Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance




НазваниеДжеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance
страница10/12
Дата публикации11.07.2013
Размер1.6 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
18
До ухода нужно было многое успеть. Во-первых, я хотел попрощаться с некоторыми уголками приютившего нас небоскреба, а во-вторых, я должен был пересилить страх и вернуться в квартиру 59С. Да, я буду скучать по нашему дому, но лишь по некоторым его уголкам. Пора было вставать и приниматься за дело, но так хотелось просто лежать, спать и ждать, пока нас найдут, пока все само собой вернется на круги своя.

Завтрак стоял на столе. Я присел на матрас к Мини и тихонько позвал ее по имени, чтобы разбудить. Ели мы молча. В большой походный рюкзак я уложил смену одежды и запас еды на неделю, засунул в боковые карманы два фонарика — наш старый добрый динамо-фонарик и мощный надежный «Мэглайт», аккумуляторы, два айпода, зубную щетку, пасту и мыло, небольшую аптечку, десяток зажигалок и коробков спичек, патроны в пластмассовой коробочке. Пистолет положил на стол: засуну его в карман перед уходом. Предварительно я достал магазин и высыпал на ладонь патроны, а потом один за другим вставил их обратно. Куртку и самые удобные вещи я повесил на спинку стула. Легкое, но довольно теплое одеяло свернул и пристегнул к верху рюкзака. Я был готов.

На одном из столиков в ресторане мы свалили в кучу солнцезащитные очки, найденные в квартирах. Я примерил несколько штук и выбрал одни. Потом прошелся по другим «тематическим» столикам: с шапками, с верхней одеждой, с одеялами, с аккумуляторами, с изолентой, с оружием. Глядя на последний стол, я помянул Дейва недобрым словом, но все же взял оттуда дробовик и самурайский меч.

— А если мы встретим других людей? Ну, нормальных людей, как мы? — спросила Мини.

— Узнаем, что знают они. Может, где-то есть лагерь, — ответил я.

— Мы должны быть осторожны. Я думаю, лучше избегать встреч с людьми, — сказала Анна.

— Ты имеешь в виду охотников?

— Охотников — само собой. Но мы же понятия не имеем, что творится вокруг. Мы ничего не знаем о выживших, не знаем, что они за люди.

Я думал об этом. Свет фонарика вчера ночью говорил о том, что в здании напротив могут быть выжившие, вернее, они там точно есть, просто мы их не видим. Интересно, кто они? Что из себя представляют? Выжидать больше нет смысла — пора действовать.

— Ты права, Анна. Осторожность не помешает. Наверное, нужно придумать несколько кодов, шифров…

— Например?

Все трое сидели за столом и смотрели на меня так, будто я знаю ответы на все вопросы. Лучше бы они помогли мне сложить вещи.

— Для начала, назначить ключевые места. Пока у нас их два — этот небоскреб и лодочная пристань. Пусть будут Пункт А и Пункт Б. Если вдруг мы попадем в ловушку или вынуждены будем разойтись, можно просто крикнуть: «Встретимся в Пункте Б!».

— А названия поинтереснее придумать нельзя? — спросила Анна.

— Твои предложения?

— Например, по именам дорогих нам людей.

— То есть, наш небоскреб будет «мистером Дарси», а пристань — «Джейн Остин»?

Анна пожала плечами:

— А почему нет?

— Ладно, тогда этот небоскреб — мистер Дарси…

— Ну уж нет! — перебил меня Дейв.

Через двадцать минут каждый из нас подготовил листочки с вариантами названий, и мы сложили их в большую вазу. В итоге для нашего небоскреба мы вытащили название «Дом» и единогласно приняли его. А вот для пристани мы с удивлением вытащили название «Опра», но в авторстве никто не сознавался, идентифицировать любителя Опры Уинфри по почерку тоже не получилось. Хотя я подозревал Дейва.

— Итак, завтра мы отправляемся к лодочной пристани...

— К Опре, — поправил меня Дейв.

— Ну да, к Опре. Дейв, ты сказал, там есть машины вдоль…

— Сколько угодно.

— И они все заводятся, и мы можем выбрать…

— Именно так.

— Отлично. Тогда мы можем поехать на север по Восьмой авеню, которая на пересечении с Пятьдесят девятой улицей переходит в Централ-Парк-Вест, а потом выехать на Семьдесят девятую улицу на западе?

Дейв кивнул.

— Отлично, — сказал я.

Я посмотрел на карту: выбранный нами путь был далеко не самым коротким, но, по словам Дейва, небоскреб компании «Тайм Уорнер» на площади Коламбус-серкл рухнул и перегородил проезд.

— И что дальше? Мы найдем яхту или катер и поплывем в Австралию? — съязвила Анна.

Мини засмеялась.

— В Бостон, — ответил Дейв. — Мы будем идти вдоль берега. Может на Лонг-Айленде или еще где-нибудь встретим других выживших.

— О, Дейв, спасибо! Чуть не забыл бинокль!

В боковой карман, где уже лежал пистолет, я засунул маленький, но мощный бинокль.

— Итак, мы спустимся по Гудзону, обогнем Лонг-Айленд с юга и…

— А если на пристани будут охотники? — спросила Мини.

— Мини, нужно говорить «Опра»!

— О, черт, забыла!

Она встала, почесала голову и, глядя на меня, спросила:

— Джесс, но если там будут охотники, что тогда? Нам ведь и здесь неплохо, да?

— Мини, там было пусто вчера, — вмешался Дейв.

— Это было вчера!

Мини почти перешла на крик, хотя раньше всегда говорила тихо и спокойно. Ее доводы звучали вполне здраво:

— А если там охотники, что мы тогда будем делать? Пойдем в Пункт В, в Пункт Г, в Пункт Д? Вдруг мы уйдем отсюда, а окажется, что идти некуда? Нам нужно еще одно укрытие, вроде этого. Какой-нибудь дом, здание повыше, чтобы спрятаться от этих. Ну как вы не понимаете!

Я кивнул и вытащил из вазы еще один свернутый трубочкой листочек. «Первомай». Я показал его Мини, и она рассмеялась, хоть и была на взводе еще секунду назад.

— Итак, — сказал я, глядя на карту, — выбираем Пункт С под кодовым названием «Первомай». Это должно быть безопасное место. Какое, по-вашему, место — самое безопасное в Нью-Йорке?

— На Манхэттене?

— Да, Дейв.

— Небоскреб «Башня Трампа».

— Серьезно?

— А что?

— Ну, просто еще вчера ты называл Фондовую биржу и здание Федерального резерва.

— Они все надежные и безопасные.

На карте я обвел кружками все три места.

— Как насчет здания компании «Вулворф»? — спросил я, вспомнив, что видел этот большой небоскреб старой постройки недалеко от Ратуши во второй день нашего пребывания в Нью-Йорке. Он выглядел очень надежным, построенным, как говорится, «на века».

— Далековато…

— Зато оттуда открывается отличный вид, и оно расположено в Нижнем Манхэттене.

— Ну да, неплохой вариант, — сказал Дейв. — Не хуже, чем здесь.

— Пятьдесят семь этажей, — прочитал я по карте.

— Концертная площадка Мэдисон-Сквер-Гарден?

— Слишком открытое место со слишком большим количеством входов и выходов, — объяснил я.

— Универмаг «Барниз». Круглосуточный шоппинг! Просто мечта!

— Да уж, Анна! Просто мечта! — сказали мы с Дейвом в один голос и закатили глаза.

Еще минут десять мы выбирали варианты, но в итоге остановились на здании штаб-квартиры ООН. Оно-то и стало Пунктом В под кодовым названием «Первомай». Правда, до него было довольно далеко, и находилось оно в противоположной стороне от Лодочной пристани, но мы решили, что нам нужен «запасной аэродром» именно такого типа.

Я обвел взглядом «Комнату радуги», ставшую нашим домом: я наверняка буду скучать по этому месту. Посмотрел на наши уютные «гнезда»: каждое отражало характер хозяина. Мы неплохо проводили здесь время, но уходить все равно придется, так лучше сделать это, когда нам удобно и когда есть время на сборы.

Дейв перекладывал собранный им арсенал. Интересно, в Нью-Йорке действовали хоть какие-то ограничения на ношение и хранение оружия? Чуть ли не в каждой квартире и в большинстве офисов были тайники с огнестрельным оружием. За последние несколько дней я научился отлично обращаться со своим «Глоком»: заряжал, стрелял, взводил затвор практически с закрытыми глазами. Мы нашли несколько руководств пользователя к огнестрельному оружию — по словам Дейва, он изучил их от корки до корки. Правда, когда я сам стал читать одно из них, заметил, что написанное там сильно отличается от точки зрения Дейва.

Глядя на меня, ребята тоже стали складывать вещи. Они подошли к этому вопросу не менее тщательно, чем я. Одежда, еда, вода, горючее, спички и зажигалки, аптечка, деньги — как минимум, по десять пачек сотенных долларовых купюр и по тысяче евро на каждого. Если путешествие вдоль побережья окажется удачным, если нас спасут — мы будем во всеоружии.

Вдруг Мини, пораженная собственной догадкой, сказала:

— А вы не думаете, что дождь мог его смыть — вирус, я имею в виду?

— Вполне мог, — ответил я. — Или вирус мог погибнуть от холода. Но пока мы точно не знаем, лучше ничего не есть и не пить на улице — вдруг пища или вода окажутся зараженными. Осторожность не помешает.

— А как же быть?

— Ну не знаю. Может, мыть еду водой из бутылок?

— А зачем нам вообще нужно что-то брать с улицы? У нас здесь запасы еды на несколько месяцев, а то и лет. Всегда можно вернуться сюда и взять еще, — сказала Анна, сидевшая на краешке матраса.

Повисла неловкая пауза. Интересно, Дейв и Мини подумали о том же? Мы не собираемся возвращаться сюда.

— Пойду последний раз осмотрю квартиры, хотя бы до пятьдесят девятого этажа. Может, мы пропустили что-то нужное, — сказал я.

— А пистолет зачем? — спросил Дейв.

Я остановился и посмотрел на увесистый пистолет в своей правой руке, а потом, не считая нужным давать объяснения, просто повернулся и вышел из ресторана.

На шестьдесят втором этаже находилась квартира некоего Стюарта Хоппера: я прочитал имя хозяина в счетах на кухонном столе. В последние дни я частенько сюда захаживал, пил сок из холодильника и читал «Эсквайр» и «Нэшнал Географик», лежа на кожаном диване.

Я зашел в квартиру, пересек кухню, почти целиком сделанную из нержавейки, и подошел к аквариуму. Сменил там часть воды: слил немного старой и долил свежей из бутылок. Когда рыбы успокоились, я насыпал им корма — сразу двойную порцию. В общем-то, только так я и мог попрощаться с местом своего обитания, лишний пафос был ни к чему. Из квартиры Стюарта Хоппера я сразу пошел вниз.

Сам не знаю почему, но дверь в квартиру 59С я решился открыть не сразу: постоял, подождал. Пистолет так и оставался у меня в правой руке, но сил взвести затвор не было. Я готов был развернуться и уйти, поддаться страху — глупому, липкому, необъяснимому страху, который не давал пошевелиться. По лбу градом тек пот. И я решился — пинком распахнул дверь в квартиру, стараясь смотреть только на то место, где раньше был замок. Я был почти уверен, что за дверью в коридоре стоит и ждет меня пожилой хозяин квартиры.

Но ничего необычного не произошло — ровно до тех пор, пока я не переступил порог: тут случилось страшное дежавю. Я уже был в этой квартире, точно был. Я видел эту комнату и ходил по этим половицам, видел чучела животных, знал планировку.

Я зашел в кабинет и посмотрел на стол, обитый зеленой кожей. В старинной машинке торчал лист бумаги:

Все мы — писатели.

Мы пишем всегда и везде.

Это моя история.

У меня нет ничего.

У меня есть все.

Я — совсем один.

Именно эта квартира преследовала меня в ночных кошмарах. Именно про нее рассказывал Дейв и предупреждал, что туда не стоит ходить. Глядя на изображения в рамках на стенах, я провел кончиком пальца по столешнице. В рамках были вырезки из старых газет, фото давно сошедших со сцены политиков, морские пейзажи.

Палец собрал толстый слой пыли. Печатной машинкой пользовались совсем недавно: на некоторых клавишах пыли не было. Я вспомнил, как в тот день повернулся и пошел в следующую комнату.

Теперь я стоял перед дверью, которая еще пару дней назад была заперта изнутри. Она все так же была закрыта, только ручка выбита выстрелом. Я потянулся к двери…

— Не надо.

У меня за спиной стоял Дейв.

— Почему?

— Потому что ты не хочешь заходить туда.

— Я хочу знать, что там.

— Ты и так знаешь.

— Не знаю.

— Знаешь, Джесс. Лучше уйти.

Я внимательно посмотрел на Дейва.

— Что я знаю? Что там, Дейв?

— Ничего такого, на что стоит смотреть опять. Пойдем.

— Я хочу зайти.

— Не надо.

— Мне нужно знать.

— А мне — забыть.

— А ты помнишь, что там?

— Помню и не могу забыть. А ты помнишь тоннель, Джесс? Лучше не входи туда. Пойдем назад.

Я повернулся к Дейву, но тот уже удалялся по коридору. Я вновь посмотрел на дверь, скрывавшую столько тайн, и понял, что Дейв прав. Лучше не открывать ее. И я пошел по коридору за Дейвом, за своим другом. Хотелось верить, что мы уйдем, а все страшные воспоминания останутся за запертыми дверьми.
19
Когда же прибудет помощь?

Эти слова написал кто-то из нас жирным черным маркером на одном из окон ресторана через несколько дней после катастрофы. Тогда мы надеялись вот-вот увидеть в небе самолет или вертолет со спасателями. Я смотрел на надпись, а за черными буквами плыли с востока мрачные тучи. Хотелось верить, что семья Дейва погибла быстро, без боли и страха, сразу же, как только посыпались бомбы.

Дейв верил, что родителям удалось спастись, и старался всеми способами ускорить наш уход из небоскреба. Уходить было страшно, но в то же время неизведанное манило нас. Утром Дейв организовал урок стрельбы: мы поднялись на крышу и перевели пару сотен патронов для «Глока». Я попробовал было выстрелить из дробовика, но отдачей мне чуть не выбило плечо. Тренировка пошла на пользу: мы почувствовали себя подготовленными к предстоящему дню. Прицелился, выстрелил, перезарядил. Прицелился, выстрелил, перезарядил. Я довел эти действия до автоматизма. Прицелился, выстрелил, перезарядил.

Когда мы спускались с крыши, я не сводил глаз с Анны. Хотелось быть с ней рядом, но я знал, что мы никогда не будем так близки, как мне хочется. Мое сердце было разбито, а ее — нет, но она не была в этом виновата.

— Оружие не защитит нас, — сказала Анна, не обращаясь ни к кому конкретно, когда мы вернулись в ресторан. Она все еще не могла успокоиться после стрельбы.

— Если охотников будет много, всех не перестреляешь. Пистолет пригодится только в одном случае: он может избавить владельца от страшной смерти, — продолжала Анна.

Я отложил «Глок» и взял книжку с комиксами. Интересно, почему Анна это сказала? Кому предназначались ее слова? Мне? Может, прочитала какую-нибудь серьезную книгу, и теперь ей в голову лезут мрачные мысли? Как-то мне не хотелось избавлять самого себя от страшной смерти. А может, мне было нужно, чтобы она отговорила меня от последнего шага, на который я уже почти решился?

— Я уверен, мы точно найдем нормальных людей, когда поплывем по Гудзону. Как только мы уйдем отсюда, мы встретим других спасшихся, — сказал Дейв.

— А что, может, решимся пересечь Атлантику? — сказала Анна довольно весело.

— То есть, ты собралась домой? Думаешь, на лодке можно доплыть до Англии?

Она никак не отреагировала на мое ехидство.

— Ты тоже читал эту книгу?

Я подумал, что ответить.

— Ну, читал, — почти соврал я. Книгу мне в детстве читал отец, в ней рассказывалось о подростке, который провел несколько месяцев на спасательной шлюпке вместе с бенгальским тигром, после того, как его родители погибли в кораблекрушении.

— Слушайте, а ведь в тот день в Нью-Йорк должен был приехать президент, да? — спросила Мини.

— Ну и что? — сказал Дейв.

— Просто интересно, а он тоже…того?

— Сомневаюсь.

— А остальные члены правительства?

— А что остальные?

— Ну, обычно на такой случай для всяких шишек предусмотрен бункер или специальный самолет, — сказала Мини.

— А ты откуда знаешь?

Дейв не дал Мини ответить на вопрос Анны:

— Из компьютерных игр, книг, фильмов…

— Они отлично готовят к концу света, — добавил я.

— Да уж.

— А если даже правительство живо и здорово? Ну, сидят себе всякие министры и генералы в какой-нибудь скале с запасом еды на сто лет. А нам-то с этого что? У нас от этого лампочки не загорятся, когда в генераторе кончится топливо, — сказал я.

— В машинах на улице полно топлива.

Я прекрасно понимал, к чему ведет Анна.

— Анна, мне надоело тягать канистры на эту верхотуру. Если ты не хочешь уходить, то…

— То можно найти где-нибудь в городе двухэтажный дом и жить там. Мы все равно знаем Нью-Йорк гораздо лучше, чем Бостон или любое другое место, куда мы можем доплыть. Почему не обосноваться в одном из таких уютных кирпичных домов, как те, что показывают в «Сексе в большом городе»?

— Ты просто выбираешь самый легкий путь, — сказал Дейв.

— Почему?

— Да потому, что пора убираться с этого долбанного острова.

— И рисковать при этом?

— Нужно узнать, что творится за его пределами, или ты собралась сидеть тут до скончания веков? Мы должны выбраться отсюда и посмотреть, что творится в мире.

— Дейв прав, — сказал я. — Мы отправимся к ло…

— К Опре, — поправил меня Дейв.

Я вздохнул.

— Завтра мы отправимся к Опре. А вообще, ну как верить в то, что правительство в порядке, армия в порядке, остальная Америка в порядке, если за столько времени здесь никто не объявился? В конце концов, мы же не в зоне отчуждения?

— Новому Орлеану тоже пришлось ждать помощи.

— Но здесь все по-другому, Дейв! Прошло столько времени, а до сих пор — тишина.

— Отец говорит, что власти способны только на две вещи: выкачивать деньги и убивать людей, — сказал Дейв.

— Почему нас никто не предупредил? Не эвакуировал?

— Проглядели.

— Отличный ответ, Дейв!

— Я уверена, они знали про атаку, — вмешалась Мини. — Самая крутая и богатая страна в мире, самые крутые военные — и что, никто ничего не знал?

— Мини, тебе снова мерещится ЦРУ? — спросил я с улыбкой. Остальные тоже заулыбались.

— А если охотника укусит комар, а потом укусит кого-нибудь из нас — мы заразимся?

— Мини! Ну и фантазия у тебя! — сказал я, но все равно стало не по себе. — Задашь эти вопросы чиновникам, когда они начнут вылезать из своих бункеров.

Мы замолчали, думая каждый о своем. Интересно, останемся ли мы друзьями и завтра? Как там моя семья? Все же до Австралии отсюда далеко: может, с ними все в порядке? А вдруг «авторам» всего этого кошмара Австралия тоже показалась удачным полигоном? Я представил, как отца с мачехой выгнали из дому, и они скитаются по улицам, а в нашей столовой обедают захватчики. А потом мне пришла в голову странная мысль: мы ведь тоже рыскаем по чужим квартирам, едим чужую еду, носим чужую одежду — так чем мы лучше?

За обедом все разговоры снова вертелись вокруг нашего ухода, но мы больше ничего не планировали, просто болтали: так было легче принять это решение. Где-то глубоко в душе я понимал, что готова даже Анна: хоть она и говорит, что мы можем жить здесь месяцами, все же понимает, что чем меньше у нас еды и воды, тем опаснее наше положение — ведь рано или поздно придется спускаться все ниже и ниже.

Друг за другом мы встали из-за стола. Дейв пошел возиться с оружием, девчонки сели играть в «Монополию», а я улегся с книгой, про которую упомянула Анна, — «Жизнь Пи»7. Отец читал мне ее лет в восемь или в девять, и это была последняя наша с ним книга; да и вообще, с тех пор мне никто не читал вслух. К сороковой странице мне страшно захотелось услышать голос отца, захотелось, чтобы мама спела мне колыбельную.

Наверное, я не сумел скрыть своего состояния, потому что Анна и Мини спрятали игру, легли на матрасы и попросили меня почитать вслух.

Я посмотрел на них, потом на Дейва, который тоже отложил книгу «Современные карательные операции и борьба с повстанческим движением на Ближнем и Среднем Востоке» и кивнул.

Дейв налил себе колы и устроился на лежаке у восточного окна.

— Итак, главный герой — подросток по имени Пи, остался один в океане.

— Сколько ему лет? — спросил Дейв.

— Шестнадцать.

— Ух ты, как нам, — сказала Мини.

— Да, как нам, только он индиец, из Индии — не индеец. У родителей был свой зоопарк, но они его продали, чтобы переехать в Канаду. Они взяли некоторых животных и сели на корабль, но он по пути затонул. Спастись удалось только Пи.

— И больше никому?

— Еще животным. На шлюпке вместе с ним оказались зебра, гиена, орангутанг и бенгальский тигр по кличке Ричард Паркер.

— А как зовут мартышку?

— Мини, мартышки и орангутанги — совсем разные обезьяны, — вмешалась Анна.

— А по-моему, особой разницы нет: обезьяна она и есть обезьяна, — сказала Мини.

— Википедия вам в помощь, — пошутил Дейв, и мы засмеялись.

— Самку орангутанга зовут Апельсинка.

Я прочитал вслух пятьдесят страниц, а когда отложил книгу, все спали. Я выключил небольшой светильник, работавший от аккумулятора, и повернулся на другой бок.

Дома, если не хотелось спать, я мысленно прокручивал всякие важные и не очень события из своей жизни и думал, что хотелось бы изменить. Вспоминал, как я опозорился перед одноклассниками, или как на дне рождения у своего пятилетнего друга так смеялся, что намочил штаны. Вспоминал, как на отцовской машине врезался в забор, как украл в супермаркете пенал, как бросался сырыми яйцами в соседский дом, а меня поймали. Только сейчас мое отношение к этим событиям изменилось: каждое из них стало мне дорого.

Я стал вспоминать, как мы пришли в этот небоскреб, что мы здесь делали день за днем...

…и вдруг понял, что я — часть всего случившегося, что я тоже — на войне. Понял, что я убийца и вор. Я брал чужое и убивал — и почти не чувствовал своей вины.

— Спокойной ночи, — прошептала в темноте Мини.

— Спокойной ночи.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconДжеймс Фелан Карантин Одиночка 3 ocr: DarkRomance; SpellCheck: DarkRomance
Теперь в Нью-Йорке объявлен карантин, порядок в городе контролируют военные. Казалось бы, все самое страшное уже в прошлом. Но оказывается,...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconДжеймс Фелан Выживший Одиночка 2 ocr: DarkRomance; SpellCheck: DarkRomance
Друзья Джесса погибли, и он остался один в огромном разрушенном городе, по улицам которого бродят толпы монстров, готовых в любую...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconКассандра Клэр Механический принц Адские механизмы 2 ocr: DarkRomance; SpellCheck: DarkRomance
Тесса Грей обрела защиту у Сумеречных охотников. Но неожиданно Шарлотта рискует лишиться должности главы лондонского Института, и...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconКассандра Клэр Город стекла Сумеречные охотники 3 ocr : Индиль; Spellcheck : Санна
Клэри вслед за семейством Лайтвудов и Джейсом оказывается в Аликанте, столице Идриса, где хранится последнее орудие Зеркало смерти,...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconДжеймс Грэм Баллард Империя Солнца ocr by Ustas; Spellcheck by Satok
Эта правдивая и жестокая история о выживании в условиях голода, смертей и жестокости людей по отношению друг к другу не содержит...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconДжеймс Джойс Портрет художника в юности ocr & spellcheck by HarryFan
Действительность увидена здесь через внутренний монолог героя, его ощущения и мысли. В центре романа размышление о вечном одиночестве...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconАлександр Иванович Куприн Гранатовый браслет ocr & spellcheck by...
Она была польщена, она стеснялась его любви, она была замужем. Он прислал ей в подарок гранатовый браслет. Она смеялась над этой...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconOcr: Призрак; Spellcheck: tatjana-yurkina
Джорджина Кинкейд — суккуб. Ее красота и шарм неотразимы, и она с нечеловеческой легкостью покоряет сердца, чтобы вычерпывать из...

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconКарен Томпсон Уокер Век чудес ocr: Dark6813 SpellCheck : love-l
Что, если конец света наступит не сразу, а будет надвигаться постепенно, так, что мы сперва ничего и не заметим?

Джеймс Фелан Охотники Одиночка 1 ocr : DarkRomance; SpellCheck : DarkRomance iconErich Fromm "To Have Or to Be?"
Эрих Фромм, 1997 © Войскунская Н., Каменкович И., Комарова Е., Руднева Е., Сидорова В., Федина Е., Хорьков М., перевод с английского...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов