Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации




НазваниеПсихология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации
страница4/21
Дата публикации01.12.2013
Размер2.8 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

49
повседневной жизни как способ справляться с ситуацией. Таким образом, одна модель поведения может передаваться из поколения в поколение как семейное проклятье. Сама по себе фрустрирующая и тревожная атмосфера семьи заставляет ребенка защищаться, вести себя агрессивно. В таких семьях практически отсутствует взаимная поддержка и близкие отношения. Дети из семей, в которых практикуется насилие, оценивают насильственные ситуации иначе, чем другие дети. Например, ребенок, привыкший к насильственной коммуникации — приказному, рявкающему и повышенному тону, оценивает его как нормальный. Следовательно, в покрикивании и побоях, как со стороны учителя, так и со стороны ребенка, он не будет видеть ничего плохого.

5. Семьи с генетической предрасположенностью к насилию. У детей разная генетическая основа толерантности (переносимости) стресса. У детей с низкой толерантностью к стрессу обнаруживается большая предрасположенность к насильственным действиям.

Кроме того, низкая успеваемость также является фактором риска проявлений насилия. Исследования показали, что хорошие отметки по предметам положительно коррелируют (прямо связаны) с более высокой самооценкой. Для мальчиков успеваемость в школе не столь значима и в меньшей степени влияет на самооценку. Для них более важно быть успешным в спорте, внешкольных мероприятиях, походах и др. видах деятельности. Неуспевающие девочки имеют больший риск проявления агрессии по отношению к сверстникам, чем мальчики с плохой успеваемостью.

^ СРЕДОВЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА НАСИЛИЯ В ШКОЛЕ

Школьному насилию способствуют:

1. Анонимность больших школ и отсутствие многообразия выбора образовательных учреждений. Не каждому ребенку в силу его особенностей подходит большая шумная школа. Некоторые дети

чувствуют и ведут себя лучше в маленьких классах, находясь в спокойном коллективе. Перегруженность учебной программы, шумная атмосфера могут негативно отразиться на эмоционально лабильных и гиперактивных детях с неустойчивой нервной системой, заводить и возбуждать их. В большом школьном коллективе к насилию предрасполагает и большая анонимность, т. е. меньшая вероятность выявления акта насилия и его ограничения, в силу того что учителю трудно «дойти» до каждого, углубиться в его проблемы и пр. Отсутствие поблизости других школ, ограничения в выборе также развязывают руки учителям-насильникам, поскольку дети и родители вынуждены терпеть произвол — им некуда деваться, ребенка каждый день далеко в школу возить не будешь, особенно если она в нескольких километрах и нет доступного транспортного сообщения. В одной из таких школ, расположенной в военном городке, из-за учительского беспредела в течение 2 лет было совершено 3 суицида выпускницами старших классов.

2. Плохой микроклимат в учительском коллективе. Насильствен-ность в поведении учителя обусловлена, в принципе, теми же факторами, что и у детей. В учительских коллективах, имеющих авторитарный стиль руководства, такие же отношения, что и междуучениками и учителями: «Кто сверху — тот и сильнее». Раздражительность, неудовлетворенность учителей может выплескиваться ипереходить в агрессию по отношению к детям. Если учитель позволяет внешним факторам оказывать на себя влияние (неурядицы дома,конфликты с администрацией и т. д.), то его профессионализм подвергается большому сомнению. К сожалению, профессиональноевыгорание зачастую вымещают на учениках.

3. Равнодушное и безучастное отношение. Перегруженные работой учителя часто не вмешиваются в детские разборки, говорятжалующимся родителям: «Пусть дети сами разбираются». Если к учительскому произволу также относятся и соученики, и родители —«.. .но моего ребенка она ведь не обижает», и руководство школы, тонасильник ощущает себя безнаказанным.

50

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

51
^ ПОСЛЕДСТВИЯ ШКОЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Школьное насилие оказывает на детей прямое и косвенное влияние.

Во-первых, длительные школьные издевки сказываются на собственном «Я» ребенка. Падает самооценка, он чувствует себя затравленным. Такой ребенок в дальнейшем пытается избегать отношений с другими людьми. Часто бывает и наоборот — другие дети избегают дружбы с жертвами насилия, поскольку боятся, что сами станут жертвами, следуя старой учительской логике: «.. .Каков твой друг — таков и ты». В результате этого формирование дружеских отношений может стать проблемой для жертвы, а отверженность в школе нередко экстраполируется и на другие сферы социальных отношений. Такой ребенок и в дальнейшем может жить по «программе неудачника».

Во-вторых, попадание в роль жертвы является причиной низкого статуса в группе, проблем в учебе и поведении. У таких детей высок риск развития нервно-психических и поведенческих расстройств. Для жертв школьного насилия чаще характерны невротические расстройства, депрессия, нарушения сна и аппетита, в худшем случае возможно формирование посттравматического синдрома.

В-третьих, у подростков школьное насилие вызывает нарушения в развитии идентичности. Длительный стресс порождает чувство безнадежности и безысходности, что, в свою очередь, является благоприятной почвой для возникновения мыслей о суициде.

Приведенный ниже реальный случай из практики иллюстрирует все сложности диагностики, вмешательства, а также последствия насилия в школе. Он поучителен во всех отношениях. К сожалению, это далеко не единственный случай, и смею вас заверить, в настоящее время практически в каждой школе есть «своя Елена Александровна», а иногда и не одна, которая применяет подобные «педагогические методы» и «приемы». За каждой подобной ситуацией стоит детская трагедия, последствия которой, в том числе и отдаленные,

столь травматичны и малопредсказуемы, что накладывают отпечаток и на формирование личности, и на психическое здоровье ребенка. Все изложенные события подлинные, изменены лишь имена пострадавших детей.

На консультацию к психологу пришла мама девочки, взволнованная изменениями в поведении ребенка. На момент консультации Инна училась во втором классе. Первый класс она закончила с другим учителем, вследствие сокращения численности детей класс был расформирован, и с нового учебного года девочка пошла в новый класс. С самого начала мама заметила происходящие с дочерью перемены и не могла понять, с чем они связаны. Девочка стала капризной, неуверенной, не такой веселой, как раньше. У нее появились суицидные высказывания. Когда мама укладывала дочку спать, та плакала и спрашивала, «зачем она родилась», просила, чтобы мама ночью ее задушила, «потому что она плохая». Подобные мысли преследовали девочку и в дальнейшем, на протяжении длительного времени. 4 сентября дочь принесла первую двойку, впоследствии двойки посыпались как из рога изобилия. За малейшую оплошность — 2, за безошибочно выполненную работу — См. Ни одной похвалы, ни одного поощрения. Начались слезы и проклятия со стороны Инны. Она называла школу «дурацкой», отказывалась идти туда, плакала от страха, что учительница опять будет кричать на нее и ругать. Выполнение домашних заданий растягивалось до 22-23 часов, сопровождалось бурными слезами и сопротивлением. Поскольку девочка еще училась в музыкальном лицее искусств, где демонстрировала блестящие способности и играла в оркестре, то, естественно, к урокам она приступала по возвращении из музыкальной школы — вечером.

Мама, будучи сама педагогом (логопедом), разделяла традиционные для нашей культуры мифы, что «учитель всегда прав». Она пы-

52

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

53
талась объяснить дочери требования учителя, стараясь оправдать педагога, не подрывая ее авторитета, пока не столкнулась с реальностью, которая была столь чудовищной, что потребовала срочных мер по спасению ребенка. Мама пыталась сотрудничать с учителем — неоднократно подходила к ней за советом в отношении приготовления домашних заданий. Елена Александровна успокаивала маму, говоря, что у нее замечательная, добрая, умная девочка, просто проходит адаптация, привыкание к новому коллективу и требованиям педагога. Однако учитель подобное доверие родителя использовала по-своему. После того как мама в очередной раз подошла к учителю за советом и помощью (дочь очень долго делает домашние задания), на следующее утро она выставила Инну перед всем классом и объявила детям, что она «делает уроки до десяти вечера и сделать правильно не может». Девочка пришла домой заплаканная, кричала на мать, зачем она рассказывает всем, «какая она плохая». Инна говорила, что все дети после этого над ней смеялись, обзывали дурочкой. Такие случаи унижений не были единичными. Если девочка напишет что-то неправильно, учитель демонстрирует детям ее тетрадь, и дети смеются над ней, обзывая «двоечницей и дурой». А ведь контрольные работы Инна выполняла на 4 и 5, в первом классе была лучшей ученицей.

В первом полугодии Инна неоднократно рассказывала маме, что учительница бьет детей по голове. Она била головой о классную доску девочку за то, что та не могла решить задачу или пришла без сменной обуви и т. д. Мама спрашивала дочку, бьет ли ее Елена Александровна. Та отвечала, что не бьет, но она очень боится, что будет бить. Постепенно картина «боевых действий» вырисовывалась четче: все дети были жертвами — и те, кого наказывали, и тот, кто был свидетелем насилия, также был травмирован, поскольку ждал своей очереди.

Когда мама давала дочери линейку «не того размера», она плакала и говорила, что учительница ее сломает. Кроме того, что учитель постоянно кричала на Инну, она настраивала и детей против нее, выставляя в негативном свете. В конце концов от эмоционального насилия учительница перешла к физическому. Методы физического наказания применялись неоднократно, однако маме девочка об этом не говорила. Тому было несколько причин:

• во-первых, мама защищала учительницу, а не дочь. Во всяком слу-

чае, субъективно девочка воспринимала это так. И девочка боялась признаться, думая, что попадет еще и от матери;

• во-вторых, учительница была мастером манипуляции и после при-

менения физического воздействия демонстрировала более дружелюбное отношение к ребенку, внушая ему, что данное наказание он заслужил. «Если бы ты не списывал на контрольной, то не получил бы подзатыльник», тем самым создавая в детском сознании чувство вины, а у остальных — представление о том, что он «сам виноват, заработал».

Однажды одноклассница рассказала маме Инны, что учительница оттаскала ее дочь за волосы так, «что голова моталась из стороны в сторону», только за то, что писала «не так, как учили». Только после прямых вопросов матери девочка подтвердила этот факт, что указывает на наличие посттравматического синдрома. Через несколько дней девочка пришла домой вся в слезах: учительница «набила ее по попе» и велела принести в понедельник ремень. Инна сказала, что плачет не от физической боли, а от унижения, так как это происходило на глазах у всего класса. В выходные дни девочка постоянно спрашивала мать, нашла ли она ремень. Однако мать решила разобраться, что происходит, и пойти к учительнице. В понедельник перед выходом в школу Инна опять расплакалась из-за того, что мать отказалась дать ей ремень. Она отказывалась идти без него в школу, так как боялась, что учительница снова будет на нее кричать.

Перед тем как разговаривать с учительницей, мама расспросила де-

54

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

55
тей из класса. Дети ей подтвердили все эти факты и сказали, что им жалко Инну, потому что Елена Александровна «буквально измывается над ней непонятно почему».

Важно отметить, что жертвой физического и эмоционального насилия была не только Инна, а много детей. Дети также рассказали, что по классу летают учебники, тетради, линейки и другие школьные принадлежности, если ребенок принес или достал «не то, что надо». Однажды одноклассница Инны вернулась из школы с синяком на лбу. Она объяснила маме, что не успела наклониться и учительница попала учебником ей по лбу, но «кидала она не в нее, а в другого мальчика»?!... Самым отвратительным было то, что многие родители знали о происходящем в классе, но боялись говорить об этом, потому что «их детям станет еще хуже». А дети после очередной расправы уже и не жаловались, так как родители не защитили их прошлый раз. Когда впоследствии мы опрашивали всех детей из этого класса, они охотно рассказывали нам, как учительница издевалась над другими детьми, но молчали относительно себя. И лишь после специальным образом поставленных вопросов они рассказывали о себе. Когда они говорили, у многих дрожали губы, некоторые плакали. Это свидетельствовало о том, что все дети были травмированы. Постепенно масштабы катастрофы расширялись.

Итак, началось с обращения мамы по поводу суицидальных высказываний восьмилетней дочери. И как это часто бывает, мы обнаруживаем парность случаев — на консультацию пришла еще одна девочка с мамой. Причиной направления были жалобы педагога на поведение девочки: отвлекается на уроках, замыкается, молчит при беседах с учителем, однократно самовольно ушла из школы домой и т. д. При прояснении ситуации с уходом из школы обнаружилось, что Катя из мед-пункта пошла домой, а не в класс, поскольку боится учителя и из-за того, что одноклассники «обзывают ее дурочкой». Из беседы с Катей и

ее мамой выяснилось, что на протяжении всего учебного года учительница неоднократно таскала ее за волосы за то, что она забывала сменную обувь, — «чуть не поднимала за волосы над партой», ударяла по спине и «подшлепывала», «хватала за руку, чуть не вывихнув ее» (чему мама была свидетелем). Кроме того, учительница хватала девочку за шиворот, толкая в спину, «тащила» к завучу за то, что она не пришла в школу из-за плохого самочувствия и справку не принесла; кричала на Катю (в том числе и при маме), ругала, унижая перед всем классом. Класс, в котором учится Катя, учительница называла «классом идиотов» и «классом дураков». Девочка также подтвердила, что подобные действия происходили и в отношении других учеников этого же класса.

Знакомая картина навела нас на вопрос, на который мы получили утвердительный ответ: обе девочки учились в одном классе. Центр, в который обратились родители, относился к системе ППМС-цетров. Организация оказания психологической помощи в нем предполагает анонимность, независимость от образовательных структур и комплексность оказываемой помощи. Поэтому мы никогда не спрашиваем ни фамилии, ни школы, если только сам клиент не захочет сообщить. Но здесь случай был другой, и решение этого вопроса требовало официального вмешательства, выход на образовательное учреждение, поскольку спасать надо было не одного ребенка, а весь класс. Кроме того, официальное обращение сразу в несколько инстанций (медицинские учреждения для освидетельствования, прокуратуру для правовой оценки, Комитет по образованию для административного решения) оставляет меньше шансов для администрации школы это дело замять, не предавая огласке. Помните, руководство школы всегда больше обеспокоена падением своего реноме, нежели проблемами жертв, а за выраженной готовностью к сотрудничеству очень часто скрывается желание дер-

56

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

57
жать ситуацию под контролем. Как сказал один из заместителей директора этой школы, вошедший в комиссию по выяснению обстоятельств данного случая насилия: «Мы вас поддерживаем, сами страдаем от этого педагога и готовы работать вместе с вами, но главное — чтобы престиж нашей школы не пострадал!» Социальный заказ этого «засланного казачка» был столь очевиден, что он его даже не скрывал. Лишь официальный уровень взаимоотношений, без каких-либо соглашений и компромиссов позволит довести дело до конца. Поэтому если вы работаете с проблемой насилия в школе, то готовьтесь к «войне», и будьте готовы к тому, что «линия фронта» может пройти совсем не там, где вы ожидаете.

Но к такому выводу, к сожалению, пришли позже, сначала мы пытались помочь Инне, так как ситуация была острой и надо было срочно выводить ее из этого кошмара. Мы предложили маме перевести дочку в другую школу, а уже потом устраивать разбирательства. Во-первых, девочку надо было обязательно вывести из-под удара. Во-вторых, в таких случаях следует избегать «шлейфа славы», который неизбежно бывает и мешает ребенку все начать заново. В-третьих, это следовало бы сделать и по другой причине — девочка переживала острое стрессовое расстройство (по МКБ-10 F.43) и любой стимул (одноклассники, разговоры, бывшая учительница, да и сама школа) вызывал бы у нее оживание травматического опыта — воспоминания и тяжелые переживания, эмоционально возвращая ее в ситуацию травмы. Для быстрого и успешного выздоровления было необходимо изменить обстановку, однако мама решила иначе. Она сочла, что перевода в параллельный класс будет достаточно. И как мы ни пытались переубедить, у нас это не вышло. Жизнь оказалась сильнее. Мама воспитывала Инну одна, и возить в другую школу для нее было просто невозможно из-за работы, а эта школа была во дворе и Инна могла самостоятельно возвращаться домой. Опять же, в другом классе были знакомые дети, с которыми она ходила в детский сад и училась в первом классе, пока его не расформировали. Мы тогда и предположить не могли, как можем «подставить» ребенка, поскольку еще не понимали до конца, с кем имеем дело.

Для решения вопроса о переводе в другой класс мы пришли к завучу начальной школы. Мы изложили в докладной все известные нам факты насилия, применяемые учителем к этим девочкам, с требованием решить вопрос не только о переводе, но и о профессиональной пригодности педагога и его срочной замене. К нашей беседе присоединился директор, который заверил, что «примет срочные меры, разберется», и если факты подтвердятся, то «уволит немедленно по статье». Он просил, чтобы к нему подошла мама, написала заявление, в котором все подробно изложила, после чего он издаст приказ о переводе. Мы просили, чтобы в новом классе девочке дали время на адаптацию, так как в нем шло значительное опережение по программе. Кроме того, мы просили, чтобы ее пока не аттестовывали, т. е. не ставили оценок, особенно плохих (так как был конец III четверти и легко предположить, с какими оценками ее выпустила бы Е. А.). Мы также договорились о том, что не будем пока раскрывать новому учителю причин перевода, чтобы не будоражить учительский коллектив и лишний раз не травмировать ребенка. Но утечка информации все-таки произошла, и не по нашей вине. Мама пришла к директору во вторник, сделала все, что он просил: объяснила ситуацию, написала заявление с просьбой о переводе, но не со среды, а с понедельника (она почему-то решила, что новую жизнь лучше начинать с новой недели). Девочке, естественно, ничего пока о переводе не сказали, — надо было еще как-то доучиться до конца недели в старом классе. Но профессиональная тайна и наша педагогическая система — вещи несовместные.

58

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconВопросы лекции: Коммуникация как процесс пр-деятельности
Характеристика кризисной ситуации, её признаки. Классификация кризисов и возможные сценарии их развития

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconСистемная семейная психотерапия
Особенности страхов беременных женщин, связанные с переживанием внутрисемейной ситуации

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации icon13. Общее представление о личности в гуманистической психологии. Гуманистическая психология
Гуманистическая психология особое направление, к нему традиционно относят такие концепции, как теория личностных черт Г. Олпорта,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconРешение жилищных проблем
Семьи, имеющие в своем составе лиц с алкогольной, наркоманической и токсикоманической зависимостью, несовершеннолетние матери, сироты,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconПсихотерапия
Психотерапия как духовная практика /Пер с англ. И. и Л. Романенко. — М.: Независимая фирма "Класс", 1997. — с. — (Библиотека психологии...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconТеория революционного террора природа насилия
Во все времена человечество сталкивалось с различными проявлениями насилия. Оно сопровождало его на протяжении всей истории, являясь...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconМма им. Сеченова в качестве учебного пособия по специальности “Психотерапия...
М 67 Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер с англ. — М.: Независимая фирма “Класс”,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов