Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим




НазваниеГладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим
страница12/25
Дата публикации01.12.2013
Размер3.82 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25
Часть 2. Три фронта борьбы маргинала с толпой 165

^ ЧЕЛОВЕК КАК ДВИЖИМАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Суть вопроса

Выше мы уже несколько раз затрагивали такую особенность людей толпы, как потребитель­ские отношения друг к другу, когда человек рассматривается как источник ресурсов. В наибо­лее ярко выраженном виде это проявляется, когда подобный «рог изобилия» пытаются прива­тизировать, т. е. присвоить себе надолго, если не навсегда. И де­лать это не обязательно с помо­щью каких-то юридических тех­нологий, оформляя свое право рабовладения. Намного более простыми и эффективными в умелых руках оказываются различные психологические приемы.

Право собственности на своего соплеменника придума­но не человеком — такое сплошь и рядом можно наблюдать и среди животных. Не так давно в одной телепередаче о ди­кой природе показывали океанских дельфинов, у которых распространен обычай приватизации группой самцов на пе­риод размножения самок. Причем речь идет не о половом на­силии — самка вполне охотно спаривалась со своими захват­чиками, но они не допускали ее половых контактов с самца­ми не из их группы. То есть здесь налицо не принуждение к половому контакту, а ограничение свободы выбора.

Поэтому неудивительно, что у человечества на ранних стадиях развития общественных отношений открытое

166 Как выжить в толпе и остаться самим собой

рабовладение встречается на каждом шагу. Потом постепен­но такие отношения собственности переходят в менее вы­раженные по форме виды, но по сути взаимодействия ме­няются мало. И когда в современном западном обществе вроде бы уже и говорить о каком-либо варианте собствен­ности на другого человека некорректно, в психологии вза­имоотношений это встречается в завуалированной форме повсеместно. При этом всевозможные способы, которыми можно приватизировать и эксплуатировать другого чело­века длительное время, столь разнообразны, что я смог привести ниже лишь некоторые из них. В принципе, толь­ко об этом можно при желании написать отдельную кни­гу. Здесь же перед нами стоит задача показать сам тип пси­хологического ограничения свободы человека, чтобы каж­дый приблизительно знал, против чего ему в своей жизни следует бороться, если обнаружит у себя потребность в личной свободе.

Аргументы

БОЛЬШИНСТВО людей оказываются неспособными на са­мое простое на первый взгляд и, одновременно, самое есте­ственное — относиться друг к другу как к людям. Для них более привлекательной является позиция, позволяющая от­носиться к окружающим как к домашним животным или ве­щам, являющимся их собственностью. Отношения людей друг к другу как реальной или потенциальной собственности столь же стары, как и само человеческое общество. Причем не следует это понимать только как юридически закреплен­ное рабовладение — отношения собственности между людь­ми существуют во всех странах западной цивилизации в са­мых разнообразных формах и по сей день. И это, несмотря на то, что представители этих наций любят называть себя самыми свободолюбивыми и демократичными людьми на

Часть 2. Три фронта борьбы маргинала с толпой 167

свете. Что уж говорить о России, где люди от рабских отно­шений только-только начинают освобождаться.

Отношения собственности между людьми, как прави­ло, реализуются в непосредственном взаимодействии только двух человек, один из которых выступает в роли собственника, а другой — собственности. Естественно, что первый каким-либо образом использует второго в своих интересах. Но этого еще недостаточно, чтобы возникли полноценные отношения собственности, так как, к приме­ру, в базарном мошенничестве также можно случайного прохожего использовать в своих целях, но ничьей соб­ственностью он при этом не будет являться. Определяю­щим признаком собственничества в описываемых отноше­ниях является субъективная убежденность «хозяина» в своем долговременном и исключительном праве на использование своего раба». Это значит, что: а) «хозяину», после того как он попользовался своим «рабом», в следующий раз не надо будет прикладывать какие-либо усилия для продол­жения этих отношений. То есть «раб» психологически смирился с тем, что у него есть «хозяин» на ближайшее будущее; б) «хозяин» склонен защищать свою собствен­ность от других желающих ею попользоваться; в) в таких отношениях присутствуют элементы купли-продажи, когда «хозяин» может отдать своего «раба» на время в пользование другому человеку взамен на какую-либо компенсацию от «арендатора».

Меня всегда шокировали сообщения в западной литера­туре о том, как один местный доктор, переезжая в другой регион, продает свою клиентуру другому частному врачу. Понятно, что здесь имеется в виду не отношения рабовла­дения, а лишь привычка пациентов и хорошая расположен­ность к своему семейному доктору, но как можно продавать хорошее расположение к себе?! Люди же не бараны, при­выкшие к бурке своего пастуха, которую можно передать другому человеку!

168

Как выжить в толпе и остаться самим собой

Понятно, что подобные отношения между двумя людь­ми могут сложиться только в том случае, если один из них стремится к порабощению другого, а тот в свою очередь психологически готов стать чьей-то собственностью при определенных условиях. И если первый докажет второму свое право собственника силой, хитростью или как-нибудь еще, то тот смиренно становится его «рабом». Само собой разумеется, что в современном обществе большинство «хо­зяев» и «рабов» не осознают этого своего психологическо­го статуса друг по отношению к другу.

Отношения собственности не являются групповым про­цессом, поэтому их нельзя считать социально-психологи­ческой характеристикой толпы, но подавляющее большин­ство ее членов склонны к подобному взаимодействию друг с другом. Поэтому в толпе всегда оказывается довольно много ее членов, которые все время нацелены на порабоще­ние других людей. А раз так, то маргиналу, не желающему оказаться чьим-то «рабом», приходится постоянно отби­ваться от потенциальных «хозяев», защищая свою свободу.

В своем рассмотрении мы пропустим как неактуальную для настоящего времени такую форму организации общества, в которой права рабовладения за­креплены юридически. Тогда следующим по степени выражен­ности отношений собственности между людьми является ав­торитарное общество, в котором эти связи образуют четко иерархизированную многоуровневую систему. Россия от по­добной формы организации общества только начала осво­бождаться. Начнем с анализа нашего недавнего прошлого. Каждый член такого общества в середине системы — «хозя­ин» — являлся чьей-то собственностью, но, одновременно с этим, и властвовал над кем-то в более низком уровне си­стемы. Такой человек с готовностью отдавался под хозяина, если тот доказал ему свою власть, но тут же искал тех, на

^ Часть 2. Три фронта борьбы маргинала с толпой 169

кого он мог распространить свою власть, ибо в толпе чело­век без «рабов» рассматривался как последнее звено систе­мы, что было равносильно тому, что он «раб» любого «хозя­ина». Поэтому толпа делилась на «хозяев» и «рабов». «Хо­зяин» — человек толпы, имеющий хотя бы одного «раба». «Раб» — тот, кто не имеет ни одного своего «раба». Таких в толпе всегда презирали, так как недостаток силы («А как еще объяснить отсутствие у человека «рабов»?») служит для авторитарного человека безошибочным признаком вины и неполноценности. Причиной ненависти и презрения, ис­пытываемых авторитарным человеком, может быть его ра­зочарование в человеке на фоне острой невыносимой по­требности в могучем «хозяине», к чьей изрядной силе он мог бы присоединиться: «Я все никак не могу найти себе настоящего «хозяина», а тут еще ты путаешься под ногами, отвлекая на себя мое внимание, вводя меня в заблуждение. Как я, дурак, еще только мог предположить в такой размаз­не крутого мужика! Никогда не прощу тебе своей ошибки в тебе же!»

Во главе толпы стоял «Хозяин» с большой буквы — тот, кто не являлся ничьим персональным «рабом» в этой тол­пе, но все члены толпы являлись его «рабами». Однако «Хо­зяин» был не более свободен от толпы, чем любой другой ее член. «Хозяин» толпы одновременно являлся «рабом» ее как совокупной целостности, ибо, если он переставал ее удов­летворять, она его не просто свергала с пьедестала «Хозяи­на» — он терял даже статус простого «хозяина», становясь самым презренным «рабом». И это был не самый плохой вариант его участи, так как в ярости разочарованная толпа могла его и растерзать.

Что происходит теперь, после крушения социалистиче­ского тоталитаризма? Авторитарная система рассыпалась, но отношение людей толпы друг к другу изменилось мало — они по-прежнему смотрят на свое окружение как на потен­циальную собственность, на которую можно попытаться

170

Как выжить в толпе и остаться самим собой

распространить свою власть. В психоанализе такие отноше­ния называют садизмом. Вот как их описал Фромм: «Мож­но назвать три типа садистских тенденций, более или менее связанных друг с другом. Первый тип — это стремление по­ставить других людей в зависимость от себя и приобрести полную и неограниченную власть над ними, превратить их в свои орудия, «лепить, как глину». Второй тип — стремле­ние не только иметь абсолютную власть над другими, но и эксплуатировать их, использовать и обкрадывать, так ска­зать, заглатывать все, что есть в них съедобного. Эта жажда может относиться не только к материальному достоянию, но и к моральным или интеллектуальным качествам, кото­рыми обладает другой человек. Третий тип садистских тен­денций состоит в стремлении причинять другим людям страдания или видеть, как они страдают. Страдание может быть и физическим, но чаще это душевное страдание. Це­лью такого стремления может быть как активное причине­ние страдания — унизить, запугать другого, — так и пассив­ное созерцание чьей-то униженности и запуганности.

По очевидным причинам садистские наклонности обычно меньше осознаются и больше рационализируются, нежели мазохистские (мазохизм — оборотная сторона са­дизма. Садизм и мазохизм обычно дополняют друг друга в отношениях, но один и тот же человек в одних связях мо­жет проявлять себя как садист, а в других как мазохист. По­этому обычно говорят о садомазохистском характере. Именно так проявляют себя описанные выше «хозяева». — С. Г.), более безобидные в социальном плане. Часто они скрыты наслоениями сверхдоброты и сверхзаботы о других (невероятно талантливо подобный вариант социального са­дизма показан в фильме «Покровские ворота» в отношени­ях между Хоботовыми — С. Г.). Вот несколько наиболее ча­стых рационализаций: «Я управляю вами потому, что я луч­ше вас знаю, что для вас лучше; в ваших собственных интересах повиноваться мне беспрекословно» или «Я столь

^ Часть 2. Три фронта борьбы маргинала с толпой 171

необыкновенная и уникальная личность, что вправе рассчи­тывать на подчинение других» и т. п. Другая рационализация, часто прикрывающая тенденцию к эксплуатации, звучит примерно так: «Я сделал для вас так много, что теперь впра­ве брать от вас все, что хочу». Наиболее агрессивные садист­ские импульсы чаше всего рационализируются в двух фор­мах: «Другие меня обидели, так что мое желание обидеть дру­гих — это всего лишь законное стремление отомстить» или «Нанося удар первым, я защищаю от удара себя и своих друзей».

В отношении садиста к объекту его садизма есть один фактор, который часто упускает­ся из виду и поэтому заслужива­ет особого внимания; этот фак­тор — его зависимость от объек­та (поэтому мадам Хоботова не отпускала своего бывшего суп­руга на свободу! — С. Г.). ...Сади­сту нужен принадлежащий ему человек, ибо его собствен­ное ощущение силы основано только на том, что он явля­ется чьим-то «владыкой» («Бегство от свободы»).

Как люди распространяют свою власть на окружающих? Наиболее показательно это делают родители по отношению к своим детям, набрасывая на них «ярмо» еще в «недозрев­шем» возрасте. Рассмотрим на примерах: «Когда ты был маленьким, мы для тебя делали то-то и то-то. Теперь, ког­да ты вырос, а мы постарели, ты должен в ответ на нашу давнюю заботу (или в компенсацию за наши лишения/жертвы) сделать то-то и то-то». Во-первых, полу­чается, что дитя в своих отношениях с родителями не может руководствоваться своими собственными желаниями. В детстве, потому что они взрослыми игнорируются из-за его недееспособности: «Я лучше знаю, что тебе надо (что ты

172 Как выжить в толпе и остаться самим собой

должен хотеть!)». А во взрослой жизни, потому что при­шла пора отдавать долги (которые не делал!). Вообще проекция на человека своего представления о том, что он должен хотеть, что ему нужнее, является универсальным приемом: «Я по своему разумению и по своей инициативе делаю для тебя благо, за что ты потом должен будешь в ответ выполнить мои требования/просьбы». При этом подразумевающаяся благость для объекта инициативной услуги на самом деле редко таковой является, но практи­чески всегда выгодна/полезна субъекту. То есть человек — объект манипуляции — ставится перед фактом: «Я тебе сделал хорошо (что объект может и оспорить, но практи­чески никогда не делает, чтобы не выглядеть неблагодар­ным), а теперь ты делай мне хорошо!» Естественно, что содержание обеих услуг определяет субъект манипуля­ции. Как в анекдоте (см. ниже), когда жена в подарок мужу покупает себе манто: «Тебе же приятно, когда я ра­дуюсь обновке! Вот эта радость и будет тем благом, кото­рое ты получаешь на свой день рождения. А теперь давай поговорим о том, какую шубку ты мне купишь на мой день рождения, чтобы уже мне доставить радость!» В дан­ном приеме субъекту обязательно надо переходить к об­суждению содержания ответной услуги, чтобы у объекта манипуляции не было возможности ответить субъекту той же монетой — купить в подарок жене, скажем, рези­новую лодку для рыбалки. Анекдот:

«Муж пришел домой и возится в прихожей. Жена из комнаты:

— Дорогой, я купила тебе на день рождения подарок!

— Н у , покажи...

— Сейчас, я его только надену...»

Вообще, мастером таких манипуляций показал себя еще Карлсон, который получал шоколадку всегда, независимо от того, проигрывал он Малыш у спор или выигрывал у него.

^ Часть 2. Три фронта борьбы маргинала с толпой 173

Другой пример: «Когда я была тобой беременна, я поте­ряла свое здоровье. Так что, теперь в искупление своей вины делай то-то и то-то».

Еще пример: «Ты должна проводить вечера в семье, ря­дом с отцом, а не на ваших подростковых тусовках. Когда ты была маленькой, отец работал как папа Карло на Севере и не видел тебя столько лет! Нечестно и сейчас его лишать своего общества».

Могу предложить следующие варианты защиты от таких манипуляций: «То есть я виновата своим рождением в том, что ты лишилась здоровья? Но, пардон, а ты рожала меня для меня, что ли?! Я тебя об этом просила? Давай будем че­стными друг перед другом: ты решила родить меня для СЕБЯ, потому что ТЫ в этом нуждалась. И пожертвованное при этом здоровье является ТВОЕЙ платой за ТВОЕ реше­ние получить удовольствие от своего материнства. Я тебе за это ничем не обязана!»

«А я что, просила отца о том; чтобы он годами торчал в своей тундре? Это было его решение, в принятии которого он не поин­тересовался моим мнением, по­этому и нести ответственность за связанные с этим негативы я не обязана. Что? Ты говоришь, что трехлетние девочки в решении таких вопросов ничего разумного сказать не могут?! Это ваша иллюзия. Я уже тог­да готова была отказаться от всех этих дорогих игрушек, кото­рыми отец заваливал меня, — лишь бы он был рядом со мной. Мне он был тогда дороже, чем все эти куклы да плюшевые мишки, а теперь мне со сверстниками намного интереснее, чем с каким-то незнакомым дядькой. Все, поезд уехал. Я не со­бираюсь платить по долгам, которых не делала».

Еще один хорошо известный пример собственнического отношения к человеку есть в песне Андрея Макаревича «Он

174

Как выжить в толпе и остаться самим собой

был старше ее», в которой описана пара человека толпы и маргиналки. Для тех, кто ее никогда не слышал (или не слушал), приведу сокращенный вариант текста песни:

Он был старше ее, она была хороша,

В ее маленьком теле гостила душа.

Они ходили вдвоем, они не ссорились по мелочам,

И все вокруг говорили: чем не муж и жена?

И лишь одна ерунда его сводила с ума:

Он любил ее, она любила летать по ночам.

Он страдал, если за окном темно, Он рыдал, на ночь запирал окно, Он не спал, пил на кухне горький чай В час, когда она летала по ночам. А потом, поутру, она клялась, Что вчера это был последний раз, Он прощал, но ночью за окном темно, И она улетала все равно.

А он дарил ей розы, покупал ей духи,

Посвящал ей песни, читал ей стихи,

Он хватался за нитку, как последний дурак,

Он боялся, что когда-нибудь под полной луной

Она забудет дорогу домой.

И однажды ночью вышло именно так.

(дальше незначимо для рассматриваемой темы)

А теперь разберем песню «по косточкам». Получается, что для человека толпы сказочный дар полета у подруги является ерундой: так, маленькое отклонение от нормы. Или, может быть, потому что он (этот дар) мешал ему жить так, как он этого хотел. И тем не менее он страдал. Почему? Во-первых, потому что на какое-то время его собственность выходила из-под его контроля. Во-вторых, потому что по-

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   25

Похожие:

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconНи один человек ни разу не смог одолеть ни одного вампира в «честном поединке». Чего ёжишься?
Запомни, парень, две вещи, если, конечно, хочешь со мной остаться. Ну, или хотя бы выжить. Только две, большего от тебя пока что...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconМария Башкирцева Дневник Предисловие
К чему лгать и рисоваться! Да, несомненно, что мое желание, хотя и не надежда,— остаться на земле во что бы то ни стало. Если я не...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим icon-
Все то, что я напишу в этих рекомендациях, это совсем не претендует на всеобъемлющую истину в последней инстанции, верную во все...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconСвятитель Амвросий, епископ Медиоланский
Амвросии, как первый градоначальник, отправился в церковь для поддержания порядка Когда он обратился с речью к толпе, какой-то ребенок...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconАндрей В. Кудин Как выжить в тюрьме
Сидеть будут все (глубокое внутреннее убеждение сотрудников правоохранительных органов)

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим icon-
А. С. Пушкин. (См., например, типичное для него, но не для современных норм русской речи выражения типа: странное молчание царствовало...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconДоктор из лхасы
...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconУтверждено согласовано
Толпа, понятие о психологии толпы. Правила безопасного поведения в толпе при возникновении паники

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconПрактика Вольных Путешествий
Из них мы узнаем, как в тундре без спичек развести костер, найти и приготовить еду, как построить укрытие и заночевать в зимней тайге...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconОлег Маркеев Угроза вторжения (Странник 1)
От людей, как сейчас принято выражаться, пожелавших остаться неизвестными, мне стали известны лишь несколько фактов об Ордене Полярного...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов