Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим




НазваниеГладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим
страница9/25
Дата публикации01.12.2013
Размер3.82 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25
Часть 1. Маргинал в обществе

119

информационной инфраструктуры, но и в микросоциуме. В такой ситуации человек толпы обычно просто оказывается не в состоянии отделить свое «я» от прежней культуры, ко­торую надо поменять на новую при сохранении личности неизменной. В итоге человек либо вынужден полностью пе­репрограммировать свою психику с заменой личности на т у , которую ему навяжет новое окружение, либо у него «поедет крыша», либо он просто придется «не ко двору» и вынуж­ден будет бежать к себе на родину, в привычную культурную среду.

Что касается той части культурного давления, которая приходится на манипуляции, осуществляемые государством и магнатами (как доморощенными, так и международными, преимущественно американскими), то она выражается про­сто. Государство с помощью СМИ в культурном и информа­ционном пространстве создает выгодное ему общественное мнение. Магнаты же в основном рекламируют свой образ жизни с навязыванием толпе ценностей, целей и потребностей, более со­ответствующих именно их миру мультимиллионеров, чем чело­веку толпы, но позволяющих втягивать население в потреби­тельскую гонку с определенны­ми предпочтениями («Новое поколение выбирает Пепси!»). Международные магнаты в своем культурном давлении со­четают комбинированное воздействие, используя как госу­дарственные идеологические средства, когда правительство откровенно выполняет их заказ, так и рекламу для навязы­вания целым народам своей культуры, что позволяет им расширить свое экономическое пространство.

Очень точно по этому поводу высказался Сомерсет Моэм: «Я не стану осуждать кровопролитные войны, которые циви­лизованные народы ведут с нецивилизованными: хотелось бы

120 Как выжить в толпе и остаться самим собой

только заметить, что обоснование у этих войн одно: кто силен, тот и прав. Это схватка не на равных, это лишенное благород­ства и рыцарства состязание хорошего оружия с плохим. Ут­верждать, будто теперь, когда культура победителей навязыва­ется побежденным, покоренные варвары наконец обретут сча­стье, — чистое лицемерие. Разве есть основания полагать, что они менее счастливы в своем примитивном сообществе, чем когда, подчиняясь чужим законам, они вынуждены прини­мать чуждую культуру и ненужные им реформы?»

Выводы и рекомендации

ЕСЛИ человеку приходится жить в экологически неблаго­получной среде и ему небезразлично свое физическое и пси­хическое состояние, то он должен предпринимать какие-то за­щитные меры от окружающей его агрессивной по отношению к нему дряни. Информационную и культурную среду, в прин­ципе, можно рассматривать как часть экологии, тем более что все они в наше время очень сильно загажены. Поэтому любо­му уважающему свою душу человеку полезно подумать о сис­теме мер защиты ее от окружающей информационной и куль­турной грязи. Прежде чем что-то пропустить через свое вос­приятие в душу, надо тщательно проверить это на предмет наличия в нем отравляющих элементов. Иметь различные фильтры в критичном восприятии — удел любого уважающе­го себя и любящего свою душу современного человека.

^ РОЛЕВОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

Суть вопроса

Поведение обычного человека в современном обществе так или иначе связано с исполнением различных социальных

Часть 1. Маргинал в обществе

121

ролей: хорошего работника; справедливого руководителя; за­ботливого отца; верного мужа; интересного друга и т. д. Каж­дый человек, если его спросить, как он представляет любую из перечисленных ролей, сможет достаточно полно описать ее во всевозможных проявлениях и мельчайших деталях. У разных людей описания будут чем-то отличаться, но костяк осново­полагающих характеристик будет более-менее совпадать, так как он является, что называется, общепринятым.

Социальные роли в жизни людей выполняют полезную функцию, упрощая их поведение. Если человек исполняет какую-то роль, то ему уже не надо постоянно ломать голову над тем, как поступить в той или иной ситуации. Правильный ва­риант поведения обычно зало­жен в самой роли. Однако у по­добных стереотипов поведения есть и оборотная сторона, про­являющаяся в самоограничении своего поведения, что уже явля­ется некоторой личностной не­свободой. Если человек захочет поступить в какой-то конкрет­ной ситуации по-своему, а не так, как это предписано ему его ролью, то он фактически выйдет из нее, что психологически да­леко не всем легко сделать. Ис­полнение роли формирует у че­ловека привычку, а, как говорят, привычка — вторая натура. К тому же человек, исполняющий роль в обществе, обычно зави­сим от окружающих людей, которые в свою очередь испол­няют роли, дополняющие его роль.

122 Как выжить в толпе и остаться самим собой

Таким образом, взаимодействие большинства людей в обществе превращается в некие ролевые игры. И если кто-то вдруг выходит из своей роли и начинает творить отсебя­тину, то ролевая игра расстраивается, оставляя окружающих в замешательстве. Налаженный ход событий дает сбой. Представьте себе, если во время спектакля в театре какой-нибудь актер вдруг прервет заученный диалог и, обратив­шись в зал, заявит, что ему все это надоело и он им лучше споет песни собственного сочинения. Я думаю, не надо описывать, какую активность проявит персонал театра, что­бы вернуть смутьяна в очерченные ролью рамки. Вот и в жизни происходит что-то подобное по отношению к тем, кто вдруг по каким-либо причинам отказывается играть привычную роль. Это психологическое давление и называ­ется ролевым принуждением.

Аргументы

Данному виду давления окружающих на человека я до­вольно много места уделил в своей книге «Борьба бульдо­гов под ковром», поэтому здесь приведу отдельные цитаты из нее.

Вначале следует четче определиться с такими понятия­ми, как «роль», «ролевая игра», «ролевое поведение». Бла­годаря книгам Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры» эти понятия достаточно широко распространились и закрепились в психологии межличностных отношений. Но я боюсь, что не все читате­ли пока еще знакомы с ними (хотя лично я очень рекомен­дую всем их прочитать), поэтому даю СВОИ определения указанных понятий.

В словарях понятие «роль» пока что определяется ис­ключительно как театральный образ, что для психологии явно недостаточно. Я в роли выделяю внутренний аспект

^ Часть 1. Маргинал в обществе

123

как субъективно ощущаемый образ, который необходимо изобразить в действии. Но есть еще и внешний аспект роли, или даже два. Первый из них заключается в совокупности требований (или ожиданий) общественного окружения к носителю роли вести себя определенным образом в конк­ретных ситуациях. Этот аспект емко передается фразами: «Не царское это дело — седлать коня!» или «Царь должен карать и миловать».

Второй внешний аспект выражается во взаимодействии ролей, дополняющих друг друга. Суть этого аспекта замеча­тельно передается театральной фразой: «Царя играет свита». Это когда неподвижного и молчаливого царя можно иден­тифицировать в толпе на сцене лишь по поведению осталь­ных актеров даже тогда, когда он одет не по-царски. Этот внешний аспект роли выводит нас к определению такого понятия, как «ролевая игра», которая как раз и является этим взаимодействием ролей, дополняющих друг друга. К примеру, ролевая (или, точнее, сюжетно-ролевая) игра яв­ляется формой психического развития детей дошкольного возраста.

Что касается «ролевого поведения», то, в отличие от предыдущих двух, это понятие чисто психологическое и с театром связано мало. О ролевом поведении человека мож­но говорить тогда, когда его действия определяются не спонтанными движениями его души, а вольным или не­вольным изображением какого-либо образа, не совпадаю­щего с его собственной личностью. Ролевое поведение мо­жет быть произвольным, т. е. обусловленным желанием само­го человека, а может быть и навязанным ему окружающими людьми.

Навязывание своему противнику в каком-либо виде борьбы ролевого поведения может быть полезным трояко. Во-первых, навязанная роль лишает человека некоторой ча­сти его личностной свободы, так как он в конкретной ситу­ации поступает уже не так, как ему хотелось бы, а так, как

124

Как выжить в толпе и остаться самим собой

это свойственно навязанному образу. Во-вторых, поведение человека, заключенного в ролевые рамки, становится пред­сказуемым, что дает возможность его противникам плани­ровать свои действия против него. Ну и, наконец, в-треть­их, человеком, принявшим на себя роль, можно управлять через ролевую игру. Для этого герой, играя роль, дополня­ющую роль своего противника, своими действиями вынуж­дает того отвечать на них должным образом. Механизм при­нуждения при этом заключается в подсознательном неже­лании (вынесенном, скорее всего, из детства) нормального человека разрушать ролевую игру.

Многие люди обычно предрасположены к ведению оп­ределенных психологических (или ролевых) игр, что опре­деляется их личным опытом и особенностями их психики. Человек часто принимает участие в такой игре, отвечая на первую реплику ее инициатора, первый его жест из-за того, что ему очень трудно удержаться от подыгрывания. Прав­да, не всегда в предлагаемых играх есть такой набор ролей, в котором каждый потенциальный участник может удовлет­ворить свой вкус. За определенные роли часто возникает борьба. Кто ее проигрывает, вынужден довольствоваться тем, что осталось. И либо он принимает такое распределе­ние ролей, либо игра не получается, так как роль героя-су­пермена обязательно должна дополняться ролями злодеев. Это выяснение своего места в игровых ситуациях обычно происходит еще в детских играх, формируя устойчивые привычки. Поэтому у многих взрослых (не совсем повзрос­левших!) включение в предлагаемую психологическую игру происходит на подсознательном уровне в обход защитных барьеров разума.

Любая психологическая игра накладывает на поведение участников определенные ограничения своим сценарием и ролями. То есть человек, принявший условия навязанной ему игры, свою личностную несвободу перевел в несвобо­ду поведенческую.

^ Часть 1. Маргинал в обществе 125

Примером ролевого принуждения, оказываемого тол­пой на человека, может послужить цитата из книги Май-ерса «Социальная психология»: «С людьми средних лет и более преклонного возраста происходит любопытная вещь. Женщины становятся более напористыми и уверен­ными в себе, а мужчины — более эмпатичными и менее доминантными. Одно из объяснений подчеркивает значе­ние ролевых требований. Некоторые считают, что во вре­мя ухаживания и в первые годы после рождения ребенка социальные ожидания заставляют представителей обоих полов подчеркивать черты, присущие их ролям. В период ухаживания, когда необходимо продемонстрировать свою способность защитить и обеспечить партнершу, все муж­чины проявляют свои бойцовские качества и подавляют свою потребность во взаимной поддержке и заботе о детях. В период ухаживания, равно как и во время заботы о ма­лышах, женщины подавляют свои импульсы, побуждаю­щие их быть напористыми и независимыми. По мере того как мужчины и женщины избавляются от этих ранневоз-растных ролей, предполагается, что они все в большей сте­пени выражают свои подавлявшиеся ранее потребности. Как мужчины, так и женщины становятся более андрогин-ными — способными и на напор, и на заботу».

После этого возникает вопрос: а что если человек с детства демонстрирует андрогинность (сочетание мужских и женских характеристик) как лучший вариант личностного развития (Майерс пишет, что «хотя людей обычно привлека­ют потенциальные партнеры, чьи внешность и поведение со­ответствуют типичным маскулинным и феминным образ­цам, исследования выявляют тот факт, что у людей скла­дываются более удовлетворительные отношения именно с андрогинными партнерами»), игнорируя социальные ожи-

126

Как выжить в толпе и остаться самим собой

дания ролевого поведения? Они попадают в маргиналы. С андрогинностью толпа готова мириться только у заслужен­ных своих членов, которые становятся менее подвластны­ми ее влиянию в силу своей личностной зрелости, уверен­ности в себе, самодостаточности.

Ярким примером ролевого принуждения может послу­жить произошедшее перерождение барона Мюнхгаузена в садовника Миллера в киноповести Григория Горина. Иг­рая несвойственную для себя роль, барон не смог хотя бы частично сохранить свою личность. Роль — это всегда це­лостный образ, и очень трудно строить свое поведение из частей несовместимых ролей (или из роли и своей насто­ящей личности). Настолько трудно, что такая поведенче­ская «мозаика» может привести к серьезным нарушениям психики. Этим и опасно ролевое принуждение: если уж и начинаешь играть какую-то роль, то часто втягиваешься в этот процесс полностью, теряя всю свою личность.

Выводы и рекомендации

Любое ролевое поведение — это некоторый отказ своей душе в праве определять ваши слова и поступки. А когда к душе не прислушиваются, ее голос постепенно слабеет (о некоторых печальных последствиях этого мы уже раньше упоминали).

Исполнение роли облегчает текущее взаимодействие с окружающими людьми, состоящее преимущественно из ме­лочных обыденных актов. Если во время каждого своего поступка задумываться, то можно стать «тормозом» и быс­тро устать. Поэтому я и не настроен рекомендовать полный отказ от ролевого поведения. Но это как обращение с огнем. Когда он укрощен в печке, то очень полезен. Но если ему удается вырваться наружу, то жди беды.

Свое ролевое поведение надо постоянно контролиро­вать и, при необходимости, уметь отключать быстро и без-

^ Часть 1. Маргинал в обществе

127

болезненно, в первую очередь для себя. Необходимость в этом возникает обычно тогда, когда приходит черед совер­шить значимый для вас поступок, решение по которому нежелательно доверять общественному стереотипу. Поми­мо этого, из роли полезно выходить время от времени для профилактики, чтобы привычкой не засасывало. И, нако­нец, самый ответственный момент сбрасывания с себя ро­левой уздечки наступает при появлении возле вас искусного манипулятора, который за нее пытается запрячь вас в свою телегу.

^ УГРОЗА «ЖЕЛТЫМ» ДОМОМ

Суть вопроса

В обществе обычных людей, как правило, присутствует страх перед психическими аномалиями. Если глаз перестал видеть — это более-менее понятно простым людям, но как относиться к тому человеку, ко­торый видит или слышит то, что недоступно другим? Лучший вы­ход, это испуганно перекре­ститься: «Свят, свят, свят, чур не меня!» Поэтому в толпе нормой является не замечать наличие души. У нас люди даже любят сердцем, хотя это обычная пом­па для перекачки крови. Как только кто-то начинает обра­щать внимание на свою душу, окружающие начинают много­значительно ковырять пальцем у себя в виске: «Чудит малый.

128

Как выжить в толпе и остаться самим собой

Видно спятил...» Потом перемещают палец обратно в нос и возвращаются к обычной жизни, обсуждая бытовые дела.

Такое простое отношение ко всему непонятному для себя приводит к тому, что любой чудак в толпе является потенциальным кандидатом на звание «умалишенного», а это уже как клеймо, выводящее его из разряда людей. По­добная угроза является дополнительным психологическим давлением на тех, кто имеет склонность почудачить, с це­лью привести их к поведенческой норме.

Аргументы

Над маргиналом всегда висит «дамоклов меч» психиат­рического диагноза. Для толпы ведь трудно уйти от соблазна справиться с непонятным и, следовательно, раздражающим поведением маргинала через простое навешивание ему яр­лыка «ненормального» и изоляцию его с помощью смири­тельной рубашки и высокого забора вокруг «желтого» дома. И пусть у человека с психикой все в порядке, но если он умнее окружающих в понимании смысла жизни и тем са­мым выделяется из их стройных рядов, то нет никакой га­рантии, что они каким-нибудь электрошоком или лобото-мией не опустят его до своего уровня.

Больное общество насаждает негативное отношение человека к попыткам вылечить свою душу: «Пошел к пси­хологу на прием — псих и неудачник». Любой человек, про­являющий повышенный интерес к совершенствованию своей души, вызывает у окружающих презрение и жалость, как слабак, которому не повезло с генами или в жизни, и у которого теперь только одна судьба — быть юродивым. Уме­стно здесь будет привести фразу из школьного сочинения сына Игоря Губермана, которую он цитирует в своих «По­жилых записках»: «Тех, кто искренне болеет душой за обще­ство, общество искренне считает душевнобольными».

^ Часть 1. Маргинал в обществе

129

Даже если внимательно проанализировать содержание такого диагноза, как шизофрения, то окажется, что она яв­ляется чем-то вроде мешка, куда психиатры сваливают все непонятные им случаи отклоняющегося от общепринятого стандарта поведения. Наиболее ярким психиатрическим симптомом является галлюцинация. Существует незыбле­мый закон психического здоровья человека: в обычном со­стоянии у нормального человека галлюцинаций быть не должно! При этом психофизическая природа этих самых галлюцинаций психиатрам совершенно непонятна. То есть они знают, что у некоторых людей могут появляться в со­знании образы, не отображающие реально существующих объектов, — и все! А раз таких людей подавляющее мень­шинство в обществе, то квалифицируют это дефектом пси­хики, который надо лечить. А если это проявление новой психической функции, более высокой по уровню развития нервной системы, тогда как? Давить электрошоком? Разру­шать лоботомией новейшие структуры мозга? То есть унич­тожать любое новообразование психики, консервируя ее на уровне развития человека толпы... А что?! Так, во всяком случае, спокойнее. А то ведь сверхъестественные способ­ности «больного», ставящие его в психическом плане выше лечащего врача, слишком сильно пугают и обижают последнего.

Барбара О'Брайен в своей книге «Необыкновенное путе­шествие в безумие и обратно» пишет что «у склонных к бе­седе больных шизофренией наблюдается необычная способ­ность читать чужие мысли, что приводит собеседника в пол­ное замешательство. В переводе на язык психиатрии это звучит как «сверхестественная способность шизофреника чувствовать не оформленные в словах и лишь частично осоз­наваемые психиатром ощущения» или «реактивность шизоф­реника в отношении эмоциональных стимулов, являющих­ся подпороговыми для перцептивного аппарата (говоря проще, восприятия. — С. Г.) нешизофреника». Вот вам и

5. Зак. 282

130 Как выжить в толпе и остаться самим собой

дефект психики — сверхестественные способности! Так постепенно начинаешь понимать, почему некоторые маргиналы считают за честь состоять на учете в психдис­пансере. Для них это означает наличие сертификата НОРМАЛЬНОСТИ, а может, и причисление к новому, более совершенному подвиду людей, за которыми буду­щее человечества.

Выводы и рекомендации

Учитывая, сколь условны принятые в обществе нормы психического здоровья, бояться возможности получить ярлык «психа» не стоит. Меня, кстати, вместе с другими сту­дентами-психологами также звали в университете психом только за то, что учился на фа­культете психологии. Психиатрические ярлыки, навешан­ные на вас толпой без всяких на то оснований, можете рас­ценивать как признак того, что у вас дала о себе знать душа, либо же вы сами проявили к ней интерес. А иметь душу среди бездушной толпы — этим, знаете ли, и гордиться можно!..

^ ФОРМИРОВАНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ

Суть вопроса

Человек ЧТО-ТО делает осознанно обычно только в том с л у -чае, если у него есть соответствующая потребность. Эту истину понимают практически все, в том числе и те, кто относится к другим людям потребительски. Поэтому они в случае, если им

^ Часть 1. Маргинал в обществе

131

нужно добиться чего-то от другого человека, воздействуют на его сферу потребностей. Для этого ими либо усиливается уже имеющаяся соответствующая потребность жертвы манипуля­ции, либо формируется новая. А когда у человека появляется много сильно свербящих потребностей, он превращается в суетливого и плохо соображающего человека, которым управ­лять проще простого. Ведь если человек уже бежит куда-то, то привести его в нужную вам точку намного проще, чем в том случае, если бы он лежал под березой и размышлял об устрой­стве мироздания или слушал пение птиц.

Аргументы

Манипулировать потребностями в современном обществе могут многие. Например, производители товаров и услуг час­то, решая свои задачи сбыта, навязывают потенциальному по­купателю с помощью рекламы и иных средств маркетинга то, без чего он, в принципе, мог бы и обойтись. В маркетинге хо­рошо известен анекдот о том, как заезжий коммерсант в Аф­рике продал вагон ботинок местным аборигенам, никогда не носившим обуви. Для этого он выписал еще один вагон това­ра, но только на этот раз с колючками, кои и разбросал по ме­стным дорогам. В современной промышленности уже давно инновации идут впереди развивающихся потребностей. Кон­структоры сперва придумывают новый продукт, а потом реша­ют задачу, как его «впарить» потребителю, потребности кото­рого еще не доросли до такого товара.

Политики от коммерсантов в этом мастерстве также не отстают. К примеру, если ты отставной генерал внутренних войск и хочешь стать мэром города, то можешь нанять не­сколько шаек хулиганов на месяц, чтобы они порезвились на улицах города, а тебе потом останется лишь предложить местным избирателям свою «твердую руку» для наведения порядка.

5*

132 Как выжить в толпе и остаться самим собой

Если же ты менеджер и хочешь, чтобы твой подчинен­ный «пахал» как маленький трактор, можно замотивировать его на повышение зарплаты, ради которого он должен бу­дет «горы свернуть». Создать же потребность в большем количестве денег проще простого. Достаточно регулярно приглашать обедать его в дорогом ресторане, отвозя его туда на своем шикарном автомобиле. Все остальное упирается во время, так как к хорошему привыкают быстро.

А что делать теще, если зять не хочет «вкалывать как проклятый»? Да все очень просто, достаточно подарить дочке дачу, на которую можно добраться только на авто­мобиле, которого у зятя, естественно, нет. В итоге дочка мужу «плешь проест», пока он не заработает на машину. А там дело и до гаража дойдет, за ним новый дом на даче, сауна, бассейн, новый автомобиль вместо постаревшего прежнего и т. д.

Но главным, конечно, специалистом по формирова­нию у людей лишних потребностей, является американ­ский капиталист. Ведь что происходит сейчас во всем мире? Единообразие современного общества резко уси­лилось, причем в мировом масштабе. Происходит это по двум причинам. Во-первых, теперь стало трудно сохра­нить вынужденное этнической своеобразие, которое раньше в различных региональных сообществах поддер­живалось определенной коммуникативной изолирован­ностью. Современные СМИ и транспорт обеспечили как очное (деловые поездки, туризм), так и заочное (телеви­дение, кино, пресса) знакомство людей во всем мире с образом жизни и культурой самых разных сообществ. И если раньше потенциальные подражатели просто были лишены возможности ориентироваться в своем поведе­нии и взглядах на какой-либо далекий эталон из-за эле­ментарного незнакомства с ним, то современные комму­никации устранили такое препятствие. Во-вторых, усили­лось давление на каждого человека, навязывающее ему

^ Часть 1. Маргинал в обществе

133

тот или иной образ жизни, культуру, ценности. Так, на­пример, Штаты любят ставить в зависимость свою готов­ность к сотрудничеству в различных сферах с иным госу­дарством от того, насколько его общество и официальные власти охотно перестраивают свою жизнь под их стандар­ты, которые американцы без всякой скромности считают высшим достижением человечества. А приняв американ­ские эталоны жизни, люди становятся благодатной сре­дой для применения армией маркетологов изощренных способов рекламы и продвижения американской продук­ции во все уголки земного шара.

Например, в какой-нибудь Вятской губернии двухсот­летней давности на Францию или Германию реально мог­ли ориентироваться лишь люди дворянского и купеческо­го сословия, составляющие от силы 2-3% населения. Обус­ловлено это было тем, что только эта верхушка общества могла съездить в российскую столицу или Европу или, на худой конец, пообщаться с живым европейцем, которого бедность загнала в российскую глушь. А остальным потен­циальным подражателям, доля которых в обществе могла составлять 50—80% населения, оставалось ориентироваться на своих местных знаменитостей, определявших самобыт­ность регионального социума. Теперь же благодаря рекламе всевозможного вида и экспан­сии американского кино в са­мом дальнем хуторе российской глубинки все стараются носить джинсы, жевать жвачку и за­дирать ноги на стол. Каждый человек в мире начал ориен­тироваться на самые выдающиеся примеры яркой и богатой жизни. Если раньше подросток ориентировался на уровень успеха, примеры которого были непосредственно у него пе­ред глазами в пределах его деревни, то теперь у него перед глазами роскошь и слава самых богатых и знаменитых лю­дей мира.

134

Как выжить в толпе и остаться самим собой

Выводы и рекомендации

Ваши потребности — это часть вашей души. Нельзя до­пускать, чтобы кто-то извне воздействовал на них. Измене­ние ваших потребностей является сугубо внутренним делом вашей души, поэтому, прежде чем решить что-то сделать, почаще задавайте ей все тот же вопрос: «Ты действительно хочешь того, что я собираюсь сделать?»

Все же побуждения, приходящие извне от конкретных людей, с вами взаимодействующих, или же из культурной и информационной среды надо подвергать критическому ана­лизу, о чем мы уже говорили выше.

МОДА

Суть вопроса

Мода за последние пару столетий стала значимым эле­ментом жизни западного мира потому, что для одних дела­ет существование не таким скучным, другим же позволяет ощутимо богатеть. Но по своей сути мода является элемен­тарным согласованием людей в толпе в таких вопросах, что в ближайшее время носить или покупать. То есть мода уст­раняет индивидуальные различия между людьми! Если твоя внешность гармонична, ориги­нальна, подобрана с утончен­ным вкусом и полностью соот­ветствует твоему душевному состоянию, но не отвечает со­временной моде, то ты заслу­живаешь отрицательной оцен­ки окружающих людей! Разве это не абсурд?

^ Часть 1. Маргинал в обществе

135

Но эта логика непонятна толпе, и ее представители ре­гулярно меняют вслед за указаниями манипуляторов-моде­льеров свои пристрастия, избавляются от еще хороших ве­щей и бегут покупать новые.

Аргументы

Мода выполняет две социальные функции. Во-первых, она придает хоть какой-то смысл праздной жизни суетных людей. В этом плане мода оказывается одним из средств структурирования времени примитивных обывателей. Во-вторых, она помогает производителям товаров и услуг под­стегивать потребительскую гонку Что происходит с женщи­ной, у которой весь гардероб состоит из еще вполне носи-бельных вещей, но уже вышедших из моды? Она покупает новые вещи, избавляясь от доб­ротной одежды за бесценок. Да что там носибельность — в свет­ских тусовках действует неписа­ное правило: дважды в одном наряде в люди выходить нельзя!

Почему мужчина меняет авто­мобили через полгода-год, каж­дый раз покупая новый? Ведь у современных автопроизводите­лей мира гарантийный срок эксп­луатации основных узлов может доходить до 5 — 1 0 лет, но от их продукции отказываются уже через полгода! А все потому, что большинство потребителей считают ниже своего достоинства ездить на машине не самой последней модели.

Ну, хорошо, не все так тщательно следят за модой. Допус­тим, женщина пришла в общественное место в наряде, уже вышедшем из моды, но который очень ей к лицу, — как она будет встречена окружающими? Кто-то не обратит внимания,

136

Как выжить в толпе и остаться самим собой

но многие модницы обязательно в глаза или за глаза будут активно выражать свое удивление несоответствием ее внеш­него вида духу времени! Всякий ли способен выдержать та­кой прессинг?!

Сомерсет Моэм в моде выделяет еще и конформизм, уси­ливающий непосредственное удовольствие от модной вещи: «Удовольствия, в сущности — это вопрос вкуса. Они измен­чивы, как женская мода; модное удовольствие становится желанным вдвойне. Поступки сами по себе малоприятные могут под воздействием моды стать источником острого на­слаждения». Например, модным становится прием нового вида наркотика, но всегда есть какой-то процент людей, ко­торым от него становится плохо. Вы думаете, они в этом при­знаются своим приятелям? Они скорее будут терпеть и ста­рательно изображать кайф. То же самое происходит и с мод­ными танцами, музыкой, прическами, неудобной одеждой и обувью — всем, что в потреблении способно у разных людей вызывать тщательно скрываемый перед окружающими фи­зический и психический дискомфорт.

Выводы и рекомендации

Еще в подростковом возрасте я заметил за собой одну странную особенность. Когда вокруг меня поднимался шум по поводу какой-то новой книги, фильма, музыки или чего-то подобного, вдруг ставшего модным, я, в отличие от ок­ружающих, испытывал к этому предмету всеобщего внима­ния какую-то непонятную неприязнь. И только по проше­ствии нескольких лет, когда спадала волна ажиотажа, я спокойно знакомился с предметом культуры, бывшим ког­да-то модным, составляя о нем свое мнение в одиночестве, так как его обсуждение уже никому вокруг меня не было ин­тересным. Только много позже я понял психологию своего поведения.

^ Часть 1. Маргинал в обществе 137

Такой сценарий поведения в отношении к модным ве­щам совсем не обязательно должен быть образцом для под­ражания. Например, одна моя знакомая является фанаткой Гарри Поттера, но последнюю вышедшую недавно книгу не покупала до тех пор, пока та не подешевела до разумных пределов. Моде как средству манипуляции толпой и меха­низму психологического давления толпы на отдельных лю­дей надо сопротивляться или же вообще быть к ней равно­душным. А как это будет делать каждый конкретный чело­век — это вопрос личного предпочтения.

ВЫСМЕИВАНИЕ

Суть вопроса

Природа смеха разнообразна, но одним из наиболее распространенных факторов смешного является отклоне­ние какого-либо явления — поведения, внешности, суж­дений — от общепринятого эталона. Например, все мы имеем представление о среднем для нашего общества уровне ума. И если какой-либо человек явно не дотяги­вает до этого стандарта, то многих его глупость смешит. Или другой человек демонстрирует недостаточную для обычного человека ловкость в движениях, спотыкаясь на ровном месте и задевая своим телом предметы, мимо ко­торых все проходят, не замечая их. Это также обычно со­провождается смехом окружающих. Столь же смешными оказываются отклонения во внешнем виде: оттопырен­ные уши; большой нос; короткие штаны; необычные цве­та в одежде и т. д.

138 Как выжить в толпе и остаться самим собой

Аргументы

БОЛЬШИНСТВО людей толпы, боящихся выделиться из ее рядов, оказываются чрезвычайно чувствительными к смеху окружающих. Благодаря этому толпа получает в свое распо­ряжение отличный механизм удержания своих членов в единых рамках: высмеивание любых отклонений человека от общепринятых эталонов.

Выводы и рекомендации

Для того чтобы не поддаваться этому виду психологи­ческого давления, надо снизить свою чувствительность к смеху окружающих людей. Достигается это двумя спосо­бами. Во-первых, необходимо разобраться со своей рефе­рентной группой, т. е. людьми, чье мнение для вас значи­мо, на кого вы ориентируетесь в своей жизни. Глупо иметь референтную группу, включающую в себя всю ок­ружающую вас толпу, так как всем не угодишь и всегда найдется кто-то, кому захочется посмеяться над чем-ни­будь в вас. Из своей референтной группы необходимо вы­черкнуть всех посторонних людей, далеких от вас по сфе­ре интересов, психологическому складу, интеллектуаль­ному и культурному развитию, стилю и образу жизни, мировоззрению. Круг значимых для вас людей должен быть узок, при этом их мнение о вас надо воспринимать избирательно. Например, к другу Пете надо прислуши­ваться в вопросах смысла жизни, а подругу Таню держать за эксперта в области эстетики.

Представьте себе зрелую даму с высоким уровнем куль­турного и интеллектуального развития, оказавшуюся по воле случая в трущобах. Мимо проходящие девчонки под­росткового возраста стали громко смеяться по поводу ее внешнего вида. Стоит ли ей принимать во внимание реак­цию особ, у которых в речи на одно литературное слово

^ Часть 1. Маргинал в обществе

139

приходится по нескольку слов низкопробного мата, выгля­дящих как скоморохи на ярмарке? Очевидно, нет. Подоб­ное игнорирование смеха окружающих людей, которые не входят в состав вашей референтной группы, должно стать для вас устойчивой привычкой.

Вторым способом восприятия чужого смеха над вами является умелое отделение юмора (если он есть в нали­чии) от вашей личности. Если кто-то смеется над вами, попробуйте отделить смешное в ситуацию, которая не связана непосредственно с вами. Представьте этот смеш­ной случай как анекдот, в котором героем является абст­рактный персонаж. Расскажите его мысленно своим дру­зьям, не упоминая о своей роли в реальной действитель­ности. Если это получится, то смех можно смело отделять от своей личности: смеялись не над вами, а над комичной ситуацией, в которой по воле случая вы оказались. Но так как это может произойти с каждым, то и переживать вам по этому поводу особо не стоит. Редко так бывает, что смешное связано именно с личностью. Но все это верно только тогда, когда действительно есть что-то смешное. Если же смех вызван не смешным, а желанием оскорбить вас, задеть за живое, то и реагировать на это надо соответ­ствующим образом.

^ ОФИЦИАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ

Суть вопроса

Любая религия при своем зарождении маргинальна, но если, например, коньяк с возрастом становится лучше, то религии от возраста только теряют свое качество. Проис­ходит это по той причине, что практически любую рели­гию можно использовать как инструмент для массовых

140

Как выжить в толпе и остаться самим собой

манипуляций. Поэтому вокруг религиозных идей, показавших в первые десятилетия существова­ния свою эффективность, быстро появляются всевозможные дель­цы. Да и внутри самой религии формируется церковная бюро­кратия, которая начинает пара­зитировать на вере. Это потреби­тельское отношение к религии неизбежно разрушает ее.

Но самая серьезная потеря качества религии происходит, когда ее на вооружение берет власть. С этого времени настоя­щая духовность обычно если и остается в религии, то только вокруг незаурядных энтузиастов. Подобные группы довольно бы­стро оформляются в различные секты, дистанцируясь от процес­сов разложения и извращения исходных идей, протекающих в официальной религии. А та, бу­дучи в услужении у власти и маг­натов, начинает исполнять фун­кции пропаганды нужных идей в массы, смирения недовольных, ритуализации жизни толпы, за­рабатывания денег на вере и про­чем, от чего обычно предостере­гают создатели религии своих последователей.

^ Часть 1. Маргинал в обществе

141

Аргументы

История показывает, что подавляющее большинство ре­лигий имело высокое качество в плане чистоты помыслов и веры их поклонников лишь в период своего зарождения, когда они предлагали альтернативу устоявшейся идеологии толпы, и потому являлись маргинальными по своей сути. Когда же идеи религии распространяются на толпу, с нею (религией) происходит метаморфоза. Во-первых, примитив­ные умы толпы обычно сильно извращают идеи религии. Во-вторых, сильные мира сего хорошо знают, каким эффектив­ным инструментом манипулирования толпой является рели­гия, и поэтому они быстро прибирают ее к своим рукам. Религия объявляется официальной. В ней, как раковая опу­холь, разрастается церковная бюрократия, которая начина­ет использовать религию для решения задач власти, частью которой она (церковная бюрократия) становится. И чем крупнее религия (в плане распространенности), тем сильнее смещается ее интерес от души конкретного человека к глобаль­ным проблемам человечества (характерный пример — Римский Папа Иоанн Павел 2-й, давно превратившийся из жреца в политического деятеля). Таким образом, религия склонна при распространении становить­ся бесчеловечной.

Поэтому можно утверждать, что старые официальные рели­гии, распространенные в наше время по миру, ничего хорошего маргиналу дать не могут. Они являются лишь механизмом ри-туализации жизни человека, за­ставляющим его через совмест­ное с толпой исполнение различ­ных обрядов чувствовать свою общность с ними. А содержание

142

Как выжить в толпе и остаться самим собой

религии давно уже для большинства людей, считающих себя верующими, потеряло всякий смысл.

Так, например, ожидание мессии в христианстве — без­надежная мечта. Если он все-таки появится, то по своей сути будет маргиналом, а значит, толпа за ним не пойдет. Скорее, наоборот, он будет подвергнут осмеянию и гадли­вому презрению. А когда маргинальные идеи мессии в из­вращенном виде превратятся в идеологию толпы, прах мес­сии уже сгниет. Так было с Иисусом и другими создателями мировых религий, которые были типичными маргиналами, а их последователи через пару сотен лет превратились в обычную толпу.

Вэс Нискер в своей книге «Безумная мудрость» выра­зил эту мысль следующим образом: «Если бы Будда был се­годня жив и продолжал учить, нет сомнений, что многие родители потребовали бы, чтобы их детей, окажись они в общине Будды, вернули домой и чтобы им после этого хо­рошенько промыли мозги. Иисуса в дни его земной жизни принимали за помешанного. Он стал среди бедных людей героем потому, что всячески им помогал, осмелившись бро­сить вызов церковной и государственной власти. Почтен­ные же люди, скорее всего, смотрели на него как на распу­щенного уличного бродягу».

Наибольшее давление на людей оказывают тоталитар­ные религии (иудаизм, ислам, индуизм), построенные на чрезмерной ритуализации повседневной жизни. Чего толь­ко стоит любимая фраза мусульман: «У человечества нет прав, есть только обязанности!» Чтобы уйти от такого вли­яния, но остаться в рядах верую­щих, лучше всего выйти на до­статочно высокий уровень пони­мания своего бога и своей веры в него. Ритуалы в религии пред­назначены для наиболее прими­тивных членов общества, кото-

^ Часть 1. Маргинал в обществе

143

рые только через действие и могут приобщиться к богу. Люди же, развитые и духовно, и интеллектуально, оказываются спо­собны к непосредственному взаимодействию с богом в своей душе без всякой ритуализации повседневной жизни.

Особое место в отношениях человека с религиями зани­мает поиск подходящего для его души бога. Многие люди, нуждающиеся в вере, оказываются либо в плену традицион­ной для своего общества религии, в атмосфере которой они выросли и впитали ее как естественную составляющую культурной жизни своего окружения, либо в условиях огра­ниченного выбора между двумя-тремя различными религи­ями (сектами), чьи проповедники смогли добраться до две­рей его дома. В такой ситуации суженного выбора очень вы­сок риск оказаться под влиянием тоталитарной секты, стремящейся к порабощению как души верующего, так и его тела вместе с его имуществом.

Выводы и рекомендации

Официальной религии желательно сторониться, а религи­озную информацию, распространяемую через СМИ, необхо­димо воспринимать очень критично. Настоящего бога, веру в него, если вы нуждаетесь в ней, ищите в себе самом. Если же испытываете в этом какие-то затруднения, то ищите челове­ка, которому готовы были бы довериться, но не церковь, как уже оформившуюся организацию. Конкретный человек смо­жет ответить на ваши вопросы, а церковь будет стремиться организовывать вашу жизнь, но второе идет только вслед за первым. Вначале нужно понять, куда идти, и только потом пе­реставлять ноги. Обычно же устоявшиеся религии предлагают выверенный образ жизни, а душой человека занимаются ско­рее по привычке. Особенно в этом плане опасны тоталитар­ные религии и секты, которые стремятся к тому, чтобы начать определять каждый ваш шаг в жизни вплоть до мельчайших деталей. Это путь к психологическому рабству.

Часть 2

^ ТРИ ФРОНТА БОРЬБЫ МАРГИНАЛА С ТОЛПОЙ

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

Похожие:

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconНи один человек ни разу не смог одолеть ни одного вампира в «честном поединке». Чего ёжишься?
Запомни, парень, две вещи, если, конечно, хочешь со мной остаться. Ну, или хотя бы выжить. Только две, большего от тебя пока что...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconМария Башкирцева Дневник Предисловие
К чему лгать и рисоваться! Да, несомненно, что мое желание, хотя и не надежда,— остаться на земле во что бы то ни стало. Если я не...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим icon-
Все то, что я напишу в этих рекомендациях, это совсем не претендует на всеобъемлющую истину в последней инстанции, верную во все...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconСвятитель Амвросий, епископ Медиоланский
Амвросии, как первый градоначальник, отправился в церковь для поддержания порядка Когда он обратился с речью к толпе, какой-то ребенок...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconАндрей В. Кудин Как выжить в тюрьме
Сидеть будут все (глубокое внутреннее убеждение сотрудников правоохранительных органов)

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим icon-
А. С. Пушкин. (См., например, типичное для него, но не для современных норм русской речи выражения типа: странное молчание царствовало...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconДоктор из лхасы
...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconУтверждено согласовано
Толпа, понятие о психологии толпы. Правила безопасного поведения в толпе при возникновении паники

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconПрактика Вольных Путешествий
Из них мы узнаем, как в тундре без спичек развести костер, найти и приготовить еду, как построить укрытие и заночевать в зимней тайге...

Гладышев С. Как выжить в толпе и остаться самим iconОлег Маркеев Угроза вторжения (Странник 1)
От людей, как сейчас принято выражаться, пожелавших остаться неизвестными, мне стали известны лишь несколько фактов об Ордене Полярного...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов