Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги!




НазваниеДэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги!
страница9/42
Дата публикации21.02.2014
Размер3.62 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Спорт > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42
Я же тебе говорила — за мной тоже гонялись. Я поняла, что на самом деле ты не слепой, поэтому вроде как и не соврала. Наверняка обзвонили все поезда, которые отошли от Пенсильванского вокзала. Я слышала, как наш проводник говорил, что все проверил и в поезде слепых нет. А ведь так и есть, правда?

— Правда. Спасибо тебе, Джинни. Я у тебя в долгу.

Джинни поднимается. Отворачивается от меня. В горле у нее булькает. Как бы то ни было, а ее что-то мучает.

— Ничего ты мне не должен, — тихо говорит она.

— Должен. Может, ты мне жизнь спасла. И при этом меня совсем не знала. Просто потому, что ты хороший человек.

Она отворачивается к окну и делает вид, будто смотрится в него, как в зеркало, чтобы поправить форму.

— Ладно, мне надо работать.

Странно. Я думал, я ей понравился. Она меня спасла. А теперь даже смотреть на меня не хочет.

И тут я все понимаю. Нет же, дурак, она не может на тебя смотреть. Это не злость. И не сочувствие. Это вина! Она действительно хороший человек, и сейчас ей очень плохо, потому что она тебя предала.

Джинни направляется к двери.

— Ну, я пошла в вагон.

Я хватаю ее. Вталкиваю обратно в кладовую.

Джинни пытается завизжать.

Я зажимаю ей рот ладонью.

— Ты им сказала, что я в поезде. А потом тебе стало стыдно, что ты меня сдала. Поэтому ты и пришла — выяснить, что у меня за неприятности.

Убираю руку. Джинни отчаянно пытается отовраться:

— Нет, я бы ни за что…

— А может, и не так. Может, ты пришла присмотреть за мной. Это входило в условия сделки? Глаз не спускать с добычи? Говори правду. Сколько тебе пообещали?

— Они не… Я не… Мы ничего… — Джинни пытается отрицать сразу все и запутывается. Тогда она пытается поставить мне подножку, но я оказываюсь проворнее. Она затевает впечатляющий вопль, но я перекрываю ей воздух.

Я гляжу ей в глаза. Она перепугана. Думает, я ее задушу. Душить ее я не собираюсь, но ей полезно так думать.

— Сколько? Последний раз предупреждаю.

Она пытается отдышаться.

— Три тысячи долларов. Больше, чем мой месячный заработок. Я решила, что ты, наверное, действительно сделал что-то ужасное. Извини. Ты мне нравишься. Просто мне нужны деньги…

— Где они собирались сесть в поезд и схватить нас?

— В Филадельфии.

— Сколько дотуда?

— Меньше двадцати минут.

— Где можно будет выйти?

— Нигде.

— Должен быть какой-то способ…

Гляжу в испуганные карие глаза Джинни.

— Нет, до Филли остановок не будет, — говорит она. — Мы идем со скоростью шестьдесят миль в час. Со скорого поезда не спрыгнешь.

Отпускаю ее. Беру себя в руки.

— Ничего, что-нибудь придумаю, — обещаю я. — А вместе со мной можешь распрощаться со своей наградой. Ищи себе другой легкий заработок. Да, и еще, Джинни. На твоем месте я бы унес ноги, как только поезд придет в Филадельфию. Люди, которые ищут меня, не склонны прощать. Когда они поймут, что меня нет, то найдут тебя, чтобы выяснить, кто меня предупредил. У них есть такая штука, которая называется «свежевание нервов», — говорят, очень неприятно. Счастливо тебе побегать, — впрочем, тебе не впервой.

Она глядит на меня. В глазах отчаяние.

— Погоди. Возьми меня с собой. Я тебе пригожусь. Не оставляй меня одну.

— Извини, — говорю я ей, — поболтал бы с тобой еще, но мне пора бежать.

Ужин. Вагон-ресторан набит битком. Пассажиры, развернув газеты, открывают коричневые пакеты, достают бутерброды и жуют, просматривая колонку новостей. Молодые мамы кормят детишек из бутылочек.

Мы с Джиско пытаемся унести ноги из этого чертова поезда. Времени в обрез. В вечерней мгле перед нами мерцает Филадельфия. Объявляют, что через двадцать минут будет станция «Тридцатая улица». У меня сильнейшее подозрение, что, если мы немедленно не найдем способ удрать, в Городе Братской Любви нас ожидают адские муки.

Двадцать минут и сколько-то секунд. Уже девятнадцать.

Не надо мне напоминать. Может, собаки и не носят часов, но приближение катастрофы мы чувствуем прекрасно. Сюда!

Стоим в тесном пространстве между двумя вагонами. Свечу фонариком. На крышу ведет черная железная лесенка.

Что ты стоишь?!

Не люблю по ночам на сильном ветру лазить по узким железным лестницам на крыши скорых поездов.

Выбора нет, старина!

Не называй меня так.

Восемнадцать минут, старина. Лезь уже!

Вцепляюсь в лесенку. Начинаю лезть наверх.

Ступенька за ступенькой. Холодный осенний ветер так и хлещет. Сорок плетей. Хрясь. Хрясь. Бьет в лицо, рвет одежду, отдирает пальцы от лестницы. Вцепляюсь изо всех сил.

Не останавливайся.

Тебе легко говорить. Почему на мою долю достается вся грязная работа? Если собаки и вправду такие молодцы, почему мы до сих пор ни разу не оказались в ситуации, в которой ты бы…

Давай лезь. Семнадцать минут.

Лезу. Добираюсь до крыши и каким-то чудом подтягиваюсь. Никогда раньше не бывал на крышах поездов. Что-то в этом есть. Так и чувствуешь, как он под тобой мчится. Словно скачешь 85 верхом на гигантской сверхскоростной лошади. Мимо пролетают фермы. Наверное, проезжаем дальние пригороды. Отдельные двухэтажные домики. Огни. Дети делают уроки. Там и сям жутковатые озера тьмы. Поля? Парки? Вдоль рельсов стоят кучки высоких деревьев — как будто секретничают. Ветки перечеркивают луну.

Быстрее.

Снимаю ремень. Опускаю его Джиско.

Цепляйся, болтун.

Вцепляется зубами повыше пряжки. Пытаюсь втянуть его наверх. Все равно что тащить двухсотфунтовый мешок картошки на отвесный утес.

От лап никакого проку. Ну почему собаки не лазят на скалы?

Собаки обладают множеством способностей, которых у человека нет. Я же тебя не спрашиваю, почему ты ничего не чуешь, правда? Я же тебя не спрашиваю…

Ладно, ладно, понял. Но тебе не мешало бы пропустить хотя бы несколько обедов…

Я только что пропустил и обед, и ужин. Если пропущу еще и завтрак, придется обглодать твою тоненькую ножку.

Втаскиваю пса на крышу. Теперь мы стоим бок о бок на крыше поезда, и это меня радует. Не радует то, что отсюда никуда не денешься. По сторонам рельсов что-то не видно удобных мягких стогов, куда можно было бы прыгнуть. И на поворотах поезд не притормаживает, так что тензор энергии-импульса нам решительно не благоприятствует. Если не знаете, что это такое, посмотрите в словаре, только потом, не сейчас. Сейчас нам нужно унести ноги с этой колымаги.

Вдали на облаках неестественно яркое зарево. Филадельфия?

К сожалению, мне кажется, что ты в кои-то веки прав. Четырнадцать минут. Сейчас или никогда.

Никогда. Если мы спрыгнем на такой скорости, то разобьемся.

Если не спрыгнем, нас убьют.

Попробуем сбежать на вокзале.

Ты не понимаешь, с кем имеешь дело.

Потому что ты ничего мне не рассказываешь.

Мальчик мой, я хочу сказать тебе одну вещь.

Ну?

Туннель.

Что? Где?

Псина шлепается на брюхо и пригибается.

ВОТ!

Я успеваю распластаться по крыше, как раз когда поезд исчезает в черной пасти туннеля. Зазор совсем небольшой. Ощущение такое, будто туннель решил подстричь меня наголо. Изо всех сил вжимаюсь в закопченную сталь. Уткнулся носом в холодный металл. В тесном пространстве грохот колес усиливается стократ. Как будто меня сожрала и переваривает чья-то темная голодная утроба.

Что-то мне это не нравится.

И мне тоже. У собак очень чувствительные уши.

Но вот туннель позади, и мы снова оказываемся на открытом воздухе и в относительной тишине лунного вечера.

Брр, какой был кошмар.

Из огня да в полымя, как говорите вы, люди.

То есть?

Филадельфия.

Город видно вдали. Очертания домов на фоне неба. Высотные здания мчатся навстречу.

Черноту прорезает золотая лента. Лунный свет на воде. Река. Прямо по дороге. Единственный шанс.

Собаки ведь умеют плавать, да?

Не просто умеют! Они одни из лучших пловцов, созданных природой. А как мы ныряем! Интересно, вода очень холодная?

На твоем месте, блохоловка, я бы думал об этом в последнюю очередь.

Поезд подъезжает к старому железнодорожному мосту, который прочен только на вид. Мы на крыше чувствуем, как мост мерно сотрясается. Темная вода поблескивает всего в тридцати футах внизу, но отсюда это расстояние кажется бездной. Въехали на мост. Уже на середине.

Я делаю три шага и спрыгиваю. Инерция поезда отбрасывает меня далеко вперед. ААААААА! Размахиваю руками. Пытаюсь полететь. Полное фиаско. Падаю в темноту.

Джиско падает рядом. Он тоже не в восторге. Собачий ужас. Визжит. ВААА! ВАААА! Не самый приятный звук.

Слушай, колтун, если мы тут пропадем, знай, что ты — самое приятное в моей жизни за последние два дня, что, конечно, немного…

Спасибо, старина. Взаимно.

Плюхаемся в воду. Не самая чистая река на свете. Зато, наверное, самая холодная. Удар о поверхность — словно прямой в челюсть. Почти что нокаут. Не успел оглянуться, как оказался глубоко-глубоко под поверхностью, и звезды превратились в далекие иголочные острия. Учтите, что иголки эти ледяные. Ледяная вода мгновенно меня отрезвляет. Вообще-то еще только конец октября. Почему же здесь холодно, как в Ледовитом океане?

Отчаянно барахтаюсь. Выныриваю. Отплевываюсь.

Выбрался, значит. А я уже думал, придется нырять и искать тебя на загаженном дне.

Спасибо за заботу, но я что-то не заметил, чтобы ты тут наматывал круги и высматривал меня. Кстати, ты где?

На берегу. Вода сегодня холодновата.

Гребу, пока не чувствую ногами дно. Выползаю на ил и гальку. Икаю, кашляю, давлюсь. Несколько раз вдыхаю ледяной воздух. Ощупываю себя. Руки-ноги шевелятся. Зубы вроде все на месте. Получилось!

Встаю. Дрожу. Нужно как можно скорее найти кров и пищу, не привлекая к себе внимания.

Согласен. Могу тебя порадовать. Впереди огни. Голоса. Какая-то компания. Может быть, пикник.

Отлично.

Должен тебя расстроить. Кто-то целится в нас из пистолета.

Все очень большое. Брюхо с хороший холодильник. Громадная косматая башка с неухоженной бородой. В руках дробовик, тоненький, будто зубочистка. Трубный голос командует:

— Ни с места!

Мы послушно застываем. Буквально. Пытаюсь стоять смирно, но все равно трясусь на холодном ветру в мокрой одежде.

Дробовик нацелен мне в нос.

— Чего это ты тут шастаешь? Сейчас мозги вышибу!

Нам повезло, Джиско. По-моему, он не из этих.

Да, но он все равно целится в нас из дробовика.

В меня. Что посоветуешь?

Успокой его. Широко известно, что неуравновешенные люди способны на спонтанное насилие.

— Ну что вы, — говорю я самым мирным голосом. — Мы не шастаем.

— А как ты, черт подери, сюда попал, а?

— Случайно. Мы прыгнули с поезда в реку.

Великан скалится:

— Ты, парень, мне баки не заливай.

— Это железнодорожный мост. Пощупайте мою одежду. Она мокрая, потому что я только что вылез из реки.

Кряжистые пальцы хватают мою рубашку. Глаза с подозрением осматривают мост, а потом ныряют вниз, к чернильно-черной реке. И снова смотрят на меня.

— А чего это ты прыгнул?
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42

Похожие:

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconБеги, Федя, беги авось да убежишь от меня
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconПоложение о реализации регионального проекта по здоровому образу жизни «Беги за мной»
Настоящее положение направлено на реализацию проекта Федерального агентства по делам молодежи «Беги за мной» на территории Тюменской...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconПоложение о Всероссийском конкурсе молодежных проектов по здоровому...
Всероссийский конкурс молодежных проектов по здоровому образу жизни «Беги за мной» (далее – Конкурс) проводится Федеральным агентством...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconДэвид Митчелл «Облачный атлас»
Мануэль Бери, Эмбер Берлингтон, Сузан М. С. Браун, Макникс Верпланке, Лейт Джанкшен, Дэвид Кернер, Родни Кинг, Сабина Лаказе, Дженни...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! icon«The Golden Truth about the Jackson Family»
Джули Гейл(July Gale). Никто не называл его Джули, все звали просто Джек. Прадедушка Джек появился на свет в племени Chostaw в начале...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconБорис Старлинг Шторм ocr денис «Борис Старлинг. Шторм»: Эксмо, Домино;...
Северном море терпит крушение паром, плывущий из Норвегии в Англию, а в городе Абердине происходят два загадочных убийства женщин,...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconСобирайтесь, Мои вои, под Мое Знамя. Меч огненный горит и каждый...
Мира пришла к нам, неся мир, радость и свет. Ее лучи прекрасным сиянием освещают все чистое и светлое, что осталось на земле. Они...

Дэвид Класс Огненный шторм Беги, Джек, беги! iconДэвид кесслер
Под научной редакцией к б н. А. Бабицкого К36 Кесслер Д. Конец обжорству / Дэвид Кесслер; пер с англ. М. Втор- никовой. М.: Ооо «Юнайтед...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов