Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии




НазваниеВопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии
страница18/39
Дата публикации02.03.2014
Размер5.96 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Психология > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39
^

Игра как ведущая деятельность


Ролевая, или как ее иногда называют, творческая игра появляется в дошкольном возрасте. Это — деятельность, в которой дети берут на себя роли взрослых людей и в обоб­щенной форме, в игровых условиях воспроизводят деятель­ность взрослых и отношения между ними. Ребенок, выби­рая и исполняя определенную роль, имеет соответствую­щий образ — мамы, доктора, водителя, пирата — и образцы его действий. Образный план игры настолько важен, что без него игра просто не может существовать. Но хотя жизнь в игре протекает в форме представлений, она эмо­ционально насыщена и становится для ребенка его дей­ствительной жизнью.

Как уже отмечалось в предыдущей главе, игра с сюже­том «вырастает» из предметно-манипулятивной деятельно­сти в конце раннего детства. Первоначально ребенок был поглощен предметом и действиями с ним. Когда он овла­дел действиями, вплетенными в совместную деятельность со взрослым, он начал осознавать, что он действует сам и действует как взрослый. Собственно, и раньше он действо­вал как взрослый, подражая ему, но не замечал этого. Как пишет Д.Б. Эльконин, он смотрел на предмет через взрос­лого, «как через стекло». В дошкольном возрасте аффект переносится с предмета на человека, благодаря чему взрос­лый и его действия становятся для ребенка образцом не только объективно, но и субъективно.

Помимо необходимого уровня развития предметных дей­ствий, для появления сюжетно-ролевой игры нужно корен­ное изменение отношений ребенка со взрослыми. Около трех лет ребенок становится гораздо более самостоятельным, и его совместная деятельность с близким взрослым начинает распадаться. В то же время игра социальна и по своему про­исхождению, и по содержанию. Она не сможет развиваться без частого полноценного общения со взрослыми и без тех разнообразных впечатлений от окружающего мира, кото­рые ребенок приобретает тоже благодаря взрослым. Нужны ребенку и различные игрушки, в том числе неоформленные предметы, не имеющие четкой функции, которые он мог бы легко использовать в качестве заместителей других. Д.Б. Эльконин подчеркивал: нельзя выбрасывать бруски, же­лезки, стружки и прочий ненужный, с точки зрения мамы, мусор, приносимый детьми в дом. Поставьте для него ко­робку в дальний угол, и ребенок получит возможность бо­лее интересно играть, развивая свое воображение.

Итак, на границе раннего и дошкольного детства впер­вые возникает игра с сюжетом. Это уже известная нам ре­жиссерская игра. Одновременно с ней или несколько поз­же появляется образно-ролевая игра. В ней ребенок вообра­жает себя кем угодно и чем угодно и соответственно дей­ствует. Но обязательным условием развертывания такой игры является яркое, интенсивное переживание: ребенка пора­зила увиденная им картина, и он сам в своих игровых действиях воспроизводит тот образ, который вызвал у него сильный эмоциональный отклик. У Жана Пиаже можно найти примеры образно-ролевых игр. Его дочь, наблюдав­шая во время каникул старую деревенскую колокольню, слышавшая колокольный звон, остается под впечатлением увиденного и услышанного долгое время. Она подходит к столу своего отца и, стоя неподвижно, воспроизводит ог­лушительный шум. «Ты же мне мешаешь, ты же видишь, что я работаю». — «Не говори со мной, — отвечает девоч­ка. — Я — церковь».

В другой раз дочь Ж. Пиаже, уйдя на кухню, была потря­сена видом ощипанной утки, оставленной на столе. Вече­ром девочку находят на диване. Она не двигается, молчит, не отвечает на вопросы, затем раздается ее приглушенный голос: «Я — мертвая утка».

Режиссерская и образно-ролевая игры становятся ис­точниками сюжетно-ролевой игры, которая достигает сво­ей развитой формы к середине дошкольного возраста. Поз­же из нее выделяются игры с правилами. Следует отметить, что возникновение новых видов игры не отменяет полнос­тью старых, уже освоенных — все они сохраняются и про­должают совершенствоваться. В сюжетно-ролевой игре дети воспроизводят собственно человеческие роли и отноше­ния. Дети играют друг с другом или с куклой как идеаль­ным партнером, который тоже наделяется своей ролью. В играх с правилами роль отходит на второй план и глав­ным оказывается четкое выполнение правил игры; обычно здесь появляется соревновательный мотив, личный или ко­мандный выигрыш (в большинстве подвижных, спортив­ных и печатных игр).

Проследим развитие игры, рассмотрев вслед за Д.Б. Элькониным становление ее отдельных компонентов и уровни развития, характерные для дошкольного возраста.

В каждой игре свои игровые условия — участвующие в ней дети, куклы, другие игрушки и предметы. Подбор и сочетание их существенно меняет игру в младшем дош­кольном возрасте, игра в это время в основном состоит из однообразно повторяющихся действий, напоминающих манипуляции с предметами. Например, трехлетний ребе­нок «готовит обед» и манипулирует тарелочками и кубика­ми. Если игровые условия включают другого человека (куклу или ребенка) и тем самым приводят к появлению соответ­ствующего образа, манипуляции имеют определенный смысл. Ребенок играет в приготовление обеда, даже если он забывает потом накормить им сидящую рядом куклу. Но если ребенок остается один и убраны игрушки, наталки­вающие его на этот сюжет, он продолжает манипуляции, потерявшие свой первоначальный смысл. Переставляя пред­меты, раскладывая их по величине или форме, он объяс­няет, что играет «в кубики», «так просто». Обед исчез из его представлений вместе с изменением игровых условий.

Сюжет — та сфера действительности, которая отража­ется в игре. Сначала ребенок ограничен рамками семьи, и поэтому игры его связаны главным образом с семейными, бытовыми проблемами. Затем, по мере освоения новых областей жизни, он начинает использовать более сложные сюжеты — производственные, военные и т.д. Более разно­образными становятся и формы игры на старые сюжеты, скажем в «дочки-матери». Кроме того, игра на один и тот же сюжет постепенно становится более устойчивой, дли­тельной. Если в 3—4 года ребенок может посвятить ей толь­ко 10—15 минут, а затем ему нужно переключиться на что-то другое, то в 4—5 лет одна игра уже может продолжаться 40—50 минут. Старшие дошкольники способны играть в одно и то же по нескольку часов подряд, а некоторые игры у них растягиваются на несколько дней.

Те моменты в деятельности и отношениях взрослых, которые воспроизводятся ребенком, составляют содержа­ние игры. Младшие дошкольники имитируют предметную деятельность — режут хлеб, трут морковку, моют посуду. Они поглощены самим процессом выполнения действий и подчас забывают о результате — для чего и для кого они это сделали, действия различных детей не согласуются друг с другом, не исключены дублирование и внезапная смена ролей во время игры. Для средних дошкольников главное — отношения между людьми, игровые действия производят­ся ими не ради самих действий, а ради стоящих за ними отношений. Поэтому 5-летний ребенок никогда не забудет «нарезанный» хлеб, поставить перед куклами и никогда не перепутает последовательность действий — сначала обед, потом мытье посуды, а не наоборот. Исключены и парал­лельные роли, например, одного и того же мишку не бу­дут осматривать два доктора одновременно, один поезд не поведут два машиниста. Дети, включенные в общую систе­му отношений, распределяют между собой роли до начала игры. Для старших дошкольников важно подчинение пра­вилам, вытекающим из роли, причем правильность вы­полнения этих правил ими жестко контролируется.

Игровые действия постепенно теряют свое первоначаль­ное значение. Собственно предметные действия сокраща­ются и обобщаются, а иногда вообще замещаются речью («Ну, я помыла им руки. Садимся за стол!»).

Сюжет и содержание игры воплощаются в роли. ^ Разви­тие игровых действий, роли и правил игры происходит на протяжении дошкольного детства по следующим линиям: от игр с развернутой системой действий и скрытыми за ними ролями и правилами — к играм со свернутой систе­мой действий, с ясно выраженными ролями, но скрыты­ми правилами — и, наконец, к играм с открытыми прави­лами и скрытыми за ними ролями. У старших дошкольни­ков ролевая игра смыкается с играми по правилам.

Таким образом, игра изменяется и достигает к концу дошкольного возраста высокого уровня развития. В разви­тии игры выделяются две основные фазы или стадии. Для первой стадии (3—5 лет) характерно воспроизведение ло­гики реальных действий людей; содержанием игры явля­ются предметные действия. На второй стадии (5—7 лет) моделируются реальные отношения между людьми и со­держанием игры становятся социальные отношения, об­щественный смысл деятельности взрослого человека.

Игра — ведущая деятельность в дошкольном возрасте, она оказывает значительное влияние на развитие ребенка. Прежде всего, в игре дети учатся полноценному общению друг с другом. Младшие дошкольники еще не умеют по-настоящему общаться со сверстниками. Вот как, напри­мер, в младшей группе детского сада проходит игра в же­лезную дорогу. Воспитательница помогает детям составить длинный ряд стульев, и пассажиры занимают свои места. Два мальчика, которым захотелось быть машинистом, уса­живаются на крайние в ряду стулья, гудят, пыхтят и «ве­дут» поезд в разные стороны. Ни машинистов, ни пассажи­ров эта ситуация не смущает и не вызывает желания что-то обсудить. По выражению Д.Б. Эльконина, младшие дош­кольники «играют рядом, а не вместе».

Постепенно общение между детьми становится более интенсивным и продуктивным. Приведем диалог двух 4-лет­них девочек, в котором прослеживаются ясные цель и удач­ные способы ее достижения.

Лиз: Давай понарошку это будет моя машина.

Джейн: Нет.

Лиз: Давай понарошку это будет наша машина.

Джейн: Ладно.

Л и з: Можно мне покататься на нашей машине?

Джейн: Можно (улыбаясь, выходит из машины).

Лиз крутит руль и подражает шуму мотора.

В среднем и старшем дошкольном возрасте дети, не­смотря на присущий им эгоцентризм, договариваются друг с другом, предварительно распределяя роли, а также и в процессе самой игры. Содержательное обсуждение вопро­сов, связанных с ролями и контролем за выполнением правил игры, становится возможным благодаря включе­нию детей в общую, эмоционально насыщенную для них деятельность.

Если по какой-то серьезной причине распадается со­вместная игра, разлаживается и процесс общения. В экспе­рименте Курта Левина группу детей-дошкольников при­водили в комнату с «некомплектными» игрушками (у те­лефона не хватало трубки, для лодки не было бассейна и т.п.). Несмотря на эти недостатки, дети с удовольствием играли, общаясь друг с другом. Второй день был днем фру­страции*. Когда дети зашли в эту же комнату, оказалась открытой дверь в соседнее помещение, где лежали полные наборы игрушек. Открытая дверь была затянута сеткой. Имея перед глазами притягательную и недостижимую цель, дети разбрелись по комнате. Кто-то тряс сетку, кто-то лежал на полу, созерцая потолок, многие со злостью разбрасывали старые, ненужные уже игрушки. В состоянии фрустрации разрушились как игровая деятельность, так и общение де­тей друг с другом.

* Фрустрация — состояние, вызванное непосредственными трудностями, возникшими на пути к достижению цели
Игра способствует становлению не только общения со сверстниками, но и произвольного поведения ребенка. Меха­низм управления своим поведением — подчинение прави­лам — складывается именно в игре, а затем проявляется в других видах деятельности. Произвольность предполагает наличие образца поведения, которому следует ребенок, и контроля. В игре образцом служат не моральные нормы или иные требования взрослых, а образ другого человека, чье поведение копирует ребенок. Самоконтроль только появ­ляется к концу дошкольного возраста, поэтому первона­чально ребенку нужен внешний контроль - со стороны его товарищей по игре. Дети контролируют сначала друг друга, а потом — каждый самого себя. Внешний контроль постепенно выпадает из процесса управления поведением, и образ начинает регулировать поведение ребенка не­посредственно.

Перенос формирующегося в игре механизма произволь­ности в другие неигровые ситуации в этот период еще зат­руднен. То, что относительно легко удается ребенку в игре, гораздо хуже получается при соответствующих требовани­ях взрослых. Например, играя, дошкольник может долго стоять в позе часового, но ему трудно выполнить анало­гичное задание, данное экспериментатором, — стоять пря­мо и не двигаться. Хотя в игре содержатся все основные компоненты произвольного поведения, контроль за выпол­нением игровых действий не может быть вполне сознатель­ным: игра имеет яркую аффективную окрашенность. Тем не менее к 7 годам ребенок все больше начинает ориенти­роваться на нормы и правила; регулирующие его поведе­ние образцы становятся более обобщенными (в отличие от образа конкретного персонажа в игре). При наиболее бла­гоприятных вариантах развития детей к моменту поступле­ния в школу они способны управлять своим поведением в целом, а не только отдельными действиями.

В игре развивается мотивационно-потребностная сфера ребенка. Возникают новые мотивы деятельности и связан­ные с ними цели. Но происходит не только расширение круга мотивов. Уже в предыдущий переходный период — в 3 года — у ребенка появились мотивы, выходящие за рам­ки непосредственно данной ему ситуации, обусловленные развитием его отношений со взрослыми. Теперь, в игре со сверстниками, ему легче отрешиться от своих мимолетных желаний. Его поведение контролируется другими детьми, он обязан следовать определенным правилам, вытекающим из его роли, и не имеет права ни изменить общий рисунок роли, ни отвлечься от игры на что-то постороннее. Форми­рующаяся произвольность поведения облегчает переход от мотивов, имеющих форму аффективно окрашенных непос­редственных желаний, к мотивам-намерениям, стоящим на грани сознательности.

В развитой ролевой игре с ее замысловатыми сюжетами и сложными ролями, создающими достаточно широкий про­стор для импровизации, у детей формируется творческое вооб­ражение. Игра способствует становлению произвольной памяти, в ней преодолевается так называемый познавательный эгоцент­ризм. Чтобы пояснить последнее, воспользуемся примером Ж. Пиаже. Он модифицировал известную задачу «три брата» из тестов А. Бине (У Эрнеста три брата — Поль, Анри, Шарль. Сколько братьев у Поля? У Анри? У Шарля?). Ж. Пиаже спра­шивал ребенка дошкольного возраста: «Есть у тебя братья?» — «Да, Артур», — отвечал мальчик. — «А у него есть брат?» -«Нет». — «А сколько у вас братьев в семье?» — '«Двое». — «У тебя есть брат?» — «Один». — «А он имеет братьев?» — «Нет». — «Ты его брат?» — «Да». — «Тогда у него есть брат?» — «Нет».

Как видно из этого диалога, ребенок не может встать на другую позицию, в данном случае — принять точку зрения своего брата. Но если ту же задачу разыграть с помощью кукол, он приходит к правильным выводам. Вообще в игре коренным образом изменяется позиция ребенка. Играя, он приобретает возможность смены одной позиции на дру­гую, координации разных точек зрения. Благодаря децентрации, происходящей в ролевой игре, открывается путь к формированию новых интеллектуальных операций — но уже на следующем возрастном этапе.

^ Игра и развитие мотивационной сферы

Формирование мотивационной сферы у детей дошкольного возраста неразрывно связано с их игровой деятельностью, которая занимает центральное место в жизни ребенка этого возраста и представляет собой важнейшую для ребенка мотив игрового действия — не в результате: создать некую конструкцию, а в самом процессе форму его активности. Игра удовлетворяет многие потребности ребенка — потребность в общении, автономии, потребность выплеснуть накопившуюся энергию, развлечься, удовлетворить свое любопытство, познать окружающий мир.

Отечественные психологи усматривают в процессе детской игры формирование двух важнейших особенностей мотивационной сферы ребенка:

Во-первых, во время игры у ребенка формируется соподчинение мотивов — подчинение ситуативных мотивов более общим и высоким,

во-вторых, происходит формирование самих мотивов более высокого типа, связанных с выполнением ребенком взятых на себя обязанностей (Эльконин Д. Б., I960).

По ходу игры у ребенка возникает множество мимолетных желаний, в основном вызванных привлекательностью других предметов, не находящихся в распоряжении ребенка, или ролей, которые выполняют другие дети. Но ребенок вынужден отказываться от этих случайных желаний в пользу основного побудительного мотива. В данном случае игра выступает не только как деятельность, внутри которой осуществляется соподчинение мотивов, но и как деятельность, в которой происходит насыщение этих мотивов новым социальным, специфически человеческим содержанием.

Некоторые исследователи склонны считать, что игра выступает не только средством формирования каких-либо мотивов у ребенка, но и представляет собой мотив сам по себе, так как в силу самой своей природы игра не направлена на достижение какой-то объективной цели. Так, А. Н. Леонтьев полагает, что мотив игрового действия лежит не в результате действия, а в самом процессе. Например, у ребенка, играющего в кубики, мотив игры лежит не в том, чтобы сделать постройку, а в том, чтобы делать ее, т. е. в содержании самого действия. Это, как считает автор, справедливо не только для игры дошкольника, но и для всякой настоящей игры вообще. Не выиграть, а играть — такова общая формула мотивации игры (Леонтьев А. Н., 1948).
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39

Похожие:

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconКурсовая работа по возрастной психологии Экз вопросы по дисциплине «История психологии»
Предмет и задачи истории психологии. Методы, основные факторы и принципы развития науки

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconОпределение дифференциальной психологии как науки. Предмет, задачи, методы
Тип межполушарной функциональной асимметрии мозга как основа индивидуальных различий

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconВопросы по социальной психологии для итоговой государственной аттестации...
Социальная психология как наука. Предмет, задачи социальной психологии. Сопоставление социальной психологии с родственными

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconЛекция 1 общее представление о психологии как науке задача курса....
Общая характеристика. Психологии. Основные этапы развития представлении о предмете психологии

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconПреподаватель: к пс н., доцент Каданкова Н. Н. Вопросы к экзамену:...
...

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconВопросы для итогового контроля по дисциплине
Психология семейных отношений как отрасль психологии. Предмет и задачи семейной психологии

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconЕникеев марат исхакович структура и система категорий юридической психологии москва 1996
Методологические основы юридической психологии: предмет, принципы, структура и задачи юридической психологии. Историческое развитие...

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconПримерный перечень вопросов к зачету по юридической психологии
Предмет, задачи, методы юридической психологии. Краткий очерк развития юридической психологии

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии icon1. Возникновение психологии как науки
Таким образом, I этап-психология как наука о душе. Такое определение психологии было дано более двух тысяч лет назад. Наличием души...

Вопрос Определение психологии как науки. Предмет и задачи психологии iconМетодические рекомендации по подготовке к семинарским и лабораторным занятиям для студентов озо
Общая характеристика психологии как науки. Место психологии в системе наук. Отрасли психологии (заполнить табл. 1-2)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов