Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года




Скачать 471.92 Kb.
НазваниеДоклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года
страница3/3
Дата публикации18.07.2013
Размер471.92 Kb.
ТипДоклад
zadocs.ru > Военное дело > Доклад
1   2   3
кричит: "Наза-ад!" И, дейст­вительно, уже впереди никого нет - разорвал цепочку. Памятуя, что приказано: "Ни в коем случае - ни криков, ни шума и ничего» - мы, откровенно говоря, с политруком Трофимовым решили стрелять в него. Мы дали два выстрела. Потом встретили уже командира дивизии, комиссара и начальника особого отдела..."

О самообладании и мужестве в этот период ополченцев и медицинского персонала вспоминает сандружинница 3-го полка В.Саянкина: "Отошли километров пять, может восемь от Олонки. подош­ли к проселочной или лесной дороге. Там раненых всех положили. С нами один врач был, Чирков по фамилии. Он меня спрашивает: - Вы - медик? - Отвечаю: - да, медик. Перепишите тогда раненых, - он говорит.

- Как же я могу переписать? - удивилась я. - И на чем переписывать? Ведь, не на чем...

А врач Чирков настаивает: - Так, хоть бы переписать! Ведь, мы ничего не можем им дать. Ведь, если начнут сейчас стрелять или бить с миномета - они все в кашу превратятся! Так, хоть вы, им дайте облегчение: что вы заботитесь о них!

Ну, я стала переписывать. А когда переписала за час или два - команда была: «Отнести в лес тяжело раненых!" Таких много было, несколько сот, которых перенесли.

И одна проклятая ночь. Ну все же "чужие", друг друга в лицо не знающие. И если тебя не знают, а ты попался "чужому" - тебя сразу заколоть могут. Если тебя не знают в лицо - с этим ничего сделать нельзя, потому что чужих, переодетых в красноармейскую форму врагов, много было среди нас.

Часов в 5 утра, еще так темно было, холодно. И со всех сторон ад начался: стреляли, кололи, били, с ума сходили. Ужас был! Утром было не узнать людей - все были седые. Я как подняла голову, посмотрела: кругом в лесу - там голова, там нога и другое, всякое.

Я из-за дерева посмотрела - немцы. А ребята спрашивают:

- Что там есть?

- Каски с рожками, - я им говорю. Ну, у финнов же не было касок с рожками.

Нас много было тогда. Стали советоваться. В общем решили, что у нас на всех, если самим себя застрелить, то по патрону не хватит. Так мы подсчитали

Были у нас ребята-политехники, вот я запомнила: Киселев, еще Яша и Алеша - не помню фамилий. И с Лесотехнической академии были ребята. Они и говорят:

- Ну, ребята, идти в штыковой бой! Кто спасется тот спасется. А кто не спасется - должны нас простить. Кто-то должен же выжить! И мы не может все "за так" погибнуть!!!

И пошли все в штыковой бой! Даже тяжело раненые поднялись, кто был ранен в ноги, в бедро...»

Группа военврача Чиркова - в основном раненые! - прорвалась через немецко-финский заслон на лесной дороге. Потеряв в этом бою лишь одного человека убитым, они соединились с группой ведомой инструктором политотдела 3-й дивизии А.Р.Новиковым.

Длинной бесконечной лентой извивалась по Карелии наша походная колонна. На поиски и преследование ускользавшего соединения, немецко-финскому командованию пришлось двинуть не мало частей и подразделений, очень необходимых чтобы развить прорыв на р. Свирь. Об этом с явной угрозой предупреждали пленные белофинны переводчика особого отдела М.С.Айрикайнена. Обширный район южной Карелии ежедневно просматривала фашистская авиация - летали самолеты с крестами, высматривали. А фашистские радиоврали ежедневно сообщали в эфир:"дескать, добиваем Третью дивизию..."

За какие-то сутки-двое ленинградские ополченцы научились распознавать в своей среде вражеских лазутчиков и провокаторов. Распознавали мразь вражескую - уничтожали безжалостно и беспощадно! А дивкомандованию пришлось "вывести в расход» несколько паникеров и трусов из недоброй памяти алтайского пополнения". Эта неблагодарная задача досталась особистам: днем гласно закалывали, перед строем дивизии.

А чтобы невзначай не наткнуться колонне на вражеские заслоны-засады, упредить удары белофиннов спереди и сзади, справа и слева - рыскали дивизионная и полковые разведки. Случалось порой, что наши разведчики во вражий стан проникали.

В одну из темных сентябрьских ночей ушла в район Интерпоселка группа дивизионных разведчиков. В группе были: безвестный инженер-капитан, ополченцы Мартынов, Спиридонов, Москвин. Увел их карельский охотник и следопыт М.С.Айрикайнен. Скрытно, в ночи подобрались разведчики к бивуаку белофинских артиллеристов. Бесшумно сняли часового. Безмятежно спали остальные, явно подвыпившие маннергеймовцы, считавшие что находятся в глубоком своем тылу. Один даже пристроился на пушечном лафете.

Мгновенно ополченец Москвин подложил взрывчатку под зад пушкарю. Еще мгновение - поджег бикфордов шнур. А бегущий по шнуру огонек прикрыл полой шинели еще одного лахтаря-тетери.

Они исчезли, как призраки. Белофинская пушка с прислугой взлетела на воздух. В этом поиске погиб безызвестный инженер-капи-тан…

С боями личный состав 3-й «Фрунзенской" преодолел путь в двести километров, прошли по маршруту: Нурмолицы - Ковера - Куйтежи - Интерпоселок - Важинский лесопункт - Кашканы - Таржеполь. По карельской глуши провел дивизию Матвей Айрикайнен, уроженец поселка Куйвози Лени градской области, чей отец Семен Айрикайнен и мать снабжали молоком и продуктами Смольный, в первые месяцы молодой Советской рес­публики.

19 сентября 1941 г. 2 – й «Приморский» и 3-й «Выборгский» стрелковые полки вошли в свободную от противника деревню Таржеполь, что в нескольких километрах от станции Ладва Кировской железной дороги. Вошли с дивизионным и полковыми знаменами. Вынесли тяжело раненых . Прибыли с дивизионным командованием, немедленно отбывшим на ст. Ладва для телефонной связи с командованием в Петрозаводске

Несколько отдельных групп 3-й «Фрунзенской" вышли в районе станций Пай и Токари, последняя уже была занята гарнизоном противника из состава вышедшего на Свирь б-го армейского финского корпуса.

С начала сентября дивизионная радиостанция не имела позывного. И радисты 3-й "Фрунзенской" не знали нового позывного 7-й армии, будучи оторванными обстановкой от Южной оперативной группы. Потому недели перехода по Карелии, у командования Карельского фронта и 7-й армии не было сведений о судьбе 3-й дивизии. Если же верить хвастливой информации вражеских радиостанций - на немецком, финском и русском языках -«3-й дивизии ленинградских фанатиков уже не существует. «Естественно, что телефонное сообщение комдива Алексеева и комиссара Соболева в Петрозаводск - о выходе 3-й дивизии на Кировскую железную дорогу - было приятной неожиданностью для Военного Совета фронта и армии,»- вспоминает бывший член Военного Совета Карельского фронта и 7-й армии генерал-майор запаса Г.Н.Куприянов.

20 сентября командующий 7-й армии поставил комдиву-3 задачу: «Нанести удар в южном направлении Кировской железной дороги - по гарнизону противника на ст. Токари». И было это в период самого яростного натиска немецко-финских войск на Свири, особенно у железнодорожного моста, где противник неоднократно забрасывал десанты в тыл занимавших оборону войск 7-й армии. Не раз белофинны занимали и пытались удержать плацдарм на южном берегу Свири. Но каждый раз сбрасывались в реку яростными контратаками красноармейских частей.

Нанести удар по Токари с тыла поручили 1-му батальону Выборгской стороны под командованием лейтенанта И.С.Лисавина со старшим политруком В.Л.Гуревич, усиленному бронепоездом фронта с командой Ивановского мотострелкового полка.

К ночи наше подразделение сосредоточилось на разъезде Ревсельга, переброшенное эшелоном со ст. Ладва.

В солнечное, на редкость, воскресное утро 21 сентября 1-й батальон 3-го «Выборгского» полка атаковал станцию Токари... «Наступление на юг не увенчалось успехом, - отмечает бывший начальник оперативного отдела Штарма-7 генерал-лейтенант Г.К.Козлов, - но оно значительно облегчило положение 314-й стрелковой дивизии, которая получила возможность организовать оборону, так как действия 3-й стрелковой диви­зии отвлекли на себя главные силы б-го армейского корпуса и 7-ю пехотную дивизию противника». /Г.К.Козлов «В лесах Карелии». Воениздат Министерства Обороны СССР- 1963, стр.87./

Однако, у командарма-7 был более полный план, когда ожидалось что быстро отмобилизованный батальон, при устрашающем и внушительном виде бронепоезда, займет ст. Токари с гарнизоном в составе усиленного взвода белофиннов - такие сведения были у нашей разведки. Тогда, без особых потерь, части дивизии должны были прорваться по железной дороге к вой­скам своей 7-Й армии.

За существование такого варианта плана командарма-7 гово­рят конкретные факты:

21 сентября штаб 3-й "Фрунзенской" и стрелковые части эшелонно прибыли на станцию Пай, что в десятке километров от Ревсельги. На ст. Пай, под руководством инструктора политотдела дивизии по тылу А.Р.Новикова, создавалась оборона справа от железнодорожного полотна - на случай появления противника с запада. Туда же из Петрозаводска, принявшего эшелон с ранеными 3-й "Фрунзенской", прибыл ленинградский врач Марков - на должность начсандива. С ним - военный хирург Хомбутаев, назначенный командиром вновь формируемого санитарного батальона, врачи: А.И.Бедров - известный специалист ленинградской больницы имени Мечникова, Берендакова и Броскина - уцелевшие при карельском походе дивизии и ряд других врачей. Там же был собран фельдшерский состав, санинструктора и сандружинницы 3-й сд. В эшелоне спешно развернулась операцион­ная группа.

С другой стороны, 20 сентября был собран уцелевший личный состав артполка фрунзенцев, который выступил со стрелковым оружием, пешим порядком, из района Лодейного Поля - в район станции Яндеба. И, как достоверно известно, личному составу артполка намекали: "Идем на север, для соединения со своей дивизией».

21 и 22 сентября ополченцы форсированно двигались к Свири-2. Но 23 сентября поступил приказ: «Возвращаться назад.» Тогда прибыли автомашины и личный состав 3-го "Фрунзенского" артполка был отправлен в Алеховщину - на переформирование, т. как отходя от Тулоксы до Свири артиллеристы сохранили лишь два орудия.

В современных условиях возникает вопрос: «Почему батальон ополченцев с бронепоездом и приданной воинской; командой не одолели усиленный взвод белофиннов в Токари?"

Прежде всего, бронепоезд не имел запаса снарядов. Батальон же выборжцев был в прошедших боях обескровлен - имел состав порядка 150 человек. При том более 50% падало на недоброй памяти «августовское пополнение".

Уместно охарактеризовать это "пополнение".

Вспоминает политрук 1-й роты Б.Курочкин: "Я обратился к роте: "Нужно человек двадцать добровольцев, чтобы идти в разведку».

Добровольцы все, что осталось у нас человек двенадцать ленинградцев, сразу вышли вперед. Остальное пополнение алтайцев и заключенных из лагерей - не проявили охоты идти. Мне пришлось добирать просто так - пальцем. Ну, один говорит «ногу натер..." У другого "живот болит." У третьего – еще "причина". Набрав все же, разделились мы на две группы. Я взял группу добровольцев на себя. А командиру отделения дал группу из оставшихся. И пошли...

Когда мы отошли километра два от Ревсельги, услышали возглас: "Хальт!" и выстрел. Значит и мой дозорный сообщает:

- Нам навстречу идут... - Ну, я приказал:

- Развернуться вдоль поляны, прислушиваться! – И у противника всё смолкло...

Так минут 15 -20 мы "слушали друг друга". Тогда и удрала в Ревсельгу другая половина разведки, двигавшаяся справа. Только топот ног убегавших послышался. А противник обошел вокруг поляны и начал выходить к нам с правого фланга."

Политрук Курочкин приказал: - Приготовить гранаты! Изготовить винтовки! - дружными залпами встретили ополченцы появившегося в кустарнике противника. Забросали гранатами…

- Когда мы вернулись, выполнив задание, - вспоминает политрук 1-й роты Курочкин, - другая половина "разведчиков» уже была в роте. Ну, я сдал командиру роты свою половину разведки, пошел в штаб и доложил об обстановке...

Но со столь ненадежной половиной личного состава 1-й ба­тальон все же занял ряд строений на окраине Токари. Несомненно, что ленинградские добровольцы заняли бы станцию полностью, если бы в этот период не были тяжело ранены комбат- первый Лисавин и политрук 1-й роты Курочкин, не выбыли бы из строя или погибли командиры рот, взводов, отделений и большинство бойцов основного костяка ополчения Выборгской стороны.

Естественно, 1-му батальону пришлось отходить на разъезд Ревсельга. И даже легко раненые были вынуждены выносить тяжело раненых товарищей. А алтайские "вояки" вновь драпали, подобно как в упомянутом политруком Курочкиным эпизоде.

К полудню 21 сентября на ст. Токари, со Свири, прибыло до полка пехоты и танкетки противника. К счастью, противник не мог представить: каковы наши силы в Ревсельге? К тому, вражескую группу преследования, поначалу, оттянула на себя задержавшаяся в районе Токари группа, руководимая инструктором пропаганды 3-го "Выборгского" полка старшим политруком В.Л.Гуревич.

Во второй половине дня от Ревсельги на Петрозаводск отбыл эшелон переполненный ранеными ополченцами, охраняемый бронепоездом под командованием Героя Советского Союза воентехника 2-го ранга И.Соломонникова. Ранеными были заполнены не только пассажирский вагон и теплушки, но тяжело раненые были уложены рядами поперек товарных платформ.

Сержант и десять ополченцев Выбогской стороны были оставлены в группе прикрытия Ревсельги. Для "усиления" привели восемнадцать здоровых алтайцев "августовского пополнения», которых насобирал в эшелоне наряд особистов.

Возглавить группу поручили старшине из Ивановского мотострелкового полка. Для медицинской помощи оставили девушку-санинструктора по имени Лёля.

Наличный состав был выстроен на южном холме Ревсельги со стогами и скирдами. Инструктировал всех кадровый командир с еще не отошедшего бронепоезда.

- Перед разъездом пути заминированы, - говорил командир в кожанке, - там подрывники с пулеметом, помимо винтовок, у вас два пулемета и автомат. И священная ваша задача - дать оторваться эшелону переполненному ранеными. Через поселок не пропустить противника к железной дороге...

- Это супротив порядку Совецкому, - прервал командира сиплый голос из строя, - ежели для пулянья собрали!

- Мы - нестроевыя, торно-алтайские, - заталдычили мужички на левом фланге. - Всем посулили, что по хозяйственной надобности... - роптали в строю. - почитай все совецкие годы .белокнижными исходили!

При воспоминаниях о неисправимой психологии мужичков из Алтая становится очевидностью, что тоже способствовало прорыву белофиннов на Тулоксе 4 сентября - на участке обороны 719-го стрелкового полка. 1 также побросав винтовки, трусливым табуном покинули оборону Ревсельги алтайцы, когда ринулись на холм цепи финнов и шведов-ландскнехтов.

В тот миг спас положение рослый парень Костя - "капитан», из бывших заключенных. Со взведенной гранатой РГД, он кинулся телом на передовую цепь врагов. И погиб, фактически, задержав стремительный бросок атакующих. Помнится, Константин - подлинное имя вожака пяти корешков с уголовными кличками: "Филончик", "Япончик», пФраер» и еще какими-то. Эти бывшие нарушители советской законности виртуозно матерились и орали: - Мешай мозги падле! Они яростно отбивали атакующих врагов гранатами и дружными винтовочными залпами. С ними - бывшими зеками - был неприступен южный холм обороны Ревсельги.

Вспоминая ныне оборону Ревсельги, с теплом говорю о этих смелых воинах с блатным жаргоном и сохранившимися от уголовного мира кличками, уцелевшая четверка которых и восемь парней с Выборгской стороны - в их числе Попов, Поляков, Феоктистов, Демьяненко - неделю выносили меня раненого в голову, в шею, с поврежденным позвоночником. Не только выносили, но и яростно мстили врагу на пути: от Ревсельги - па Посад, до Пидьмы и урочища Ровское.

Благодаря этой группе во главе с безвестным старшиной и везде поспевавшей с автоматом "суоми» девушкой-санинструк­тором Лелей, благодаря подрывникам все же взорвавшим путь к разъезду от Токари - на сутки было задержано массированное продвижение немецко-финских войск через Ревсельгу, к ст. Ладва.

Все же одно немецкое подразделение 21 сентября обошло с запада, разъезд Ревсельга. По просекам и узкоколейной дороге лесоразработок исправ-трудовых лагерей НКВД, немцы к концу дня вышли к деревне Нырки, расположенной между разъездом Ревсельга ж ст.Пай. Неожиданно атаковали Нырки и окружили дислоцировавшийся там штаб 3-го «Выборгского» полка.

Стойко оборонялись малочисленная штабная команда и штабники-выборжцы, вдохновляемые раненым подполковником К.Квят­ковским, который предпочел смерть - вражескому плену

22 сентября 3-я стрелковая дивизия заняла оборону на участке ст Ладва Кировской ж.д.- река Ивинка/Архив КАССР/.

23 сентября финское командование начало крупное наступле­ние южнее Петрозаводска, нанося главный удар на ст Ладва. Помимо 7-й пехотной дивизии, прибывшей с Карельского перешейка, в составе наступающей вражеской группировки находились финские части, а пехотный полк немецкой 163-й дивизии, переброшенные со Свирского направления.

С огромным ожесточением проходили в последние дни сентяб­ря бои на южных подступах к городу Петрозаводску. 3-я стрелковая дивизия под командованием вновь назначенного команди­ра дивизии генерал-майора Ф.П.Судакова /с заместителем комдива по строевой части полковником З.Н.Алексеевым/ усиленная в последние дни артдивизионом и бронепоездом, стойко оборонялась в районе ст. Ладва, отражая наступление многократно превосходящих сил противника. Положение дивизии стало особенно критическим после того, как противник обходным маневром вышел к ней в тыл и занял разъезд Орзега. 1-я легкострелковая бригада безуспешно пыталась пробиться на выручку 3-й стрелковой дивизии, после захвата Орзеги и деревни Ужесельга, противник приступил 28 сентября к систематическому артиллерийскому обстрелу Петрозаводска.«/Доцент Е.Гардин. Военно-исторический очерк "На подступах к Петрозаводску»-"ПОДВИГУ 25 ЛЕТ"."Ленинская правда" №226, 28 сентября 1966 г.

Ранним туманным утром 1 октября 1941г. по приказу командования войска Карельского фронта оставили Петрозаводск. Совсем поредевшие наши полки продолжали отбиваться в районе разъезда Орзега. Потому пришлось взорвать бронепоезд, командир которого Герой Совет­ского Союза И.Соломоннников - до финской кампании выпускник Ленинградского артучилища - принял командование 3-м "Выборгским" стрелковым полком. Тогда комдив-3 генерал-майор Судаков принял решение: "Отходить от железной дороги, на запад!"

После интенсивного боя на рассвете 2 октября, части 3-й "Фрунзенской" отошли в лес. Там комдив-3 собрал весь командный состав, с немалым числом рядовых, на военный Совет.

Вспоминает инструктор политотдела дивизии по тылу А.Р.Новиков:

- Давайте решать вопрос, - обратился ко всем генерал-майор Судаков, - куда пойдем? И как пойдем?

Толковали: "Идти в обход Петрозаводска. Даже - на Вологду..1

Все эти варианты отклоняли, потому что не пройти: везде болота топкие, продовольствия очень мало. Было же много раненых на руках.

Тогда, как сейчас помню, генерал-майор Судаков встает и говорит: - принимаю решение - идти на Свирь! Пойдем по карте и компасу…

Началось новое отступление. Двигалась отклоняясь на запад от Кировской железной дороги. Отходили на Машезеро. Впереди - 2-й "Приморский" полк, за ним - 3-й "Выборгский" полк с ранеными. И дивкомандование - в середине.

Отойдя километров восемнадцать от железной дороги, уперлись в болото, которое пришлось форсировать. И уже при выходе из болота на высотку - дивизионное командование было обстреляно вражескими автоматчиками. Ополченцы залегли…

"Я лежал рядом с комиссаром дивизии Соболевым, - вспоминав А.Р.Новиков. - Так получилось, мы залегли рядом - плечо в плечо. Я отстреливался из винтовки СВТ. Вдруг кричат:

- Генерала убили! - Это левее меня, каких-нибудь метров сто. Когда мы туда подались, я заметил место, где его убили..." /Когда в 1944 году войска Карельского фронта освободили Ка­релию, А.Р.Новиков нашел захороненные у болота останки гене­рал-майора Ф.П.Судакова, возглавив спецкоманду Штарма-7, доставил их и первично захоронил на площади им. В.И.Ленина в Петрозаводске/

После гибели генерала, командование 3-й дивизией возглавил полковник З.Н.Алексеев. Он немедленно подал команду:

-Охватить справа высоту!.. - Однако, пока высоту охватывали ополченцы, диверсионная группа финнов ушла безнаказанной.

"Еще некоторое время противник пытался преследовать 3-ю дивизию» - вспоминает комиссар Д.Н.Соболев. - Тогда мы взяли роту из 2-го полка, вооружили ее максимально пулеметами и сделали засаду. И так крепко потрепали преследующих, что с того момента у нас прекратилось это преследование».

Уже без преследования ополченцы упорно продвигались к Свири. Израненный, измотанный и истощенный личный состав дивизии стойко и мужественно переносил все лише­ния, невзгоды и тяготы сотнекилометрового пешего похода. Для питания ополченцев резали в сутки по четыре лошади, которых вели с собою. Раздавали всё, без остатка - от шкуры, до внутренностей, для съедения в сыром виде.

С запада обойдя станции Ладва и Пай, разъезд Ревсельга и ст Токари, дивизия сделала поворот на восток. Перейдя полотно Кировской железной дороги, части дивизии уперлись в обширное топяное болото, простирающееся на десятки километров вдоль железнодорожного отрезка от ст .Токари до ст. Свирь и шириной в 3-4 километра. Это бескрайнее болото, подпитываемое грунтовыми водами Вачозера и Пидьмозера отмечено на географических картах всевозможных масштабов.

Вспоминает бывший инструктор Подива-3 А.Р.Новиков: - Я принимаю решение - здесь форсировать это болото! - приказал комдив Алексеев. И иного у него не было выхода: деваться-то было некуда. Ведь, нужно было уходить.

Уже темно было, когда переходили болото. И глубина его доходила выше ремня и по грудь... А утром посмотрели: ни одной лошади у нас не осталось - всех затянуло в болото. Там же осталось много раненых и много людей, которые были истощены и из топи не смогли вырваться.

С боями пройдя несколько сот километров по Карелии и Ленинградской области, остатки личного состава 3-й «Фрунзенской» дивизии вышли на реку Свирь. Вышли в районе занятых фашистским оккупантами Подпорожья и Вознесения, Пидьмы и Плотично. Было это в третьей декаде октября, когда преждевременно крепчали морозы и обильно выпадал снег. После переправы в ледяной воде Свири на подсобных плавсредствах - бревнышках, досках, связках жердей и плотиках, под огнем вражеских пулеметов с берега и катеров - уцелевшие ленинградские ополченцы прибыли пешим порядком на пункт формирования Штамба 7-й Отдельной армии, в село Алеховщина.

Поначалу в Штармебыло зарегистрировано 300. а позднее до 600 человек вышедших из окружения личного состава 2-го «Приморского» и 3-го «Выборгского» стрелковых полков – людей израненных, обмороженных и дистрофиков. Но уже опытных и закаленных в боях воинов, испытанных на верность Родине.

"Фронт на рубеже реки Свирь стабилизировался до июня 1944. План немецко-фашистсткого командования по глубокому охвату Ленинграда с северо-востока был сорван.

Советское правительство высоко оценило действия 7-й армии отразившей удар противника на Онежско-Ладожском перешейке и войск 23й армии на Карельском перешейке, которые летом и осенью 1941 года сыграли большую роль в битве за Ленинград Так отмечено в капитальном труде военных историков - в книге , «Битва за Ленинград», /воениздат Министерства Обороны СССР. Москва - 1964, стр.89 /.

МАНОЕВ Ю.Д. - заместитель

председателя Совета ветеранов 3-Й ДНО.



1   2   3

Похожие:

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconДоклад Комиссии «Круглого стола 12 декабря»
Доклад Комиссии «Круглого стола 12 декабря» по Общественному расследованию событий 6 мая 2012 года на Болотной площади

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconУральский Государственный Университет Южно-Уральская Модель СНГ 2013...
Доклад подготовлен экспертом Экономический совета Красиковым Евгением Владимировичем

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconВладимир Владимирович Путин 7 мая 2000 года 7 мая 2008 года
...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconI. Общее представление о языке телодвижений
Юлий Фаст опубликовал свою книгу в 1970 году. Эта книга обобщала исследования о невербальных аспектах коммуникации, проделанные учеными...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconПравила водолазной службы военно-морского флота часть II медицинское...
Настоящие Правила предназначены для всех должностных лиц, военнослужащих и гражданского персонала вмф, чья деятельность связана с...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconАллан Пиз Язык телодвижений. Как читать мысли окружающих по их жестам
Юлий Фаст опубликовал свою книгу в 1970 году. Эта книга обобщала исследования о невербальных аспектах коммуникации, проделанные учеными...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconУтвержден учредительной конференцией 08 февраля 1992 года, с изменениями...
Рфс 11 декабря 1993 года, Внеочередной конференцией рфс 08 декабря 1998 года, Внеочередной конференцией рфс 12 января 2000 года,...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconIv международный Фестиваль скандинавской ходьбы в Санкт-Петербурге
Лекция к м н. Виктора Палагнюка «Арифметика Здоровья». Приглашаем всех участников секции Фитнес и секции млад

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года iconУчебно-методический комплекс дисциплины (умкд) По дисциплине «і s...
Обсуждено и рекомендовано на заседании учебно-методической секции кафедры «Прикладная информатика», протокол №19 от «26» мая 2011...

Доклад на военно-исторической секции 22 мая 1970 года icon4 мая 5 мая 2012 года, г. Набережные Челны положение
Активизация интереса подрастающего поколения к развивающемуся направлению искусства «Театр моды», а также сопутствующим направлениям...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов