На стороне подростка




НазваниеНа стороне подростка
страница11/24
Дата публикации19.06.2013
Размер3.84 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Психология > Книга
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24

Цифры

В любой стране количество самоубийств среди мальчиков всегда больше, чем среди девочек.

Наибольшее число приходится на Центральную, или континентальную, Европу.

Самый высокий уровень самоубийств наблюдался в Швейцарии, Австрии, ФРГ (Западный Берлин дер­жит первое место в мире) [Книга написана до падения Берлинской стены.], Венгрии, Японии, Чехо­словакии, Дании, Финляндии и Швеции.

Самый низкий уровень в Италии, Нидерландах, Великобритании, Израиле, Испании, Норвегии (мож­но отметить в этой связи относительно низкое чис­ло самоубийств в Норвегии по сравнению с другими скандинавскими странами).

Несмотря на неоднородность международных дан­ных, все страны единодушно жалуются на прогресси­рующее количество самоубийств среди молодых.

Исследуя эволюцию данных по разным странам, можно заметить увеличение количества самоубийств среди женщин, так же как и общее увеличение ко­личества самоубийств, и количества мужских само­убийств в Австрии и Швейцарии, а также снижение их числа в Великобритании и Нидерландах.

Рост количества самоубийств не коррелируется с данными экономического кризиса (ср. Швейцарию или Великобританию).

В целом стран, где число самоубийств среди мо­лодежи возрастает, заметно больше, чем тех, где оно уменьшается или остается стабильным.

^ Превентивные меры

Мысль о создании общего центра по проблемам са­моубийств была высказана еще в 1906 году, когда бы­ли открыты два центра (один в Нью-Йорке и другой в Англии). Учрежденные Армией Спасения, центры эти создавались прежде всего для помощи людям, совершившим попытку самоубийства, и не ставили своей целью превентивное вмешательство. «Антисуи­цидный» департамент Армии Спасения существует до сих пор, но большинство его акций перекрывается работой других организаций.

Первый центр предупреждения самоубийств был создан в Вене после Второй мировой войны (1948). Второй — в Лос-Анджелесе, он начал действовать в 1959 году. Следом за ним в 1970 году был открыт центр в Брюсселе.

В наше время развитые страны поддерживают тен­денцию роста количества различных организаций по борьбе с самоубийствами.

Международная ассоциация по предупреждению самоубийств и Международная федерация по пре­доставлению помощи по телефону также работают в этом направлении.

В одних странах превентивные меры проводятся в основном для людей, страдающих депрессиями на социальном и моральном уровне (Англия), в других — для тесной координации всех имеющихся в распоря­жении служб предупреждения (Австрия).

Некоторые страны увеличивают число превентив­ных центров (США) (6).

^ Анализ по странам

Англия

В соответствии с доктриной англиканской церк­ви Англия долгое время враждебно относилась к самоубийству (в 1823 году тело самоубийцы по имени Гриффите протащили по улицам Лондона и похоронили на перекрестке за городом). В нынеш­нее время самоубийство больше не считается пре­ступлением.

При сравнении международных данных по са­моубийствам среди молодежи бросается в глаза, что Англия — одна из тех стран, где цифры эти наибо­лее низкие, а их изменение (даже в случае увеличе­ния) не принимает таких угрожающих размеров, как в других странах.

Согласно доктору Баэрту и доктору Сенсбери (7), разница в данных между Англией и большинством других европейских стран может объясняться следу­ющими причинами: относительно трудно достать яд, нелегко добиться предоставления медицинских услуг и социальных выплат, высокий уровень социально-экономического развития.

Следует также отметить, что развитие телефон­ной службы доверия общества «самаритян» совпа­ло с уменьшением числа самоубийств в этой стране (9, 11), даже если эту зависимость нельзя подтвердить научно (10).

Действительно, основанная преподобным Шад Ва­ра в Лондоне в 1953 году служба доверия «самаритян» для установления дружеских отношений с людьми, которым грозит подобная опасность, является одной из главных по предупреждению самоубийств; будучи очень активной, она открыла свои центры во многих странах.

Япония

С 1965 по 1975 год количество самоубийств среди детей младше четырнадцати лет в Японии удвоилось (с 46 до 95 в год).

Для молодежи до двадцати лет число самоубийств долгое время колебалось вокруг цифры 700 случаев ежегодно, но начиная с 1977 года она угрожающе по­ползла вверх (919 случаев за 1979 год). С 1980 года опять появилась тенденция к уменьшению (678 слу­чаев за 1980 год).

Как объяснить этот рост числа самоубийств сре­ди подростков в Японии? (В 2 раза больше, чем в США.)

Самая важная причина — страх подростков перед неудачами в школе. В самом деле, японское общество всецело построено на соревновании. Эмоциональная зависимость, которая привязывает японского подрост­ка к семейной среде, в особенности к матери, делает его очень уязвимым: он не может простить себе, что разочаровал других, неудача переживается им как непоправимая ошибка.

Можно также объяснить количество самоубийств существующими в стране традициями: старинное воспевание достойной смерти отчасти может влиять на такой рост данных. Речь идет о традиционных добродетелях (спасти свое лицо, но ответить за ошибку), которые по-прежнему актуальны в системе японского воспитания.

Агрессивность молодых японцев, если не учиты­вать их воспитания, находит мало применения в жиз­ни, она сдерживается и может повернуться против са­мого субъекта, вызвав в нем чувство беспокойства и ответственности (16).

В 1978 году международный симпозиум, посвящен­ный предупреждению самоубийств, положил начало созданию в Японии Ассоциации по предупреждению самоубийств (JASP). Цель этой Ассоциации — раз­будить общественность, заставить людей задумать­ся о тревожных симптомах, научить приходить на помощь потенциальным самоубийцам, внушая им мысль, что все в жизни зависит от них самих.

^ Группа островов Океании

Тревожный рост числа самоубийств среди мальчи­ков и молодых людей от пятнадцати до двадцати че­тырех лет: 25 на 1000 в 1984 году — такая цифра от­мечена на некоторых островах Микронезии (данные Превосходят США в 4 раза).

Согласно данным антропологов, изучающих это явление, одна из причин — влияние Запада на на­циональную культуру, которое повлекло за собой из­менения в структуре семьи и шкале традиционных ценностей.

Многочисленные схожие с японской культурой Черты также могут объяснить этот факт: с одной стороны, самоубийство традиционно восприни­мается как допустимое, если не почетное, дейст­вие, с другой — подростки не могут приспособиться к собственной агрессивности, которую вызывает у них их семья, и самоубийство служит для них ради­кальным средством выяснить отношения.

^ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ

Позиция американцев
в отношении самоубийства

Согласно американским законам, самоубийство никогда не считалось преступлением.

Попытки самоубийства рассматриваются как пра­вонарушение только в девяти штатах (Алабама, Кен­тукки, Нью-Джерси, Северная и Южная Каролина, Северная и Южная Дакота, Оклахома, Вашингтон), однако тех, кто совершил попытку самоубийства, ни­когда не преследовали.

Точно так же в Штатах редко подвергались пре­следованию люди, которые помогали совершить само­убийство, хотя существует закон, рассматривающий подобную помощь как преступный акт (13).

Однако груз моральных и религиозных догм (25) по отношению к самоубийству делает его в гла­зах большинства американцев действием запрет­ным.

^ Цифры и статистические данные

Вторая (после несчастных случаев) причина смерт­ности среди молодежи — самоубийства в Соединен­ных Штатах представляют собой явление относительно недавнее, при этом число самоубийств на протяжении последних 20 лет постоянно увеличива­ется.

Согласно данным статистики, число самоубийств среди молодежи от пятнадцати до двадцати четырех лет удвоилось за последние 20 лет.

В 1985 году в Соединенных Штатах Америки более 6000 подростков покончили с собой, что соответствует 17 самоубийствам в день, и это только в том случае, если рассматриваются лишь совершенные самоубий­ства или зарегистрированные их попытки.

По данным экспертов, на каждое заявленное само­убийство есть 2 или 3, определенные как несчастные случаи в семье; и на каждое самоубийство приходится около 100 суицидных попыток, то есть получается, что ежедневно более 1000 молодых людей в этой стране совершают попытку самоубийства.

По словам Роберта Пресли, сенатора из Калифор­нии, 1 подросток из 10 совершил попытку самоубий­ства и 1 из 2 всерьез думал о возможности самоубий­ства в школьные годы.

Присмотревшись повнимательнее к тревожным цифрам, можно увидеть, что, хотя суицидных попы­ток в 3 раза больше среди девочек, мальчиков поги­бает в 4 раза больше; самоубийства среди белых моло­дых людей в США составляют 2/3 от всех самоубийств среди подростков в этой стране.

Социокультурная среда не представляется значи­мым критерием, и, по словам Альфреда Дель Белло, сопредседателя Национального комитета по преду­преждению самоубийств среди молодежи, трудно вы­делить какие-либо значащие величины, соответству­ющие разным случаям самоубийств.

Представляется, однако, допустимым, что регионы с быстрым демографическим ростом наиболее уязви­мы. Невада, соответственно, занимает первое место, за ней идет Нью-Мексико.

Причины

Причины самоубийств среди американской моло­дежи определить трудно, они могут быть слишком разными.

В соответствии с проделанными исследованиями (см. библиографию) получается, что американские подростки сегодня часто страдают от отсутствия уве­ренности и самоидентификации, что вызвано изме­нениями в жизни семьи: растущее число разводов (72% суицидов приходится на детей, чьи родители разведены или живут отдельно друг друга) и частая перемена местожительства семьи (более 75% случа­ев — это молодые люди, которых оторвали от род­ных мест); социальными причинами: употребление наркотиков и алкоголя (1/3 — жертвы интоксикации), погоня за школьными успехами (большая часть слу­чаев связана с разочарованиями и неудачами в шко­ле); страхом перед будущим; страхом перед ядерной войной (31).

Можно встретить и другие причины: смерть или самоубийство одного из родителей или друзей, раз­работка этой темы средствами массовой информации (28), «романтизация» этого акта в сознании подрост­ков (6), родовые травмы (22, 29)...

Согласно исследованиям психолога и танатолога Эдвина Шнейдмана, основателя Американской ассо­циации суицидологии, 80% самоубийц различными способами давали своему окружению понять, что хо­тят наложить на себя руки (18).

Примеры

Уже несколько лет американская пресса и литера­тура заняты проблемой растущего числа самоубийств среди подростков.

К несчастью, примеров множество, мы приведем здесь лишь некоторые, наиболее типичные случаи:

  • Вивьен Луми. Без всяких видимых причин эта девочка повесилась в четырнадцать лет в 1973 году. После смерти она оставила записки, стихи, письма, проливающие свет на ее страх перед жизнью и труд­ ности в процессе приспособления к жизни.

Психиатр, который прочел ее записи, был поражен тем, как точно они отражают проблемы подростков, и тогда он с помощью родителей и одного из ее учите­лей написал книгу об этой истории (15).

  • Крег Бадиоли и Жоан Фокс. Эти двое подростков покончили с собой в 1969 году в знак протеста против войны во Вьетнаме (2).

  • Дэнни Холли. Мальчик тринадцати лет, пове­ сился, чтобы не обременять родителей, у которых бы­ ли финансовые трудности, чтобы не быть «лишним ртом» (36).

  • Ирвин Ли Пуллинг. Подросток шестнадцати лет, Который наложил на себя руки после проклятия, услы­шанного им во время игры «Dungeons and Dragons» [Dungeons & Dragons (англ. «Подземелья и Драконы», или «Донжоны (Башни) и Драконы», сокращается до В&В или ВпВ) — настольная ролевая игра в стиле фэнтези, по времени издания первая ролевая игра в мире. — Примеч. ред.]. Его мать провела опрос и основала целую ассоциацию в поисках доказательств, что 51 подросток покончил с собой в связи с этой игрой (30).

Пример влияния литературы и кино:

  • «Офицер и джентльмен» Стивена Смита. Роман­тическая книга, рассказывающая об истории любви, заканчивающейся самоубийством. Фильм, который был по ней сделан, натолкнул пару подростков, кото­рые несколько раз посмотрели этот фильм, на мысль о самоубийстве. Другой подросток покончил с собой сразу же после просмотра фильма (6).

Самоубийства, передающиеся «как зараза». Есть много случаев, иллюстрирующих это частое явление в США:

  • Плано. В этом округе Техаса за 16 месяцев прои­зошло 8 самоубийств подростков.

  • Омаха. Менее чем за 2 недели 5 подростков из одной и той же школы в Омахе предприняли попытки самоубийства, 3 самоубийства закончились трагиче­ски (23).

  • Нью-Джерси: 4 подростка вместе покончили с со­бой в гараже, за этим последовали 2 других аналогич­ных самоубийства в пригороде на юге Чикаго.

Такая «эпидемия» самоубийств среди молодежи поднимает вопрос: не является ли самоубийство «за­разным» среди подростков? Все заставляет думать, что это так (24, 35).

^ Превентивные меры

Поставленные перед проблемой растущего числа самоубийств среди подростков, власти решили дей­ствовать. Они пошли по нескольким направлениям:

  • Создание центров превентивных мер.

В США создано более 200 центров под разными названиями: Национальное спасение — лига жизни, Центр предупреждения суицида, Суицид — кризис-центр, Хелилайн... Цели у них одинаковые — пред­ложить квалифицированную и немедленную помощь людям, которым грозит такая опасность (звонить кру­глосуточно).

Эти центры координирует Американская ассоциа­ция суицидологии.

  • Создание центров по изучению самоубийств.

Центры контроля за здоровьем анализируют раз­личные случаи и пытаются найти средства для пред­отвращения катастрофы.

С той же целью Национальный институт умствен­ного здоровья создал департамент по исследованиям суицида.

  • Создание школьных превентивных программ.

Они обращены одновременно к родителям учени­ков, учителям и учащимся, содержат советы и инфор­мацию о проблеме: как распознать человека, склон­ного к самоубийству, как помочь ему, в какие учреж­дения можно посоветовать ему обратиться...

^ ПРОФИЛАКТИКА: ГОВОРИТЬ О СМЕРТИ

Число детей в состоянии депрессии, которые хотят умереть, куда больше, чем обычно думают: у них про­сто нет возможности проговорить то, что их волнует. Они могут выявить свое состояние только при усло­вии потери уважения к себе: субъект презирает себя и презирает человека, который занимается им, пото­му что сам он достоин только презрения. «Я дерьмо, навоз, зачем вы возитесь со мной?» Взрослые говорят так: «Я самый распоследний человек», «Я виноват», «Что я наделала! Мой бедный муж, мои бедные дети, я погубила их». Мать думает, что она погубила своих детей. Но вырастают прекрасные дети, и выясняет­ся, что ничего подобного не было и в помине. Просто сама мать находится в депрессии, ее мучает чувство собственной неполноценности и самоуничижения, она во всем винит себя. Возможно, это чувство само­уничижения возникает из-за причин, восходящих к ее собственному детству: когда она родилась, ее мать не хотела ребенка. Став матерью в свою оче­редь, эта женщина решает, что она зря этого хотела. Она хочет спасти своих детей, не зная, как это сде­лать. В понимании же маленького ребенка спасти свою мать — значит начать презирать себя самого: раз она его не хотела, не нужно, чтобы он жил. Если же он выжил, он становится мерзавцем, который не­сет матери зло. Но мать ничего не понимает и жалу­ется: «Ах, этот ребенок, что он творит, что творит!» А ребенок пытается сохранить мать, которой она бы­ла когда-то, теперешнюю мать он даже не знает. Это и есть тот внутренний язык, который надо понимать, но все зависит от психотерапевта и от его манеры под­ступиться к ребенку. И если удается совсем малень­кого ребенка вызвать на разговор о смерти, все сразу меняется. Контакт может быть установлен после не­скольких сеансов: «Мы виделись с тобой два или три раза, но я думаю, что ты мне не сказал одну вещь только потому, что не знаешь, как это выразить, — ведь ты хочешь умереть...» Он тут же внимательно смотрит вам в глаза, и губы начинают шевелиться. Я продолжаю: «Если ты еще хочешь приходить ко мне, я не буду мешать тебе умереть, но ты находишь­ся в доме, где это невозможно, — на окнах решетки, ты не сможешь выпрыгнуть». Он бросает взгляд на окно. «Ты даже пытался, ты кидался с лестницы, но все решили, что это несчастный случай, и никто не понял, что ты хотел умереть, но теперь я понимаю, что ты хотел броситься вниз...» Появляется чуть за­метная улыбка: наконец его поняли. «Это совсем не плохо — хотеть умереть, ведь все умирают; но раз уж ты жив и у тебя все равно ничего не получилось, луч­ше уж вырасти, перестать ходить в детский садик, и тогда уж можно себя убить, потому что ты будешь свободен...» Благодаря тому что кто-то другой их по­нял, эти дети больше не одиноки, они больше не пре­зирают себя.

^ Число детей в состоянии депрессии, которые хотят умереть, куда больше, чем обычно думают: у них просто нет возможности проговорить то, что их волнует.

Сколько пар разошлись из-за того, что у них ребе­нок! Дети же очень страдают от этого, они чувствуют себя виноватыми. Дети всегда стремятся спасти свою мать и отца тоже, так что попадаются в ловушку жиз­ни и, понимая потом, что они были неправы, чувству­ют себя виноватыми, впадают в депрессию и ищут выхода своей депрессии во внешнем насилии или насилии, направленном на себя самого. Если взять на вооружение психотерапию молчания или выслу­шивания, изолированность ребенка не разрушить, и создается ощущение, что говоришь с умирающим. Это неправда, что ребенок всегда нуждается в помо­щи, что бы он ни чувствовал. Но когда помощь про­говаривается, пусть даже слова эти произносит врач, и это никак не отражается в его поведении, это че­ловечно. Иначе невыносимо, потому что бесчело­вечно.

Для чувствительного ребенка, который не в си­лах облечь в слова то, что с ним происходит, может представлять интерес психодрама, потому что в этом случае ребенок играет в игру, он играет роль, он — это не только он сам...

Это приблизительно то же, что делают психоте­рапевты, прибегая к лепке из глины: «Слепи что-нибудь определенное: вот твой папа, вот твоя мама, вот ты, вот я». Ребенок в восторге, он моделирует то, что происходит между ним и другими людьми. Ес­ли я вижу, например, что он бросает на пол кусок глины, которая изображает его самого, я говорю: «Можешь бросить себя на пол и перестать существо­вать. Тогда то же самое будет с папой и мамой, а по­том со мной. Ты поставил меня на то место, где был ты, и теперь я стала скверной, и теперь меня надо убить...» И тут появляется легкая улыбка: «Нет, это не обязательно...» В этом и состоит искусство детской психотерапии. Я вовсе не убеждена, что им нужно помогать во сне или ни за что не произносить ни сло­ва о том, что их мучает, оставляя жить с невыска­занным страданием. Ни в коем случае! Это скажется в какой-нибудь день самым драматическим образом. Напротив, всегда надо говорить о том, что ребенок держит в себе.

^ Если то, что не высказано, так и осталось невы­сказанным до подросткового периода, избавиться от мыслей о смерти достаточно сложно.

Именно поэтому существует какое-то количество подростков, для которых мысль о самоубийстве явля­ется нормальной и здоровой, а также те, кому такие мысли могут принести вред. Мысль о самоубийстве — это работа воображения, желание совершить его на самом деле — это болезнь. Граница между тем и дру­гим весьма условна.

^ Было бы желательно, наверное, более откровенно говорить о смерти и ее приближении с подростка­ми, у которых есть проблемы.

Это смерть всего, что было прежде... Взрослые, которые, скажем так, «отбрасывают» от себя смерть других, не думают о ней и еще меньше говорят... Они искажают, скрывают правду. И когда происходит дра­ма, когда молодой человек очевидно пытается с собой разобраться, родители абсолютно уверены, что это не­счастный случай. В действительности же, даже если поступок подростка не слишком ясно продуман зара­нее, это отчасти подсознательное желание суицида, попытка подогнать внешний мир под тот, что подро­сток себе представляет.

^ Мысль о самоубийстве — это работа воображения, желание совершить его на самом деле — это болезнь. Граница между тем и другим весьма условна.

Наши дедушки и бабушки часто говорили о детях, которых называли «сорвиголова». Сейчас этот тер­мин не в ходу.

Даже если настоящих искателей приключений среди детей и не было, дети все равно играли в риско­ванные игры. У родителей озабоченность была: кто-то из детей обязательно оказывается сорвиголовой. Но в эти «запрещенные» игры играли в те времена, которые уже прошли. Теперешние дети скорее склон­ны к прострации, чем к авантюре, они будто немые, даже те, кто не употребляет наркотики и не склонен к правонарушениям. Они еле-еле тащатся по жизни, они делают в школе все, что положено, но не более, у них нет никакого представления о том, зачем они существуют на этой земле. Их существование ничем не обосновано.

Родители жалуются: «Наш ребенок так рассеян, он все время молчит». Мир подступает к подрост­кам, а они совершенно не защищены, они не знают, что делать, что говорить. Их безразличие — чувство, противоположное любви. Ненависть, приступы кото­рой у них иногда бывают, сцены, которые они порой устраивают родителям, — вот это еще любовь, пусть извращенная, но любовь, родители еще занимают в чувствах ребенка отведенное им место; равнодушие же не «привязано» ни к чему, ни на чем не фиксиру­ется — родители ничего не значат, но и собственная жизнь таких подростков тоже. Это утрата желания.

Воровство

Есть матери, которые учат своих детей воровать, вну­шая им, что супермаркеты на потери от воровства с ви­трин списывают от 5 до 10% всего товара в графе «убытки». И молодежь занимается хищениями, хотя деньги у них есть. Они рады, что могут сказать родителям: «Видишь, я даже не вынимал деньги из кармана, вот они».

Правонарушение — это поведение суицидного характе­ра, соединяющее в себе уход от реальности с поиска­ми легкой жизни и желанием спровоцировать окружа­ющих. Маленькие кражи, совершенные по субботам, почти не имеют криминального содержания. Но волне­ние, эротическое напряжение заставляют забыть тоску или страх перед жизнью. Ничего похожего на скучные таблетки, которые выписывает педиатр в раннем дет­стве.

Мартин, восемнадцати лет: «В тринадцать-четырнадцать лет я считала: если что-нибудь стащить, то как будто совершаешь путешествие в неведомое, я так само­утверждалась, нарушала норму, „вылезала из соб­ственной шкуры"».

^ Отсутствие прочного стержня.

Отрочество само по себе и есть отсутствие стерж­ня, это нормально. В первый день у новорожденного тоже нет ничего, за что он может держаться, надо только все время быть с ним, иначе он погибнет. На­до согреть его, укрыть и быть с ним. Если оставить новорожденного лежать на столе, он умрет. Точно так же и подросток, предоставленный заботам обще­ства, — у него больше нет ничего, что связывало бы его с прежней жизнью. Мама, которая только что родила малыша, ничего не может сделать для не­го, она слишком устала, она должна спать, эстафету принимают акушерка и медсестра. То же проис­ходит и с родителями подростка: они ничего больше не могут сделать, им «мат», как говорят шахматисты. Окончательный.

Но общество, которое окружает подростков, может что-то сделать. Крестные отцы и матери, дяди, тети. Это всегда благоприятно действует на подростков, ко-гда вмешиваются другие взрослые, кроме роди­телей.

Не нужно ли тех подростков, кто не выражает желания жить, вызывать каким-нибудь образом, напрямую или нет, на разговор о жизни и смерти? Может быть, они тогда будут чувствовать, что их кто-то понимает?

Естественно. Есть молодые люди, которые рас­крываются, если психолог спрашивает: «Ты уже ду­мал о смерти?» Они отвечают: «Но я только об этом и думаю!» — «И что же тебе мешает умереть?» Вопрос, который может открыть все: «Что же тебе мешает?» — «Я боюсь». — «Расскажи мне о своем страхе, чего ты боишься?» — «Боюсь того, что будет после смерти». — «А как тебе кажется, что может быть?» Начинают го­ворить о навязчивых образах, о том, что видели в ки­но, о ханжеских выдумках, о дьявольщине.

Подростки нуждаются в молчали­вом слушателе, который не бросит им их же слова обратно и о котором они знают, что тот их любит, понима­ет, как они страдают, потому что это время страдания, ибо происходит мутация. Похоже на бабочку, кото­рая вылупливается из куколки.

Матери так же боятся сказать, что они не хотели этого ребенка, как боятся говорить и о желании умереть, если кто-то подступает к ним с вопросом, они говорят: «Только об этом не надо говорить!» Они бо­ятся, что, если просто произнести слово «самоубий­ство», это уже подтолкнет ребенка к нему. И дей­ствительно, заговори мать о самоубийстве ребенка, в одном случае из двух оно случается. Если же это скажет кто-то другой, близкий ребенку человек из внешнего окружения, про которого ребенок знает, что тот не проговорится родителям, — совсем другое дело. Очень важно, чтобы тетя или крестная храни­ли полную тайну. Или бабушка. Им нужна бабуш­ка, которая никому ничего не расскажет. Подрост­ки нуждаются в молчаливом слушателе, который не бросит им их же слова обратно и о котором они знают, что тот их любит, понимает, как они страда­ют, потому что это время страдания, ибо происходит мутация. Похоже на бабочку, которая вылуплива­ется из куколки. Сравнение годится в той же мере, как и с новорожденным, который умирает в одном качестве, чтобы родиться в другом, так же и подро­сток, в котором умирает детство. Он закрыт в своей «куколке», ему нечего сказать, он плавает в своих Водах. Если открыть куколку, там будет только во-да. Подросток так же находится на нулевом уровне, и у слов нет того смысла, какой у них был раньше. Любить... слово ничего не значит. «Любить — зна­чит мне надоедать, родители любят меня, и они мне осточертели, они сторожат, преследуют меня». Любить — значит иметь физическое желание: «Это свинство, потому что любовь — это задница девчон­ки... И тот тип, который хочет поставить меня ра-ком». Подросток фиксирует внимание на подобных образах: «Я педик... Я больше ни на что не годен...» Сколько подростков думают о себе, что они педера­сты, особенно если чувствуют легкую эрекцию, вы­званную касанием своего собственного или чужого тела, или когда чувствуют рядом мальчика своих лет или младше. Нет ничего общего между эрекци­ей девственника и желанием, вызванным любов­ным возбуждением. К сожалению, некому разубе­дить подростков, заняться с ними этими вопросами и снять с них чувство вины.

^ Подростки-самоубийцы: анализ состояния

Ретроспективный опрос был проведен с участием 265 подростков от двенадцати до двадцати двух лет, находившихся на излечении после попытки само­убийства в психиатрическом стационаре для детей и подростков в Сальпетриере с 1971 по 1980 год. Проведенный анализ показывает всю серьезность семейных и личных проблем, что становится особен­но очевидным при рассмотрении характеристик этих случаев.

Опрос был последовательно произведен по следующим группам: находящиеся на лечении, рецидивы, способ­ность к общественно-профессиональной адаптации, семейные отношения и нынешнее психологическое состояние. 48% пациентов могут быть признаны от­стающими в развитии от одиннадцати лет до полугода по сравнению с их физическим возрастом. Результаты настораживают: только 1 пациент из 5 приходит в нор­мальное состояние, 31% остаются психически больны­ми, большинство подростков так и пребывают во власти своих нерешенных проблем, которые всячески меша­ют им в жизни. Амбулаторные больные наблюдаются нерегулярно. Существует определенное соотношение в цифрах между самыми плохими показателями, какие не предвидел даже прогноз подросткового суицида, и тем, что по выходе из стационара больные оказыва­ются предоставленными сами себе. Эти результаты, которые обсуждались и сравнивались в научных ра­ботах, побуждают рассматривать как желательные все средства возможной связи с врачом по выходе под­ростка из больницы.

Резюме диссертации на соискание степени

доктора медицины Виржини Грандулан,

интерна Парижских больниц,

медицинский факультет Сент-Луис, 1987 г.

^ ПОБЕГ И РИСКОВАННЫЕ ПОСТУПКИ
[См. приложение II «Побеги подростков».]

По словам одного американского врача, попытки самоубийства у подростков могут проявляться и в побегах.

Это бегство в себя. Бегство из обычных границ по­ведения. Идея самоубийства неотступно преследует подростка. Оно воображаемо, значит, естественно. Желание осуществить это на деле — болезнь.

В тот момент, когда идея самоубийства должна реализоваться, подросток словно становится бес­полым, отрицающим какое-либо желание. Он снова переживает нежелание своих родителей иметь ре­бенка, о чем он подозревал и раньше, когда родил­ся. Но такое переживание характерно не для всех суицидных случаев. Те, кто доводит дело до конца, убеждены, что они лишние в семье. Они чувствуют себя чуть ли не виноватыми в том, что родились. Они открывают для себя это, когда навязчивое желание уйти из жизни грозит совпасть с реально­стью.

Уход подростка из жизни должен принести радость (по его мнению) матери, которая у него есть и кото­рая когда-то была не слишком счастлива от того, что родила его. Думаю, что сочетание этих двух начал и приводит к реализации акта самоуничтожения.

^ Не направляется ли это действие ощущением пу­стоты?

Да. Это тоже идет от рождения. В момент появле­ния ребенка на свет никто его не встретил радостным взглядом, он об этом не знает, но это отпечаталось в самом средоточии его души.

В момент самоубийства он думает, что никому не нужен. Это происходит от отсутствия у ребенка ма­лейшей надежды, радости, ощущения любви к себе. И вот когда подросток постоянно думает о самоубий­стве, он испытывает что-то вроде радости от того, что он преодолевает самого себя. Он играет со своей жиз­нью. В пятнадцать-шестнадцать лет совершенно иное восприятие смерти, чем в семь-восемь. У ребенка со смертью отношения дружеские, он находит ее, но не ищет. Подросток одержим идеей смерти и чувствами других, которых он от себя избавит. Для ребенка это нечто рискованное, связанное с приключением. Для подростка это поединок со своим детством, со способом своего существования.

В то же время это тоска по тому, что он покидает. Если же он убежден, что никого не тронет его исчез­новение и что, когда он был маленький, не было ни одного человека, жизнь которого приобрела бы смысл в любви к нему, тогда по прошествии какого-то време­ни мысль о самоубийстве из наваждения может превратиться в реальность: ведь нет человека, кто пожа­лел бы о нем, ничто не может его остановить.

^ Ребенок, родившийся несмотря на применение контрацептивов, не предрасположен ли он к само­убийству?

Матери не осмеливаются говорить об этом. Они ду­мают, что это очень плохо. А это ни хорошо ни плохо. И если сказать об этом ребенку, это не только не при­несет ему вреда, но даст ему невероятный резерв: «Ты хорошо сделал, что родился, ты сильнее, чем мое не­желание дать жизнь». Это придает ребенку огромное мужество: «Я сильнее мамы, я сам знал, чего хотел. Я знал, что мама не хочет моей смерти, а думал, что она не хочет, чтобы я родился. Значит, я хочу жить, даже если и говорю другое».

^ Когда молодого человека считают ответственным за то, что он нару­шил планы тех, кто пытался поме­шать ему выжить, он проложит себе дорогу огнем и мечом.

Так работают психотерапевты с брошенными деть­ми: «Поскольку ты не поддался смерти — с другими это произошло, — ты намного сильнее, чем другие. Ты пре­одолел растерянность своей матери, и ты дал наследни­ка своему отцу, который и не знал, что хотел его».

Когда молодого человека считают ответственным за то, что он нарушил планы тех, кто пытался поме­шать ему выжить, он проложит себе дорогу огнем и мечом.

И потом, жизнь любит его даже больше, если бро­сили родители. Часто бывает, что есть молодая де­вушка или женщина, которая заботится о брошен­ном ребенке и любит его. Я однажды так говорила одному малышу из яслей: «Видишь, Лиза (медсе­стра) очень несчастна, когда ты болеешь. Именно поэтому меня и попросили в яслях, чтобы я с тобой занялась. Тебя любят здесь потому, что это ты, а не потому, что ты ясельный ребенок», «Твоя мама не ошибалась, когда думала, что не имеет права лю­бить детей. Но ты знал, что она должна была ро­дить ребенка».

Те из детей, кому не говорят о безрезультатных абортивных мерах, предшествовавших их рождению, становятся депрессивными детьми или детьми с не­стабильной психикой, подверженными непрестанной тревоге.

Я расскажу об одной матери, которая делала уко­лы, чтобы вызвать выкидыш. Не помогло. Беремен­ность шла своим чередом. Во время ее протекания ребенок не обнаруживал признаков болезни до пре­дельного срока — восьми-девяти месяцев, до самого решающего момента беременности.

Мелани Клейн рассказывала об анаклитической депрессии восьмого месяца, которая иногда бывает мнимой. Ребенок живет восемь внутриутробных меся­цев с теми чувствами, с которыми носит его мать. Ес­ли мать подвержена тревогам в конце беременности, малыш испытывает на восьмом месяце трудности: острый ринофарингит, например. Если бы с матерью поговорили о страхах восьмого месяца, то таким об­разом поговорили бы и с ребенком, и тогда его депрес­сия тут же исчезла бы.

Дети, которые рождаются у матерей с нормальным разрешением беременности, у матерей, которые не боятся родов, которые желают своего ребенка и ждут его, — такие дети не подвержены анаклитической де­прессии. Предродовые и послеродовые страхи вполне объяснимы — это случается в нашем обществе, где матери часто остаются без собеседника.

Надо ли доискиваться этих пренатальных стра­хов у подростка, который страдает отсутствием желания даже по отношению к тому, что он умеет талантливо делать, к тому, что придает ценность его личности?

Это повторение того, что он уже испытал в какой-то момент своей жизни. В американском фильме «Люди как люди» два мальчика плывут в лодке. Лодка пере­ворачивается. Старший мальчик тонет. Младший спа­сается. Вся работа по восстановительной психотерапии исходит из того, что малыш не хочет больше жить. Он не имеет права жить. Погиб его брат, а не он. Ему ка­жется, что брат более достоин жизни, чем он.

^ Многие несчастные случаи вызваны рискованны­ми поступками, игрой со смертью. Это не то, что происходит от неловкости или незнания. Очень ча­сто это бравада, вызов.

Поскольку та жизнь, что ведут молодые люди, им не подходит, они не видят причин беречь себя.

Это стремление перекрыть все рекорды, заставить признать свои достижения опосредованным образом в крайней форме.

^ Поскольку та жизнь, что ведут моло­дые люди, им не подходит, они не ви­дят причин беречь себя.

Западное общество больше не предлагает, как рань­ше, примкнуть к тем, кто трудится на благо страны, зарабатывать деньги в опасном, но утверждающем человеческую значимость деле. Любое героическое поведение теперь касается лишь человека, который так себя ведет, это его личное дело. В некоторых же мусульманских странах, наоборот, ведется пропаган­да самоубийства среди молодежи.

Спонсорство позволяет теперь найти новые спосо­бы платы за риск. Рискованная экспедиция теперь не билет в один конец, не неведомый путь к обогащению. Обратный билет гарантирован надежным и безопас­ным прикрытием, предусматриваются спасательные меры на случай неудачи, срочная медицинская по­мощь, сигнальные ракеты...

Путешествие — это больше не побег подростка из дому, это занятие для взрослого молодого человека. Для такого мероприятия требуется разрешение ру­ководителя самого высокого уровня. Экспедиция, обеспеченная спонсорами, не отвечает потребности подростка в риске. Он склонен придумывать себе ситуации крайнего риска, по-другому преодолевать смерть.

Все теперь слишком дорого... И все слишком нена­стоящее. Путешествие слишком связано для подрост­ков с деньгами. Оно перестало походить на настоящее приключение двоих-троих друзей, которых зовет аро­мат неизвестности.

Акробатика

Цирковая школа выросла из подростковых проделок, из их любви к риску, из любви переходить всякие гра­ницы. Здесь неуместно понятие «несчастный случай». Подростки уходят из семьи, но как бы снова попадают в семью, они сживаются с другими людьми, занимаю­щимися тем же каторжным делом, что и они, и это дело интересно всем остальным.

Это помогает подросткам преодолеть их внутреннее сопротивление, пробуждает разумное ощущение опас­ности, терпимость по отношению к другим людям. Их интересы подчинены общей цели. Это несколько эсте­тизированный образ жизни, почти родовой, парасемейный, и в нем есть место сексу.

^ ОКОЛО СМЕРТИ

«Чем вы думаете заняться в будущем?» Не нахо­дятся ли подростки, которые отвечают «стать врачом», в состоянии людей, боящихся смерти?

Они идентифицируют смерть с палачом. Они боят­ся смерти, но в них есть и какой-то садизм. В них бо­рются два желания: первоначальное желание нести смерть и одновременно спасать людей. Это достаточ­но диалектично.

Порой бывает, что такие подростки полны добро­желательности, но в других обстоятельствах эта лож­ная доброжелательность становится где-то глубоко в них агрессивностью.

^ Может ли проявляться альтруизм в пятна­дцать-шестнадцать лет?

Я не знаю, что такое альтруизм. Думаю, это про­ецирование себя на других, которые похожи на тебя самого. Некто существует для кого-то, потому что он предпринял все усилия, чтобы увидеть себя в нем. Чтобы этот другой родился в нашем сознании, надо сначала, чтобы он умер. Когда говорят в пятнадцать-шестнадцать лет: «Я хочу быть врачом», выражают тем самым желание установить более близкий диалог со смертью и защитить себя от собственных садист­ских порывов.

11 глава

Каждому свой наркотик: фальшивый рай и псевдогруппы

^ НАРКОТИКИ И ПОДРОСТКИ

Мировая проблема

За последнее десятилетие употребление наркоти­ков молодежью стало главной проблемой в большин­стве развитых стран.

Началось это в Соединенных Штатах в шестидеся­тые годы, затем наркотики быстро распространились и в других западных странах.

В самом деле, начиная с 1970 года употребление наркотиков молодежью значительно увеличилось. Лидируют здесь Швеция, Дания, Австралия, Герма­ния, Швейцария, Италия, Англия и Франция; нарко­тики захватили теперь и Испанию, и Португалию.

Очень трудно (почти невозможно) представить Точные цифры, характеризующие употребление нар-Котиков подростками; действительно, единственные доступные статистические данные — это полицей­ская статистика или данные о смертельных исходах в результате передозировки (которые тоже нуждаются в подтверждении) (2—7) [См. приложение IV (библиография по теме «Наркотики и подрост ки»).].

С одной стороны, некоторые страны не очень склонны обнародовать такого рода цифры, с другой — сложность самой проблемы употребления наркотиков препятствует выявлению реального числа наркома­нов среди подростков. В самом деле, необходимо учи­тывать различные стадии употребления наркотиков: спорадическое, случайное, постоянное употребление и наркотическую зависимость, но на каждой стадии количество молодых людей, употребляющих наркоти­ки, установить практически невозможно. Надо также различать наркотики по их действию — так называе­мые «мягкие» и «жесткие»...

Наркология — наука совсем молодая, и, следова­тельно, могут быть выделены лишь некоторые тен­денции употребления наркотиков в различных стра­нах (8).

Международный характер этой проблемы побуж­дает правительства заинтересованных стран, а также многочисленные организации и институты прини­мать меры борьбы с этим бедствием (6, 10). Причем речь идет как о превентивных мерах, так и о выработ­ке способов лечения и сведения к минимуму отрица­тельного воздействия наркотиков. А это прежде всего объективная информация для молодежи об опасности наркотиков, которая должна вводиться в школьные программы в виде специального курса о злоупотре­блении и характерных свойствах различных наркотиков, затем борьба против свободного распространения наркотиков и, наконец, попытка улучшения условий жизни молодых людей (здоровый образ жизни, ис­ключающий наркотики).

Эффективность этих мер и особенно превентивные воспитательные меры — предмет больших споров. В самом деле, есть страны, где полагают, что объек­тивная информация может лишь усугубить пробле­му — муссирование ее наталкивает-де молодежь на эксперименты в этой области; в других же странах, напротив, благоприятствуют проведению воспита­тельных мер, направленных против злоупотребления наркотиками.

Однако, поскольку никакой оценки ни одной из этих программ до сих пор не дано, понять, насколько указанные методы эффективны или опасны, не пред­ставляется возможным.

Параллельно с введением превентивных мер во всех странах организованы центры по лечению моло­дых наркоманов; философия этих центров в каждой стране своя и зависит от самого центра: одни ратуют за недирективные, индивидуальные методы лечения, другие являются сторонниками жестких методов, рас­считанных на групповое лечение.

^ Соединенные Штаты Америки

Факты и цифры

Увеличение употребления всех видов наркотиков среди молодежи Америки, что констатировалось в те­чение последнего десятилетия, носит драматический характер (17).

Как подчеркивает Ллойд Джонстон, директор Ин­ститута социальных исследований, нет ни одной раз­витой страны, которую можно было бы сравнить с Со­единенными Штатами по показателям употребления наркотиков среди молодежи (34).

Рассматривая результаты опросов и статистиче­ские данные, можно заметить, что среди употребляе­мых подростками наркотических веществ (разрешен­ных законом и нет) первое место занимает алкоголь, за ним — с небольшим отрывом — следует марихуа­на, затем разного рода стимуляторы (амфетамины), кокаин и, наконец, прочие наркотики.

Заметен также общий рост употребления различ­ных наркотиков с 1975 по 1980 год; начиная с 1980 года положение стабилизируется и даже наблюдает­ся некоторое снижение употребления наркотических веществ различных видов.

Сегодня кривая употребления понижается (осо­бенно в отношении марихуаны), однако беспокойство властей вызывает новая форма употребления кокаи­на — так называемый «crack» (22, 25).

^ Причины и последствия употребления наркотиков подростками

Отрочество является для этого особенно благопри­ятным периодом: душевное беспокойство и физиче­ский дискомфорт, характерные для этого возраста, налет ритуальности и магии, который сопутствует употреблению наркотиков, социальное давление разных подростковых групп, поиски самоиденти­фикации — таковы факторы, способствующие тому, что подросток начинает пробовать действие нарко­тиков.

Надо, однако, различать подростков, которые пробуют наркотики «из любопытства», что на практике носит спо­радический характер, и тех, кто употребляет наркотики ежедневно и уже не в состоянии избавиться от зависимо­сти. Таких молодых людей наркотики могут довести — прежде всего из-за финансовых проблем — до отказа продолжать учение, до насилия, проституции, они могут начать сами продавать наркотики другим (33).

^ Лечение и профилактика

Считается, что американское общество серьезно поражено подростковой наркоманией.

К несчастью, по мнению авторов «Отчета об упо­треблении наркотиков» (5), национальная политика по отношению к наркотикам после 1960 года могла лишь способствовать ухудшению ситуации.

Для борьбы с этим злом были созданы организации Addition Research Foundation (1949), Ameriacan Council on drug Education (1977) и т. д.

Начиная с шестидесятых годов деятельность этих центров была развернута в больших городах и в не­больших поселках, чтобы помочь молодежи, у которой есть соответствующие проблемы. Сегодня эти центры многочисленны, и предлагают разнообразные формы помощи.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24

Похожие:

На стороне подростка iconНа стороне подростка
Д65 На стороне подростка / Франсуаза Дольто; [перевод с фр. А. К. Борисовой; предисл. М. М. Безруких]. — Екатеринбург: Рама Паблишинг,...

На стороне подростка iconНа стороне подростка
Д65 На стороне подростка / Франсуаза Дольто; [перевод с фр. А. К. Борисовой; предисл. М. М. Безруких]. — Екатеринбург: Рама Паблишинг,...

На стороне подростка iconБюрократия могильщик СССР
Но главное в том, что делается на противоположной стороне, на стороне обворованных

На стороне подростка iconАннотация: Эта популярная, ставшая бестселлером книга, дополненная...
Доктор Кэмпбелл предлагает способы, с помощью которых вы сможете выработать целостный подход к воспитанию подростка, а также помогает...

На стороне подростка iconКласс паукообразные arachnoidea
Кровеносная система незамкнутая, сердце находится на спинной стороне. На брюшной стороне — нервная цепочка из частично слившихся...

На стороне подростка iconГеометрия. 9 класс. Задачи повышенного уровня подготовки
Задача: в треугольник abc вписан равнобедренный прямоугольный треуголь­ник def так, что его гипотенуза df параллельна стороне ас,...

На стороне подростка iconДина Ильинична Рубина На солнечной стороне улицы «На солнечной стороне улицы»
Новый роман Дины Рубиной – новость во всех смыслах этого слова: неожиданный виртуозный кульбит «под куполом литературы», абсолютное...

На стороне подростка iconУчастков мировых судей ростовской области ворошиловский район города ростова-на-дону
Страны Советов в западном направлении по северо-восточной стороне железной дороги, проходящей вдоль улицы Нансена, включая путепровод...

На стороне подростка iconВсадника
Обучение движению ребенка, подростка и взрослого человека

На стороне подростка icon-
Целью исследования является определение воздействия методов самосовершенствования Фалунь Дафа на личность подростка

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов