Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке




НазваниеЛекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке
страница1/4
Дата публикации28.06.2013
Размер0.66 Mb.
ТипЛекция
zadocs.ru > Военное дело > Лекция
  1   2   3   4
Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050.  21.09.2011

Мировой контекст событий на Ближнем Востоке

Зачем вам то, о чем я сейчас буду говорить, мне сказать трудно, но, наверное, интересно, что происходит вокруг нас. Вокруг нас Сербией начали, Сербией кончили. В промежутке было две мировых войны, Холокост, геноцид цыган и много чего другого, несколько десятков миллионов покойников, и абсолютно разгромленная европейская цивилизация, после чего многие из стран, о которых в начале века всерьез никто в приличных столицах и не говорил, вышли на авансцену. Те же самые Соединенные Штаты, потому что для Британской, Российской, Французской империй говорить о каких-то Соединенных Штатах было, в общем, довольно смешно, практически поделили Китай, должны были мы поделить с англичанами Иран и, в общем, уже и соглашение об этом подписали. Все было замечательно. Китайская Восточная железная дорога шла по тем местам, которые должны были прирезать к Российской Империи, и вообще, если бы докончили Первую Мировую войну, не вляпавшись в революцию, то строго говоря, Мраморное море, те самые проливы, и добрая часть Малой Азии были бы сейчас в нашей стране, Каспий был бы внутренним озером, и мы бы жили и развивались каким-то другим образом. А вот за полгода до того как все это «вкусное» должно было прийти, произошла Великая Октябрьская Социалистическая Революция, она же бывший октябрьский переворот и все накрылось на всю оставшуюся жизнь.

Каким будет Ближний Восток в 2020 году? – Ну, черт его знает, каким он будет в 2020 году. Многофакторная система. Кто читал Айзека Азимова «Foundation», представляет себе, насколько можно предсказать что-то, и насколько легко вообще-то сложные переплетения… иногда совершенно точечные и мелкие вещи влияют на базовый показатель.

Давайте возьмем просто двадцатый век. Попытаемся без всякого Ближнего Востока на нашем примере понять, что там происходило. Какой-нибудь 1910 год, абсолютно единое экономическое и политическое пространство. Понятно, что в Европе никаких войн не будет по определению, потому что все династии родственны. 1920 год – прошла Первая Мировая война, Европа разгромлена, никакой Германии, никакой России не существует, Германия повержена, в России гражданская война. Ну, ладно – Франция и Англия как-то с тяжелым сердцем вместе с Америкой все это поделят. 1930 год – Германия готовится к приходу власти нацистов, у нас коллективизация, индустриализация, что-то начинается. 1940 год. Вообще-то говоря – Франции уже нет, от Англии мало что осталось, Германия и Россия вместе с Америкой будут определять все будущее. На всю оставшуюся историю. 1950 год. Никакой Германии уже нет, и понятно всем, если вы почитаете, что тогда писали – что никакой Германии просто уже не будет, вот она навеки разделена, раздавлена. И так – через каждые десять лет.  В 2000 году было примерно понятно, что вот там Россия развалилась, ей вообще конец, и не надо обращать внимание ни с политической, ни с военной, ни с экономической точек зрения. Но в 2010 в общем уже даже и надо, потому что начальство конечно, бестолковое,  но с экономической точки зрения страна сильно поднялась, хотя с военной точки зрения она только опустилась. Вот такого рода долгосрочные прогнозы, и даже краткосрочные прогнозы – вещь не сильно благодарная.

^ Иранский имперский проект

Что происходит у нас в этом регионе – более-менее понятно. Персия становится националистической империей, пережив Великую Персидскую Исламскую Революцию. Вообще, любая революция, сначала дает вам революционный подъем, попытку экспорта революции, а потом у вас страна, которая пережила революцию, туманом взлетает и лезет куда ни попадя, сначала защищая революцию, потом неся свет этой революции соседям, а потом вообще она оглядывается, и выясняется, что она уже не революционная, а она просто новая империя. И хорошо бы прибрать вот эти территории, и вот те. Проходит несколько десятилетий, и это случается. И в Иране сейчас такой местный 37-год, доживает генералитет корпуса сторожей Исламской Революции. Сравнительно молодые люди, лет около пятидесяти. Они, собственно, и параллелят в Иране армию, и  их лидером является действующий президент Махмуд Ахмадинежад. Человек яркий, эпатажный, занимающий в отношении окружающего мира позицию, очень близкую к позиции Адольфа Алоизовича Шикльгрубера (Адольфа Гитлера – комм.). Вот такой фюрер иранского народа. Ситуацию осложняет то, что у Ирана два шага до атомной бомбы. Понятно, что Иран всем заявляет, что он атомную бомбу не делает – у него мирный атом. Вообще, любая страна, которая изготавливает атомное оружие, она делает только мирный атом. Закон исторический – только атомное оружие в ваших руках дает вашему режиму шанс на то, что его не тронут. У Саддама Хусейна атомной бомбы не было. Его повесили. У семьи Кимов, диктатура в Северной Корее, гораздо более жестокая, чем самая страшная ближневосточная – есть большое подозрение на наличие как минимум одного изделия. И пальцем никто не трогает. Только авторитарные режимы такого типа и могут создать мобилизационную экономику, которая способна сформировать атомный комплекс, сформировать атомное оружие. Иранцам для этого нужно от двух до пяти лет. Точнее сказать не могу. Надеюсь, что расщепляющего материала там хватит, например, на пять зарядов. Они сейчас заканчивают некоторые темы, связанные с боеголовками. Например, нужен металлизированный уран на форму шара достаточно небольшого размера поместить. Заканчивается работа с носителями, ракетами «Шиха», ракетами «Санжель». Будет ли это опасно для России? А как же.

Кто не помнит: до 1726 года Гилян, Мазендеран – Южный Прикаспий, были частью Империи Петра Великого. Еще Тегеранскую конференцию мы проводили, исходя из того, что мы имели международное право, вводить войска для защиты своей страны и интересов наших союзников, это был Советский Азербайджан, по договору 1921 года, в Иран, и оккупировать эту страну. И строго говоря, что весь Дагестан и весь Прикаспий – это иранские северные территории. Иллюзий здесь быть особо не должно. Рядом соседняя Турция, которая с Ираном поддерживает отношения, связанные с транзитом энергоносителей, но Иран – это шиитский имперский проект, и он никого особо не радует в суннитском мире у арабов, у турок.

Иран, распространяя свое влияние, делает это умно и мягко, ну, например, у нас в 90-е года куча деревень во внутренних районах Башкирии вдруг оказалась набита иранской резидентурой. Потому что люди же не говорят «а мы тут шииты», говорят «мы мусульмане». Мечеть хотите? Замечательно, вот деньги. Коран. Ну, Коран он и есть Коран. А то, что после этого придет муфтий, подготовленный не в той, а в другой деноминации, кто же в этом на самом деле в Советском Союзе разбирался?

^ Новая Оттоманская Империя

Второй имперский проект, который мы сейчас наблюдаем – соседняя Турция. Новая Оттоманская Империя. Там вообще все замечательно, особенно это будет видно лет через двадцать-тридцать, когда мы на них во весь рост напоремся уже в Российской Федерации. Дело в том, что Турция прошла Исламскую Революции так, что её никто не заметил, в отличие от Ирана, где ее все заметили в 1979 году и поняли, что это настоящая революция. В Турции она прошла мягко, политически, прошла 19 сентября прошлого года, когда в Турции прошел референдум по изменению Конституции. И Турция Кемаля Ататюрка – светская, кончилась. Началась Турция Эрдогана. Исламисты пока умерены. Надо сказать, что термин «умеренные исламисты» это вообще такой забавный термин, потому что умеренные исламисты постепенно становятся неумеренными, и потом заключают союзы совсем радикальные. Тяжелое давление на ислам, в том числе на ислам политический, многочисленные военные перевороты, которые Турецкая Конституция закладывала в себе: как только у вас ислам, армия выходит из казарм и меняет правительство – все, это по закону, нормально, легитимно. Но это же военная хунта. Она все равно коррумпирована, она все равно ворует, она все равно плоха. Опять люди задают вопрос: а почему ислам нельзя? Вот мы исламская страна. Потому что Ататюрк бился со старой оттоманской элитой, которая вся напрочь была исламская? Ну а мы-то здесь причем? И новый консервативный военно-промышленный блок, торгово-промышленный блок Внутренней Анатолии – люди консервативные, базарчи, как говорили в Иране. Базар всегда консервативен, в исламском мире он всегда исламизирован. На это шах в свое время в Иране напоролся, когда поссорился с базаром, поторопив модернизацию. Постепенно, через парламент провели массу людей в депутаты. Партия Исламской Справедливости и развития – не первая исламская партия Эрдогана. Их там запрещали в девяностые годы, были еще конфликты в двухтысячных, а сегодня уже нет.

Эрдоган провел референдум по смене конституций, потому что он провел своего человека в президенты – Гюля, потому что министр иностранных дел – Ахмет Давуд-оглу – гениальный университетский профессор, исламистом ставший с молодости. Ему было восемнадцать лет, когда он полгода провел в Аль-Азхаре, в Египте, не в ваххабитском университете, оттуда, правда, половина Аль-Каиды происходит. Этот человек написал в свое время книгу – о пути Турции в Новый Осман, что она будет делать с соседями, как она будет развиваться, как она будет вести себя с Европой и США, вот все, что там написано – он сегодня, как министр иностранных дел реализует. При этом активность у этого человека чудовищно невероятная – несколько десятков визитов в год, в страны Африки, в Латинскую Америку, в Азию, куда угодно Ахмет Давуд-Оглу носится, как говорили в мое время – «как электровеник», обеспечивая доминирование Турции по всем направлениям.

Безусловно, это еще одна наша проблема. Потому что с одной стороны у нас с Турцией идеальные взаимоотношения – мы туркам крупнейший деловой партнер. Они нам номер пять. Голубой поток, такая труба, которая нас связывает – по ней идет газ, мы обеспечиваем им энергоносители, ну, более чем на 80%. Правда через Турцию сейчас будут все конкурентные проекты, все трубы, которые Газпром наш разорят, идти, и как только Газпром наш пытается чего-то на эту тему говорить, ему говорят: «А демократия?» Поэтому, европейцы хотят, мы готовы – вот проект Набукко, вот проект Транскаспийского магистрального трубопровода, вот с Южным потоком вашим действительно проблемы, мы ведь не можем договориться. В качестве прорыва мы говорим: «А мы вам зато атомную станцию построим!» Замечательно, мы выигрываем тендер на атомную станцию в Аккую. Вообще этот проект стоит порядка восьми миллиардов долларов, дороже он не стоит. Мы подписались на двадцать, что вполне резонно, потому что украсть тоже надо. Соответственно, аккуинцам от этих двадцати миллиардов должны были три миллиарда дать турецкие инвестиции. На межправкомиссии Турция изменила свою позицию, и сказала «Мы всей душой, три миллиарда – безусловно, но Парламент не утвердил!» И поездка Сечина к Эрдогану и звонки Путина не сделали ничего. Я уже не говорю о турецкой привычке пересматривать соглашения уже подписанные, как это было с ценой на газ, по Голубому потоку.

При этом перевес турецкого флота над всеми прочим флотами в Черноморье – в пять раз. Я уже не говорю о современности их кораблей, и о тех ржавых лайбах, которые стоят у нас там в Севастополе. Я уже не говорю о слабости отечественно армии на Кавказе, и что продемонстрировала российско-грузинская война 2008 года. Мы ее, конечно, выиграли, хотя, грех было не выиграть с Грузией войну, но вообще мы ее могли проиграть, и достаточно легко. И свирепая чистка российской армии, которая сейчас проводится Сердюковым – это в частности следствие того, что мы ее едва не продули. И строго говоря, тут вопрос прямого столкновения, если оно будет, боюсь, что перевес будет абсолютно катастрофичным. Может ли она быть? А почему нет? Сочи, Геленджик, Анапа – тоже турецкая территория, тоже северные территории, триста лет подряд с Турцией воевали, отвоевали много чего.

^ Зигзаги внешней  политики Турции

Строго говоря, мы видим, как быстро Турция меняет отношения даже с ключевыми партнерами сейчас на примере Израиля. Только что Израиль был стратегическим партнером, несколько десятилетий. Безвизовый режим работал с 1948 года. Не поставлялось оружие ни одной из стран, которые имели напряженные отношения с Турцией, неважно, Армения ли это была, Грузия, или особенно Греция. Был очень напряженный с моральной точки зрения, вопрос армянского геноцида, потому что геноцид был, резня была страшная. Но израильское лобби по прямой просьбе турецкой, не просто воздерживалась, а говорила, ребята, нельзя это делать, потому что стратегический партнер просит, чтобы мы не поддерживали эту тему ни во Франции, ни в Америке. Сегодня можно выдохнуть, и сказать «спасибо большое Эрдогану» – Израиль будет поддерживать тему армянского геноцида, вслед за Холокостами, справедливость здесь восторжествует. Но ведь это все произошло мгновенно.  Понятно, что скандал, из-за которого Турция, спровоцировав участие своей страны так называемой «флотилии свободы» в Сектор Газа, был заранее запрограммирован. Понятно, что ситуация была подготовлена и раскручена ну вот как голливудский сценарий. Причем, в абсолютно точное время, когда надо было Турция нагнетала обстановку, или наоборот говорила, да. ладно, мы подумаем, а может быть, мы расслабим ситуацию. Но сегодня, когда рухнули арабские режимы, которые мешали Турции устанавливать свою гегемонию в арабском мире (режимы Бен Али в Тунисе, Мубарака в Египте, Каддафи в Ливии) Турции понадобилось резко усилить себя на исламском фронте. Почти разрыв в отношениях с Израилем. Почему почти? Потому что все-таки нужно как-то поддерживать отношения с НАТО, с США, скомпенсировано при этом тем, что турки согласились радары у себя поставить американские, контролирующие иранское воздушное пространство. В Турции продолжает действовать база Инжерли, где запасы американских боеприпасов стратегических, и в Турции складированы атомные американские бомбы. То есть, Турция вполне себе союзник США. Ну так получилось, она поссорилась с другим союзником США, она и с Грецией ссорилась, чуть ли не война была, в рамках внутренних отношений в блоке НАТО. И ничего, американцам пришлось это проглотить.

Турция остановила сегодня свою претензию на членство в Евросоюзе, она просто поняла, что ее туда реально никто не примет. Она встала на пороге Евросоюза, а почему нет? Экономика Турции прочнее, чем европейская, там нет того дефолта, который де-факто есть в Греции, там нет ситуации Испании, Италии или Ирландии. Там нет ситуации разрыва между руководством и фондами, как в  Еврокомиссии. У Турции с армией все хорошо, одна из немногих настоящих армий современного мира, армия воюющая, непрерывная война идет против террористов рабочей партии Курдистана. Турция принимает активное участие в военных акциях НАТО. Там, где она хочет, в той мере как она хочет. При этом с российской точки зрения у нас все шикарно, роскошно… Только что в Ярославле я выступал за полчаса до президента Гюля. Все встречаются, обнимаются, подписывают договора. Правда, зачем мы делаем за свои деньги Турцию атомной державой и мировым хабом по торговле углеводородами – этого не знает никто.

Тем не менее, в Ливии, только что был безвизовый режим, в тот момент, когда безвизовый режим исчерпал себя, и Каддафи начали свергать, Турция сказала – замечательно, мы участвуем в этой операции, и африканские проекты Каддафи сегодня поделят Турция, Катар и Саудовская Аравия. У Каддафи было много многомиллиардных проектов в Африке, порядка двадцати режимов на континенте. Сирия – безвизовый режим, нормализация отношений, нормализация приграничных конфликтов по воде, окончательное закрытие проблемы Александретты. И до самого последнего времени на всех сирийских картах это была территория, закрашенная сирийскими красками, как Голанские высоты. Но самое забавное, что в ту секунду, как Турции понадобилось Сирию сдать, смотрите, что сегодня Эрдоган говорит по поводу режима Асада, и тяжелого давления на гражданское население, и вообще, просто совсем свергать пора. Это особенно забавно, в том числе, и в отношении с Сирией, и в отношении Израиля, с давлением на Сектор Газа и на местных арабов…

Эрдоган сегодня в Турции, выводя свою страну в качестве новой Оттоманской Империи, может в любой момент вспомнить о любых противниках. Это касается не только Израиля, это касается не только традиционных противников типа Греции и Болгарии и Армении. Но сегодня парадоксальна ситуация с ультиматумом Эрдогана европейскому сообществу и острову Кипр. Газовый шельф у Кипра. Газовый шельф начинают бурить, соответственно, ультиматум Кипру, и ультиматум европейскому сообществу, что если только Европа разрешит Кипру быть президентом очередным европейского сообщества, то тут сейчас Турция всех обидит. Ну, вот такая тяжелая ситуация. Тоже очень напоминает радикальных наших вождей середины двадцатого века, тридцатых-сороковых годов.

На самом деле, на наших глазах складывается антиперсидский, антишиитский блок. Потому что явно складывается блок Турции с Саудовской Аравией и Катаром. Это было видно по Ливии, это видно сейчас по Сирии. Саудовская Аравия – там геронтократия, которая нашему политбюро не снилась. Под девяносто лет управляющим принцам, но Саудовской Аравией пока эти люди управляют, и они, безусловно, заключили стратегический блок сегодня с Турцией. Люди при этом специфические, потому что Саудовская Аравия, конечно, в шестидесятые годы продажу, покупку, экспорт и импорт рабов отменили, но вообще вот этим, которым сейчас за восемьдесят, им тогда было за сорок. Такие, классические, римского типа работорговцы и рабовладельцы, которые просто с современным техническим оборудованием в руках, психология абсолютно такая же. И параллельно еще Катар, тоже ваххабитское государство, мягкий ваххабитский режим. Безумно богаты, невероятно амбициозны, ну просто там уровень валового внутреннего продукта на душу населения где-то в три-четыре раза выше, чем в США, это третий по размеру в мире газовый резерв, при том, что живет  там несколько сотен тысяч человек, такой микрорайон Москвы. И отсюда безумные амбиции внешнеполитические. Виден на Ближнем Востоке политический блок саудовцев с американцами и катарцев с французами. И последняя ливийская война, это де-факто, конечно, Катар втянул Саркози в эту войну, и видно было, как работает катарский канал «Аль-Джазира» с информационной поддержкой, в силу, что творилось в Ливии и сейчас будет твориться в Сирии. «Аль-Араби» от него довольно сильно отставал, саудовский канал, хотя работает точно так же.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconЛекции по истории международных отношений в новое время
Лекция 12. Большая игра. Политика великих держав на Балканах и на Ближнем и Среднем Востоке в конце XIX начале XX вв

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке icon-
Университета Лидса Зигмунта Баумана, прочитанной 21 апреля 2011 года в клубе «Пироги на Сретенке» в рамках проекта «Публичные лекции...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconХор «Красная весна» исполняет патриотические советские песни
Исторические примеры мироустроительных войн. Современные события в Северной Африке и на Ближнем Востоке как проявление мироустроительных...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconДэвид Игнатиус Совокупность лжи Посвящается Еве
Ближнем Востоке, и которые в течение многих лет старались направить меня на путь истинный. Они, отважные, рискующие собой ради того,...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconШевцов И. М. Ш 38 Тля. Соколы. Роман, очерки
От всей души благодарю благодетелей Валерия Севринова, Петра Бондаря, Александра Шешко, Анатолия Кулешова, Евгения Елизарова, Евгения...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке icon«Русский вектор в мировой литературе: крымский контекст» Украина, ар крым, Саки-Евпатория, 13-17
Крымский центр гуманитарных исследований, кафедра русской и зарубежной литературы Таврического национального университета имени В....

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconО некоммерческих организациях
ФЗ, от 29. 12. 2010 n 437-фз, от 04. 06. 2011 n 124-фз, от 11. 07. 2011 n 200-фз, от 18. 07. 2011 n 220-фз, от 18. 07. 2011 n 239-фз,...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconУральский государственный педагогический университет русская рок-поэзия:...
Р 66 Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб науч тр. – Тверь; Екатеринбург, 2007. – Вып. – 276 с. Памяти Ильи Кормильцева

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке icon7. Поражение Японии во второй мировой войне и вопросы послевоенного...
Кнр в 1945-1957 г г. Переход кнр на путь социалистического развития. Годы восстановления и первой пятилетки. Советско-китайские отношения...

Лекция Евгения Сатановского в Клубе 2050. 21. 09. 2011 Мировой контекст событий на Ближнем Востоке iconКурс лекций (под редакцией профессора В. Ф. Беркова) 2-е издание...
Авторский коллектив: Н. С. Щекин (лекция 8); Г. И. Касперович (лекция 9); В. Ф. Берков (лекция 10); И. Г. Подпорин (лекция 11); В....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов