Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации




НазваниеПсихология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации
страница5/21
Дата публикации01.12.2013
Размер2.8 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Часть I. Психология насилия

Насилие в шкале

59
Елена Александровна была в учительском коллективе начальной школы неформальным лидером, возглавляя оппозицию администрации. Осуществляя свою «подрывную» деятельность — периодически засылая в разные контролирующие органы соответствующие бумаги, она способствовала снятию с должности 5 завучей за 4 года. В школе проверка шла за проверкой, администрация получала один выговор за другим, поэтому намерение затравленного директора наконец всем продемонстрировать, «кто здесь хозяин», воспользовавшись ситуацией, было понятным, но, как показали дальнейшие события, было лишь пустым сотрясанием воздуха.

Надо немного сказать о Елене Александровне. Она «воспитала» целую плеяду молодых и преданных ей учителей, что называется, по своему образу и подобию — наглых, таких же злых, с таким же отношением к детям. Поэтому о переводе стало известно в тот же день, и Елена Александровна не могла допустить, чтобы ее слово не было последним. Она пока еще не была в курсе всего, что ей инкриминируют, но знала, что девочку переводят по жалобе родителя. Возможность отыграться представилась очень скоро. Для начала она обезопасила себя бумажками: написала на имя завуча бумагу, в которой представила Инну как «проблемного, бесконтрольного, брошенного ребенка, который систематически недоделывает домашние задания или делает их неправильно». Завуч ознакомила мать с этим «документом» и заявила, что у Инны есть задержки психического развития (ЗПР) с вытекающими из этого последствиями. Но это было не самое страшное. Главный удар был впереди.

Вечером после возвращения из музыкальной школы девочка выполняла домашние задания и у нее кончилась синяя паста в ручке. Другой ручки не было, достать синюю пасту тоже было невозможно, так как было уже 23 часа. Мама предложила дочери писать черной пастой или карандашом. Девочка отказалась, так как знала, что учительница не разрешает писать никакой другой пастой, кроме синей, и заметила, что Елена Александровна опять будет ее ругать. Но мама резонно ответила, что лучше выполнить задания черной пастой, чем прийти в школу с невыполненными уроками.

На следующий день во время самостоятельной работы учительница при проверке тетрадей с домашней работой обнаруживает «криминал». И тут «час расплаты» настал. «Кто тебе разрешил писать черной пастой?» — кричит она на девочку. Инна, оцепенев от страха, тихо пытается ей объяснить: «Мама сказала, что...» Обрывая ребенка на полуслове, Елена Александровна как заверещит: «Ах, мама разрешила... Забирай свои вещи и иди из этого класса, видеть тебя не могу. Мне такие девочки в моем классе не нужны!» При этом Инна замерла, не зная, что делать дальше. Учительница, чтобы усилить унижение, скинула все ее школьные принадлежности на пол. Девочка начала плакать, ползая по полу, стала собирать укатившиеся карандаши и резинки. Однако учительница на этом не успокоилась. Она собрала все то, что оставалось на парте, и комом втиснула в портфель и за шиворот вытолкнула девочку в коридор. После этого продолжила вести уроки. Инна проплакала два урока и перемену, учитель к ней не подходила. Девочка не знала, что ей делать дальше, куда идти. Она еще не имела опыта, позволяющего справиться с подобной ситуацией. Всех, кого учительница раньше выгоняла из класса, потом возвращала, поэтому Инна, сотрясаясь от рыданий, покорно ждала своей участи. Но Елена Александровна не вышла к ней. Дети на перемене подходили к Инне и успокаивали, жалели девочку. Инна, устав от переживаний и неизвестности, решила идти домой. Только она начала спускаться по лестнице, вдруг слышит вопль: «Кто тебе разрешил уходить?» Учительница взяла Инну за руку и отвела в тот класс, куда ее планировали отвести с понедельника, но Елена

60

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

61
Александровна это сделала в среду. Мама, отведя ее утром в один класс, после уроков встретила рыдающей в другом.

А Елена Александровна и здесь получила свои «девиденды». Через час на консультативном приеме Катя нам описала эту ситуацию так: «...училка озверела до того, что Инну выгнала из школы только за то, что она писала черной пастой...». Для восьмилетнего ребенка эта ситуация воспринимается как катастрофа, не так, как для подростка, который «почтет за честь» быть выгнанным. Несмотря на то, что Кате от Елены Александровны попадало не меньше и она также панически ее боялась, все.рав-но она не реагировала так тяжело, как Инна, она смогла выработать защиту. Ее высокая толерантность к насилию объяснялась очень просто — мама дома била точно также по голове за двойки и поведение.

Для Инны все было по-другому. Она получила новую травму, которой не должно было быть, если бы она ушла сразу в другую школу. Мама сообщила, что ее перевели в другой класс, однако облегчения не наступило. Вечером страх и гнев, прорывающийся сквозь слезы, возобновились вновь. Ее опять охватил ужас: она вдруг осознала, что не знает расписание на завтра, какие были заданы уроки, но очень хорошо понимает, что бывает за невыполненные домашние задания. Этот опыт у нее есть. И девочка закатывает матери истерику, заявляя что «лучше она останется дурой на всю жизнь, но в школу больше не пойдет». Вечером того же дня суицидные высказывания вновь актуализируются, но девочка уже не поддается на уговоры, она уже никому не верит — ни матери, ни психологу, потому что «.. .все стало только хуже, а не лучше, как обещали...»

Утром мать в слезах приходит к нам, и мы принимаем решение — направить Инну в кризисную службу на консультацию к психиатру для освидетельствования ее состояния. Во-первых, игнорировать суицидные высказывания в этой ситуации мы не имели права, потому что никто и никогда не знает наверняка, насколько они серьезны. Во-вторых, учитывая ее состояние, она нуждалась в приеме препаратов, которые немного бы сгладили симптоматику. Сама Инна уже не могла справиться, адаптационные возможности к тому времени исчерпались: у нее были нарушения сна — трудности при засыпании, кошмары с многократными пробуждениями за ночь, снижение аппетита, психосоматические жалобы — головные боли, боли в области желудка и пр. В-третьих, нужно было также получить объективный документ от психиатра, свидетельствующий о глубине нарушения психического здоровья ребенка вследствие психотравмы. Без этого документа в суде доказать причинение вреда вследствие эмоционального и физического насилия невозможно.

Кризисная служба очень оперативно обследовала ребенка, оказав всестороннюю помощь, в том числе и направив соответствующие документы в городской Комитет по образованию, откуда впоследствии выехал инспектор для выяснения обстоятельств дела. К чести инспекции городского комитета, они не стали тянуть резину и активно принялись руководить работой комиссии, в дальнейшем дали объективную оценку происходящим в школе событиям, рекомендовав директору уволить учителя по статье.

Все факты насилия подтвердились и выявились новые. Мы опрашивали не только пострадавших второклашек в присутствии их родителей, социального педагога и замдиректора школы, но и несколько поколений ее бывших учеников: кого она «убрала» из своего класса и тех, кто уже заканчивал обучение в этой школе. К сожалению, педагога от работы никто не отстранил, поэтому все дети очень боялись говорить правду, некоторые подвергались давлению родителей, которые приказали им молчать или говорить неправду: «...а то потом, если ее не снимут, хуже будет». Это значительно осложняло интервьюирование детей, и поскольку все они были запуганы учите-

62

Часть I. Психология насилия

1асилие в школе

63
лем, это причиняло им дополнительные переживания и вызывало страх за свое будущее. Елена Александровна провела и хорошую «профилактику».

После того как мы вменили администрации ответственность за нанесение Инне дополнительной психотравмы, приведшей к ухудшению ее состояния, а именно: из-за утечки информации пострадала девочка, директор вынес выговор учительнице за «самовольный перевод ученицы в другой класс». Не за то, что она сделала с ребенком, т. е. не за эмоциональное насилие, а за то, что она без приказа директора осуществила перевод! Кроме этого, он дал ей «для ознакомления» заявление матери Инны, написанное на его имя, где были описаны все факгы применяемого учителем насилия к детям этого класса! Нам он свой поступок объяснил так: «Я был обязан ей объяснить, за что выношу выговор...» Да, объяснить, но не знакомить со служебной информацией! Это было очередное предательство, которое также осложнило интервьюирование детей и нанесло еще одну травму девочке в последующем.

То, до чего додумалась и что осуществила в дальнейшем Елена Александровна, вообще трудно было даже предположить. Сделав ксерокопию с этого заявления, она устроила «показательное чтение» этого заявления с соответствующими комментариями перед своими учениками.

Она медленно зачитывала все изложенные там ее «подвиги», комментируя это так: «Дети, скажите мне, разве такое было? Разве я кого-нибудь била?» Все дети в оцепенении молчали, не зная, как себя вести, сбитые с толку этим лицемерием. Свое «показательное выступление» она закончила словами, имеющими ключевое значение для всех: «Тот, кто это написал, ответит мне за это!» Таким образом она сделала предупреждение для всех.

На следующей же перемене дети все рассказали в соответствующей интерпретации Инне, которая уже училась в другом классе.

Девочка приходит домой, сотрясаясь от рыданий, бросается к матери со словами: «Зачем ты на Елену Александровну написала? Теперь она тебя в тюрьму посадит!» Реакция вполне естественная, потому что после потери отца по причине развода перед ней встала перспектива потери матери — единственной опоры. По крайней мере, восьмилетняя девочка субъективно это воспринимала именно так, переживая от страха. Она-то знала, что от бывшей учительницы можно ожидать чего угодно.

В таких условиях необходимо было срочно отстранить учителя от работы, чтобы вызвать дознавателей из прокуратуры и дать детям возможность спокойно описать ситуацию. Однако при такой процедуре и после такой «профилактики» оставался риск, что запуганные дети не подтвердят события и факты насилия, проявленного по отношению к другим. Поэтому мы все-таки стали работать, не подключая прокуратуру, только по фактам насилия в отношении Инны. Хотя, если бы пришли «тети и дяди в погонах» и провели дознание, для детей это было бы более травматично, но лишило бы Елену Александровну всякой надежды выйти сухой из воды. Даже того, что мы обнаружили, было достаточно для открытия уголовного дела.

Вот выдержки из протоколов бесед с детьми и их родителями. Мы проводили достаточно щадящее интервью, «присоединяясь» к ребенку постепенно, но избежать прямых вопросов не представлялось возможным. Процедура проведения интервью описана в практической части данного пособия. Здесь же представлены лишь отрывки, которые демонстрируют, как ребенок воспринимал насилие: его интерпретация события, чувства, когнитивные оценки стресса (кто виноват? за что?), а также возможные искажения, связанные с переработкой стресса. Одно из проявлений посттравматического синдрома — отсутствие в памяти полной картины травматических событий, а также ее искаженное восприятие.

64

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

65
— ...Правда ли, что учитель обижал Инну и Катю? —Да, — отвечает Ваня.

Как? Ты можешь вспомнить, как это было?

Кричала, за волосы таскала Инну, иногда ребят называла идио-

тами, дураками. Чаще всего кричала на Антона. — В этот момент у мальчика задрожали губы и он начал плакать. Успокоившись немного, он продолжил: — Один раз она вывела его из класса и, кажется, била, и еще кого-то, не помню. Антон плакал, ему было больно. Может, она его ударила об стену. Был грохот. Она еще обижала Юлю, Иру, Ксению. Фамилию не помню. Женю.

А что она делала?

Взяла Женю за волосы, подвела от места к доске и ткнула голо-

вой в доску. А на девочек кричала.

Это было только один раз?

Нет. Наверное, два раза, может, и больше. Да, она еще Женю за

уши таскала — подняла за ухо из-за парты.

А как называла Козлова Сережу?

Козлом. Говорила, что фамилия у него подходящая.

За что?

За то, что он часто поворачивается, болтает, за другое. Инну

называла аферисткой. -За что?

— За плохую домашнюю работу.

■— Говорила ли Елена Александровна Инне принести ремень? —Да, сказала, чтобы принесла ремень и повесила на стул.

Зачем?

Чтобы бить.

А тебя Елена Александровна обижала?

Дала мне подзатыльник, потому что подумала, что я списываю

на контрольной работе. Кричала на меня.

— Когда это было?
Месяц назад.

Тебе было больно?—Да.

Кричала? Что? Как-то тебя называла?

Хулиган, как-то еще, но я не помню.

—Расскажи, а правда ли, что Елена Александровна выставляла Инну

перед всем классом и ругала? Было такое? —Да. Ругала за черную пасту, заставила собрать вещи и вывела из

класса со словами: «Такая бессовестная мне не нужна. Иди в

другой класс. Видеть тебя не могу!»

За что?

Не знаю.

—А что делала Елена Александровна после того, как выгнала Инну?

— Она ее подтолкнула к дверям, а сама вернулась в класс. Мы потом

видели, что Инна плакала, она ждала целый урок. У нас был урок математики, а потом урок труда.

.— Я вот что-то не поняла из рассказа твоих одноклассников, действительно Елена Александровна зачитала письмо мамы Инны классу?

-Да.

А что она вам сказала?

Сказала, что тот, кто писал это письмо, еще ответит.Мы обращаемся к маме мальчика:

Вы что-то хотели сказать, может, добавить?

—Да. В беседе с бабушкой после уроков Елена Александровна сказала: «Если Ваня что-то делает не так, я разрешаю мальчикам из класса его побить». Из-за плохого поведения, видимо. Мы у нее учимся только с этого учебного года. Она заявила бабушке, что его надо наказывать ремнем.

Мама считает, что сын боится Е. А., сам мальчик это подтвердил.

Выдержка из разговора с Женей о событии годовалой давности, но раны от которого еще не затянулись.

66

Часть I. Психология насилия

Насилие в школе

67
— .. .Ребята нам сказали, что Елена Александровна вывела тебя за

ухо в коридор. Действительно так и было? —Да. — Мальчик при этом меняется в лице. В его глазах — слезы.

Что произошло в коридоре?

Елена Александровна ударила меня рукой по голове.

За что?

Я забыл.

Тебе было больно?-Да.

—Дети нам сказали, что ты заплакал. -Да.

Куда ты пошел потом?

В класс.

Покажи, как ударила Елена Александровна?

Она схватила меня за челку и ударила головой об стену (показы-

вает).

Голова болела?

У меня на затылке была шишка.

А Антона так оке ударила?-Да.

■— Ты маме сказал об этом?

—Да. Мама спросила, откуда у меня шишка. Я сказал, что ударила учительница.

Мама подходила к учителю?

Я не знаю.

Больше мальчик не жаловался маме, потому что она не защитила его в первый раз. Вариантов эмоционального и психологического насилия очень много. Причем давлению подвергались не только дети, но и их родители. Вот еще два случая.

Группу детей она вывела в другой класс через помещение, в котором располагалась психолого-медико-педагогическая комиссия. Мы еще тогда очень удивились, когда к нам прислали половину класса, забракованных ею. Обследовав всех, только у одного ребенка мы определили задержку, и то незначительную, на фоне микросоциальной запущенности. Все остальные имели соответствующее возрасту интеллектуальное развитие. Выкинуть их тогда, в течение первого года, в класс коррекции ей не удалось, но жертвы наметила. У некоторых родителей сдали нервы раньше, и они перевели своих детей. Этот разговор состоялся с дедушкой девочки, которая была переведена на обучение по другой программе (1—4).

— Что вы можете сказать по поводу перевода вашей внучки в дру-

гой класс?

— В первый же день знакомства — 1 сентября —учительница ска-

зала Маше: «Ты останешься на второй год со своими знаниями». Маша сразу заплакала. Внучка не ходила в детский сад и к школе не была подготовлена. Это и не понравилось учителю. А 2 или 3 сентября я сам встретился с учительницей и в присутствии внучки она сказала то же самое. Внучка не хотела после этого ходить в школу, стала получать одни двойки и тройки, даже если знала материал, все равно получала двойки*.

— Все мне советовали перевести ее в другую школу. Маша в течение

сентября каждый день плакала, в школу ходила с большим нежеланием. Учительница давила на нее. В третьей четверти Елена Александровна вызвала меня и заявила: «Маша вообще не пойдет во второй класс, ей место в «Ш» классе». Посде этих слов меня заставили написать заявление о переводе. Внучка не хотела учиться у Елены Александровны. Сейчас Маша учится на 4 и 5, ходит в школу с удовольствием, а Елена Александровна только орала на мою внучку. Мое мнение такое — ее вообще к детям допускать нельзя.

Хотя в первом классе запрещено ставить оценки. — Примеч. автора.

68

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconВопросы лекции: Коммуникация как процесс пр-деятельности
Характеристика кризисной ситуации, её признаки. Классификация кризисов и возможные сценарии их развития

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconСистемная семейная психотерапия
Особенности страхов беременных женщин, связанные с переживанием внутрисемейной ситуации

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации icon13. Общее представление о личности в гуманистической психологии. Гуманистическая психология
Гуманистическая психология особое направление, к нему традиционно относят такие концепции, как теория личностных черт Г. Олпорта,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconРешение жилищных проблем
Семьи, имеющие в своем составе лиц с алкогольной, наркоманической и токсикоманической зависимостью, несовершеннолетние матери, сироты,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconПсихотерапия
Психотерапия как духовная практика /Пер с англ. И. и Л. Романенко. — М.: Независимая фирма "Класс", 1997. — с. — (Библиотека психологии...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconТеория революционного террора природа насилия
Во все времена человечество сталкивалось с различными проявлениями насилия. Оно сопровождало его на протяжении всей истории, являясь...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconМма им. Сеченова в качестве учебного пособия по специальности “Психотерапия...
М 67 Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер с англ. — М.: Независимая фирма “Класс”,...

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Психология и психотерапия насилия ребенок в кризисной ситуации iconКак работает психотерапия
В 14 Как работает психотерапия: Процесс и техника/Пер с англ. А. Б. Образцова. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1998. — 240 с....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов