинений одной пятиклассницы: «А вообще правильно, что Николенька думал о себе. Он сравнивал себя с дру­гими смотрел, какие у него хорошие черты, какие плохие. Плохие старался исправить. И я тоже. Только это недавно, с пятого клас­са. В четвертом классе я маленькой была, а в пятом — мне уже 12 лет! Вообще с пятого класса какая-то другая жизнь пошла. Смотрю на всех, наблюдаю, как ко мне относятся, как я к другим. Почему бы это?..»

Именно в этом возрасте начинает формироваться. «идеальное Я», т. е., осознанный личный идеал, сопо­ставление с которым часто вызывает неудовлетворен­ность собой и стремление себя изменить.

Выработка такого идеала, а также соотнесение с ним целей, поступков, линии жизни и представляют вторую из названных выше важнейших функций самосо­знания. А. Н. Леонтьев образно описывает ее как дви­жение сознания по вертикали, имея в виду пространст­во Собственных мотивов личности [53, с. 212]. Этот про­цесс сопровождается особыми переживаниями по по­воду себя и своих поступков: угрызениями совести, не­довольством собой, оценками и переоценками себя.

Самосознанию, особенно нравственному самосозна­нию, предстоит еще долгий путь развития. Это развитие происходит в условиях конфликтов, порождаемых как внешними условиями, так и собственными мотива­ми личности.

Я хочу для примера разобрать один вид довольно распространенных конфликтов. Они возникают между мотивами, представляющими, условно говоря, «социаль­ный» и «духовный» уровни развития личности.

- Необыкновенно сильную иллюстрацию борьбы моти­вов этих двух уровней мы находим в произведении Л. Н. Толстого «Исповедь», которое смело можно на­звать историей развития личности писателя. Вспоминая себя в шестнадцатилетнем возрасте, Толстой пишет:

«Теперь я вижу ясно, что вера моя <...> единственная истин­ная вера моя, в то время была вера в совершенствование. Но чем было совершенствование и какая была цель его, я бы не мог ска­зать. <...> Началом всего было, разумеется, нравственное совершен­ствование, но скоро оно подменилось совершенствованием вообще, т. е. желанием быть лучше не перед самим собою или перед богом, а желанием быть лучше перед другими людьми. И очень скоро это стремление быть лучше перед людьми подменилось желанием быть сильнее других людей, т. е. славнее, важнее, богаче: других <...>

Когда-нибудь я расскажу историю моей молодости. Думаю, что многие и многие испытали то же. Я всею душою желал быть хоро­шим; но я был молод, у меня были страсти, а я был один< совершен­но один, когда искал хорошего. Всякий раз, когда я пытался вы­сказывать то, что составляло самые задушевные мои желания: то, что я хочу быть нравственно хорошим, я встречал презрение и на­смешки; а как только я предавался гадким страстям, меня хвалили и поощряли. Честолюбие, властолюбие, корыстолюбие, любострастие, гордость, гнев, месть — все это уважалось. Отдаваясь этим страстям, я становился похож на большого, и чувствовал, что мною доволь­ны <...>

Без ужаса, омерзения и боли сердечной не могу вспомнить об этих годах. Я убивал людей на войне, вызывал на дуэли, чтобы убить, проигрывал в карты, проедал труды мужиков, казнил их, блудил, обманывал. Ложь, воровство, любодеяния всех родов, пьян­ство, насилие, убийство <...> Не было преступления, которого бы я не совершал, и за все это меня хвалили» <...> [112, т. XVI, с. 109—110].

В этих отрывках многое, обсуждаемое теперь науч­ной психологией, сказано просто и предельно точно.

Мы видим, как «стихийная нравственность», приоб­ретенная писателем в детстве, уступает напору соци­альных мотивов (стремлению быть признанным непо­средственным социальным окружением) — мотивов, ко­торые начинают доминировать в подростковом возрасте и, как правило, остаются ведущими в последующее десятилетие жизни человека (если не дольше). Чрезвычай­ная сила этих мотивов заставляет взрослеющую лич­ность усваивать нормы поведения и ценности ее референтной группы, которые нередко расходятся с норма­ми «высшей нравственности». В этих условиях возни­кает опасность не только остановки духовного роста, но и всевозможных искажений в развитии личности в целом, что с необычайной выразительностью, описал в отношении себя Л. Н. Толстой.

С другой стороны, из этих описаний видно, как окрепшее с годами духовное самосознание писателя позволило ему не только осознать, но и дискредитиро­вать ведущие мотивы того периода его жизни.

Итак, за борьбой между «социальным» и «духовными уровнями личности, как правило, стоит противоречи­вость и разноуровневость социальных «норм». Конструк­тивная переработка этих противоречий возможна толь­ко при участии самосознания и составляет один из важ­нейших моментов личностного творчества человека.

Перейдем к последней функции самосознания — осмыслению собственной жизни. Сразу скажу, что это активность особого рода: она направлена не просто на осознание ведущих мотивов, но и на координацию всей-личности в целом. Ведь речь здесь идет о смысле не отдельных действий, поступков и даже деятельностей, а о смысле всей жизни. Факты показывают, что этот вопрос встает не перед каждой личностью, и не с равной силой. Редко он появ­ляется в молодые годы. Если молодой человек и ставит перед собой такие вопросы, то звучат они немного иначе: не «Для чего я живу?», а «Для чего (или как) я хочу жить?» Молодой человек, по выражению Л. Н. Толстого, еще «пьян жизнью», у него еще много стихийно возникающих и стихийно действующих мотивов.

Обычно нужно окунуться в жизнь, пройти некоторые этапы жизненного пути, чтобы началась внутренняя ра­бота по осмыслению собственной жизни. Часто случается, что вопрос о смысле жизни возникает вместе с по­явлением осязаемого ощущения ее конечности, т. е. не­избежной смерти.

Человеческая культура содержит много замечатель­ных памятников, в которых отражены подобные пере­живания личности, подобная работа ее самосознания. Я позволю себе снова обратиться к «Исповеди» Л. Н. Толстого как к одному из самых выдающихся произведений, написанных на эту тему.

На примере рассмотренных выше отрывков из «Ис­поведи» мы видели как Л. Н. Толстой со свойственной ему силой ума, критичностью и откровенностью посто­янно анализировал собственные мотивы, пытаясь по­нять, почему он занимается тем или иным делом, что в действительности им руководит. Этот анализ неодно­кратно приводил его к неожиданным открытиям, кото­рые заставляли его резко изменить свой образ жизни. И вот на фоне такой работы возник еще один, более общий процесс. Вначале, по описанию Толстого, он стал обнаруживать себя, в форме недоумений и вопро­сов: «Зачем я живу?», «Ну, а потом что?»

Он отгонял эти вопросы, но они возвращались и ос­тавались без ответа. В конце концов эти вопросы без ответа, по словам Толстого, «слились в одно' черное пятно», и жизнь остановилась.

«Прежде чем заняться самарским имением, воспитанием сына, писанием книги, надо знать, зачем я это буду делать. Пока я не знаю — зачем, я не могу ничего делать.

<...> И это сделалось со мной в то время,— продолжает Тол­стой,— когда со всех сторон было у меня то, что считается совер­шенным счастьем... И в таком положении я пришел к тому, что не мог жить и, боясь смерти, должен был употреблять хитрости про­тив себя, чтобы не лишить себя жизни <...>» [112, т. XVI, с. 117— 118].

Поиски ответа на вопрос о смысле жизни продол­жались у Толстого более трех лет. Они были напряжен­ны и мучительны.

Невозможно проследить все сложные ходы мыслей и переживаний автора. 'Для этого нужно читать само произведение. Скажу только несколько слов о том пси­хологическом выходе, который нашел для себя в конце концов Толстой. Он очень знаменателен.

Одно из главных рассуждений, к которому постепен­но пришел автор «Исповеди», состояло в том, что в сво­их поисках, «гордых и одиноких», он оторвался от мно­гих и многих миллионов людей, живших до него и жи­вущих теперь, и в этом была его ошибка.
«„С тех пор, как началась какая-нибудь жизнь людей, у них уже был этот смысл жизни, и они вели эту жизнь, дошедшую до меня. Все, что есть во мне и около меня, все это — плод их знания Жизни. Те самые орудия мысли, которыми я обсуждаю эту жизнь и ^осуждаю ее, все это не мной, а ими сделано. Сам я родился, воспитался, вырос благодаря им. Они выкопали железо, научили рубить лес, приручили коров, лошадей, научили сеять, научили жить вместе, урядили нашу жизнь; они научили меня думать, говорить. И я-то; их произведение, ими вскормленный, вспоенный, ими на­ученный, их мыслями и словами думающий, доказал им, что они — бессмыслица! Тут что-то не так..." — говорил я сам себе» [112, т. XVI, с. 136].
В этих замечательных строках Толстого мы нахо­дим ростки того представления, которое называем те­перь общественной сущностью человека. Человек и его личность —порождения человечества. Через это. понима­ние Толстой и приходит к. следующей мысли:, чтобы по­нять смысл своей жизни, нужно приравнять ее не к ко­нечному существованию своего тела, а к «бесконечному началу», для выражения которого люди в скрывающей­ся глубине веков выработали разные понятия. Среди них понятие «божественности души», «сущности души», «нравственного добра и зла» [112, т. XVI, с. 143]. И Толстой, по его словам, принял в себя это начало, слился с ним. Так, через своего рода субъективное от­крытие, через приобщение своей единичной' личности к ее источнику—духовному наследию человечества—Тол­стой находит решение мучивших его вопросов.

Психология только подходит к серьезному анализу подобных состояний в Жизни личности. И сказать 6 них значительное слово ей еще только предстоит.

Сейчас можно совершенно определенно сказать, что поиск смысла жизни есть одна из самых важных функ­ций самосознания. Еще раз повторю, что на языке на­учных понятий этот поиск можно представить как про­цесс, направленный на полную интеграцию и координа­цию мотивационной сферы личности.

Чтобы подвести итог в<;ей лекции, я хотела бы вер­нуться к трем категориям понятий, о которых упомина­ла вначале. Это понятия, описывающие социальный мир так, как он обращен к человеку, как он «задает» его лич­ность; далее, понятия, описывающие процесс «враста­ния» человека в социальный мир, и, наконец, понятия,, описывающие работу его самосознания. Для того что­бы образно представить себе в свете этих понятий про­цесс формирования и функционирования личности, я хо­тела бы предложить вам следующую наглядную схему.

Изобразим индивида в виде окружности. Социаль­ная среда вокруг него сложно структурирована, в част­ности в ней могут быть выделены иерархические слои.

различных «норм»: от правил внешнего поведения до духовных идеалов и ценностей. Нормы, предписывае­мые социальными ролями, находятся где-то посередине (см. соответствующие символические изображения на рис. 15).



Рис. 15, «Инверсия» как метафора процесса развития личности (подробное объяснение в тексте)
Индивид начинает жить в этой среде и интериоризировать систему правил, норм и ценностей; начинается рост личности. Этот процесс интериоризации можно упо­добить одной математической операции, которая назы­вается инверсией плоскости в окружность. Согласно этой операции все внешние точки плоскости переходят во внутренние точки окружности. При этом соблюдается следующее правило: точки, находящиеся близко от контура окружности снаружи, переходят в точки, кото­рые также близки к контуру изнутри; более удаленные точки плоскости оказываются ближе к центру окружно­сти и, наконец, бесконечность инвертируется в самый центр окружности.

Процесс формирования личности напоминает такую инверсию. Сначала в ходе взаимодействия с непосред­ственным окружением ребенок усваивает нормы, опо­средствующие его физическое существование. Расшире­ние контактов ребенка с социальным миром приводит к формированию «социального» слоя личности. Наконец, когда на определенном этапе своего развития личность вступает в контакт с более высокими слоями человече­ской культуры—идеалами и духовными ценностями— успешная «инверсия» этого слоя формирует духовный центр личности, ее нравственное самосознание. При бла­гоприятном развитии личности эта духовная инстанция встает над предыдущими структурами, подчиняя их себе. Усиленные поиски смысла жизни есть, как уже говорилось, борьба самосознания за интеграцию лично­сти, превращение ее в одновершинную структуру.

Эта же модель хорошо отражает еще один очень важный момент. Вполне можно сказать, что идеальный слой человеческой культуры не имеет границ и преде­лов; соответственно его интериоризация — процесс, все более конституирующий «центр» личности — никогда не завершается. Это согласуется с представлением о лич­ности как «открытой системе» (Достоевский, Бахтин), а также с субъективным переживанием личности ее соб­ственной бесконечности и даже «бессмертной» сущно­сти (Толстой). По существу, в этом переживании отражается действительная содержательная и временная бесконечность человеческой духовности.

В этой связи можно вспомнить идею Платона, с ко­торой я начала этот курс: душа, приобщаясь к миру идей, становится бессмертной. Рассмотренные процес­сы формирования и жизни личности помогают нам на­полнить и эту метафору Платона глубоким содержатель­но-психологическим смыслом.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Похожие:

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. icon1. Общее представление о психологии как науке
Психология – наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедея-ти

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. icon1. Общее представление о психологии как науке
Объект – это та сторона реальности, на которую направлено изучение. Объект существует независимо от изучения, он фиксирован в названии...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. iconВопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии
Аристотель в трактате «О душе» заложил основы психологии как самостоятельной области знаний. Так первоначально психология выступала...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. icon4. Методы психологии Понятие о методе науки. Методология как учение...
Общая характеристика психологии как науки. Понятие предмета и объекта науки. Своеобразие явлений действительности, обозначаемых термином...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. iconПреподаватель: к пс н., доцент Каданкова Н. Н. Вопросы к экзамену:...
...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. icon13. Общее представление о личности в гуманистической психологии. Гуманистическая психология
Гуманистическая психология особое направление, к нему традиционно относят такие концепции, как теория личностных черт Г. Олпорта,...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. iconЭкзаменационные вопросы по дисциплине: «Социальная психология»
Предмет социальная психология. Роль социальной психологии как науки. Назовите «материнские» дисциплины социальной психологии

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. icon1. Возникновение психологии как науки
Таким образом, I этап-психология как наука о душе. Такое определение психологии было дано более двух тысяч лет назад. Наличием души...

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. iconВопросы к экзамену по педагогической психологии
Педагогическая психология как наука: подходы к пониманию и определению предмета науки, проблемы педагогической психологии

Лекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса. Особенности психологии как науки. Научная и житейская психология. iconВопросы к экзамену по дисциплине «Психология»
Становление психологии как науки о сознании. Рене Декарт и его понимание предмета психологии и путей его познания

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов