Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение




НазваниеДжейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение
страница14/21
Дата публикации02.03.2014
Размер5.14 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Спорт > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21
о есть норма. Имелись и другие причины, но я не могла их точно определить. Я просто пока не была готова.

Войдя в пустую комнату, я вздохнула. До группового занятия оставалось еще несколько часов. На мне был пот Райана, пот Джареда; запах получился смешанный – солоноватый, мальчишеский Райана и солоноватый, ангельский Джареда. Это еще больше сбило меня с толку, а потому я, как пчела, полетела прямиком в душевую.

Стоя под струями, я не могла не думать о ду ше в доме Джареда. Напор воды там был сильнее, запах лучше, и не нужно было надевать шлепанцы, чтобы дойти до ванны. Я снова вздохнула, понимая, что больше всего на свете мне хочется позвонить Джареду и дать ему зеленый свет: пусть забирает мои вещи и везет к себе. Представив, каким голосом он ответит, когда услышит эту поразительную новость, и как я буду чувствовать себя, когда войду в лофт, зная, что вступаю в свой дом, я не удержалась от улыбки.

Выходя в халате из душа, я взвешивала в голове за и против «Эндрюса». Я сосредоточилась на мысли: а чего хотел бы мой отец? Сперва я решила, что он предпочел бы, чтобы я осталась, но потом зашла с другой стороны: Джек желал, чтобы я находилась там, где безопаснее, а где такое возможно, нежели в непосредственной близости от Джареда? То есть… в лофте.

Я закрыла за собой дверь и скинула халат. Раздался стук, я автоматически поплотнее закрутила вокруг себя полотенце, представляя за дверью улыбающееся лицо Джареда. Потянула на себя ручку – передо мной стоял Райан, умытый и готовый к выходу. Он окинул меня быстрым взглядом с ног до головы, а я замерла в шоке; с волос капельками стекала вода.

– Ну, привет, – поздоровался Райан и удивленно вскинул брови.

Я захлопнула дверь у него перед носом, быстро натянула джинсы и первую попавшуюся футболку. Оказалась – розовая. Новый стук в дверь.

– Нина? – приглушенно позвал Райан.

– Минутку! – откликнулась я, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Я отворила дверь и выдохнула: – Извини, я тебя не ждала.

– Это я понял. Можно войти?

– Мне все равно нужно с тобой поговорить, – сказала я, отступая в сторону.

– Ох‑ох. Муженек ревнует? – улыбнулся Райан и прошел мимо меня, держа руки в карманах.

Я закрыла дверь, взяла щетку и стала расчесывать волосы.

– Дело не в нем, а во мне. Ты не должен меня так целовать, особенно при Джареде. Неужели ты и правда думаешь, что ничего не случилось?

– Нет, просто мне захотелось это сделать.

Я швырнула щетку на стол и гневно глянула на пришельца:

– Но ты не можешь просто взять и сделать что хочется. Из‑за этого все запутывается.

– Для Джареда?

– Для нас. – Я вздохнула. – Нам труднее оставаться друзьями.

– Я уже сказал, что не собираюсь ссориться с тобой из‑за Джареда, но никогда не говорил, что не намерен бороться за тебя.

– Что?

Райан выкатил глаза, а потом улыбнулся:

– Я люблю тебя.

Слова‑то я услышала, но мозг еще обрабатывал предыдущую фразу. Я встряхнула головой:

– Что?

Райан подошел на несколько шагов ближе и положил руки мне на бедра.

– Ты слышала. Я не дурак и прекрасно понимаю, что происходит у вас с Джаредом; вижу, как ты смотришь на меня. И не надо кормить меня байками: мол, ты так беспокоишься обо мне, потому что мы были друзьями. Здесь есть еще кое‑что, и ты это знаешь.

У меня вспыхнули щеки.

– Я знаю, что ты большой фантазер.

Райан покачал головой:

– Нет. Я ждал, наблюдал. Теперь я уверен. По какой бы причине ты ни отказывалась признавать это, ты сама чувствуешь, как и я: между нами что‑то есть. Мы с тобой сейчас не вместе лишь потому, что ты познакомилась с Джаредом раньше, чем со мной. Но этого мало, чтобы я убрался с дороги.

Меня затошнило. Этот разговор оказался полной неожиданностью, и дело не в том, что мой бойфренд все слышал. Джаред ждал, что я буду все отрицать так же напряженно, как мне хотелось накричать на Райана и выставить его за дверь. Но знала я и другое: невозможно выгнать Райана за правду. И еще… мне хотелось, чтобы он остался. Я не могла сказать ему: Райан, ты не прав. Мы оба знали, что это не так.

Райан сделал новый шажок ко мне, мягко переложил руки на моих бедрах, немного сдавил их и приблизился вплотную. Он закрыл глаза, а я сжала губы, молясь про себя, чтобы он не пытался меня поцеловать. Я не стану отвечать на поцелуй, но и запретить ему не смогу. В любом случае обиды не избежать.

Райан чуть склонился и на мгновение выжидающе замер.

Я выдохнула через нос, отчего грудь запала. Что‑то не позволяло мне сдвинуться с места, и глубокий выдох оказался единственным доступным движением. Навернулись слезы, от них защипало глаза, но я не могла ни закрыть их, ни отвернуться.

Райан убрал руки, отступил и сел на кровать Бет.

– Не беспокойся, Най. Я не собираюсь ставить тебя перед выбором. Я оставлю решение за тобой.

У меня не было сил взглянуть на Райана. Я нашла пятнышко на двери и уставилась на него, а по щеке катилась слеза. В этот момент судьба, казалось, сделала за меня свой выбор.

– Ну скажи уже что‑нибудь! – взмолился Райан. Мне казалось, что мои глаза прожгут дырку в двери, когда я вдруг услышала три стука. «Кто бы это мог быть?» – встревожилась я и быстро вытерла лицо. Райан встал и взялся за ручку двери.
ГЛАВА 14

ПЯТЬ ДНЕЙ
– Чем это вы тут занимаетесь? – лукаво спросила Ким, входя в комнату. Она посмотрела на меня и скорчила гримасу. – Ты плакала? – И перевела взгляд на Райана:

– Это ты ее довел?

– С ней все в порядке… надеюсь, – сказал Райан как ни в чем не бывало.

– Все хорошо, – ответила я, подошла к раковине и ополоснула водой покрасневшее лицо. Вытираясь полотенцем, я повернулась к гостям.

– Непохоже, – усомнилась Ким, глядя на Райана.

Тот кивнул и пожал плечами:

– Мне надо было с ней поговорить.

– И?.. – Ким посмотрела на меня.

– Ничего, – ответила я и сердито глянула на подругу. Объяснение заняло бы целый час, и оно вовсе не предназначалось для Ким.

Та округлила глаза, изображая невинное изумление.

– Что «ничего»?

– Я не намерена сейчас об этом говорить.

– Нина… – начал Райан.

– Не нинкай мне. Ты явился сюда без предупреждения и потом… наговорил бог знает что, к чему я была абсолютно не готова. Черт возьми, Райан! Теперь это совершенно невозможно!

Я отдалась во власть гнева и не собиралась притормаживать и разбираться, есть ли в моих словах хоть какой‑то смысл.

– Я не сказал ничего такого, чего бы ты сама не знала. – Райан встал.

Я протопала к двери и распахнула ее:

– Уходите оба. Я так хочу.

Ким едва удерживалась от смеха, глядя, как я трепещу от ярости, а Райан засунул руки в карманы и буркнул:

– Увидимся на занятиях.

Я захлопнула за ними дверь и стояла не шевелясь – пыталась унять сердцебиение. Адреналина было как после драки. Я сделала медленный вдох, так же медленно выдохнула и закрыла лицо руками. Все кончено. Больше никаких шансов на дружбу с Райаном.

Зазвонил телефон, и я подскочила на месте. Заколебалась, брать ли трубку, а потом посмотрела на светящийся экран. Джаред.

Звонок следовал за звонком. Каждый раз я хотела ответить, но не могла. Что тут объяснять? Только сказать правду, а она уничтожит Джареда. Телефон зазвонил снова, и я нажала кнопку. Понятно, что если я не отвечу, то увижу Джареда на пороге своей комнаты. Я вытерла лицо и заткнула волосы за уши.

– Алло? – Я выждала секунду, в тишине было слышно биение моего сердца.

– С тобой все в порядке? – наконец спросил Джаред; в его голосе звучала боль.

Я сжала губы и зажмурилась, чтобы не заплакать.

– Я готова.

Последовала пауза, а потом из трубки донесся напряженный вопрос:

– К чему ты готова?

– Переехать к тебе… Я не пойду на вечерние занятия, так что могу помочь. Мы успеем перевезти вещи к десяти, а потом ляжем спать и забудем обо всем, что случилось. – Я старалась говорить бодро, но то и дело срывалась.

Послышался недовольный вздох:

– Нина, ты не можешь так поступить. Он твой друг.

– Нет, могу. И поступлю, – пообещала я, а сама ждала, что вот сейчас он скажет: не хочу жить с такой слабачкой и трусихой, но Джаред молчал.

– Теперь я тебе не нужна, да? – Я старалась сохранять спокойствие.

Он вздохнул:

– Нужна. Ты всегда мне нужна. Но я хочу, чтобы ты приехала ко мне по желанию, а не в доказательство чего‑то… мне или себе. Не нужно ехать сюда из‑за того, что в «Эндрюсе» ты сама себе не доверяешь.

Я отключила телефон и закрыла лицо руками. Зачем я ему после всего, что натворила? В лучшем случае это жалость, а в худшем – нечто находящееся в опасной близости ко лжи.

Прикорнув на кровати, я положила голову на подушку и принялась плакать, тихо‑тихо. Незачем Джареду слышать мой плач, ему и без того плохо. Минут через десять я услышала стук. Я не ответила, и тогда дверь отворилась. На пороге стоял Джаред. Вид у него был раздавленный, как я и предполагала.

– Я люблю тебя, – вымолвил он.

Я села и вытерла слезы. Он подошел ко мне, поднял на ноги, обнял и сказал, горячо дыша мне в волосы:

– Хочу, чтобы ты поехала со мной домой.

Меня хватило только на то, чтобы кивнуть в ответ.

Мы шагали по коридору молча, в ногу. Джаред не держал меня за руку, а просто шел рядом и распахивал передо мной двери. Так мы добрались до «эскалады». Когда машина отъезжала от тротуара, я едва сдержала слезы.

Джаред мягко накрыл мою руку ладонью и шепнул:

– Не плачь.

Я закрыла глаза и взмолилась, чтобы он не утешал меня больше.

Он подъехал к дому и припарковался, выключил мотор. Ни один из нас не произнес ни слова.

– Я могу попросить Клер, чтобы она привезла тебе нужные вещи. Если решишь остаться, – наконец сказал Джаред, глядя перед собой.

– Ты хочешь, чтобы я осталась? – Я смотрела на наши руки и со страхом ждала ответа.

Джаред бросил на меня быстрый взгляд:

– Сколько ты еще будешь спрашивать об этом?

– Но ты не можешь этого хотеть. Я ужасный человек. Разве ты не злишься на меня?

– Нет, я не злюсь. Тебе и без того плохо, на двоих хватит. – Он немного помолчал, а потом продолжил: – Это не твоя ошибка. И не его… Все из‑за меня. Ты была судьбой предназначена ему… – Тут голос Джареда оборвался.

– А у меня нет права голоса в вопросе, с кем я хочу быть? И выбора нет? Кажется, нет. Даже ты ведешь себя так, будто все известно наперед. Как бы я ни поступила, все равно проиграю.

– Ты этого не знаешь, Нина. Может быть, я просто случайная помеха на пути.

Я покачала головой, отказываясь даже рассуждать об этом.

Джаред нежно взял меня за подбородок и развернул лицом к себе:

– Он сказал, что не будет ставить тебя перед выбором. Но если у тебя нет выбора, то проигравший – я. Поэтому, Нина, выбирать заставлю тебя я. Выбери меня. Прошу тебя… выбери меня. – Джаред покачал головой. – Я не могу жить без тебя.

Я взяла в ладони его лицо и нежно поцеловала, а потом откинула голову, чтобы заглянуть в глаза любимому.

– Джаред, я уже сделала выбор. И повторю его еще тысячу раз, если понадобится.

Джаред положил голову мне на грудь, и я прижала его к себе, зная, что он был так же близок к отчаянию, как и я. Он обещал вступить в схватку с судьбой за меня, но теперь испугался, я это видела: битва могла оказаться вовсе не его сражением, а моим.
На следующее утро я почувствовала себя немного лучше. Рука Джареда лежала на моем правом плече, и мир от этого казался правильным.

– Как ты спала? – шепнул он.

Я перевернулась и положила голову щекой ему на грудь.

– Как бревно. Вообще не помню, как заснула. А ты?

Джаред пожал плечами:

– Нормально, я думаю. Для меня.

– Ты спал больше часа?

– Нет, не совсем.

– Ты вообще не спал, так? – Я состроила недовольную гримасу.

– Мне нужно было о многом подумать, – признался он. Потом, заметив мое огорчение, нагнулся, поцеловал меня в темя и прижал к себе. – Есть много вещей, о которых мне нужно думать прямо сейчас.

– Каких, например?

– Как насчет того, чтобы принять душ, а я пока приготовлю завтрак? Вафли подойдут?

– Вафли – это прекрасно. Не меняй тему.

Джаред усмехнулся:

– Не хочу начинать день с перетряхивания всякого мусора. Давай проведем утро нормально, ладно? У тебя через два часа тестирование, а мне надо готовиться к поездке на Литтл‑Корн. Когда разберемся с этим, тогда и наговоримся вусмерть, к твоему удовольствию.

Я пропустила насмешку мимо ушей.

– Литтл‑Корн. Мм… Гамак. Солнце, пляж, океан… звучит даже лучше, чем вафли.

Я встала с постели, по пути в душ сняла футболку, скомкала и бросила в корзину для белья. Шаги Джареда замерли; я улыбнулась, услышав его тяжкий вздох.

Следующие дни пролетели быстро. Не успела я оглянуться, все контрольные были написаны, тесты пройдены, работы сданы, и колледж остался в прошлом на время весенних каникул. Ночь с пятницы на субботу я провела у Джареда, но даже тепло его рук не принесло мне покоя – я была слишком взволнована, чтобы спать. В субботу мы паковали вещи, и я дразнила Джареда дюжиной бикини, которых накупила перед поездкой.

И вот настало воскресенье. Меня просто распирало от восторга, когда я вступила на бетонированную площадку перед ангаром. Синтия наняла реактивный самолет, как всегда делал отец. Раньше я этого не понимала, но, когда увидела, как выкатили и стали загружать нашими вещами целые контейнеры, мне стало ясно: летать обычными рейсами нам совершенно невозможно. Я попыталась вспомнить предыдущие каникулы, прошерстила память, но ничего похожего на Гейба или Джареда, управляющих погрузкой и отдающих распоряжения, когда я иду на посадку, не нашла. Ничего. В памяти остались только улыбающиеся лица бортпроводников и я сама, держащаяся за крепкую руку отца.

Я поднималась по трапу вслед за Синтией и старалась не смотреть на Джареда. Он передавал наш багаж человеку в синем летном комбинезоне. Не знаю точно, сколько людей обслуживали наш отъезд из страны, но выглядело это как тщательно спланированная тактическая операция. Хотя я понимала, зачем все это, бурная активность, развернувшаяся вокруг самолета, казалась мне бессмысленной суетой.

Джаред с головой погрузился в дела. Похоже, ему приносила облегчение эта работа – отдавать приказания, оговаривать мелкие детали перелета, прибытия на место и возвращения. Люди, осуществлявшие погрузку, работали быстро и старательно, будто боялись ошибиться. Когда Джаред говорил с рабочими, те стояли смиренно, как послушные ученики перед экзаменатором. От Джареда волной исходила властная уверенность: я тут главный и у меня все под контролем. Мое сердце учащенно билось.

Один раз Джаред оглянулся, чтобы найти меня взглядом. Я махнула ему рукой. Он тепло улыбнулся, а потом повернулся к команде с суровым выражением на лице.

Я насчитала один большой контейнер и три маленьких. Багаж был погружен, включая полный набор принадлежностей Синтии. Моя мать никогда не ездила налегке.

Джаред покончил с указаниями и стал подниматься на борт; я пыталась унять возбуждение. Он протопал по трапу в белой накрахмаленной рубашке и джинсах; словно порыв ветра пронесся вдоль прохода… мимо меня. Вот так‑то.

Я состроила разочарованную мину – бровки домиком. Джаред намеревался всю поездку демонстрировать, что он мой защитник, ничего больше. Первым побуждением было скрестить руки на груди и надуть губы, но я сдержалась, так что мне не пришлось выслушивать лекцию Синтии о первоочередных задачах Джареда.

И тут он плюхнулся на пустое кресло рядом со мной, пристегнул ремень безопасности и устало вздохнул, а потом поцеловал меня в лоб.

– Ну и много же работы, когда я один. Надо было взять с собой Бекса. – Джаред тихо рассмеялся.

Некоторое время я смотрела на него, сосредоточив все внимание на том, чтобы сердце не выскакивало из груди, а улыбка оставалась всего лишь вежливой. Мне не хотелось, чтобы Джаред узнал о моей тайне: я впадала в экстаз от мысли, что во время поездки он не только мой охранник, но и мой парень, одновременно и в равной мере.

– Я под впечатлением.

– Так вот оно что! А я‑то думал, чего ты такая встревоженная? Решил даже, что у тебя внезапно развилась боязнь полетов.

Я почувствовала, как лицо заливает краска. Вот, значит, почему он обернулся ко мне с погрузочной площадки и подбодрил улыбкой. Он уловил мои ощущения, пока я за ним следила.

Притворившись обиженной, я заявила:

– Никогда не боялась летать.

Лицо Джареда выражало недоумение.

– И что же тебя впечатлило?

Я пожала плечами:

– Как ты отдавал распоряжения: и как на тебя реагировали. Увидела впервые. Это было очень… притягательно.

– Ах вот оно что! Интересно, – сказал Джаред и ненадолго задумался.

– О, не только это. Ты впечатляешь меня постоянно, – поправилась я, следя за его лицом.

Джаред откинулся на спинку кресла и посмотрел мне в глаза. Ему явно нравился этот разговор.

– Правда? А вот над этим, думаю, мне стоит еще потрудиться, – улыбнулся он и склонился ко мне.

Я ждала поцелуя, но Джаред взял в руки концы ремня безопасности и защелкнул пряжку у меня на животе.

Я улыбнулась и вздохнула, глядя в иллюминатор на служащих аэропорта, сновавших по взлетной полосе. На шее я чувствовала теплое дыхание Джареда; он смотрел в окно через мое плечо. Перед поездками я всегда чувствовала воодушевление, но сейчас к нему примешивался восторг от сознания того, что пять дней мы проведем с Джаредом практически наедине. Как тут усидеть на месте?

– С тобой все в порядке? У тебя сердце готово лететь впереди самолета, – шепнул Джаред мне на ухо.

– Я просто счастлива, – ответила я, продолжая смотреть в окно.

Пилот обратился по громкой связи к моей матери; он сообщил номер нашего рейса в очереди на взлет, ожидаемое время полета и погоду в Никарагуа.

Самолет тронулся, и мы, как в такси, выехали на взлетную полосу. Джаред взял меня за руку, наши пальцы сплелись. Он взирал на меня светлыми серо‑голубыми глазами; на его лице играла довольная улыбка. Я смежила веки и тоже улыбнулась, самолет резко набирал скорость. И вот фюзеляж дернулся – наш летательный аппарат превратился в невесомую, грациозную птицу, как только оторвался от земли.

Джаред сообщил мне, что с большого острова на Литтл‑Корн гостей обычно доставляет водное такси. Однако в маленькую лодку не поместятся ящики с дорогим оборудованием для скрытого наблюдения. Поэтому он нанял судно большего размера, а от причала до Каса‑Игуана, где мы остановимся, нас повезет машина.

– Просто предупреждаю: когда прибудем на место, ты меня не увидишь несколько часов. Я буду выстраивать периметр и размещать оборудование. Синтия зарезервировала три домика. Она будет в гранд‑касита…12

– Разумеется.

– …а у нас с тобой де‑люкс‑каситас. Домики приютились на краю скалы. Не так уж плохо.

– Скалы? А где же пляж?

Джаред улыбнулся своей самой терпеливой улыбкой:

– Близко. В двух минутах ходьбы. Домики на скале более уединенные. Там не о чем беспокоиться.

– Мой ангел‑хранитель со мной. О чем мне беспокоиться? – Я усмехнулась и поцеловала его в уголок рта.

Мои слова вызвали у Джареда улыбку, и он продолжил:

– Мне нужно время осмотреться и все наладить, а ты пока сможешь распаковать вещи и устроиться в своей комнате.

– Обживать три домика, по‑моему, напрасный труд. Не лучше ли мне поселиться у тебя, пока ты все устраиваешь?

Джаред покачал головой. Моя затея его позабавила.

– У меня все будет занято мониторами и компьютерами. Ничего романтического.

– Ау, – пропела я тошнотворно‑сладким голоском, – ты собираешься быть романтичным?

Джаред сморщил нос:

– Не говори «ау».

Я хихикнула и положила голову ему на плечо, устраиваясь поудобнее на оставшееся время полета.
Мы прибыли на Корн‑Айленд вскоре после обеда, и я начала раздеваться, снимая одежку за одежкой. У самолета нас встретили двое мужчин: один ниже меня, другой ростом с Джареда и раза в два толще. Позади них держались еще несколько местных. Они готовы были взяться за работу и выглядели немного испуганными. Я смотрела на Джареда и силилась понять, почему они так к нему относятся. Мне случалось видеть этого парня куда более грозным, чем сейчас.

Я быстро сообразила, что двое мужчин впереди остальных – наши водители, а за их спинами и немногочисленной группой рабочих ожидали пассажиров автомобили. Дверцы машины, которая, должно быть, заменяла такси, были распахнуты, а проржавленный белый грузовик готовился принять в кузов контейнеры.

Сейчас Джаред блеснет знанием испанского, подумала я; однако, к моему удивлению, он заговорил с водителем на единственном известном мне языке и вновь взял на себя функции распорядителя – отдавал приказания, следил за тем, чтобы груз и наши вещи были тщательно закреплены. На этот раз я стояла рядом с ним и очень обрадовалась, когда он взял меня за руку.

– Мы готовы, мистер Райел, – с сильным испанским акцентом объявил коротышка и кисло улыбнулся.

– Лодка нас ждет, верно? – бесстрастным командным тоном произнес Джаред; со мной он так никогда не говорил.

– Да, да. Команда доставит вас на маленький остров; им все объяснили. Вы будете довольны, мистер Райел. Вы с женой хорошо проведете время.

Низенький человечек кивнул в нашу сторону с такой широкой улыбкой, что его глаза превратились в щелки. Я почувствовала, что краснею до корней волос. Джаред сжал мою руку, поднес к губам и поцеловал кончики пальцев, а потом прижал ладонью к груди. Его взгляд немного смягчился, когда он благодарил мужчину и передавал ему несколько банкнот.

В детстве, когда мы с родителями ездили в отпуск, я любила перевоплощаться. Стоило нам покинуть Провиденс, и я представляла себе, что могу быть кем угодно. Конечно, Джек поощрял мои фантазии. Чаще всего я становилась принцессой; несколько раз изображала из себя известную фигуристку, а однажды даже разыгрывала подающую надежды молодую актрису. У отца были личные помощники и водители, так что притворяться важной персоной было нетрудно. Пусть местные жители думают, что я миссис Райел; лучшей роли мне играть не доводилось. Я приосанилась: приписанный статус льстил мне, и хотелось соответствовать ему на все сто.

Мы отвалили от берега, и через сорок пять минут лодка приблизилась к другому причалу. Команда зашевелилась. Вместо того чтобы ходить взад‑вперед, матросы спустились на засыпанный песком мол и направились по тропинке мимо толстых, лениво изогнутых пальм.

Мы пошли следом еще к одной партии видавших виды авто. Джаред объяснил мне, что на острове всего несколько машин и он нанял эти две. Факт подтвердился, когда я увидела островитян, крутивших педали велосипедов и поглядывавших на наш караван со сдержанным любопытством.

Я вымыла лицо и переоделась в длинное бирюзовое платье, купленное неделю назад специально для поездки, перекинула через шею лямку и выбрала из заполненного вещами шкафа пару сандалий.

С трудом пробравшись сквозь грязь на тропинке, я вошла в домик Синтии. Та сидела на просторной веранде и читала одну из множества взятых в дорогу книг. На голове у нее была широкополая шляпа, а на носу – солнечные очки с квадратными стеклами; скрещенные ноги она положила на стул. Даже в этой глуши Синтия оставалась настоящей леди.

– Привет, дорогая, – сказала она и положила раскрытую книгу на колени страницами вниз.

– Привет, мам. Как тебе домик? – Я села рядом.

Она с улыбкой подалась ко мне:

– Он прекрасен. А твой? Как тебе нравится остров?

– Комната отличная. А насчет острова я пока не уверена, но это наверняка будет… интересно. Ни машин, ни водных мотоциклов, ни телефона, ни вай‑фая, вода – только дождевая… Это совершенно не то, что я представила, когда ты сказала о каникулах на Карибах.

– Я уверена, вы с Джаредом найдете чем развлечься. Можно плавать с маской, рыбачить и прочее. Смотри не обгори, – добавила она и вернулась к чтению.

Очевидно, это был знак, чтобы ее оставили в покое. Я вернулась в свой домик и решила продолжить прогулку – пошла по тропинке и через несколько минут очутилась на пляже. Вид мне открылся захватывающий: рыбацкие лодки на горизонте, чистейшая вода и облака, подцвеченные заходящим солнцем в голубой и золотисто‑желтый. Замечательный мог бы получиться снимок для открытки!

– Невероятно, правда? – раздался из‑за спины голос Джареда, и его руки легли мне на талию.

Я откинула голову ему на грудь и смотрела вдаль, на океан.

– Думаю, лучше всего – компания. – Я обмякла в его руках.

Джаред запечатлел поцелуй на моем голом плече, от этого стало тепло, и я улыбнулась.

– Ты несказанно прекрасна.

Я развернулась, просунула руки под руки Джареда и сцепила их у него за спиной. Он так и остался в белоснежной рубашке и джинсах, только рукава закатал да надел простые сандалии.

– Почему ты не поправил водителя, когда он назвал меня твоей женой?

Джаред усмехнулся:

– Полагаю, мне было так приятно это слышать, что я просто не мог сказать ему правду. Тебя это обидело?

Я покачала головой:

– Вовсе нет. Я всегда любила притворяться на каникулах.

Джаред игриво вскинул бровь:

– Кто ты на сей раз: член королевской семьи или получившая награду актриса?

– Ни то ни другое, – засмеялась я. – Очевидно, в этой поездке я – миссис Джаред Райел.

Слова слетели с губ, будто я говорила на прекрасном иностранном языке. Произносить их было странно и в то же время привычно.

Глаза Джареда засияли.

– Что ж, притворяйся, если тебе так нравится. Времени на это достаточно.

Я нахмурилась:

– Не напоминай. У нас всего пять дней, а мы еще даже не начали.

– Я не имел в виду – до окончания поездки, дорогая. Ты можешь играть роль миссис Джаред Райел, когда станешь миссис Джаред Райел.

– О‑о‑о, – протянула я, обдумывая сказанное Джаредом.

Он посмотрел на меня нежным взглядом, который приберегал для самых интимных моментов. Я глубоко вздохнула и улыбнулась во весь рот. Хотя во мне и развился большой талант к перевоплощениям во время каникул, я не прикидывалась, будто его чувства не сводят меня с ума.

– Не сходить ли нам в деревню? Что скажешь? – предложил Джаред, скользнул ладонью вниз от плеча по моей руке, отступил на пару шагов назад и потянул меня за собой.

– Скажу «да», – чирикнула я, продолжая парить на крыльях восторга.

Мы с Джаредом лениво плелись по пыльной дороге. Это была даже не дорога, а две тропинки, проложенные велосипедами, скутерами и случайными автомобилями.

На развилке стоял указатель, мы свернули к близлежащей деревне.

Вскоре показались маленькие хижины и алюминиевые сараюшки. Рядом с каждым строением кучками стояли местные жители, болтали между собой и провожали нас взглядами. Одни улыбались нам, другие смотрели безразлично и отворачивались, чтобы продолжить разговор.

Ни одной сувенирной лавки для туристов я не увидела, хотя ремесленники продавали разные вещи.

Мы зашли в один домишко, который показался нам кузницей и ювелирной мастерской одновременно. Джаред наблюдал, как я рассматриваю кольца, бусы и серьги, одни с ракушками, другие с камнями, плохо обработанными и не закрепленными ни с помощью зубцов, ни припоем. Я положила глаз на одно кольцо. Оно было серебряным, и на первый взгляд мне показалось, что украшают его кусочки раковин, однако, приглядевшись, я увидела около двух дюжин крошечных камешков. Это были необработанные алмазы, прикрепленные к ободку кольца очень тонкой проволокой.

– Тебе нравится? – спросил Джаред.

– Оно очень необычное, – ответила я, продолжая разглядывать выемки на кольце.

Хозяин лавки поднес его ближе к моим глазам.

– Это настоящее серебро, – хвастливо заявил он. – Мы сделали выколотку… видишь, здесь? – Он указал на выемки на ободке. – Отполировали вручную и закалили. Бриллианты прикреплены проволокой. Десятый номер, видишь? – Он покрутил кольцо, чтобы показать, как крепко держатся камни. – Сделано прямо здесь, – сияя улыбкой, трещал продавец. – Очень красиво. Примеришь?

Джаред терпеливо улыбался торговцу, а потом протянул руку. Мужчина положил кольцо ему на ладонь. Джаред поднял мою левую кисть и надел кольцо на безымянный палец.

– Немного великовато, но смотрится отлично, – одобрил Джаред, глядя на меня исподлобья.

– Очень красиво…

Я отставила руку и полюбовалась кольцом, прежде чем снять его. Кивнула продавцу:

– Спасибо. Приятного дня.

Не знаю, что было написано у меня на лице, но Джаред усмехнулся и покачал головой. Он положил руку мне на плечо, с чувством привлек меня к себе и поцеловал в щеку. Да, не таким он выглядел в Провиденсе – этого нельзя было не заметить. Стоило нам взойти на борт самолета в Род‑Айленде, как взор его перестал затуманиваться, хотя Джареду приходилось отвечать за все – разбираться с рабочими и следить за отправкой нас и наших вещей из одного пункта в другой. Это приятно контрастировало с неразберихой и страхами, которые обычно наполняли наши отношения. Будь такое возможно, я бы снова влюбилась в него.

Нога за ногу мы дошли до конца дороги. В этом месте с обеих сторон стояло по две сараюшки, скроенные кое‑как из ярко раскрашенных металлических листов. На одной стороне улицы собралось несколько местных жителей, игравших на разных музыкальных инструментах. Звучала какая‑то живая смесь латиноамериканских и карибских мотивов. Музыка отлично подходила к общей атмосфере, звуки уплывали ввысь и растворялись в жарком и влажном воздухе. Джаред подвел меня ближе к участку, где собрался импровизированный оркестр, и мы наблюдали за музыкантами – как те прихлопывали и приплясывали. Мы подошли, и все заулыбались, а потом мужчина, который бренчал на гитаре, кивнул кому‑то позади нас. Мы с Джаредом обернулись и увидели пожилую пару: старичок со старушкой вышагивали в такт музыке, пока не очутились посреди улицы. И тут они пустились в пляс.

К ним присоединилась другая пара, а гитарист громко откашлялся, чтобы привлечь наше внимание. Он снова кивнул в сторону улицы и обратился к Джареду:

– Ты танцуешь? Пригласи свою жену танцевать! – с улыбкой настаивал он и все кивал в сторону танцующих пар.

Джаред улыбнулся и посмотрел на меня:

– Хочешь?

Я вдруг отчего‑то занервничала, но на лице Джареда было написано такое нетерпение, что я не посмела отказаться. Он вытащил меня на середину пыльной улицы и закружил в такт музыке. Мы танцевали, прозвучало несколько песен. Люди вокруг аплодировали и подбадривали нас, а мы смеялись. Джаред кружил со мной по импровизированной танцплощадке. Платье развевалось при каждом повороте, а сандалии загребали землю, комочки взлетали вверх и шлепали меня по голеням. Вскоре я выдохлась, а Джаред и не думал уставать.

Солнце село, и музыка сменилась медленной. Джаред привлек меня к себе. Я мысленно перенеслась в тот вечер, когда мы в первый раз танцевали в пабе, и вспомнила тогдашнее ощущение: мы стояли совсем рядом, но Джаред был для меня абсолютным незнакомцем. Прошло всего два месяца, и вот мы с ним в другой стране, на маленьком островке в Карибском море, танцуем на проселочной дороге в окружении каких‑то чужих людей, изображая из себя мужа и жену. Оба эти случая были всего лишь мгновениями, но я буду помнить их всегда. Корн‑Айленд оказался волшебным местом.

Песня закончилась, ритм снова ускорился. Джаред отодвинулся от меня с виноватой улыбкой:

– Скоро стемнеет, и у тебя был длинный день. Пора возвращаться.

Я недовольно вздохнула и разочарованно скривила рот.

– Мы сюда еще придем, – заверил меня Джаред, переплетая свои пальцы с моими.

Мы помахали на прощание нашим новым друзьям.

– Да! Приходите еще! Мы сыграем для вас больше музыки! – пообещал гитарист.

Джаред подошел к нему, пожал руку и вложил в ладонь двадцатку:

– Спасибо. Мы отлично провели время.

– Нет проблем! Приходите, когда захотите! – Мужчина оживился пуще прежнего.

Мы помахали в последний раз и отправились домой. Когда миновали развилку, Джаред подхватил меня на руки.

– Незачем нести меня, – запротестовала я.

– Новая обувь?

– Откуда ты узнал?

– Сандалии натирают тебе пальцы. Ты ведь не хочешь, чтобы в первый же день появились мозоли? Нам еще много чего нужно здесь посмотреть.

Я покачала головой:

– Ты ощущаешь все, что я чувствую, и доподлинно знаешь, где именно я испытываю дискомфорт?

– Я тебе уже говорил. Но эти ощущения становятся сильнее.

– Знаю, но я все еще не привыкла к этой истории с ощущениями. Это… – Я сморщила нос, пытаясь подобрать подходящее слово.

– Странно, – подсказал Джаред. – Ты это имела в виду.

Я восторженно поцеловала его в щеку:

– Мы здесь всего несколько часов, а я уже могу сказать: это невероятные каникулы!

– Мне бы хотелось, чтобы это были лучшие каникулы, какие у тебя случались до сих пор.

– Миссия выполнена, – шепнула я и провела носом по его щеке.

– Я обо что‑нибудь споткнусь, если ты не будешь держаться подальше от моего уха, – с усмешкой предупредил Джаред.

– Сомневаюсь, – возразила я и слегка прикусила мочку его уха.

Я только дразнилась, но из его груди вырвался тихий стон:

– Нина, пожалуйста, не надо.

– У кого‑то неприкосновенные уши? – насмешливо осведомилась я и провела кончиком языка по краю его уха.

Джаред вдруг резко поставил меня на ноги. Я сжала губы, силясь удержаться от смеха.

– Ну и ну! Ты мне этого не говорил на нашем первом свидании.

Джаред старался изобразить гнев, но в итоге не удержался и улыбнулся во весь рот:

– Наверное, тогда я и сам этого не знал.

Я скривилась: сейчас появится еще одно правило.

– Это станет еще одной вещью, которую мне не позволено делать.

Джаред снова подхватил меня на руки:

– Я и так борюсь с собой каждую секунду, когда мы остаемся наедине, Нина. Ты… в этом платье… такая красивая… Не говоря уж о том, как тебе хорошо со мной.

Он вернул меня на землю, и я обнаружила, что мы уже возле моего домика. Я оглянулась проверить, заметила ли Синтия наше возвращение. Та послала мне воздушный поцелуй и, довольная и успокоенная, пошла в дом спать.

Только тут я осознала свою ошибку:

– Ты оставишь меня на ночь одну, да?

Джаред нежно прикоснулся к моему лицу:

– Если бы это было в моей власти, ты спала бы в моих объятиях каждую ночь до конца жизни.

– Будь осторожнее в желаниях, – сказала я, не скрывая облегчения, которое вызвал у меня ответ Джареда.

– Я быстро приму душ. Увидимся минут через десять.

Мне пришлось сдерживать себя – так велико было желание запрыгать по лестнице. Джаред смотрел мне вслед, пока я не помахала ему рукой из‑за двери, затянутой москитной сеткой, после чего скрылся в густой листве.

На следующее утро я проснулась вся в поту. Джаред лежал рядом, но, к моему огорчению, не обнимал меня.

– Что не так? – тут же спросил он и протянул мне большой стакан ледяной воды.

– Почему ты так далеко? – Я выпятила губы и сделала большой глоток.

Джаред улыбнулся:

– Кондиционера нет. Пришлось принести вентилятор. – Он кивнул в угол. Там, рядом с матрасом, мерно покачивался вентилятор.

Я нахмурилась:

– Ты уходил?

– У себя в лофте следил, чтобы температура не повышалась: ты же спала под электрическим одеялом. Даже в холодные ночи я включал отопление только под утро, чтобы ты не перегрелась. А здесь такая влажность и жара… – Он запнулся и сдвинул брови.

– Ты переживал, не слишком ли мне жарко. – Я закончила фразу за него, избрав самую дипломатичную формулировку.

– Тебе было жарко, так что пришлось искать выход… ты и сейчас вся в поту, – сказал Джаред, явно напуганный ситуацией.

Я огляделась и заметила, что все окна открыты.

– Ты не спал всю ночь.

Джаред недовольно вздохнул:

– У тебя мог случиться тепловой удар, если бы мы спали рядом, а ты беспокоишься, удалось ли мне прикорнуть на часок.

– Тебе нужно больше чем часок, – заметила я.

– Я спал.

– Хорошо, – сказала я, отпила еще немного воды и поставила стакан на тумбочку у кровати. – Пойду приму душ, а то я вся липкая.

Джаред виновато кивнул и ушел в свою хибарку.

Я вымылась под душем, а потом перерыла стопку своих купальных принадлежностей и вытащила из нее кое‑что совсем уж миниатюрное. Сойдет. Джаред просто обомлеет. Интересно, что купальник был сплошной, но предельно открытый, с драматическими вырезами – почти как бикини. Ярко‑розовая ткань удерживалась вокруг бедер двумя золотыми колечками, а бретелька была всего одна – она надевалась на одно плечо, тогда как другое оставалось обнаженным. Я стояла у двери в развязной позе – рука на бедре – и ждала, как отреагирует Джаред.

Он упорно не поворачивался.

– Стоит ли мне поинтересоваться, что ты затеяла? – спросил он, почуяв мой бесовский настрой.

– Почему бы тебе не повернуться и не узнать все самому?

Джаред медленно обернулся. В тот момент, когда я оказалась в поле зрения, брови моего любимого поползли вверх, а рот едва заметно приоткрылся. Он силился подобрать слова и лучился от удовольствия. Невинно улыбаясь, я предложила:

– Не совершить ли нам пробную вылазку на пляж?

– Ух ты! – выдохнул Джаред, медленно обводя меня взглядом.

– Джаред?

– Да?

– Пляж?

– Возьму плавки, – ответил он, резко развернулся и исчез за стволами пальм, но тут же вернулся. Все это время я тихо посмеивалась.

Джаред приближался ко мне в свободных светло‑голубых шортах; настала моя очередь восхищаться.

Все утро мы играли в воде, подныривали под волны и брызгались. Через час из‑за деревьев вышла Синтия. Она опустилась в шезлонг и положила на песок книгу. Потом затеяла фотографировать: океан, рыбацкие лодки, меня, нас с Джаредом. Джаред выпросил у Синтии камеру и снял нас с нею.

Вернув фотоаппарат матери, он поднял меня с песка и повел к воде.

– Ты можешь заменить мою фотографию с ночного столика на такую, где мы вместе, – сказала я, думая о черно‑белом снимке при кровати Джареда.

Он улыбнулся и плеснул на меня водой:

– Я куплю еще одну рамку. А ту твою фотку я берегу.

– Почему? Это же снимок скрытой камерой, – спросила я, неодобрительно морща нос.

Джаред посмотрел на меня влюбленным взглядом:

– Некоторые фотографии из тех, что хранятся в сейфе у Синтии, делал я. И тебя снял тогда же… зачем – сам не знал. – Он взял меня за руку и притянул к себе. – В тот день я влюбился в тебя.

Я удивленно улыбнулась, а брови поползли вверх.

– Ты об этом не говорил.

– А раньше ты не просила заменить эту фотографию, – заметил Джаред, увлекая меня на глубину.

Через час он уговорил меня вернуться на пляж и позаимствовать у Синтии крем для загара; та предусмотрительно оставила его на песке, а сама вернулась в свой домик.

Я растянулась в шезлонге и взяла флакон, но он тут же перекочевал в руки Джареда, и мой заботливый друг выдавил на ладонь добрую порцию белого крема.

– Не хочу, чтобы ты упустила хоть что‑нибудь, – сказал он, стараясь сдержать улыбку.

Я откинулась назад и жестом предложила Джареду приступать.

Он начал с тыльной стороны стоп и массажными движениями втирал крем в одну ногу, потом в другую. Раньше мне несколько раз делали массаж, но руки Джареда были совершенно другими: он нажимал на мою кожу ровно с той силой, с какой нужно. Когда он смазывал кожу в местах, которые не закрывал купальник, я закусила губу; пальцы Джареда тихонько пробирались и под ткань. Наконец он завершил работу над телом, и, перейдя к лицу, поцеловал меня в губы.

– С передом покончено. – Он намекал, что пора перевернуться.

Силуэт Джареда застил мне солнце, стоявшее прямо над нами; лицо любимого было темным, а вокруг головы будто светился ореол.

Я повернулась на живот, и Джаред повторил процесс, на сей раз начав с шеи. Когда он покончил с голенями, я села в шезлонге по‑турецки.

– Твоя очередь.

– Мне это не нужно.

– Ты обгоришь, – предостерегла я певучим голосом.

– Я не обгораю, Нина. Даже если обгорю, мне не будет больно, а краснота пройдет за несколько секунд.

Я на мгновение задумалась, а потом поморщилась и посмотрела на воду:

– А ты можешь утонуть?

Джареда мой вопрос удивил, он округлил глаза и сказал:

– Не знаю. Никогда не пробовал.

– Но если бы ты мог утонуть… разве это не отрицало бы теорию, будто ты умрешь только вместе со мной?

– Я прекрасно плаваю, Нина. И кажется, держусь на воде лучше, чем люди, так что я склонен ответить «нет».

– Но откуда ты это знаешь?

Джаред гордо улыбнулся:

– Ребята из береговой охраны меня терпеть не могут. Я любого из них обгоню в два счета и выйду из воды таким же полным сил, как вошел.

– Когда ты тренировался с береговой охраной?

– Когда мне было четырнадцать, – небрежно ответил Джаред.

Я покачала головой, думая о том, как он разделывал под орех всех, с кем тренировался, в любых упражнениях, и как контрактники сходили с ума от злости, что их по всем статьям обходит какой‑то мальчишка, раньше срока окончивший школу.

– И никто не возражал против того, что четырнадцатилетний юнец служит в армии?

– Связей у Гейба было более чем достаточно; он мог устроить любые тренировки. Не говоря уже о том, что в армии и правительстве есть несколько полу… гибридов. Они понимали, что мы должны пройти подготовку, – это облегчало задачу.

Я кивнула, подумав про себя: какие такие связи были у Гейба? И еще интересно: разве солдаты, с которыми тренировался Джаред, ни о чем не подозревали?

Джаред снова сделал большие глаза, на этот раз ему действительно стало неприятно.

– Зачем ты задаешь вопросы, ответы на которые вызывают у тебя тревогу?

– Это не тревога… просто сюрреализм какой‑то, – сказала я, глядя, как блестит на солнце моя смазанная лосьоном кожа. – С тобой не случалось такого: вот ты задумаешься о себе, о своей жизни, а потом головой покачаешь – мол, это невероятно?

– Единственная невероятная вещь для меня – это то, что ты сидишь здесь и разговариваешь со мной, а я могу протянуть руку и дотронуться до тебя, – сказал Джаред и прикоснулся к моему лицу. – И что ты любишь меня. Иногда я просто не могу поверить в реальность этого.

– С этими словами Джаред поднял меня с шезлонга и перенес в пустой гамак.

Мы устроились в нем вдвоем, гамак лениво качался в тени. Я поцеловала Джареда за мочкой уха.

– У меня нет знакомых, о которых написано в Библии. Я не выздоравливаю моментально, не могу сделать всего на свете быстрее и лучше всех… Я не абсолютное совершенство.

– Для меня ты совершенство. Я способен на все эти вещи только для тебя, – сказал Джаред и покачал головой, будто считая, что мы с ним случайно поменялись ролями. – Я существую ради тебя, Нина. Жизнь этой смертной женщины настолько ценна для Создателя, что он допустил, чтобы на свете был я. Скажи, разве это не удивительно?

У меня не было слов. Что я могла придумать? Только поцеловать его, что и сделала много раз. Когда поцелуи стали не такими жаркими, Джаред мягко отстранил меня. Я улыбнулась, стараясь скрыть огорчение.

Мы проводили дни, нежась на пляже и купаясь, вечерами танцевали и веселились в деревне, а ночью спали вместе в моем домишке.

В среду после обеда мы плавали в чистейшей воде, и вдруг начали собираться облака. Поднялась волна, до сих пор такого не бывало. Приходилось погружаться в воду, чтобы нас не сбивало с ног, и Джаред вынес меня на берег.

Как только он ступил на песок, начался дождь. Я посмотрела на небо и улыбнулась. Дождь был легкий и теплый – не то что ледяные потоки, лившие с неба над Провиденсом. Мы наперегонки побежали домой. Джаред уступил победу мне, и мы разделились: каждый метнулся к себе, чтобы смыть с тела соль.

Я надела белые льняные брюки и розовый топ. Джаред еще не вернулся, и я пошла к нему босиком. Из его домика доносилась музыка. Я подумала, что он, вероятно, еще под душем, и потому постучала по раме двери, затянутой москитной сеткой.

– Входи, Нина, – весело ответил Джаред. – Тебе незачем стучаться.

Джаред полусидел, привалившись спиной к стене, на безупречно застеленной кровати и что‑то писал в толстой коричневой книге. Дверь пискнула, я вошла. В глаза бросились огоньки мониторов и прочего оборудования, расставленного вдоль стены.

Я приподняла бровь:

– Ты привез стереосистему?

Джаред пожал плечами:

– Я всегда беру ее с собой.

– А почему не взял плеер?

– Не могу работать, когда у меня в ушах звучит музыка.

Я забралась на кровать, и Джаред придвинул меня к себе.

– Ты вроде говорил, что услышишь мой голос даже на стадионе, полном народу?

Джаред сморщил нос:

– Ну да, ты поймала меня. Мне не нравятся, когда у меня в ушах эти штуки.

Я прикусила губу, наклонилась к Джареду и прошептала, дотрагиваясь губами до его уха:

– Мне казалось, тебе нравится, когда что‑то прикасается к твоим ушам.

Джаред крепко прижал свои губы к моим, и в ту же секунду я оказалась распластанной на спине. Его реакция выглядела автоматической, и я вдруг подумала: что, если прикосновение к ушам – его слабость? Тогда у меня есть шанс сломать его решительное намерение ждать лучших времен.

Стоило мне удобно улечься, как Джаред отшатнулся:

– Твои губы отличаются от жестких пластиковых наушников. Так что веди себя прилично. – Он улыбнулся.

– Извини, – неуверенно сказала я и прилегла головой на сгиб его руки.

Дождь выстукивал по крыше негромкую песню, я слушала и улыбалась. Впервые в жизни я радовалась, что на каникулах идет дождь.

В книге, которую держал Джаред, все свободное пространство было испещрено рукописными пометками. Он начал с самого верха страницы и писал мелко‑мелко.

– Что это?

– Мой дневник. Надо наверстать упущенное. Я добрался до событий месячной давности. Хочу записать все в мельчайших подробностях, – сказал он, целуя мои волосы.

– Ты ведешь дневник? – удивилась я.

– А чем еще мне заниматься в те шесть‑семь часов, которые я не сплю по ночам? – усмехнулся Джаред.

– Ты когда‑нибудь писал обо мне?

– Б
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Похожие:

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconДжейми Макгвайр Легенда об ангеле Книга 2 Реквием
Учащенно дыша, они наспех перерыли содержимое в поисках единственной вещи. Последние месяцы они только и делали, что охотились за...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconДжейми Макгвайр Легенда об ангеле Книга Реквием глава 1 три
Учащенно дыша, они наспех перерыли содержимое в поисках единственной вещи. Последние месяцы они только и делали, что охотились за...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconПровидение
Целью Фонда является оказание помощи в развитии свободы, правосудия и благосостояния среди народов через обучение и наставление людей...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconДжейми Каррагер | Часть 1
На полу валялась пара футбольных бутс. Ещё полчаса назад я бегал на поле, пытаясь избежать травм и синяков в игре, которая должна...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconМари Лу Легенда Легенда 1 Мари Лу легенда лос‑Анджелес, Калифорния, Американская республика
Лос‑Анджелесу. И смотрится оно там абсолютно неуместно. Обычно Конгресс разрешает показывать на экранах лишь благостные картинки:...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconЦарский Рим Легенда об Энее Легенда о Ромуле и Реме 21 апреля 753 г до н э. основание Рима
Реформы Сервия Туллия Рим разделен на 21 удел 4 городских и 17 сельских. Денежная и центурионовская реформы

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconНазвание: Легенда о Сигурде и ГудрунАвтор: Дж. Р. Р. Год издания:...
Ой Гудрун. История, обретающая под пером Толкина увлекательность превосходной историко-приключенческой литературы. Долгое время "Легенда...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconДилан Трой Ария: Легенда о динозавре Дилан Трой, Виктор Троегубов,...
Особенно если создание подобного труда совершенно не входит в планы ее менеджмента или же сие радостное событие запланировано на...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconСвободного человека – главная тема всего произведения, но в легенде...
Старуха Изергильвой знаменитый рассказ «Старуха Изергиль» Максим Горький написал в 1894 году. В него вошли две замечательные легенды:...

Джейми Макгвайр Провидение Легенда об ангеле 1 Джейми Макгвайр провидение iconХельге Т. Каутц «Легенда Фарнхэма» первый роман трилогии нового научно-фантастического...
«Легенда Фарнхэма» — первый роман трилогии нового научно-фантастического сериала «Вселенная X», основанного на одной из популярнейших...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов