Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, "школа-пресс", 1994




НазваниеВведение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, "школа-пресс", 1994
страница4/4
Дата публикации08.01.2014
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4

НАШ ВЕК

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует...

Он - к свету рвется из ночной тени

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,

Невыносимое он днесь выносит...

И сознает свою погибель он,

Он жаждет веры... но о ней не просит...

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,

Как ни скорбит перед закрытой дверью:

"Впусти меня! - Я верю, Боже мой!

Приди на помощь моему неверью!.."

Ф. И. Тютчев
^ ПСИХОЛОГИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

И мудрое сферическое зданье
Народы и века переживет.
О. Мандельштам


СТИХИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ
О. Мандельштам очень не любил и побаивался слова "развитие". В "Путешествии в Армению" он писал: "Скучное, бородатое развитие". Надежда Мандельштам, уточняя такую позицию супруга, пишет, что он "боялся этого слова из-за того, что оно сочеталось с понятием прогресс"1.

И дело не только в том, что слово прогресс вызывает у любого верующего человека в лучшем случе снисхождение. Дело еще и в том, что когда мы говорим о динамике психических процессов - внимания, ощущения, памяти, то здесь, видимо, нормально и уместно говорить о развитии. Но применительно к личности понятие "развитие" формализует, обобщает и выхолащивает глубину и тайну внутреннего личностного роста или, напротив, падения.

^ В. Непомнящий пишет: "Пушкин разрешает эту проблему художественно. Его взор прикован не к "развитию" в смысле "прогресса", а к замыслу, то, что дано в замысле, не "изменяется", не "прогрессирует", не "совершенствуется", а открывается ("откровение") ... Колесо устойчиво, хотя оно движется".2 Если же мы говорим об онтогенезе, то в таком случае, на мой взгляд, мы могли бы говорить о воспитании, созревании личности.
^ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЗАВЕТА С БОГОМ
О возрождении имеет смысл говорить, когда личность переживает некий экзистенциальный конфликт с собой, с Богом, с миром. Эта, как говорят, "душевная туга" часто вообще не поддается рефлексии. Бог, мир, я сам - вообще неразличимы. Просто говорят: "душа болит". Это хорошо выражено у поэта.

Небо тусклое, с отсветом странным,
Мировая, туманная боль.


Ощущение, что ты сам не у себя дома - феномен евангельского блудного сына, который ушел от чего-то заветного, бесконечно своего в "страну далече". Кроме этого, живая личность, находясь в вышеописанном состоянии, ищет, не может не искать (!), выхода, пути. В этих поисках она вольно или невольно расширяет свое семантическое поле. Кризис - это во многом и благо. Ибо страдание разрыхляет жесткую, безблагодатную почву души. Но расширение смыслового пространства вовсе еще не шаг к возрождению. И здесь возможно бегство от себя через (если так можно выразиться) "черный ход" личности. Известно множество людей, которые ушли от страдания и тонкими, только им ведомыми внутренними ходами, перевели, сублимировали страдание в уныние, в постоянную, но неострую тоску. И если в страдании не сохраняется искренняя жажда Истины, то затем постепенно и не вдруг уныние начинает обладать душой. Скепсис, витальная тоска, цинизм и отчаяние - это ступени нравственного ниспадения эмоционально-волевого и духовного строя личности.

Уныние - это не клиническое состояние. Напротив! В этом состоянии находятся сегодня многие наши современники. В этом состоянии они женятся, защищают диссертации, разводятся, пытаются воспитывать своих детей и т. д. Можно сказать, это - нравственно-психологическое состояние. Когда становится совсем невмоготу, каждый унывающий знает, что надо делать: один пьет, другой бежит трусцой, третий пишет, четвертый реализует древний принцип: "шерше ля фам" и т.д. и т.п. М. К. Мамардашвили писал, что человек для того, чтобы сбежать от себя, готов укрепиться в состоянии "упрямой хитрости, готовым на все, лишь бы не привести себя в движение и не поставить себя под вопрос".3

Видимо здесь речь идет о важнейшем, самом главном факте внутренней, незримой биографии души - заключении или незаключении завета с Богом. Ниже мы будем говорить о мистике прямой речи. Но сейчас уместно сказать о реальности некоторого диалога с Богом, где личность либо отвергает своего Творца и Бога, либо (не без внутренней борьбы) заключает соглашение. Думается, что этот факт духовного самоопределения проходят все люди, даже те, кто с детства традиционно воспитан в Боге. Факт осознания своей веры у них осуществляется не менее драматично, чем у неофитов.

Сама душа таинственно знает смысл и качество этого призыва Бога и знает, как она распорядилась с этим призывом.
^ О ПРОПОВЕДИ
Любому проповеднику предстоит, прежде всего, в самом себе преодолеть внутренние барьеры, которые создает современный многоликий мир на пути к Богу; и это преодоление состоит не в гневных словах миру (хотя и лежащему во зле), а в рождении в душе самого проповедника того нового человека, созданного по Богу, в которого, по словам апостола Павла, должен облечься каждый христианин, и в первую очередь каждый пастырь. Тогда, пройдя через искушения, можно и искушаемым помочь.

Проповедовать Христа - это значит для всех быть всем, т.е. знать и чувствовать, и постигать меру духовности и восприимчивости самых разных людей, стоящих в храме в данный момент. Надо просить апостола Павла и святителя Иоанна Златоуста об этом даре, чтобы, с одной стороны, нам не дать "твердой пищи" младенцам, а с другой, - не потакать греховным немощам слушающих. Таковы узкие врата проповеди. Современному проповеднику, говоря сегодняшним языком, полезно чувствовать себя как бы миноискателем, который посылает радиоволны и ждет возвращения сигналов.

Проповедь - это диалог: один говорит о Христе, другие же не только внимают слову, но внутренне отвечают. Диалог всегда незавершен, его хочется продолжить, поэтому темы и поводы к проповеди разные, а канва одна - разговор об Истине, о Христе, о спасении. Не случайно один из видов проповеди называется беседой, хотя говорит один проповедник.

Если священник, будучи частью народа Божия и выражая его мысли и чувства, уловил молитвенное настроение народа и возвратил его в слове тем, кто, умея чувствовать, затрудняется словами выразить свои чувства, такую проповедь можно назвать откровением, пусть малым, но откровением о том, как спасать свою душу во Христе для Вечной Жизни. Аминь.
^ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ФАРИСЕЙСТВА
Если увиливание, дабы "не поставить себя под вопрос", становится способом жизни, то такое личностное устроение именуется фарисейством и зиждется на тайной гордости, ибо имеет, как правило, благопристойный и нормальный личностный фасад.

Фарисейство - это тонкий и древний вид демонического и человеческого союза, когда личность, имея богоборческую мотивацию, остается внешне скомпенсированной и самодостаточной, хотя по истине это скомпенсированность мнимая. Постоянно демонстрировать фасад нормальности и скомпенсированности - духовно безблагодатное дело; есть очень тяжелая и безрадостная работа личности. Это, по точному слову поэта В. В. Маяковского, "работа адова". И это воистину так.

Достаточно вспомнить классическую в этом смысле фигуру ^ Юлиана Отступника, который всю свою жизнь употребил на борьбу с Богом и Церковью. И смертельно раненый в бою, падая, воскликнул: "Ты победил меня, Галилеянин". Это образ в каком-то смысле простой души, которая не скрывает от самой себя, что борется с Богом и, тем не менее, признает его победу над собой.

Сегодняшнее богоборчество отказалось от прямых гонений на Церковь и обрело вполне цивильный облик. Оно сегодня как бы объективное, и как бы с желанием помочь сегодня "красной" и "кагебэшной Церкви".

^ Надежда Мандельштам писала, что она много раз лгала в своей жизни, потому что было страшно. Какое простое и честное признание! И какого человека! Сколько сегодня тех, кто десятилетиями лгал! Не проще ли сказать вслед за вдовой поэта: все мы лгали, угодничали и лицемерили и продолжаем лгать и по сей день. Правда, может быть, меньше. А путь и великую скорбь Церкви этих десятилетий может понять только человек верующий.
^ ЛИЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ К БОГУ И ТАЙНА ПРЯМОЙ РЕЧИ
Многое имел я писать; но не хочу писать к тебе чернилами и тростью, я надеюсь скоро увидеть тебя и поговорить устами к устам, - обращается к своему адресату Иоанн Богослов (3. Ин. 1, 13-14). Вот это "устами к устам" и есть начало и конец откровения. Именно его ищем мы все. Именно без него мы задыхаемся и говорим: "Душно! Везде вранье".

В учебнике русского языка сказано: "С точки зрения механической, прямая речь, как правило, представляет собой дословную передачу чужого высказывания, тогда как в косвенной речи ... подлинные слова и выражения говорящего лица претерпевают те или иные изменения"4.

Думается, что понятия "прямая и косвенная речь" имеют свой глубочайший духовный смысл - речь не косвенная, не через третье лицо, а прямая и искренняя. Мы ставим двоеточие и открываем кавычки и даем возможность личности сказать свое слово о Боге, мире, о себе.

Самое важное начинается гораздо раньше, когда истерзанный страданием человек обращается прямо к Богу и вместе с поэтом говорит:

Образ твой, мучительный и зыбкий,

Я не мог в тумане осязать.

Господи! - сказал я по ошибке,

Сам того не думая сказать.

Божье имя, как большая птица,

Вылетело из моей груди!

Впереди густой туман клубится,

И пустая клетка позади.

"Пустая клетка" - это клетка нашего двуличья, нашего мнимого стеснения пред Богом. Человек вырвался и, как многие праведники и святые, сказал: Господи! Вот я!
^ ТРИ РАЗГОВОРА В ПАСХАЛЬНУЮ НОЧЬ
Христос каждую Пасхальную ночь приходит в наш город, в наше село, в наш дом. Приходит Такой же, как в ту памятную ночь: кроткий, радостный, победивший. И нет среди нас ни одного человека, который равнодушно встретил бы эту весть:

Христос воскресе!

И каждый из нас в тайне своего сердца беседует с живым Богом.

^ Первый разговор

"И что Ты молча и проникновенно глядишь на меня кроткими глазами Своими? Рассердись, я не хочу любви Твоей, потому что сам не люблю Тебя".

Ф. М. Достоевский ("Братья Карамазовы". Великий Инквизитор)


Ты опять пришел мучить меня! Ты помнишь, как лихо мы разрушали Твои церкви и убивали Твоих слуг. Мы искренне надеялись, что люди забудут Тебя. Мы обещали людям не Твое какое-то там "загробное счастье", а счастье здесь, на этой грешной земле. И Ты думаешь, нам было легко! Ты Сам знаешь, что мы пережили! И мы первыми полетели в космос, и на Небе, о котором все твердят Твои попы, мы не нашли Тебя. Понимаешь! Не нашли! И ведь мы многого добились в борьбе с Тобой! Мы хотели даже реки поворотить вспять. И кто смеет называть наши высоты зияющими!!! Мы приучили всех даже имя Твое писать с маленькой буквы. А из Твоих церквей мы уже готовы были сделать музеи и объявить их "народным достоянием". Ведь вся наша передовая наука" доказала, что Тебя нет. В последнее время мы стали ласковей обращаться с Тобой и "Твоими". Ты ведь не откажешь нам в этом?! Ну, скажи - почему Ты не хочешь быть просто, как сейчас говорят, "исторической личностью". Или хочешь - будь пришельцем из космоса, йогом, или Великим Магистром - экстрасенсом. Или вот лучше всего: будь учителем добрых и хороших "правил жизни". И мы тогда будем Тебя уважать и ценить. Мы будем вспоминать о Тебе как о жившем давным-давно, мудром и хорошем человеке. И я обещаю - мы без Твоих молитв будем обычными, средними, даже порядочными.

Или вот, еще красивей. Ты будешь у нас героем великого, даже гениального мифа. И тогда про Твоих людей мы даже как бы с уважением будем говорить, что они ходят к Тебе просто успокаивать свои нервы, утешаться Твоей прекрасной легендой.

И вот еще. Я заметил, что меня нисколько не раздражают иностранные попы. Но свои эти "батюшки"! Ух! Молчи. Не говори! Я сам знаю - почему. Теперь я понимаю, почему их стреляли. Это такая сладость! Не передать.

^ Разговор второй

"Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, все можно верующему.
И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи, помоги моему неверию".
(Мк. 2, 22-24)


Ты пришел, Господи! Но я не знаю, кто Ты. Я не умею принять Тебя в свой дом. Мир опять пошел за Тобой. Но я не могу так скоро. Я хочу все понять! Но для этого мне придется опуститься на самое дно своей души, на дно своей тьмы. И тогда из глубины я воззову к Тебе. И я верю, Ты не замедлишь и придешь! ... я предчувствую Тебя. Я уже начал угадывать Тебя во Вселенной, в людях. Я вижу Твою Божественную печать везде: в звездах, в строении человека, в муравейнике, в цветке. Везде Ты!

Но сейчас все равно рано. Это будет ложь, если я сегодня в Тебе. Прости! Мой сын свободнее меня. Он просто взял и пошел встречать Тебя Воскресшего в Твой храм. Но знай - я обязательно приду. И я не буду спать в эту ночь. Я буду думать о Тебе и о своей жизни, ибо в эту ночь никто никогда не спал здесь, на этой милой, несчастной, родной земле. Эта земля 1000 лет уже Твоя ...

^ Разговор третий

"... вы теперь имеете печаль: но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше,
и радости вашей никто не отнимет у вас".
(Ин. 16, 22)


Господи! Я стою сегодня совсем рядом с Тобой. Ты опять победил смерть! Ты и сегодня победил грех! Ты Воскрес! Ты жив! Ты побеждаешь всегда! Ты побеждаешь смирением и любовью. Ты побеждаешь Крестом! Ты любишь всех нас и меня грешника. И сегодня среди торжества и ликования я хочу найти минутку и в тихой беседе сказать Тебе, что именно с Тобой я становлюсь свободным. Когда Ты уходишь из сердца - я омертвелый, кукольный, не настоящий.

Святые говорят, что у свободы два крыла: любовь и вера.

А помнишь, как Ты, воскресший, спрашиваешь у предавшего Тебя еще раньше, в ту страшную ночь, апостола Петра - любит ли он Тебя. А он сразу, не думая – «люблю, Господи!» Но Ты спросил об этом же и второй и третий раз: Симон Ионин! Любишь ты Меня? (Ин. 21, 17). И этот мучительный, ужасный вопрос все глубже и глубже проникает в душу, освещает все ее темные углы и вспоминаешь все: грехи, падения, постыдные поступки. И льешь покаянные слезы. И уже после мучительного, долгого молчания Ты со страхом и надеждой говоришь: "Люблю, Господи, но прости и меня, грешника!" И оживает душа и на деле узнает - что значит воскреснуть из мертвых, ожить.

Теперь я понимаю - почему Ты называл Себя Сыном человеческим, будучи еще и Сыном Божиим. Это образ и для меня - чем ближе я к Тебе, тем ближе я к той земле, которая освящена Тобой. И постепенно чувствуешь, что преподобные Сергий и Серафим, оптинские старцы, Михаил Илларионович, Александр Сергеевич, Анна Андреевна - все-все - это не история только, это все рядом, близко. Это мое. Благодарю Тебя, что я почувствовал себя своим на нашей русской земле. Но диво! Другие земли тоже становятся понятными, хотя они и не родные.

И смотри, Господи! К нам медленно, почти незаметно, приходит запоздалая весна, снисходит благодать в больную душу, проливается свет тихой радости на исстрадавшееся сердце русского народа. Аминь.




ПРИМЕЧАНИЯ:
1 Мандельштам Н. Вторая книга. М., 1990.
2 Непомнящий В. Поэзия и судьба. М., 1983.
3 Мамардашвили М. //Театр. 1991. №3.
4 Розенталь Д. Э. Русский язык. М., 1988.

Далее     Вернуться в Cодержание




1   2   3   4

Похожие:

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconТема Введение в психологию. Психологическая структура личности
Введение в психологию. Зарождение психологии, основные этапы развития. Особенности психологических знаний

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconАспект пресс
В 24 Введение в языковедение: Хрестоматия: Учебн пособие для студентов вузов/Сост. А. В. Блинов, И. И. Богатырева, В. П. Мурат, Г....

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconТехнологическая карта по дисциплине
Умк по курсу «Введение в психологию с практикумом по самопознанию и саморазвитию»

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconВведение в языковедение
Р 45 Введение в языковедение/Под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с. Isbn 5-7567-0046-3

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconТема: Введение в общую психологию
Между уровнем развития нервной системы живого существа и сложностью его взаимодействия с внешним миром зави­симость

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconРекомендуемый список литературы
Гальперин В. М., Игнатов С. М., Моргунов В. И. Микроэкономика. Спб.: Экономическая школа, 1994

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconИмператрицы Москва «олма-пресс»
Исключительное право публикации книги Деляры Исмаил-Заде «Императрица Елисавета Алексеевна. Единственный роман Императрицы» принадлежит...

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconМосква «Физкультура и спорт» 1982 москва 3 Введение 3
I. морфологические, физиологические и психические особенности юношеского организма. 5

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconЮлия Борисовна Гиппенрейтер Введение в общую психологию: курс лекций
...

Введение в христианскую психологию размышления священника-психолога Москва, \"школа-пресс\", 1994 iconМ 38 Введение в психологию человека. Учебное пособие
Значительное место в пособии занимает изло­жение хорошо себя зарекомендовавших в практике мето­дик психологической диагностики и...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов