Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня




НазваниеМаксим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня
страница1/7
Дата публикации04.02.2014
Размер1.43 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7





***
Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня это чувствовалось особенно сильно. Вплоть до физического удушья. С ощущением реальности приходило все более отчетливое осознание того, что в ближайшие секунды Максима Лучихина на этом свете не станет.

Ему действительно не хватало воздуха… Теплый язык переплетался с его полусухим языком. Губы девушки закрывали доступ воздуху. Рейнлан не давала ему вдохнуть, крепко прижав к кровати. Окончательно придя в себя, он попытался вырваться, но понял, что она сидит на нем верхом, не позволяя пошевелиться.

Отличный ксэ, она точно знала, когда надо остановиться. Рейнлан отпрянула, села рядом и стала смотреть на кашляющего в подушку Макса своими сияющими серыми глазами, в которых так и танцевала жизнь. Парень расслабился и уткнулся носом в подушку. В следующую секунду он уже почувствовал на шее ее волосы, а потом услышал шепот на ухо:

– Доброе утро, Лохматый!

Он лениво повернулся и заметил ее счастливый взгляд на своей лохматости.

– Привет, – отозвался он.

Она все так же смотрела на взъерошенные черные волосы. Он вздохнул, и только сейчас она посмотрела ему в глаза.

– Ты хочешь есть! – она не задала вопрос, а как-будто угадала его мысли, – Будешь сосиски?

– А тут есть еда? Ты же говорила, в этой квартире давно никто не живет?

– Тут все есть! Это же Ад, здесь еда не портится! Так ты будешь сосиски?

Макс покивал, проминая себе шею и плечи. Она тут же убежала.

– Тебе сколько штук? – закричала она из кухни через некоторое время.

– Не знаю… – пробурчал он себе под нос, так что она ничего не услышала.

– Молчишь, значит, будешь есть столько, сколько я тебе сварю!

– Хорошо, – так же тихо ответил он.

Макс пришел к ней на кухню, зевая, и сел за стол, опершись на локти и закрыв от назойливого, хоть и неяркого, адского света глаза.

– Вот, держи! – Рейнлан поставила перед ним тарелку, на которой были три сосиски, какой-то соус и кусок хлеба.

– А ты? – он насадил сосиску на вилку.

– Я? – она тоже взяла сосиску, окунула ее в соус и откусила.

Рейнлан быстро съела свою и опять стала глядеть на него.

– Не смотри так на меня. Вон, там еще есть, – испугался Макс.

– Нет, я больше не хочу. Это тебе, – она подвинула тарелку к нему, – Давай, доедай все!

Максим, улыбаясь, провел по своим волосам, … но вдруг резко вскочил из-за стола и в ужасе крикнул:

– Где она???

– А, ты о маске? – почти не удивившись такому резкому перепаду в состоянии парня, спросила Рейнлан, – Я принесу.

Она встала из-за стола и уверенно пошла в комнату. Макс проводил ее напряженным взглядом и сел на место. Девушка скоро вернулась с Мешер в руке и без намека на страх положила ее на стол. Максим трепетно погладил маску, боясь новой вспышки боли. «Она такой самонадеянности не терпит! А достанется-то, как всегда мне… Эта маска уже никогда меня не отпустит!» – суетливо думал он. Рейнлан с ухмылкой за ним наблюдала. «Ничего страшного!» – думала она.

– Больше не хочешь есть? – спросила девушка и подвинула стул поближе к нему.

Макс безразлично помотал головой.

– У меня еще бананы есть! – продолжила Рейнлан, – Самые вкусные на земле бананы! Их даже сэр Маданго Верт оценил. Ты же не забыл, что сэр Маданго Верт это мой конь! Правда, он больше любит дурь-траву, но иногда для разнообразия ест мои бананы. Он очень симпатичный, но при случае может и затоптать. Я тебя обязательно с ним познакомлю! Ты знаешь, он вообще всех из нашего отряда покусал! Юрку тоже… Но Юрка все равно самый классный! Он нас каждый день по десять кругов вокруг деревни гонял! Я ему говорю: «Я умираю!», а он: «Тогда все умирающие бегут одиннадцатый круг!» За меня ребята заступались, а Юрка тогда спрашивает: «Вы хотите помочь умирающим, девочки?», а девочки… то есть, парни – он парней девочками называл, – боялись и молчали. Я же вообще-то единственной девчонкой из отряда была… Ну, так ты будешь бананы?

Максим давно ее не слушал, лихорадочно гладя маску и смотря в пустоту ее пустых глазниц.

– Ты не давала мне спать всю ночь, – неожиданно сказал он, еще не очнувшись, – Чем ты занималась?

– Я… Я не спала, – можно было посчитать, что Рейнлан извиняется, но ничего подобного у нее в ее мыслях не было.

– Это повод будить меня?

– Так ты ни разу и не проснулся!

– Да, но спал плохо, – Макс встал и вышел.

Наскоро обувшись и взяв инквизиторский плащ, он уже открыл дверь, как услышал ее голос:

– Постой, я с тобой!

– Идем на Землю, Рейнлан…
***
Макс и Рейнлан покинули Самат, даже не подозревая, что совсем скоро жители этого города атакуют Азур. Когда они оказались перед вратами первого Уровня, Макс, кивнув в сторону огромной надписи «Правила существуют для того, чтобы их нарушать», сказал:

– Ты знаешь, мне это нравится. Как ты туда залезла?

Воспоминания Рейнлан: Принимаю облик грифона и с баллончиком краски в клюве взлетаю на адские ворота! Это все сила Стража! Единственная полезная техника, которой меня научил Олег! Пора бы уже давно навести порядок на этом Уровне!

– А, вот оно как… – Макс уже протянул руку, чтобы открыть дверь на Землю, но тут же отдернул ее и сказал: – Я не знаю, как нас встретят в моей деревне. Возможно, придется вернуться в Ад.

– Ничего страшного, – ободряюще кивнула Рейнлан, – ерунда! Все будет хорошо! Ты же Лохматый!

Макс печально ухмыльнулся и вышел на Землю. Солнце не раздражало глаза, позволяя любоваться светло-голубым небом. Он посмотрел вверх и набрал полную грудь воздуха. Наконец-то он чувствовал запах земли и прелой листвы. Подул прохладный ветер и освежил потное лицо. Шорох листьев ласкал слух. Рассыпающиеся в воздухе хрупкие листья танцевали во вьющемся потоке. Рейнлан и Макс шли в Тапочкино по влажной пахнущей жизнью земле. Она улыбалась, глядя на него; он улыбался, наслаждаясь ощущением единения с Миром.

Когда деревня сихэ была уже рядом, Макс заметил некоторые изменения – открытые ворота давали разглядеть дворец Комохо, покрашенный в яркие краски.

– Круто! – выпалила Рейнлан, – Это твой дом?

– Я не знаю. Если честно, я так запутался, что… – он не договорил, опустив глаза.

Подходя ближе, они могли лучше разглядеть большую красивую деревню. Уже пробравшееся сквозь облака солнце отражалось в больших окнах домов воинов. С непривычки Макс щурил глаза, но Рейнлан смотрела уверенно, даже жадно. Хотя была уже поздняя осень, некоторые деревья здесь еще сохранили яркую листву, и теперь блестели на солнце во всей красе на фоне всеобщего массового древесного облысения. Все вокруг шло в резкий контраст с ожидаемым: не только эти пестрые деревья, но и все селение сихэ, и даже сам этот прекрасный земной день, который в такое унылое время года неожиданно подарил людям солнце.

Но тут случилось то, что выходило уже за рамки возможного. Из дворца Комохо высунулась голова Игоря и закричала:

– Макс!!!

Потом высунулась голова Алекса и тоже закричала:

– Лучихин!!!

Уже через несколько секунд два сумасшедших парня бежали им навстречу.

– Мы стали Комохо!!! – еще издалека заорали они.

– Что? – Макс был в состоянии легкого ступора.

Тем временем Игорь уже подбежал к Рейнлан и крепко пожал ей руку.

– Ты кто? – выпалил он.

– Я Страж!

– А я Принц. А Страж – это темный?

– Нет, пятнистый! Я Рейнлан!

– А я Игорь! – они все еще трясли руки друг друга.

– Бенкс!

– А ты Али Макарано знаешь? – не сдавал позиции Игорь.

– Знаю! Мы с ней и с Анкс когда-то учились у Олега.

– А вы тут какими судьбами? – совершенно не выбиваясь из стиля разговора и не делая паузы, выдал Игорь.

– А ты что, не рад? – неожиданно послышался голос Макса, который не пытался скрыть обиды. Он вдруг, непонятно для самого себя, безумно заревновал Рейнлан к Игорю. «Это нервное», – попытался успокоить себя Лучихин.

Игорь оторопел. Непонимание постепенно сменялось в нем чувством стыда. Он отпустил руку Рейнлан и подошел к Максиму. Парня била мелкая дрожь.

– Конечно, рад! – воскликнул Игорь и крепко обнял Максима, заставив на шаг отступить.

Лучихин дернулся, пытаясь вырваться, но слабость не давала преодолеть крепкую хватку друга. Тогда он расслабился и прижался к плечу Игоря. Макс закрыл глаза, и ему ненадолго показалось, что он и не уходил из деревни, не становился темным, не встречался с Анкс и не убивал своего брата…

– Ну, пойдемте, пойдемте, – прервал затянувшуюся паузу Алекс, – Я же еще не показывал вам свои апартаменты!

– Что?! – тут же громко возмутился Игорь прямо на ухо Максу, – Мы немедленно идем во дворец! В мой дворец!

– Я не понял?! – не унимался Алекс.

Братья Белоклыковы не заметили, как в жарком споре отделились от пришедшей из Ада пары и оказались впереди Рейнлан и Макса. Они уже были около дворца, когда голос Даши остановил их:

– Максим!

Парень обернулся на крик, как и все остальные. Даша, которая навсегда вернулась в Тапочкино, быстрым шагом подошла к молодым воинам. Игорь взглянул на нее и сразу заключил:

– Так, ты тоже идешь с нами.

– Но я чайник не выключила! – от неожиданности соврала Даша.

– Это не обсуждается! Я твой Комохо, я приказываю: ты идешь с нами!

– Хорошо, – улыбнулась Даша, но ее глаза-изумруды печально сверкнули. Ей неприятно было осознавать, насколько она открыта перед Игорем и как хорошо он ее знает.

Все впятером отправились во дворец. В комнате Игоря их встретила Царица Макарано.

– Али! – воскликнул Игорь, обняв ее, – Смотри, кого я привел! Она сказала, что ее зовут Рейнлан и она тебя знает.

Али уже не хотела отрываться от плеча любимого и на кого-то смотреть, но повернула голову и оглядела гостей. Алекс уже расселся на диване, на котором лежал уютный плед, и захватил поднос с бутербродами. Рейнлан тем временем побеждала осматривать высокие книжные шкафы и висящие на стене мечи сихэ. Даша и Макс все еще жались у двери.

– Народ, не хотите моих бутербродов? – предложила Али и взглянула на Алекса, – Тут кто-то, правда, все зажал…

– А кто зажал? Что зажал? – изобразил удивление Алекс, беззастенчиво при этом чавкая.

– Ах ты! – закричал Игорь, – Расхититель макарановской собственности! Щас как дам!

С этими словами борец за справедливость атаковал Алекса; тот откинул похищенное в сторону и стал отбиваться подушкой. Али, увидев, что ее бутерброды упали на пол, тоже бросилась на диван и стала прыгать на нем, крича в поддержку: «Игорь! Игорь!»

В ходе «сражения» кто-то сбросил с дивана плед. Довольный Макс тут же взял его, закутался и лег где-то в углу. Даша проводила его взглядом, после чего с визгом бросилась на диван, схватила подушку и стала избивать Игоря. Рейнлан, которая все это время была занята вытащенным из дорогих ножен мечом Комохо, посмотрела на Макса и села рядом с ним…

Но... Раздался стук. Его никто, кроме Рейнлан не услышал, да и та лишь бросила короткий взгляд в сторону, больше увлеченная лохматостью Макса. Вскоре пришедшие сами открыли дверь. Мгновенно наступила абсолютная тишина. Их было трое: в центре стоял демон-лев в человеческом облике – Олег; слева от него в облике Шегана был Тимур; справа с такими же, как у брата, черными крыльями за спиной – Ангелина.

– Война с Инквизиторами! – улыбнулся демон, обнажив длинные клыки.
***
Перья, вылетевшие из растрепанных подушек, плавно оседали на пол, диван, участников битвы и Макса с Рейнлан.

– Что это значит? – мгновенно изменился в лице и стал серьезным Игорь.

– Война! – повторил Олег, – Об этом стало известно из достоверных источников, – Тут он значительно посмотрел на Рейнлан, давая ей понять, что речь идет об Анкс, – Завтра они нападут на Азур.

– Это действительно точная информация? – хладнокровно спросил Алекс.

– Достаточно точная, чтобы собирать адское войско.

– Вы берете только темных? – спросил Игорь.

– Мы накладываем обязательства только на темных, – уточнил Олег, – А вы неужели решили снизойти до Ада?

– Я хочу участвовать в этой войне! – решительно ответил Игорь.

– Я с ним! – прибавила Али.

– Но позвольте, господин Комохо, – подал голос Тимур, – если вы уйдете в Ад, кто же останется в Тапочкино?

– Алекс и останется! Он же не темный!

– С чего ты взял?.. – тихо проговорил Белоклыков, – Я уже четыре года Шеган.

– Что ты сказал? – изумился Игорь.

– Думаешь, отдал бы я тебе звание Принца, если бы не был темным?

– Так вот оно что! И ты молчал все это время?! Ты же знал, что я сам..! Да как ты..!

– Успокойтесь! – перебил Игоря Тимур, – Разберетесь с этим после. Мы забираем Алекса. Ты, Игорь, остаешься в деревне. Максим как Первый Хвост тоже обязан… – тут он понял, что его брат тихо спит в углу комнаты, – Максим! – чуть повысил голос Шеган.

– Что? – только тогда очнулся парень, – Что вы тут делаете?

– Шенад! – засмеялся Олег, – Рейнлан, объясни этому… «Первому Хвосту»… Ты же..?

– Иду, конечно! – широко улыбаясь, кивнула девчонка.

– Даша? – Демон посмотрел на нее и лукаво подмигнул.

Та фыркнула и печально отвела взгляд. Олег снова усмехнулся и сказал:

– Что ж, господа, идемте в Ад! – он развернулся и вышел из комнаты. За ним ушли сердитая Ангелина и Тимур.

Воспоминания Анкс: После того как Инквизиторы одобрили наступление на Азур, я пошла к Олегу и рассказала ему о грядущей войне. Почему я это сделала? Не знаю… Наверное, я боюсь его. Тем более, если честно, я не хотела чтобы все так далеко зашло… Я люблю наш Азур, они должны быть готовы… А Олегу было даже более интересно мое состояние, чем возможный крах города. А ведь Инквизиторы намного сильнее уже почти распавшегося Ордена Хвостов... Я зря ушла, Макс того не стоил.

Рейнлан с Максом, Даша, Алекс, Ангелина, Тимур и Олег уже покинули Тапочкино и шли по направлению к известной помойке. Все молчали, и Рейнлан, пользуясь случаем, пыталась заглянуть всем по очереди в глаза. Нахохленная Ангелина не заметила ее взгляд, неохотно идя позади и пиная камни под ногами. Олег ответил бывшей ученице лукавой улыбкой и блеском своих хищных глаз. Во взгляде Макса читалась напряженность и неуверенность. Рядом шла Даша, видимо, погруженная в свои мысли и тоже не посмотревшая на Рейнлан. Алекс и Тимур шли впереди, их глаза она не видела.

– Это давно должно было произойти! – неожиданно выдала красноволосая девчонка.

Тимур оглянулся на нее, пытаясь понять, говорит ли она о том, что действительно давно предполагала грядущую схватку с Инквизиторами, или просто решила заполнить неуютную паузу красивыми словами. В эти несколько секунд Рейнлан успела разглядеть полные тяжелой тьмы глаза Шегана.

Никто не ответил Рейнлан. Кто-то был слишком занят своими мыслями, у кого-то просто не было желания начинать разговор. Атмосфера в компании царила довольно мрачная и унылая. Ангелина думала об Илье и вспоминала каждое слово оставленной для него записки. Тимур вспоминал об оставшейся в деревне Калипсо и пытался найти причины, чтобы не считать свой уход предательством. Но мысли еще одного темного заслуживают несколько большего внимания. Вряд ли от него можно было ожидать подобных размышлений, да он и сам не думал, что когда-либо предастся такому настроению. Он думал о своей сестре Алине.

Мысли Алекса: Я так скучал по тебе! Мне было так одиноко. Если бы не Игорь, я бы сошел с ума. А теперь он со своей Али… Помнишь наши вылазки за Ханство? Набеги на соседские сады… Я не мог достать до яблока, и ты брала меня на руки, чтобы я его сорвал. Вы с отцом ненавидели друг друга. А я… Я тебя предал. Иногда ты уходила из дома на целый день и бродила с утра до вечера по полям, чтобы не встречаться с Николаем. А я ждал тебя дома. Я ждал тебя у окна, когда ты придешь и принесешь с собой запах полуденного солнца и трав, что цветут на границе с деревней Кеаго. Ждал, когда не желая ничего рассказывать, ты просто устало вздыхала, клала мне голову на плечо и довольно фырчала, сдувая со лба челку, обнимая меня. Спрашивала, как я тут со светлыми. Ничего страшного, ты же потом мне все рассказывала… И как отец запрещал тебе уходить из дома и запирал на чердаке. Но ты ведь отлично лазаешь по стенам и сейчас. Прости меня за тот случай с украденным кинжалом. Тогда влетело тебе, а не мне. Я отлично помню, как он злился и ударил тебя, а ты его чуть не убила. А я… защитил его. Потому что люблю обоих. Я долго искал тебя. Но ты всегда мастерски заметала следы. Еще раз прости. Я так по тебе скучал.

На этой войне Алекс хотел умереть.
***
Когда воины добрались до Азура, многим из них сопротивление показалось еще более бесполезным. Инквизиторы уже были там. Одна только Роксана, возглавляя небольшое войско слабых душ, пыталась сопротивляться.

– Нет смысла противостоять им, лучше отступить сразу… – холодно проговорил Олег.

– Вперед! – перебил его голос ничего не слышащей Рейнлан.

Она тут же приняла облик Стража, за ее спиной распахнулись четыре пестрых крыла, и она рванула вперед. Макс старался держаться рядом с ней, с трудом выдерживая темп ее яростной атаки.

В то время как в городе Хвостов инквизиторы разрывали мирные души своими мечами, Анкс с Арчем стояли на пригорке и наблюдали за ходом боя. Судья смотрел на происходящее с некоторой скукой. Девушка же радовалась, что весь этот гребаный город летит к чертям… Но тут ее привлекла красноволосая девушка, прорывающаяся сквозь мрачное войско. Она вела бой против нескольких инквизиторов сразу и, казалось, сопротивлялась в одиночку. Однако, присмотревшись, Анкс заметила, как молодой Хвост избавляет ее от нападений сзади. Она узнала Рейнлан и Макса. Эта картина привела ее в бешенство «Шенад, ну куда же без нее-то? Без этой Рейнлан-то никуда… Ну, ничего, сейчас ее убьют мои новые «друзья». Тварь! Ты ее защищаешь! Как я хочу убить вас обоих!»

Она сорвалась с места и помчалась в самый эпицентр схватки, прорубая себе дорогу мечом, разрушающим легенду о бессмертии душ. Ведь меч Инквизитора, в коем запечатано его собственное начало, убивает душу окончательно – после смерти от руки Судьи душа уже не имела права не только на Рай, но и даже на Ад. Души просто больше нет. Да, их больше не должно быть, – решил новоявленный Инквизитор.

Максим, которого Анкс сейчас обвиняла во всех смертных грехах, продолжал защищать Рейнлан. Девушка почти добралась до него, чтобы уничтожить сначала его, а потом и «эту выскочку». Но к ее удивлению, одна из душ уж слишком долго сопротивлялась ей. «Шенад, не лезь!» Меч вспорол девушке живот, и та упала перед Инквизитором навзничь. Оказалось, что еще секунду назад она была живой – на адскую землю пролилась ее горячая кровь. Это была Анна, которая жила в Аду с самого дня смерти Артема. Он, конечно, и сейчас был рядом. Увидев Инквизитора, он стал невольным защитником Макса. Теперь уже Анкс не смогла бы пробиться к нему – Артем повел такой яростный и ожесточенный бой, что в первые секунды даже шокировал девушку.

Макс же тем временем встретился с не менее серьезным противником. Эта схватка преподнесла еще один сюрприз. Хелен с инквизиторским мечом в руке и огромным драконом рядом с собой, противостояла Первому Хвосту. Она была сильна, но мысли ее сейчас были абстрагированы от боя, по крайней мере, от этого. Она, возможно, могла бы убить Макса, но вскоре оставила его и скрылась. Преследовать ее парню не позволил дракон Чили. Одним взмахом крыла он отбросил Макса к стене одного из хрупких домишек, который разнесло в щепки силой удара.

Чили тоже решил бросить свою «жертву», но Хвост схватил в лапу большой осколок разбившегося стекла и взлетел на спину дракона. Тот поднялся в воздух и принялся выделывать фигуры высшего пилотажа, пытаясь сбросить с себя Хвоста. Но Макс крепко вцепился когтями в его шею. Во время одного из маневров он вонзил острое стекло глубоко в тело Чили. Дракон взревел и снова попытался спихнуть противника, но последовал новый удар большей силы и сопровождаемый выбросом темной энергии. Опять и опять стекло рвало плоть дракона, и брызги его крови разлетались в стороны, окропляя черно-белую маску на лице Хвоста. Чили рухнул на землю, а Макс все продолжал добивать его осколком толстого стекла, уже сломавшимся и разодравшим ему самому лапы. Тут же на Максима напали еще двое Инквизиторов… Все защитники Азура чувствовали превосходство соперника.

– Отступаем! – раздался голос Тимура.

Его приказ тотчас был исполнен. Олег, Роксана, Максим, Рейнлан, Даша, Артем и сам Тимур покинули город и отошли на безопасное расстояние.

– Господа, есть важные новости, – начал Олег, – погибла Ангелина.

– Что? – обомлел Макс.

– Сестра умерла, Максим, – проговорил Тимур.

– И еще… – аккуратно вставила Рейнлан, – Ваш этот… с шухером…

– Алекс?! – почти вскрикнула Даша.

– И Анна… – сказал Артем.

На несколько секунд, словно в память о погибших, воцарилась тишина. Роксана гладила по гриве сидящего рядом огромного льва Олега. Даша, забыв про многочисленные ранения, печально смотрела в землю. Артем и Тимур молча сидели рядом друг с другом. Макс бессмысленно жмурил глаза и ломал пальцы рук, Рейнлан была рядом с ним и не знала, что ему сказать.

Наконец она сжала холодную и бледную руку Макса и сказала, обращаясь ко всем:

– Вы в порядке?

– Да, все отлично... – тихо ответил Тимур, не поворачиваясь к ней.

«Врете вы мне, ребята», – подумала Рейнлан, оглядывая присутствующих недоверчивым взглядом.

– Что? Разве ты не это хотела услышать? Тебе просто нужно, чтобы кто-то сказал это, и можно было бы дальше всех вести за собой, не испытывая угрызений совести. Я говорю – все в порядке. Впрочем, ты все видишь сама… – только сейчас Тимур посмотрел на Рейнлан, и его тяжелый взгляд проник в ее глаза.

– Что ж, попробуем исправить положение. Я знаю одно место!

– Хорошо, Рейнлан. Но для начала… Артем, позволь мне сделать тебя Шеганом. Тебе нужны силы. Я знаю, сначала будет тяжело, но это поможет.

Макс чуть ухмыльнулся этим словам.

– Делай, что хочешь, – непривычно мрачно ответил Темка.
***
Рейнлан рассказала о крепости Воителей, которую она обнаружила во время своих путешествий. По ее словам, там обитали сильные души умерших некогда ксэ высших рангов. Служить после смерти им было не нужно, а пропадать поодиночке не позволяло своеобразное чувство протеста против навязанного при жизни аскетизма, якобы свойственного истинным воинам.

Все отправились туда. Идти больше было некуда. Роксана сидела верхом на льве. Потерявший сознание Артем, которого только что сделали Шеганом, висел на плече Тимура. Максим нес израненную Дашу, которую тоже покидали силы. Рейнлан шла рядом и смотрела, как с рук Лохматого, держащих обмякшую девушку, стекала его собственная кровь от порезов стеклом.

Все молчали. Но тут раздался низкий хрипловатый голос:

– Куда путь держите, воины?

Это была Алина в облике чупакабры.

– Мы идем в крепость Воителей, Алина. Азур захватили Инквизиторы, – спокойно сказал Олег.

– Что-то произошло? В Аду война? – насторожилась та, даже чуть ощетинившись.

– Ты ничего не знаешь… – скучающе ответил демон, – Да война. Идешь с нами? Ты же вроде как Хвост. Я, кстати, все надеялся, что ты соизволишь посетить хоть одно собрание. Не просто так же я тебе маску Ящера отдал…

– Да, вас мало. Вам же нужна помощь… – благородно согласилась чупакабра, – Кстати, – обратилась она к Тимуру, – ты, наверное, ранен, так что я возьму этого парня. Я знаю, тебя зовут Тимур.

– Что ж, если тебе не сложно… Спасибо… – и он передал ей Артема.

На самом деле Алина согласилась идти в крепость только из-за Тимура.

Воспоминания Алины:
  1   2   3   4   5   6   7

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconПервая: Дыши! Ты жив! Двадцать четыре совершенно новых часа
Каждый день, когда мы просыпаемся, перед нами Двадцать четыре 24 совершенно новых часа жизни. Какой драгоценный дар! У нас есть воз­можность...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня icon11. 01. 2011г. 20. 00 Выпил магния сульфат
Утро 2 часа прогулки по улице-кайф, потом 1 час элипс в течении дня работа,сон,все это по настроению и желанию. Короче слушаю свой...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconМаксим Горький На дне Максим Горький На дне (Картины. Четыре акта) Посвящаю
Около него – изодранная картонка из-под шляпы – для козырьков, куски клеенки, тряпье. Сатин только что проснулся, лежит на нарах...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconСценарий Нового года по-гавайски Тема: Встреча Нового года
Добрый день, дорогие друзья! Как приятно видеть вас сегодня таких красивых, нарядных, улыбчивых и весёлых! Но объясните мне, пожалуйста,...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconСон в муторную ночь или военный парад либералистов
У стен кремля были приготовлены ложи для випов. Сердюков принимавший парад развалился в кровати. Медведев играл с пуделем. Путин...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconР. Рудзитис Шамбала. Другие свидетельства
«Шёлковый путь». Позднее Каселла убедился, что Китай и Шамбала всё же две различные страны. И он решил проникнуть в священную Обитель...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconНочь. Не спится что-то. Ворочаясь, периодически поглядываешь на электронные...
Нять себя чем-то до тех пор, пока желание свалиться и заснуть не появится. Ты понимаешь, что лежишь уже не меньше получаса, перебрал...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconНе секрет, что друзья не растут в огороде
Дже-ейми! Пора вставать, солнышко! – веселый и ласковый мамин голос пробился сквозь сон вместе с солнечными лучами

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconДмитрий ребяков почему мы так живём почему мы так живём. Борьба за право жить
Пятые всерьёз думают, что мы в матрице и это всего лишь игра – иллюзия. Шестые же утверждают, якобы нас поэтапно захватывают представители...

Максим сквозь сон ощутил, что находится во временном отрезке нового дня. Но это означало лишь приближение смерти еще на двадцать четыре часа. Почему-то сегодня iconОгромном зале царила полутьма. Лишь тусклый зеленый свет пробивался...
Лишь тусклый зеленый свет пробивался сквозь приоткрытые ворота. В этом бледном сиянии было что-то недоброе, пугающее…

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов