Книга издана совместно с зао «Академия-Центр»




НазваниеКнига издана совместно с зао «Академия-Центр»
страница1/28
Дата публикации03.12.2013
Размер4.95 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Психология > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
ОСТРОВ ДОБРОТЫ ТАТЬЯНЫ БОННЕ:

http://kindnessisle.narod.ru/
Роберт и Филлис ТАЙСОН
ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ
Анонс
Авторы книги, крупнейшие американские психоаналитики, особое внимание уделяют эго-психологии, одному из самых популярных направлений в современном психоанализе. Изданная во многих странах мира, данная книга — новейший свод психоаналитических теорий развития — стала настольной для профессиональных психотерапевтов, психологов и студентов.
Книга издана совместно с ЗАО «Академия-Центр». При участии Российской психоаналитической ассоциации и Института общегуманитарных исследований.
Российская психоаналитическая ассоциация благодарит экс-президента Американской психоаналитической ассоциации д-ра Хомера Куртиса и члена АПА Скотта Кардера, а также Ирину Тихонову за помощь в подготовке этой книги к изданию.
^ ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
Общеизвестно, что современный психоанализ отя­гощен всевозрастающим множеством различных теоре­тических направлений. Не этого хотел и требовал его гений — основатель Зигмунд Фрейд. На протяжении всей своей жизни он предпринимал напряженные усилия четко определить основные параметры своей новой науки о душе, чтобы в столкновениях как с внешними разрушительными или искажающими воздействиями, так и с внутренними человеческими раздражительнос­тью и конфликтностью сохранить целостность и един­ство своего предприятия.

Но нам в то же время известна и история неуда­чи, которую потерпел Фрейд, воплощая свои намере­ния в жизнь. Напряженная и мучительная борьба при­вела к уходу ряда одаренных его последователей, пы­тавшихся наложить на психоанализ отпечаток собствен­ных взглядов. Не достигло цели и создание знамени­того комитета семи колец, держатели которых силой своей коллективной интеллектуальной убежденности, преданности и заслуженного лидерства должны были гарантировать устойчивость главной психоаналитичес­кой доктрины Фрейда. Ведь уже при его жизни воз­никло альтернативное направление кляйнианской ме­тапсихологии, в котором основное внимание смести­лось к опыту ранних лет жизни ребенка, формируе­мому в рамках парной связи между ним и матерью и господству в этой связи агрессивных (или разруши­тельных) влечений. Благодаря такому расширенному (и смещенному) взгляду на психологический опыт доэ­дипового этапа жизни, кляйнианцы получили возмож-
– 5 –
ность работать с пациентами, страдающими более се­рьезной патологией, нежели те, с которыми могли бы работать ближайшие последователи метапсихологии Фрейда, сосредоточенные на эдиповой стадии и разре­шении соответствующего конфликта. Последние счи­тали, что анализу поддаются только психоневротичес­кие пациенты, способные развить так называемый не­вроз переноса.

Дальнейшее известно. Следом в качестве новой независимой (или промежуточной) группы между фрей­дистами и кляйнианцами явилась британская школа объектных отношений с ее целиком новой метапсихо­логией Эго, посвященной не разрядке влечения, а по­иску объекта. Позже в продолжение традиции Кляйн возникла школа Биона, а затем и школа Жака Лакана — типично французский, лингвистически ориентиро­ванный психоанализ. И в Америке — до поры единственном в мире месте, где фрейдовское представле­ние о едином психоанализе еще осуществлялось в виде гегемонии метапсихологической парадигмы Эго-психо­логии, сформулированной в непосредственной связи с фрейдовской поздней психологией развивающегося Эго, — ему бросили вызов Хайнц Кохут и его психология «я», в которой центральная роль отводится превратно­стям нарциссизма. Есть и другие, не столь новые, на­правления, такие как взгляд на развитие Маргарет Малер, новый психоаналитический язык Шафера («язык действия») и т. д.

Для всех этих соперничающих в рамках психо­анализа теоретических направлений, к каждому из ко­торых мы испытываем чувства преданности и преем­ственности, характерно то, что любое из них заявляет о себе как о наиболее подходящем всему диапазону излечимых пациентов, наиболее действенном в пони­мании и излечении, нежели его конкуренты. В психо­анализе Фрейда, из первоначальной психологии влече-
– 6 –
ния развившемся впоследствии в психологию Эго, ви­дели первый научно обоснованный психотерапевтичес­кий подход, который объясняет природу психоневро­зов и позволяет добиться этиологического излечения всех поддающихся этому психоневротических пациен­тов. Мелани Кляйн и ее последователи, занимавшиеся первоначально психотерапией детей, а также взрослых с более глубокими нарушениями, нежели обычные пси­хоневротики, разработали свою метапсихологию и соответствующий терапевтический подход, объявленный кроме всего прочего и способом более эффективного излечения классических неврозов. Психология «я» Хай­нца Кохута возникла похожим образом — из сопри­косновения с внешне неразрешимыми проблемами пси­хотерапии пациентов, страдавших нарциссическими расстройствами личности. Однако технические приемы, равно как и теоретические построения, первоначально ориентированные на удовлетворение терапевтических потребностей данной специфической части психопато­логического спектра — нарциссически нарушенных па­циентов, — впоследствии были также объявлены более подходящими для лечения традиционных психоневро­зов. Дело здесь просто в том, что любое из конкури­рующих психоаналитических направлений, какой бы узкой в рамках психоанализа ни была его исходная область исследования и применения, скоро разрастает­ся до того, что провозглашается универсальной мета-психологией и наилучшим методом исцеления всех тех, кого душевные страдания и нервное расстройство вов­лекли в орбиту профессионального психоанализа.

Ознакомившись с общим положением дел внут­ри нашей дисциплины, с ее хаосом конкурирующих теоретических течений, читатель естественно задается вопросом: что же до сих пор, на наш взгляд, скрепля­ет нас как приверженцев единой психоаналитической науки и дисциплины? Иначе говоря, что общего меж-
– 7 –
ду нашими разнообразными теоретическими взгляда­ми — такого, что во всех них распознается психоана­лиз? Речь идет об общих фундаментальных допущени­ях, касающихся человеческой психики и способов ее функционирования. И — возможно, как обратная сто­рона медали, — справедлив вопрос: а что отличает нас, вместе взятых, от непсихоаналитических теорий душев­ной жизни?

Мой собственный ответ на эти вопросы (более детально они рассматриваются в других моих работах), состоит в том, что в настоящее время мы не можем достичь взаимопонимания, оставаясь в рамках наших широких подходов. Я считаю, что наши теоретические представления на данном этапе исторического разви­тия (когда ослабевает их связь с наблюдаемыми и про­веряемыми на опыте клиническими явлениями) нахо­дятся вне сферы научного знания, по-прежнему оста­ваясь не более чем научными метафорами, хотя, быть может, и полезными с эвристической точки зрения. Я бы скорее полагал, что общий язык можно найти только в клинически наблюдаемых и проверяемых яв­лениях, а также в непосредственно связанной с кли­ническим опытом теории конфликта и компромисса, тревоги, сопротивления и защиты, взаимосвязи пере­носа и контрпереноса, общей для всех наших метапсихологии, несмотря на то, что язык иногда затемня­ет эту клиническую общность. За пределами общего клинического подхода склонность к настойчивым по­пыткам преждевременно создать некий концептуальный сплав или интегрировать наши разнообразные общие психоаналитические теории структуры и функциони­рования (также как и нарушений функционирования) психики способна принести для науки один вред. На мой взгляд, рефенциальные рамки этих теорий или ме­тапсихологий не вполне сопоставимы — если брать одну и ту же сферу дискурса. К тому же любая из них
– 8 –
недостаточно связана с наблюдаемыми и потому про­веряемыми явлениями. Для собственных нужд у них есть свои внутренние эвристические задачи, слишком сильно и слишком абстрактно отклоняющиеся в свою собственную метафорическую риторику, в рамках ко­торой ее приверженцы думают и работают схожим с остальными образом, находясь, однако, за пределами тесного единства научного исследования, сопоставле­ния и сравнения.

Как все эти соображения соотносятся с попыт­кой Филлис и Роберта Тайсонов — по-моему, необы­чайно успешной — добиться на уровне основополага­ющих теорий развития согласованной и полезной кон­цептуальной интеграции психоаналитических метапси­хологий облаченных в разнообразные доспехи? Ведь в рамках психоанализа каждое из наших несхожих тео­ретических направлений (за исключением, быть может, школы Лакана) разработало фактически ретроспектив­но (а в некоторых случаях, до определенной степени, на основе предположений и наблюдений — и проспективно) свою собственную теорию развития. Она осно­вывается на собственной концепции видов жизненно­го опыта (т. е. значений, приписанных событиям), ко­торая оформляет саморазворачивающуюся организацию личности соответствии с теоретическими построения­ми о том, как психический аппарат собирается в еди­ное целое и какое влияние, направляющее его разви­тие, на него оказывается. Например, в соответствии с фрейдовской первоначальной психологией влечения, фокус развития сосредоточен на превратностях либи­до, проходящего через последовательность стадий пси­хосексуального развития, с кульминацией в удачном разрешении неизбежных конфликтов эдипова треуголь­ника. Напротив, с развитием и детальной разработкой психологии Эго, основанной на модуляции и управле­ния влечениями, в центре внимания оказалось изуче-
– 9 –
ние развития ряда Эго-функций — которое шло в раз­личных исследовательских направлениях: сначала пред­ложенных Анной Фрейд, а затем расширенных такими исследователями, как Спитц, Малер и другие. Сход­ным образом, психология самости Кохута, видевшая в нарциссических извращениях как центр динамики раз­вития, сфокусировалась на развитии складывающейся самости, и неуклонно унифицировалась, эффективно раскрывая свои замыслы, идеалы и таланты и сохраняя устойчивость к регрессивным и фрагментирующим тен­денциям. А теоретики объектных отношений сосредо­точились на извращениях объектных отношений в про­цессе развития — по мере того как взрослеющий ре­бенок вступает сначала в диадные, затем триадные от­ношения и, наконец, в многоликий мир всевозрастаю­ще сложных и дифференцированных объектных ситуа­ций. Таким образом, в рамках психоанализа каждый из наших разнонаправленных теоретических взглядов уделяет особое внимание разработке какой-либо част­ной специфической проблемы (или комплекса проблем) общего процесса развития.

Такой ход событий привел к воистину изумляю­щему разнообразию психоаналитических взглядов на процесс развития, более или менее соотносимых с от­дельными философскими направлениями психоанали­за. Прибавим сюда исследования психологов процесса развития (замечательный пример — Пиаже), использу­ющих данные своих наблюдений и собственные теоре­тические построения, чтобы продвинуть вперед наше понимание этого процесса. Особая (и очень важная) задача, которую Тайсоны перед собою ставят, — от­следить эти разнообразные линии развития в их связи с отдельными направлениями психоаналитической ме­тапсихологии, а также с наблюдаемыми фактами, и рассмотрев настолько подробно, насколько это возмож­но, наблюдаемые признаки различных саморазворачива-
– 10 –
ющихся структур и явлений психосексуальности, объек­тных отношений, связанных чувств самости и иден­тичности, аффекта, когнитивности, Суперэго, пола и Эго — показать взаимосвязь всех этих явлений как различимых, но не разных, аспектов общего развития. Стремясь исчерпывающе понять общий процесс разви­тия с точки зрения психоанализа, каждую из этих про­блем необходимо как следует изучить и связать с ос­тальными.

В самом факте и уровне попытки представить общий процесс развития в виде интегрированного спла­ва всех имеющихся взглядов, каждый из которых свя­зывается с остальными посредством собственных на­блюдаемых признаков и вытекающей из опыта их кли­нической формулировки, Тайсоны были первыми и, на мой взгляд, преуспели настолько, насколько может пре­успеть любой исследователь (или два исследователя) в пределах одного поддающегося прочтению тома. Дру­гими словами, они вдумчиво и с вдохновением одоле­ли большой объем литературы в различных областях психоанализа и детского развития. Однако, специалис­ты почти в каждой из этих областей, видя обширность работы и многообразие поднимаемых в ней вопросов, могут полюбопытствовать, не слишком ли много иног­да пытаются охватить авторы в своих очерках и не маскируют ли местами, не игнорируют ли сложный либо предварительный характер данных или допусти­мых на базе этих данных заключений. В этом смысле вышеупомянутые эксперты временами могли бы предъявить авторам вполне обоснованные претензии, что их собственная теоретическая ниша была обделена местом и вниманием.

Главное преимущество данной книги состоит, од­нако, не в химерической погоне за всеохватностью при сохранении всей сложности и глубины мысли. Про­слеживая истоки развития различных психоаналитичес-
– 11 –
ких теоретических взглядов на конкретные формы ран­него жизненного опыта (каковые могут быть связаны последовательно с каждой частной структурной теори­ей), Тайсоны дают нам возможность убедиться в том, что наблюдаемые индикаторы развития, типичные для каждого из этих расходящихся теоретических направ­лений, могут быть интегрированы осмысленный комп­лекс представлений. И это уже само по себе значи­тельное достижение. Помимо того, материал книги может указать на способ создания, в конечном счете, подлинно единой и научной общей теории психоана­лиза, которая превзойдет наше сегодняшнее метафори­ческое и разнонаправленное теоретизирование. Это достижимо путем постепенного восхождения от дан­ных различных наблюдений, кропотливо соотнесенных друг с другом в движении по графику развития, более эмпирическому теоретизированию в тех же самых из­мерениях взрослой душевной деятельности (влечения, объект, самость, аффект, когнитивность, Эго, Суперэго и т. д.) взаимосвязанных и с неизбежностью интегри­рованных — измерениях, каждое из которых сейчас ле­жит в основе той или иной из несовместимых общих теорий или (метафорических) философий.

Некоторые психоаналитические теоретики (хоро­ший пример — Кернберг) пытались создать интегри­рованную и объединяющую психоаналитическую тео­рию путем более ограниченной попытки слияния — например, пытаясь в его случае, объединить теорию объектных отношений со структурной парадигмой пси­хологии Эго. Очень может быть, что тайсоновский подход к развитию окажется в этой насущной для на­шей дисциплины теоретической задаче более перспек­тивным, хотя бы потому что находится на том уровне концептуализации, который легче ограничить условия­ми наблюдаемых явлений и научной проверкой в виде теоретизирования на более низком уровне, близком к
– 12 –
эксперименту. Конечно, нельзя дать гарантии того, что опыт научно подтвердит верность этого подхода, но такая вероятность есть, и данная книга указывает на перспективность этого пути. Помимо чисто эвристи­ческих и образовательных выгод от предпринимаемой Тайсонами попытки синтеза, эту книгу можно рассмат­ривать и как начало работы в направлении максималь­но и полной интеграции теоретической в рамках пси­хоанализа. В этом смысле она открывает захватываю­щие научные горизонты.
Роберт С. Валленштайн, д. м. н.
– 13 –
^ ВЫРАЖЕНИЕ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТИ
Идея свести психоаналитические теории развития воедино зародилась у нас во время работы и преподава­ния в Лондоне, в Детской терапевтической клинике в Хэмпстэде (ныне Центр Анны Фрейд). В этом замеча­тельном учреждении мы испытали плодотворное влияние Эджи Бене, Мэрон Бегнер, Марии Бегнер, Дороти Бир­лингем, Хэнси Кеннеди, Сары Розенфельд, Джозефа Садлера, Илзе Хеллман, Анны Фрейд, Розы Эденкамб и многих других коллег.

С каждым новым годом студентам становится все труднее обобщать предлагаемый им материал, поскольку шквал информации по вопросам развития ребенка все нарастает, что показали и первые научные конгрессы Всемирной ассоциации детской психиатрии и смежных дисциплин (WAIPAD) в 1980—1983 годах. Мы выражаем глубокую благодарность нашим коллегам по этой орга­низации, в особенности Роберту Эмди, Элеоноре Гален­сон и Джастину Коллу за оказанную нам поддержку и содействие в данной области. Большое значение для нас имели также дискуссии с Джоном МакДвиттом и Марга­рет Малер.

Многому научились мы и у наших разновозраст­ных пациентов, у наших студентов и коллег, но, как и при цитировании литературы, вынуждены ограничиться упоминанием лишь немногих из тех, кто этого заслужи­вает. Мы благодарны Беверли Кильман за поддержку нашей работы, особенно на раннем ее этапе. Мы очень высоко ценим усилия Джоанны Зильбах, Мартина Сильвермэна, Ванна Спрейелла, Дэвида Стайера и Эми Тай­сон, читавших рукопись этой книги на разных стадиях
– 14 –
ее написания. Особую признательность хочется выразить Филипу Шпильману: о таком проницательном и высоко эрудированном критике, помощнике и консультанте мы могли только мечтать! Никто из наших коллег не несет ответственности за наши ошибки или упущения. Д-р Альберт Солнит не только великодушно поддержал нашу работу, но и деятельно способствовал ее публикации. Гленн Миллер (библиотека Чикагского психоаналитичес­кого института) оказал ценное содействие в работе с литературой.

Редакторская критика Натали Альтман, последова­тельная, живая, авторитетная, остроумная и дружеская никогда не давала исчезнуть идеалу, к которому должно стремиться; с ее помощью мы прояснили многие идеи и части книги, оказавшиеся менее понятными, нежели мы себе представляли. Совсем недавно Сесиль Уоттерз, на­деленная неизменно острым глазом, отредактировала ру­копись, а Лайза Альтман разработала предметный указа­тель, представляющий собой образец всеохватности. Что­бы превратить книгу из желания и мечты в реальность, понадобились знания и энтузиазм Глэдис Топкис. И, наконец, нашей благодарности более чем достойны бес­конечное усердие Ким Сноу, а также преданное и желез­ное терпение Лоррэйн Дуглас, Лореты Крамер и Каро­лины Сивери, проявленные в процессе правки много­численных черновиков.
– 15 –
ВВЕДЕНИЕ
Эта книга возникла как ответ на запросы на­ших студентов. Опыт преподавания психоаналитичес­кой теории развития студентам, изучающим психоана­лиз и психологию, и лицам, постоянно практикую­щим психиатрическое лечение детей и взрослых, по­казал, что не только они, но и мы сами, подавлен­ные быстро растущей массой разнородной информа­ции о развитии ребенка, нередко теряемся перед мно­жеством часто противоречащих друг другу, а то и вза­имоисключающих теорий. Когда мы изучали психо­анализ, нашим главным ориентиром был опублико­ванный в 1945 году фундаментальный учебник Отто Фенихеля «Психоаналитическая теория неврозов», ко­торый охватывал все существующие на то время тео­рии. Здесь мы преследуем аналогичную цель — пред­ставить синтез имеющихся психоаналитических тео­рий развития.

Другой трудностью, с которой сталкивались наши студенты, оказалась труднодоступность необхо­димой информации. Конечно, доступны сборники ра­бот отдельных авторов и тематические антологии по избранным темам и монографии, представляющие ча­стный взгляд на проблему; но, с другой стороны, фрагменты теоретического знания рассеяны по мно­жеству публикаций. Поэтому другая наша цель — со­брать под одной обложкой как ранние, так и более поздние психоаналитические теории развития лично­сти, а также информацию, касающуюся современных исследований в этой области. Последние, будучи рас­смотрены в контексте того, что им предшествовало,
– 16 –
приобретают дополнительное измерение, так что наш студент может судить о них с большим пониманием.

Основное внимание в данной книге мы уделяем внутрипсихическим процессам — тем, что протекают в психике по мере ее развития. Хотя на изучение меж­персональных взаимодействий сосредоточены многие современные исследования в области развития, наше внимание направленно на то, каким образом чувства и ощущения при межперсональном общении затраги­вают основы, природу и функции внутрипсихических структур.

Пытаясь собрать воедино существующие теории развития личности, мы вначале обращаемся к тем иде­ям Фрейда, которые выдержали проверку временем. Это позволяет проследить происхождение современ­ных теорий. Приводятся имеющиеся свидетельства ошибок Фрейда. Мы исходим преимущественно из Эго-психологии, в особенности, структурной теории, а также материала, который относится к периоду, на­званному Валлерштейном (1988) эпохой пост-Эго-психологии, когда теории Эго-психологии постепен­но обогащаются идеями и понятиями, заимствован­ными из других областей, как в границах психоана­лиза, так и вне их. Наибольшее влияние на нас ока­зали те идеи, которые мы нашли с клинической точ­ки зрения полезными, здравыми и пригодными для использования в педагогической деятельности и по­вседневной практике психоанализа детей, подростков и взрослых.

Чтобы изложить в обобщенном виде весь этот материал, нам пришлось проанализировать бесчислен­ное количество отдельных деталей и великое множе­ство экспериментальных данных, теоретических пред­положений и клинических находок. Чтобы сохранить при этом целостность взгляда, мы использовали в не­сущей конструкции комбинацию идей Пиаже, Спитца и Анны Фрейд с добавлением более современных идей
– 17 –
из общей теории систем в изложении фон Берталан­фи.

В итоге мы пришли к выводу, что развитие есть непрерывный процесс, в который вовлечено большое число взаимодействующих, взаимно пересекающихся систем (или структур); со своим алгоритмом разви­тия, который и должен рассматриваться в сопостав­лении с развитием остальных. В данной книге мы описываем последовательное развитие всех основных, одновременно разворачивающихся систем1, которые и составляют человеческую личность. При их описании мы придерживаемся той точки зрения, что ни одна из стадий развития не является определяющей в отношении окончательного результата и ни одна из си­стем не преобладает над остальными.

Необходимо признать, что этот взгляд на разви­тие восходит к изначальной психоаналитической по­сылке о решающей для взрослой личности роли детс­кого опыта. С самого начала именно реконструкция личного прошлого была главным стержнем психоана­литического метода лечения, а подобный генетичес­кий подход являлся основным для всей психоанали­тической доктрины. И только когда аналитики при­знали, что генетические реконструкции приводят к ис­каженному представлению о развитии, они обратили на процесс развития более пристальное внимание.

У взглядов на развитие — своя эволюция, па­раллельная истории психоанализа. Отталкиваясь от доктрины о центральном значении развития инстинк­тивных влечений и Эдипова комплекса, последователи психоанализа выдвинули множество альтернативных теорий, предлагающих свою концепцию человеческо­го развития.

Некоторые их этих теорий отдают чрезмерное предпочтение одним аспектам развития в ущерб дру­гим, за что подвергаются критике. Представляя дан­ную книгу как некую интегрированную конструкцию, мы пытаемся избежать как опасности упрощенного ре-
– 18 –
дукционистского подхода, так и неправомочных зак­лючений относительно влияния опыта ранних лет жизни на возникающие патологии. Разумеется, изуче­ние психопатологии вносит огромный вклад в наше понимание нормального развития, но сейчас возме­щается недостаток противоположного подхода. Мы надеемся, что наши усилия послужат созданию более ясного и четкого представления обо всей сложности процессов развития, а также обеспечат основу для примирения различных точек зрения. Тогда подроб­ные и точные сведения о «нормальном» развитии по­служат базой для постепенного формирования все бо­лее детального и глубокого понимания отклонений и патологий личности и межличностных отношений, притом создавая условия для ранней диагностики, предупреждения и более эффективного лечения.

Эта книга начинается с истории психоаналити­ческих взглядов на развитие, затем следует определе­ние того, что представляет собой процесс развития и описание используемого нами подхода. Далее мы представляем и обсуждаем вопросы, наиболее интере­сующие нас и исследуемые в психоаналитической пси­хологии развития. Это следующие категории: психо­сексуальность, объектные отношения, аффект, когни­тивность, Суперэго, род и Эго.

Мы предпочитаем такой порядок представления материала традиционному хронологическому (по ста­диям развития психосексуальности). Мы делаем это для того, чтобы подчеркнуть, что поведение на лю­бой из хронологических стадий определяется широ­ким спектром взаимодействующих факторов; а также для того, чтобы сделать очевидной значимость каж­дой системы для процесса развития. Таким образом, наш подход придает больше значения самому процес­су и наличию глобальной взаимосвязан, нежели кон­кретному возрасту человека, и отходит от понятий специфичности психосексуальных или либидных фаз развития. Опыт учит нас, что достоинства такого под-
– 19 –
хода перевешивают недостатки из-за любых перекры­ваний материала и повторов. Независимая природа всех этих систем, однако, несколько затруднила орга­низацию материала в книге. Мы не скрываем, что при ее написании имели место некоторые сомнения, например, по поводу того, должен ли материал о раз­витии Суперэго идти до или после материала о поло­вом развитии; должно ли развитие Эго освещаться раньше, чем вопросы развития Суперэго и пола. Но наши сомнения лишь увеличили нашу уверенность в преимуществе рассмотрения человеческой личности в терминах взаимосвязанных, взаимодействующих сис­тем. Каждая система опирается на все остальные, и таким образом, каждая глава опирается на концеп­ции, содержащиеся в других главах. Следовательно, мы не можем избежать определенного предвосхище­ния материала, его повторения и перекрывания.

Новички в психоаналитической терминологии часто оказываются сбитыми с толку разными значе­ниями того или иного термина. Излагая материал, мы предпочитаем не отвлекаться и не перегружать текст определениями, а даем в конце книги «Словарь встре­чающихся терминов», где кратко определяем, в соот­ветствии с контекстом, некоторые из них.

Для простоты мы везде используем общее «он» (ребенок). Из текста ясно, что под этим мы не под­разумеваем того, что развитие мужчины является мо­делью, на которой базируется человеческое развитие вообще. Те же самые соображения диктуют нам ис­пользование термина «мать» в целом по отношению ко всем лицам, осуществляющим непосредственный уход за ребенком.

Наша книга представляет собою смесь взгля­дов — собственных и чужих. То, что нам наиболее зна­комо, мы повсеместно здесь цитируем по оригина­лам, но нам сразу было ясно то, что цитировать все без исключения невозможно. Поэтому мы совершен­но уверены, что некоторые превосходные работы не
– 20 –
освещаются на этих страницах. Если нам в настоя­щей книге не удается отдать дань уважения тем, кто этого, безусловно, заслуживает, то мы делаем это не­преднамеренно.
– 21 –
^ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
Нам чрезвычайно приятно, что русскоязычные сту­денты и специалисты интересуются психоаналитически­ми взглядами и, в особенности, теориями развития. Эта книга хорошо известна и широко используется во мно­гих странах. Она уже была переведена на итальянский, французский, немецкий и португальский языки. Пред­ставители других языков тоже интересуются этой кни­гой. Многие студенты говорили нам, что эта книга по­пулярна благодаря своей ясности, плану организации и интеграции различных областей психологии, а с педаго­гической точки зрения особенно ценны выводы, изло­женные в последней главе. Некоторые читатели были разочарованы, потому что после этой книги жизнь стала казаться сложнее, а не проще. Мы безусловно согласны с тем, что в этой книге говорится о запутанности пси­хического развития человека: о эмоциональных, когни­тивных, психологических и бессознательных областях ума. Мы считаем эту запутанность частью реальности, но в этой запутанности можно обнаружить и определенный порядок. Мы постарались сохранить богатство запутан­ности и сложности, создав при этом схему, позволяю­щую изучить и ассимилировать новую информацию и новые теории, которые постоянно появляются. Мы на­деемся, что наша попытка увеличить понимание роста и развития человеческой психики внесет свой вклад не только в медицину, но и в социальную жизнь. Мы также надеемся, что наши русскоязычные читатели сообщат нам, оказалась ли для них полезной эта работа.
Филлис Тайсон, доктор философии

Роберт Л. Тайсон, доктор медицины
– 22 –
^ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconИнформационно- консультационный центр вф зао "Капитал медицинское...
Информационно- консультационный центр вф зао "Капитал медицинское страхование" в г. Волгограде – тел. (8442) 55-01-65

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconКнига издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального...
Книга издана при поддержке Министерства культуры Франции Национального центра книги

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconЯрмарка вакансий
Зао "Тандер" (распределительный центр) приглашает на работу кладовщиков, отборщиков, комплектовщиков

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconСравнительное богословие
Сравнительное богословие. Книга Учебное пособие. / Прогнозно-аналитический центр Академии Управления. — М.: Ноу «Академия Управления»,...

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconСравнительное богословие
Сравнительное богословие. Книга Учебное пособие. / Прогнозно-аналитический центр Академии Управления. — М.: Ноу «Академия Управления»,...

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconОбщие положения
Оргкомитета из предпринимателей, представителей зао «Инновационный центр «Жигулевская долина», муниципальной власти и вузов г о....

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconКнига издана
Обложка оформлена дизайн-студией «Графит» Перевод с португальского А. Богдановского

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconКнига вторая переписать судьбу нпо «Миры Максима Осинцева» (Гессенский Дом)
Книга издана при поддержке А. В. Токунова. Данное произведение является некоммерческим фан-проектом М. В. Осинцева, созданным на...

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconКнига может быть полезна также учителям физкультуры. Удк 613. 72...
...

Книга издана совместно с зао «Академия-Центр» iconУчебное пособие Москва-2004 Авторы учебного пособия: Авдонкин В. С
Авдонкин В. С., старший преподаватель кафедры уголовного процесса Военного университета, кандидат юридических наук, доцент, подполковник...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов