Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме




Скачать 11.31 Mb.
НазваниеДэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме
страница10/64
Дата публикации08.12.2013
Размер11.31 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   64
Глава 7.
^ Зимне-весенняя кампания.

Сентябрь 1952 – май 1953 гг.

В сентябре 1952 года дожди, принесенные юго-западным муссоном, пошли на убыль, сигнализируя о том, что в Индокитае наступает новый сезон войны. Пора было начинать “зимне-весеннюю кампанию” 1952 – 1953 гг. Главные силы Вьетминя, насчитывавшие тогда от 110 000 до 125 000 человек, имели в своем составе шесть пехотных дивизий (325-я дивизия была сформирована в Аннаме в конце 1951 года), четыре отдельных пехотных полка и пять-шесть отдельных пехотных батальонов. К 1952 году “китайские товарищи” поставили вьетнамским коммунистам такое количество пулеметов и минометов, что те смогли обеспечить ими все свои части. Для оказания поддержки пехоте Зиап сформировал седьмую дивизию, 351-ю тяжелую (то есть дивизию тяжелого вооружения), состоявшую из двух артиллерийских полков, одного инженерно-саперного полка и нескольких легких зенитных частей. В распоряжении артиллерийских полков находились 120-миллиметровые минометы и 105-миллиметровые гаубицы, части ПВО были вооружены 20-миллиметровыми и 40-миллиметровыми зенитными пушками. Функции поддержки частей Главных сил исполняли 60 000 – 75 000 бойцов Региональных сил, а также от 120 000 до 200 000 ополченцев и партизан, в большинстве своем плохо вооруженных, необученных и неорганизованных‹1›.

В середине 1952 года Французский экспедиционный корпус (включая контингенты ВВС и ВМС) насчитывал 90 000 человек. Из них примерно 50 000 составляли французы. Остальные – бойцы Иностранного легиона, североафриканцы и находившиеся на французской службе вьетнамцы‹2›. Все эти части были хорошо обучены и экипированы, ими руководили опытные командиры, в частности на уровнях от капрала до подполковника. Для обеспечения поддержки экспедиционного корпуса создавалась Национальная вьетнамская армия численностью в 100 000 человек. Однако не оказывала ощутимой помощи французским войскам из-за плохо налаженной системы комплектования, постоянного дезертирства, нехватки командных кадров, а также вследствие борьбы, которую американцы и вьетнамское правительство, с одной стороны, и французы – с другой, вели за контроль над этими туземными частями. Таким образом, в сентябре 1952 года сопоставление реальных сил, которыми располагали стороны, дает основание сделать вывод, что в предстоящем наступлении Зиап мог выставить в поле практически все 120 000 человек, тогда как у французов для ведения активных действий имелось около 50 000 солдат и офицеров. Остальным приходилось защищать оборонительные рубежи линии де Латтра или гоняться за неуловимыми партизанами у себя в тылу.

У французов теперь был новый командующий, генерал Рауль Салан – весьма примечательная фигура. Интересен он не столько своими заслугами на поприще войны в Индокитае, сколько личными качествами и той ролью, которую позднее сыграл как лидер военного мятежа против де Голля во Франции. Этот генерал имел большое количество наград, причем среди его многочисленных медалей был и американский Крест за отличную службу, полученный за “беспримерный героизм”, когда в последние дни Второй мировой войны Салан командовал 14-й дивизией, той самой, которую де Латтр возглавлял в 1940-м45. Салан не был новичком в Индокитае. Еще молодым капитаном он служил в отдаленном районе Лаоса, где выучился бегло говорить на лаотянском языке. Он вернулся в Индокитай в начале 1946 года как командующий французскими войсками на Дальнем Востоке и покинул этот пост в начале 1947-го, чтобы вновь оказаться здесь в 1950 году в должности заместителя де Латтра. Когда последний, терзаемый неизлечимой болезнью, вернулся во Францию, верховным комиссаром и главнокомандующим французскими силами в Индокитае стал Салан.

За свою любовь к культуре и обычаям Востока, а также за атмосферу таинственности, которой он окружал свою деятельность, Салан получил во французской армии прозвище Мандарин. Де Голль отзывался о нем так: “Было в этом способном, умном и в чем-то даже приятном человеке нечто непонятное, неуловимое и непостижимое”‹3›. Если забыть о личных качествах Салана, в операциях, которые он проводил в Индокитае в 1952 году, не было ничего не понятного или не постижимого, исход их был вполне предсказуем и малоутешителен.

На протяжении всего сезона дождей – с мая по сентябрь 1952 года – Зиап усиленно трудился над выработкой стратегического курса, который помог бы ему одолеть французов. В первую очередь вьетнамский главнокомандующий внимательно проанализировал итоги предыдущих кампаний, взвесил все слабые и сильные стороны – как свои, так и противника. Сильными сторонами французов являлись: (1) оборонительная мощь линии де Латтра, (2) способность перебрасывать подкрепления на любой участок периметра этой линии и, наконец, (3) поддержка авиации, военно-морского флота, дипассо и артиллерии, в тех случаях, когда позволяли расстояние, местность и погода. Теперь Зиап точно знал, чего ему не следует делать – он не должен атаковать французские укрепленные позиции вдоль линии де Латтра.

К счастью для Зиапа, у французов хватало слабых мест. Во-первых, сражение при Хоа-Бине показало, что на сколько-нибудь заметном удалении от линии де Латтра войска Французского экспедиционного корпуса становятся весьма уязвимыми. В условиях активного противодействия со стороны вьетминьцев, плохих дорог, неудобной местности и густых джунглей французам, испытывавшим недостаток в транспортной авиации, было очень трудно наладить бесперебойное снабжение своих сухопутных сил наземным или речным путем. Во-вторых, из политических соображений французам приходится оказывать помощь дружественным народностям (таким, как тайцы и муонги), религиозным группам (например, католикам под Нам-Динем) и той части старой французской Индокитайской империи (Лаосу), власти которой сохранили тесные политические связи с Францией. В-третьих, у французов было меньше солдат, которых они могли бы использовать для наступательных операций, чем у Вьетминя. В-четвертых, французская авиация привязана к взлетно-посадочным площадкам, расположенным в Тонкинской дельте, а потому чем дальше от “подковы” находятся французы, тем меньшую помощь могут оказать им их самолеты. Таким образом, сама ситуация подталкивала Зиапа к тому, чтобы нанести удар по тайцам, католикам и Лаосу. Так и только так коммунисты могли заставить противника отдалиться на максимальное расстояние от линии де Латтра. Там их главное преимущество, авиация, окажется не таким эффективным, причем как в чисто тактическом смысле, так и с точки зрения организации снабжения.

Намереваясь воплотить в жизнь свою стратегическую концепцию, Зиап избрал ближайшей целью зимне-весенней кампании 1952 – 1953 гг. французские посты, расположенные цепью вдоль хребта Фан-Си-Пан, между реками Красной и Черной, и прикрывавшие долину Черной реки. Самым важным опорным пунктом среди них был Нгья-Ло, племенной центр тайцев, который Зиап неудачно атаковал в 1951 году, на хребте имелось также несколько маленьких фортов, гарнизоны которых состояли из вьетнамцев, возглавляемых французскими офицерами. К юго-западу от Черной реки в руках французов находилась цепь более мощных фортов, начинавшаяся с Лай-Чау на северо-западе и тянувшаяся на юго-восток через Сон-Ла и На-Сан до Мок-Чау. Выбор этих объектов был мудрым. Крупное наступление в данном направлении могло угрожать не только тайцам, но и Лаосу. Чтобы отреагировать на него, французам пришлось бы отправиться в горные джунгли и отдалиться на значительное расстояние от своих баз в дельте. Все в этом плане благоприятствовало Вьетминю и работало против французов.

Как и большинство других полководцев, Зиап имел тенденцию прибегать к тактическим приемам, приносившим ему успех ранее. Он решил начать с Нгья-Ло, действуя при этом так же, как в 1950-м, когда атаковал Донг-Ке. 11 октября он развернул три штурмовых дивизии и перешел Красную реку к северу от Йен-Бая на участке шириной в шестьдесят пять километров. В центре находилась “Железная дивизия” (308-я), удар которой был нацелен на Нгья-Ло. На правом (западном) фланге 312-я дивизия наступала на небольшой пост Гиа-Хой, расположенный в пятнадцати километрах к северо-западу от Нгья-Ло. Целью действовавшей на левом (восточном) фланге 316-й дивизии являлся Ван-Ен. 148-й отдельный полк выдвигался к северу от основного направления наступления по широкой дуге вдоль оси Тан-Уэн – Дьен-Бьен-Фу. По одному полку от 308-й и 316-й дивизий Зиап оставил для прикрытия переправы и в качестве резервов. Мудрость такого решения вскоре оказалась более чем очевидной.

В начале октября французы отдавали себе отчет в том, что Зиап что-то замышляет, но, поскольку войска Вьетминя передвигались в ночное время, нельзя было определить ни силы, ни направления удара. Они узнали об этом 15 октября, когда полк из состава 312-й дивизии окружил маленький французский гарнизон в Гиа-Хой. Салан понял, какой опасности подвергаются части в горных фортах, и 16 октября произвел выброску 6-го колониального парашютного батальона в Ту-Ле, в двадцати пяти километрах к северо-западу от Гиа-Хой и в сорока к северо-западу от Нгья-Ло. Задачей его было прикрыть отступление французов к долине Черной реки. В 17.00 17 октября на Нгья-Ло обрушился шквал минометного огня. После интенсивной подготовки бросилась на штурм пехота Вьетминя. Сопротивление защитников форта было подавлено в течение часа, хотя отдельные перестрелки шли всю ночь. Французы потеряли в Нгья-Ло 700 человек, но что еще важнее, они лишились ключевой позиции в данной зоне. Линия постов в междуречье перестала существовать. Под прикрытием парашютистов все французские отряды спасались бегством в форты на Черной реке. 6-й колониальный парашютный батальон сражался с присущей ему отвагой и мастерством. Это позволило выиграть время, однако ничто не могло сдержать натиска превосходящих сил Вьетминя, и храбрый батальон был практически уничтожен. К началу ноября колонны Зиапа достигли Черной реки, но трудности со снабжением замедлили продвижение дивизий Вьетминя к фортам на ее западном берегу. Только в середине ноября коммунисты вышли на линию Лай-Чау – Сон-Ла – На-Сан – Мок-Чау. Поскольку все припасы были на исходе, Зиап отважился только на один последний удар. Его войска обошли французские укрепленные позиции, не тронув их, и подавили сопротивление маленького гарнизона Дьен-Бьен-Фу.

Французы отреагировали на удачный выпад Зиапа тем, что, во-первых, усилили гарнизоны Лай-Чау, На-Сана и Мок-Чау и. во-вторых, начали операцию “LORRAINE” – наступление на базы снабжения Зиапа во Вьет-Баке. Для ее осуществления были привлечены все имеющиеся подвижные силы, насчитывавшие около 30 000 человек и состоявшие из четырех мобильных групп (как правило, каждая такая группа включала три пехотных батальона, один артиллерийский дивизион и подразделения поддержки), одной парашютной группы, а также отдельных бронетанковых и артиллерийских частей. В целом вся эта группировка равнялась по численности примерно двум полноценным дивизиям.

Операция “LORRAINE” представлялась верным делом тем, кто планировал ее за картой в штабе. По мнению разработчиков, реализация их замысла не оставляла Зиапу ни одного шанса на победу и заставляла выбирать между “плохим” и “очень плохим”. Если он не прекратит наступление и не уведет три своих дивизии с Черной реки для прикрытия баз во Вьет-Баке, французы не только получат возможность лишить атакующие соединения Вьетминя источников снабжения, но и смогут разрушить всю тыловую систему противника. Если Зиап отведет свои дивизии для защиты Вьет-Бака, тогда натиск вьетминьцев на форты у Черной реки прекратится и угроза Лаосу будет ликвидирована. При этом Зиап в любом случае проигрывает. Однако по прихоти судьбы на войне, выбирающей своим орудием против опытных и удачливых полководцев еще более умных и расчетливых воителей, даже самые безупречные планы порой приводят не к верным победам, а к сокрушительным поражениям. Замысел операции “LORRAINE” отличался значительной сложностью. Одним мобильным силам предстояло перейти Красную реку около Трунг-Ха, вблизи от места ее слияния с Черной рекой, и двинуться на северо-запад к Фу-То. После того как эта группировка создаст береговой плацдарм, вслед за ней из Вьет-Три выступит вторая колонна, соединение которой с первой предполагалось осуществить около Фу-То. Затем вместе обе колонны будут наступать на Фу-Доан, известный центр снабжения Вьетминя. Когда они достигнут Фу-Доана, парашютная группа в составе трех батальонов должна десантироваться на противоположном от города берегу Прозрачной реки, где на помощь к ней подтянутся динассо. Этим военным судам предстояло перевезти парашютистов через реку, эвакуировать раненых и воспрепятствовать бегству противника по воде. После взятия Фу-Доана объединенным силам предстояло или вернуться к исходным позициям на линии де Латтра, или же развивать успех, атакуя объекты, расположенные далее к западу и северу.

29 октября французы начали операцию с форсирования Красной реки около Трунг-Ха. Они выдвинулись в северо-западном направлении, почти не встречая сопротивления, и к 4 ноября создали три довольно крупных плацдарма на северном берегу реки. В тот же день из Вьет-Три вышла вторая колонна и устремилась к Фу-То по шоссе № 2. Однако ее продвижение замедлилось из-за плохой погоды, скверного состояния дороги и отсутствия исправных мостов, а также из-за противодействия со стороны 176-го полка 316-й дивизии (той самой части, которую Зиап, выдвигаясь к Черной реке, оставил у себя в тылу). В результате обе колонны достигли сборного пункта у Фу-То не ранее 7 ноября.

Зиап почти сразу понял, куда тянутся щупальца французского контрнаступления. Он знал, что колонна противника велика, неповоротлива и привязана к дорогам, что многочисленность войск и вытекающие из этого проблемы с их тыловым обеспечением ограничивают глубину наносимого ими удара. Зиап рассудил, что французы вряд ли смогут добраться до Тай-Нгуена и Йен-Бая, двух жизненно важных баз Вьетминя. Он мог без серьезного ущерба для боеспособности своих соединений позволить себе лишиться поставок из менее крупных центров снабжения, но только не из двух вышеупомянутых мест‹4›. К тому же существовали политические соображения в пользу того, чтобы не уходить из земли тайцев. Зиап намеревался тем или иным способом сделать этот народ союзником коммунистов, а заодно хотел очистить от французского присутствия территорию, с которой он в дальнейшем собирался разворачивать операции против Лаоса‹5›.

Взвесив все “за” и “против”, Зиап решил не отказываться от своих планов перед лицом угрозы со стороны противника, рассудив, что для противодействия атаке Салана будет достаточно двух резервных полков. Соответственно, он приказал командирам этих полков любыми средствами не допустить того, чтобы французы добрались до Йен-Бая или Тай-Нгуена. Зиап сказал им прямо, что на помощь с его стороны им надеяться нечего‹6›.

9 ноября французские мобильные группы выступили из сборного пункта в направлении Фу-Доана. В этот же день воздушно-десантные силы, погруженные на транспортные С-47 и гражданские самолеты, поднялись с аэродромов неподалеку от Ханоя, а в 10.30 первые подразделения парашютистов приземлились в зоне выброски на противоположном от цели берегу реки. Никакого противодействия они не встретили, и к 15.00 был высажен уже весь личный состав парашютных батальонов. Как раз в этот момент рядом с местом высадки десанта причалило первое судно из состава динассо, которое немедленно начало перевозку парашютистов на другой берег к Фу-Доану. Примерно в 17.00 прибыли головные танки из состава наземных мобильных сил. Как ни удивительно, хитроумная схема работала, несмотря на то что требовала высочайшим образом скоординированных действий трех различных родов войск и нескольких отдельных командований. Тому, что все получалось, поражались сами французы, поскольку планировщики безбожно нарушили святое правило войны – не мудри. Его можно иногда проигнорировать, если операцией руководит штаб профессионалов, частями командуют опытные офицеры и, кроме всего прочего, необычайно везет. В этот раз у французов имелись в наличии все три вышеуказанных условия.

Тщательный осмотр всех домов в Фу-Доане не особенно порадовал – добыча оказалась скромной. Французам досталось 1400 винтовок, 100 автоматов, двадцать два пулемета, восемь минометов и 200 тонн боеприпасов. В близлежащих зарослях молодой французский офицер обнаружил два советских грузовика и один американский джип. Все эти трофеи были приемлемы в качестве начального приза, но не в качестве итогового результата операции, в которой участвовало 30 000 человек.

Не зная, что же лучше, попытаться захватить еще где-нибудь более солидный арсенал или же атаковать Зиапа на Черной реке, Салан решил двинуть силы, задействованные в операции, дальше на северо-запад. 13 ноября он отправил смешанную группу танков, пехоты и артиллерии – всего четыре или пять батальонов – по шоссе № 157 в направлении пересечения с шоссе № 13А. Одновременно другой отряд был послан им по шоссе № 2 к Туйен-Куангу с тем только, чтобы блокировать дорогу примерно в двадцати километрах от Фу-Доана. Колонна, двигавшаяся по шоссе № 157, почти не встречала преград. Она смела на своем пути несколько блокпостов противника, понеся лишь самые незначительные потери от огня вражеских снайперов.

Ключевой момент в операции “LORRAINE” наступил, когда ближе к вечеру 13 ноября головные подразделения тактических сил достигли пересечения шоссе № 157 с дорогой № 1 ЗА, ведущей к Йен-Баю, одному из двух главных тыловых центров войск Вьетминя. Французский командующий отправил смешанный батальон, состоявший из пехоты и танков, на юго-запад от шоссе № 13А, чтобы захватить вражеский блокпост. Остальная часть группировки продолжала продвигаться на северо-запад. Это имело решающее значение.

То, что делали французы на перекрестке дорог, одна из которых вела к Йен-Баю, было очень важно для всей операции. Если они действительно хотели заставить Зиапа уйти с Черной реки, им следовало наступать на Йен-Бай, в противном случае становилось ясно, что весь их маневр – всего лишь демонстрация. Таким образом, когда французы проследовали мимо Йен-Бая, они как бы дали понять всем – и друзьям и врагам, – что, вне зависимости от того, каковы были изначальные цели операции “LORRAINE”, с этого момента она есть не что иное, как всего лишь пустой трюк.

На войне можно найти подходящие причины для объяснения малодушных поступков, и у Салана имелись свои разумные причины для того, чтобы обойти Йен-Бай стороной. Захват его оказался бы нелегким делом. Населенный пункт располагался в каких-нибудь двадцати километрах от перекрестка шоссе № 157 и № 13А. Местность там была довольно ровная, но на пути у наступающих войск вырастали естественные препятствия в виде невысокой горной гряды, пролегавшей между рекой Чау и Красной рекой. Город и подступы к нему защищал 176-й полк 316-й дивизии – воинская часть Главных сил, доказавшая свою боеспособность. Взять Йен-Бай наскоком не представлялось возможным, вероятно, такая задача была бы вообще не под силу тактическим силам французов на шоссе № 157. Для овладения этой базой снабжения Салану потребовалось бы послать в район Йен-Бая больше войск, а вот именно этого-то он делать и не собирался. Он не стремился увязнуть в сражениях, а, напротив, хотел выйти из грязи, не запачкавшись. Было уже ясно, что в целом операция “LORRAINE” провалилась. Зиап не увел войск с Черной реки, а французы не сумели (и уже не смогли бы) нанести сокрушительного или даже чувствительного удара по узлам снабжения Вьетминя. С другой стороны, учитывая, какое количество войск участвовало в операции и на каком расстоянии от рубежей линии де Латтра они действовали, возможности тыла Салана находились на пределе. Зиап сохранил свои силы и возможность начать крупное наступление. Салан понимал, что войска нужно срочно возвращать в дельту или же перебрасывать их в землю тайцев для отражения атаки коммунистов. Он не мог дать им увязнуть в кровопролитных боях за Йен-Бай.

На следующий день (14 ноября) задействованные в операции силы достигли населенного пункта Фу-Йен-Бинь, расположенного в тридцати с небольшим километрах к северо-западу от Фу-Доана и примерно в восьмидесяти километрах от линии де Латтра. Данный маневр ничего не дал французам. В тот же самый день они получили от Салана приказ остановить продвижение и вернуться в дельту.

Французы хорошо знали, что отступление всегда более опасно, чем наступление, и потому надеялись осуществить отход как можно быстрее. Они тронулись в обратный путь 15 ноября и не встречали трудностей до тех пор, пока не достигли Чан-Муонга. Деревушка эта расположена в узкой лощине длиной километра четыре, пролегающей между двумя поросшими джунглями холмами. Эта местность идеально подходила для устройства засады, и 17 ноября коммунисты использовали Чан-Муонг соответствующим образом. Роль засадной части была возложена на 36-й полк 308-й дивизии, являвшийся, наверное, самым лучшим полком Главных сил Вьетминя. Пехоту поддерживали артиллерия и минометы, размещенные на господствующих высотах. Некоторые орудия вьетнамцы установили так, чтобы вести огонь по дороге прямой наводкой.

Передовые подразделения французской колонны уже почти достигли южной оконечности лощины, когда бойцы Вьетминя атаковали их из засады. Уничтожив несколько грузовиков и один танк и, таким образом, заблокировав дорогу, пехотинцы Зиапа со всех сторон бросились на французов, стрелявших по ним с грузовиков и из придорожных канав. Началась ожесточенная схватка. За автоматами и винтовками в ход пошли гранаты, штыки и ножи. Сначала положением владели вьетминьцы, французы же несли потери в живой силе и технике. Однако потом они пришли в себя и контратаковали, а с появлением в полдень авиации смогли сбросить вьетнамцев с дороги. К 14.00 французским командирам удалось привести свои части в порядок и составить план по зачистке местности. В 15.30 легионеры и BMI (Bataillon de Marche Indochinois- Индокитайский маршевый батальон) начали прочесывание холмов по обеим сторонам дороги. Легионеры, которым достался более легкий участок (с западной стороны), продвигались быстро. А вот на долю BMI – закаленной в боях профессиональной части, состоявшей из европейцев, камбоджийцев и вьетнамцев, – выпала трудная работа. То и дело батальон залегал под шквальным минометным и пулеметным огнем. В 16.30 по цепям BMI разнеслось: “Штыки примкнуть!”, после чего в кустах раздались холодящие звуки металла – это бойцы маршевого батальона быстро и без лишней суеты выполняли приказ. Прозвучало грозное стаккато рожка, и батальон (или, вернее, то, что от него осталось) разом поднялся и, стреляя на бегу, бросился в штыковую атаку. Не выдержав этого зрелища, коммунисты скрылись в джунглях. Вражеская засада была сломлена. Бой у деревни Чан-Муонг явился самым крупным за все время отступления французов к линии де Латтра, хотя бойцы Вьетминя продолжали “кусать” ретирующуюся колонну на всем пути до Вьет-Три.

Операция “LORRAINE” обошлась французам примерно в 1200 человек, и это была высокая цена за сравнительно небольшое количество захваченного оружия. Центры снабжения Вьетминя не пострадали, Зиап не отменил наступления на Черной реке, отказавшись играть отведенную ему Саланом роль в “беспроигрышной” операции “LORRAINE”. На землях тайцев оставались основные силы трех дивизий Вьетминя, готовые к выполнению возложенных на них задач.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   64

Похожие:

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconВьетнамская война: цифры и факты
«любой стране-участнику Договора о коллективной обороне в Юго-Восточной Азии». Так началась одна из самых спорных страниц истории...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconГражданская война в Камбодже
«красных кхмеров», провозгласивших курс на тотальное переустройство камбоджийского общества с опорой на маоистские концепции. Гражданская...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconСойка-пересмешница
Но Пит похищен власть имущими, и судьба его не известна. И тогда легенда становится реальностью. Таинственный Тринадцатый дистрикт...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconНа рассвете 22 июня 1941 г германская армия всей своей мощью обрушилась...
Началась Великая Отечественная война, война советского народа с фашистскими окупантами, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. В тот же...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconПрограмма обновление гуманитарного образования в россии г. С. Батыгин
Владимир Кинелев, Владимир Щадриков, Валерий Меськов, Теодор Шанин, Дэн Дэвидсон, Виктор Галичин

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconОн дотла растрачен в бою…
Астафьева важна, а война как таковая, война как инструмент смерти, война как сестра печали, если вспомнить заглавие пронзительной...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconВеликая Отечественная война 1941-1945. Начало ВОВ
Вов шла уже почти два года, но теперь начиналась война героическая, и идти она будет не за ресурсы, не за господство одной нации...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconНиколай Викторович Стариков Спасение доллара война «Спасение доллара война»
Доллар стал главной валютой на руинах Второй мировой. Ничего не меняется и сегодня: спасение доллара – это новая война… Чтобы остаться...

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconТема 16 малая гражданская война
Малая гражданская война – это массовые выступления крестьян в 1920-1921 годах против политики партии большевиков

Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме iconКак жить после психической травмы
Вьетнаме, жертвам преступлений и другим лицам, перенесшим травму. Половину своего гонорара за публикацию книги на русском языке автор...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов