Ло Гуань-Чжун. Троецарствие




Скачать 21.62 Mb.
НазваниеЛо Гуань-Чжун. Троецарствие
страница1/122
Дата публикации20.08.2013
Размер21.62 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122
Начало формы

Конец формы


Ло Гуань-Чжун. Троецарствие


Волны Великой реки бегут и бегут на восток,

Славных героев дела уносит их вечный поток;

С ними и зло, и добро -- ничто не вернется назад.

Только, как прежде, во тьме, тысячи тысяч веков,

Сверстники солнца и звезд, безмолвные горы стоят.
На островке -- дровосек и седовласый рыбак.

Что им осенний туман, весеннего вечера мрак!

Снова за жбаном вина встретились мирно они,

Пьют молодое вино, и в разговоре простом

Весело им вспоминать волной унесенные дни.
^

ГЛАВА ПЕРВАЯ




в которой повествуется о том, как три героя дали клятву в Персиковом саду,

и о том,

как они совершили первый подвиг

Великие силы Поднебесной, долго будучи разобщенными, стремятся соединиться

вновь и после продолжительного единения опять распадаются -- так говорят в

народе.
В конце династии Чжоу семь княжеств вели друг с другом междоусобные войны,

пока княжество Цинь не объединило их в одно царство. А когда пало царство

Цинь, завязалась борьба между княжествами Хань и Чу, завершившаяся их

объединением под властью династии Хань. Основатель Ханьской династии

Гао-цзу, поднявшись на борьбу за справедливость, отрубил голову Белой

змее(*1) и объединил всю Поднебесную.
Впоследствии, когда династия Хань находилась на краю гибели, ее снова

возродил Гуан-у. Империя была единой до Сянь-ди а затем распалась на три

царства. Пожалуй, виновниками этого распада были императоры Хуань-ди и

Лин-ди. Хуань-ди заточал в тюрьмы лучших людей и слишком доверял евнухам.

После смерти Хуань-ди на трон при поддержке полководца Доу У и тай-фу Чэнь

Фаня тотчас вступил Лин-ди.
В то время дворцовый евнух Цао Цзе и его единомышленники при дворе полностью

захватили власть. Доу У и Чэнь Фань пытались было с ними расправиться, но не

сумели сохранить в тайне свои замыслы и погибли сами. А евнухи стали

бесчинствовать еще больше. И вот начались дурные предзнаменования. Так,

в день полнолуния четвертого месяца второго года периода Цзянь-нин(*2)

[169 г.], когда император Лин-ди прибыл во дворец Вэнь-дэ и взошел на трон,

во дворце поднялся сильнейший ветер, огромная черная змея спустилась с

потолка и обвилась вокруг трона. Император от испуга упал. Приближенные

бросились к нему на помощь, а сановники разбежались и попрятались. Змея

мгновенно исчезла.
Вдруг загрохотал гром, хлынул проливной дождь с сильным градом, и это

продолжалось до полуночи. Было разрушено много домов.
Во втором лунном месяце четвертого года периода Цзянь-нин [171 г.] в Лояне

произошло землетрясение; огромные морские волны хлынули на берег и поглотили

все прибрежные селения.
Восемь лет спустя, в первом году периода Гуан-хэ [178 г.], куры запели

петухами. В день новолуния шестого месяца черная туча величиною более десяти

чжанов влетела во дворец Вэнь-дэ. Осенью в Яшмовом зале засияла радуга.

Обрушились скалы в Уюани. Дурным предзнаменованиям не было конца.
Император Лин-ди обратился к своим подданным с просьбой объяснить причины

бедствий и странных явлений. Советник Цай Юн представил доклад, где в прямых

и резких выражениях объяснял превращение кур в петухов тем, что власть

перешла в руки женщин и евнухов. Читая доклад, император сильно огорчился.

Евнух Цао Цзе, стоявший у него за спиной, подсмотрел, что было написано в

докладе, и передал своим сообщникам. Советника Цай Юна обвинили в преступных

замыслах и сослали в деревню, а десять дворцовых евнухов: Чжао Чжун, Фын

Сюй, Дуань Гуй, Цао Цзе, Хоу Лань, Цзянь Ши, Чэн Куан, Ся Хуэй и Го Шэн с

Чжан Жаном во главе, сговорились действовать заодно и стали именовать себя

"десятью приближенными". Один из евнухов по имени Чжан Жан настолько

расположил к себе императора, что тот называл его своим отцом. Управление

страной с каждым днем становилось все более несправедливым. Народ начал

помышлять о восстании; разбойники и грабители поднялись роем, точно осы.
В то время в области Цзюйлу жили три брата: Чжан Цзяо, Чжан Бао и Чжан Лян.

Бедность не позволила Чжан Цзяо получить ученую степень, и он занимался

врачеванием, для чего ходил в горы собирать целебные травы. Однажды ему

повстречался старец с глазами бирюзового цвета и юношеским румянцем на

щеках. В руке он держал посох. Старец пригласил Чжан Цзяо в свою пещеру и,

передавая ему три свитка "Книги неба", молвил:
-- Вручаю тебе изложенные здесь основы учения Великого спокойствия.

Возвести народу о них от имени неба и спаси род человеческий. Если ты

отступишься, несчастье падет на тебя!
Чжан Цзяо поклонился старцу в пояс и пожелал узнать его имя.
-- Я отшельник из Наньхуа, -- ответил тот и исчез,словно дуновение ветерка.
День и ночь прилежно изучая книгу, Чжан Цзяо научился вызывать ветер и

дождь. Теперь его называли мудрецом, познавшим пути к Великому спокойствию.
В первом лунном месяце первого года периода Чжун-пин [184 г.], когда на

людей нашел мор, Чжан Цзяо раздавал наговорную воду и многих больных

исцелил. С этих пор он широко прославился и стал прозываться великим

мудрецом и добрым наставником. Более пятисот его учеников и последователей,

словно облака, бродили по стране, писали и произносили заклинания. Число их

росло день ото дня. Из них Чжан Цзяо создал тридцать шесть дружин -- по

десять тысяч человек в больших и по шесть-семь тысяч в малых. В каждом таком

отряде был свой предводитель, именовавшийся полководцем.
Они распространяли слухи, что Синему небу приходит конец -- наступает век

господства Желтого неба. что в первом году нового цикла в Поднебесной

воцарится Великое благоденствие, и предлагали людям на воротах своих домов

писать мелом иероглифы "цзя" и "цзы"(*3). Население восьми округов(*4)

почитало великого мудреца и доброго наставника и верой служило ему.
Последователь Чжан Цзяо по имени Ма Юань-и по повелению своего учителя тайно

преподнес золото и шелковые ткани придворному евнуху Фын Сюю, чтобы склонить

его на свою сторону.
-- Труднее всего овладеть сердцем народа, но мы этого достигли, -- сказал

Чжан Цзяо, совещаясь с братьями. -- Прискорбно будет, если мы упустим

благоприятный случай силой захватить власть в Поднебесной!
Когда был назначен срок восстания и изготовлены желтые знамена, со спешным

письмом в столицу к Фын Сюю помчался Тан Чжоу, другой ученик и последователь

Чжан Цзяо. Но Тан Чжоу оказался изменником и о готовящемся восстании донес

властям. По повелению императора полководец Хэ Цзинь послал воинов схватить

Ма Юань-и. Он был казнен, а Фын Сюй и более тысячи его единомышленников

брошены в тюрьму.
Об этом стало известно Чжан Цзяо. В ту же ночь он поднял свое войско и,

провозгласив себя полководцем князя неба, Чжан Бао -- полководцем князя

земли и Чжан Ляна -- полководцем князя людей, обратился к народу:
-- Дни Ханьской династии сочтены -- появился великий мудрец. Повинуйтесь

Небу и служите Правде -- наградой вам будет право наслаждаться Великим

спокойствием!
Народ откликнулся на призыв Чжан Цзяо. Четыреста или пятьсот тысяч человек

обернули головы желтыми повязками и примкнули к восстанию. Силы восставших

были огромны. При их приближении императорские войска разбегались.
Хэ Цзинь упросил императора немедленно издать указ о повсеместной подготовке

к обороне и объявить награды за подавление мятежа. Одновременно он послал

против восставших войска военачальников Лу Чжи, Хуанфу Суна и Чжу Цзуня.
Между тем армия Чжан Цзяо подошла к границам округа Ючжоу, правителем

которого был Лю Янь, потомок ханьского князя Лу-гуна. Извещенный о

приближении противника, Лю Янь вызвал своего советника Цзоу Цзина.
-- У нас слишком мало войск, а враг многочислен. Думаю, что вам немедленно

следовало бы приступить к набору добровольцев, -- сказал Цзоу Цзин.
Лю Янь был с ним вполне согласен и призвал желающих вступать в армию.

Благодаря этому призыву в уезде Чжосянь отыскался новый герой.
Малоразговорчивый и не обладавший склонностью к наукам, человек этот имел

спокойный и великодушный характер. На лице его никогда не выражались ни

гнев, ни радость, но зато душа его была преисполнена великими устремлениями

и желанием дружить с героями Поднебесной.
Высокий рост, смуглое лицо, пунцовые губы, большие отвисшие уши, глаза

навыкате и длинные руки -- все это выдавало в нем человека необыкновенного.

Это был Лю Бэй, по прозванию Сюань-дэ, потомок Чжуншаньского вана Лю Шэна.
В отдаленные времена, еще при ханьском императоре У-ди сын Лю Шэна -- Лю

Чжэн был пожалован титулом Чжолуского хоу(*5) но впоследствии, нарушив обряд

приношения золота в храм императорских предков, титула своего лишился. От

него-то и пошла ветвь этого рода в Чжосяне.
Лю Бэй, в детстве потерявший отца, помогал матери и относился к ней с

должным почтением. Жили они в бедности, на пропитание зарабатывали торговлей

башмаками да плетением цыновок. Возле их дома в деревне Лоусанцунь росло

высокое тутовое дерево, крона которого издали напоминала очертания крытой

колесницы. Это отметил прорицатель, заявивший, что из семьи Лю выйдет

знаменитый человек.
Как-то в ранние годы, играя под этим деревом с деревенскими детьми, Лю Бэй

воскликнул:
-- Вот буду императором и воссяду на такую колесницу!..
Дядя мальчика Лю Юань, пораженный его словами, подумал: "Да, он будет

необыкновенным человеком!" С той поры дядя стал помогать семье Лю Бэя.

А когда мальчику исполнилось пятнадцать лет, мать отправила его учиться.

Лю Бэй часто бывал у знаменитых учителей Чжэн Сюаня и Лу Чжи, где подружился

с Гунсунь Цзанем.
К тому времени, когда Лю Янь призвал желающих вступить в войска, Лю Бэю было

двадцать восемь лет. Он горестно вздохнул, прочитав воззвание. Стоявший

позади человек громоподобным голосом насмешливо спросил:
-- Почему так вздыхает сей великий муж. Ведь силы свои он государству не

отдает...
Лю Бэй оглянулся. Перед ним стоял мужчина могучего сложения, с большой

головой, круглыми глазами, короткой и толстой шеей и ощетиненными, как у

тигра, усами. Голос его звучал подобно раскатам грома. Необычайный вид

незнакомца заинтересовал Лю Бэя.
-- Кто вы такой? -- спросил он.
-- Меня зовут Чжан Фэй, -- ответил незнакомец. -- Наш род извечно живет в

Чжосяне, у нас тут усадьба и поле; мы режем скот, торгуем вином и дружим с

героями Поднебесной. Ваш горестный вздох заставил меня обратиться к вам с

таким вопросом.
-- А я потомок князей Ханьской династии, имя мое Лю Бэй. Вздохнул я потому,

что у меня не хватает сил расправиться с повстанцами, да и средств нет.
-- Ну, средств у меня хватит! -- сказал Чжан Фэй. -- А что, если мы с вами

соберем деревенских молодцов и подымем их на великое дело?
Эта мысль пришлась Лю Бэю по сердцу. Они вместе отправились в харчевню

выпить вина. Когда они сидели за столом, какой-то рослый детина подкатил к

воротам груженую тележку и, немного отдышавшись, вошел и крикнул слуге:
-- Эй, вина мне и закусить! Да поживей поворачивайся -- я тороплюсь в город,

хочу вступить в армию!..
Длинные усы, смуглое лицо, шелковистые брови и величественная осанка

пришельца привлекли внимание Лю Бэя. Лю Бэй пригласил его сесть и спросил,

кто он такой и откуда родом.
-- Зовут меня Гуань Юй, а родом я из Цзеляна, что к востоку от реки Хуанхэ,

-- ответил тот. -- Там я убил кровопийцу, который, опираясь на власть

имущих, притеснял народ. Пришлось оттуда бежать. Пять-шесть лет скитался я

по рекам и озерам и вот теперь, прослышав, что здесь набирают войско, явился

на призыв.
Лю Бэй рассказал ему о своем плане. Это очень обрадовало Гуань Юя, и они

вместе отправились к Чжан Фэю, чтобы обсудить великое начинание.
-- У меня за домом персиковый сад, -- сказал Чжан Фэй. -- Сейчас он в полном

цвету, и как раз время принести жертвы земле и небу. Завтра мы это сделаем,

Соединим свои сердца и силы в братском союзе и тогда сможем вершить великие

дела.
-- Вот это прекрасно! -- в один голос воскликнули Лю Бэй и Гуань Юй.
На следующий день, приготовив черного быка и белую лошадь и всю необходимую

для жертвоприношения утварь, они воскурили в цветущем саду благовония и,

дважды поклонившись, произнесли клятву:
-- Мы, Лю Бэй, Гуань Юй и Чжан Фэй, хотя и не одного рода, но клянемся быть

братьями, дабы, соединив свои сердца и свои силы, помогать друг другу в

трудностях и поддерживать друг друга в опасностях, послужить государству и

принести мир простому народу. Мы не будем считаться с тем, что родились не в

один и тот же год, не в один и тот же месяц, не в один и тот же день, -- мы

желаем лишь в один и тот же год, в один и тот же месяц, в один и тот же день

вместе умереть. Царь Небо и царица Земля, будьте свидетелями нашей клятвы, и

если один из нас изменит своему долгу, пусть небо и люди покарают его!
Дав это торжественное обещание, они признали Лю Бэя старшим братом, Гуань Юя

-- средним братом и Чжан Фэя -- младшим братом. По окончании

жертвоприношений зарезали быков и устроили пиршество. Более трехсот молодцов

со всей округи собрались в персиковом саду и пили там вино до полного

опьянения.
На другой день братья стали готовить оружие. Сокрушались они лишь о том, что

у них не было коней. Но как раз в такую минуту им сообщили, что в деревню

едут два торговца с толпою слуг и гонят табун лошадей.
-- Небо покровительствует нам! -- воскликнул Лю Бэй и вместе с братьями

отправился навстречу гостям.
Двое приезжих оказались богатыми купцами из Чжуншаня. Ежегодно отправлялись

они на север перепродавать лошадей, но на этот раз им пришлось вернуться с

дороги, так как в этих местах в последнее время стали пошаливать разбойники.
Лю Бэй пригласил купцов к себе, угостил вином и рассказал о своем намерении

разгромить мятежников и дать мир народу. Гости этому очень обрадовались и

подарили Лю Бэю пятьдесят лучших коней, пятьсот лянов золота и серебра и

тысячу цзиней железа для изготовления оружия.
Поблагодарив гостей и распрощавшись с ними, Лю Бэй приказал лучшему мастеру

выковать обоюдоострый меч. Гуань Юй сделал себе меч Черного дракона, кривой,

как лунный серп, весивший восемьдесят два цзиня. Чжан Фэй изготовил себе

копье длиною в два человеческих роста. Все они с ног до головы облачились в

броню.
Всего собралось более пятисот деревенских храбрецов, и с ними братья

отправились к Цзоу Цзину, который представил их правителю округа Лю Яню.

После взаимных приветствий каждый из них назвал свое имя, и Лю Янь тотчас же

признал в Лю Бэе своего племянника.
Через несколько дней стало известно, что предводитель Желтых -- Чэн Юань-чжи

во главе пятидесятитысячного войска вторгся в область Чжоцзюнь. Лю Янь

приказал Цзоу Цзину отдать под командование Лю Бэя и его братьев отряд из

пятисот воинов и послать их на разгром мятежников. Братья с радостью

выступили в поход и расположились лагерем у подножья Дасинских гор на виду у

повстанцев.
Повстанцы распустили волосы и обернули головы желтыми повязками; когда оба

войска стали друг против друга, Лю Бэй выехал на коне вперед. Слева у него

был Гуань Юй, справа -- Чжан Фэй.
Размахивая плетью и всячески понося мятежников, восставших против

государства, Лю Бэй потребовал, чтобы они немедленно сдались. Чэн Юань-чжи

сильно разгневался и дал команду своему помощнику Дэн Мао вступить в

поединок. Чжан Фэй схватил свое длинное копье и сильным ударом вонзил его

прямо в сердце Дэн Мао. Тот замертво упал с коня. Видя гибель Дэн Мао, Чэн

Юань-чжи подхлестнул своего коня и в свою очередь бросился на Чжан Фэя. Но

навстречу ему, вращая в воздухе своим огромным мечом, уже несся Гуань Юй. Не

успел Чэн Юань-чжи опомниться, как меч Гуань Юя рассек его надвое.
Повстанцы побросали копья и обратились в бегство. Лю Бэй со своим войском

преследовал их. Невозможно было сосчитать пленных, захваченных в этом бою.
Лю Бэй вернулся с великой победой. Сам Лю Янь встретил его и наградил

воинов.
На следующий день пришла весть от Гун Цзина, правителя округа Цинчжоу.

Слезно умоляя о помощи, он сообщал, что город окружен повстанцами и вот-вот

падет. Лю Янь держал совет с Лю Бэем, и тот согласился оказать поддержку Гун

Цзину. Лю Янь приказал Цзоу Цзину вместе с Лю Бэем и его братьями во главе

пятитысячного войска идти в Цинчжоу.
Заметив приближающегося противника, повстанцы, осаждавшие город, бросили

один отряд в кровавый бой. Из-за малочисленности своих войск Лю Бэю не

удалось одержать победы, и он, отступив на тридцать ли расположился лагерем.
-- Мятежников много, а нас мало, -- сказал своим братьям Лю Бэй, -- их можно

победить только хитростью. Ты, Гуань Юй, с тысячей воинов укроешься в горах

слева, а Чжан Фэй тоже с тысячей воинов укроется в горах справа. Сигналом к

выступлению будут удары в гонг.
На другой день войска Лю Бэя и Цзоу Цзина под грохот барабанов двинулись

вперед. Желтые оказали яростное сопротивление, и воины Лю Бэя отступили.

Повстанцы преследовали их. Но едва лишь они перешли горный хребет, как в

войске Лю Бэя загремели гонги. В ту же минуту с двух сторон выступили

засевшие в горах отряды и завязался бой. Отступавшие воины Лю Бэя по его

сигналу повернулись и возобновили битву.
Желтые, которых стали теснить с трех сторон, обратились в бегство. Их гнали

до самых городских стен Цинчжоу. Там их встретил Гун Цзин, возглавлявший

отряд из горожан. Войско повстанцев было разбито, и многие из них сложили

свои головы.
Так осада с Цинчжоу была снята.
После того как Гун Цзин наградил победителей, Цзоу Цзин решил вернуться к Лю

Яню. Лю Бэй сказал ему:
-- Я получил весть, что Лу Чжи сражается в Гуанцзуне против главаря

мятежников Чжан Цзяо. Лу Чжи был когда-то моим учителем, и мне хотелось бы

ему помочь.
Цзоу Цзин вернулся к Лю Яню, а Лю Бэй с братьями отправился в Гуанцзун.

Добравшись до лагеря Лу Чжи, Лю Бэй вошел в его шатер. Лу Чжи очень

обрадовался приходу Лю Бэя, и они долго беседовали, сидя перед шатром.
В это время войско повстанцев, возглавляемое Чжан Цзяо, состояло из ста

пятидесяти тысяч человек, а у Лу Чжи было всего лишь пятьдесят тысяч. Они

долго сражались в Гуанцзуне, но победа не склонялась ни на ту, ни на другую

сторону.
-- Я окружил мятежников здесь, а младшие братья их главаря, Чжан Лян и Чжан

Бао, стоят лагерем в Инчуани против Хуанфу Суна и Чжу Цзуня, -- сказал Лю

Бэю Лу Чжи. -- Я дам вам тысячу пеших и конных воинов, отправляйтесь в

Инчуань, разузнайте, каково там положение дел, а потом назначим время

нападения на Желтых.
Лю Бэй поднял войско и двинулся в Инчуань.
В это время Хуанфу Сун и Чжу Цзунь отразили все атаки повстанцев, и

последние, не имея успеха в открытом бою, отступили к Чаншэ и соорудили там

лагерь из ветвей и сухой травы. Хуанфу Сун и Чжу Цзунь решили применить

против них огневое нападение. По их приказанию все воины заготовили по

связке соломы и укрылись в засаде.
Ночью подул сильный ветер, и воины подожгли лагерь Желтых. Пламя взметнулось

к небу; повстанцы в панике бежали, не успев ни оседлать коней, ни облачиться

в латы. Их били до самого рассвета.
Чжан Ляну и Чжан Бао с остатками своих войск удалось вырваться на дорогу. Но

здесь им преградил путь отряд с развернутыми красными знаменами. Впереди

отряда ехал военачальник ростом в семь чи с маленькими глазками и длинной

бородой.
Это был Цао Цао, по прозванию Мын-дэ, родом из княжества Пэй. Отец его Цао

Сун происходил из рода Сяхоу, но так как он был приемным сыном дворцового

евнуха Цао Тэна, то носил фамилию Цао.
В отроческие годы Цао Цао увлекался охотой, любил петь и плясать, был

сообразителен и изворотлив. Как-то его дядя заметил, что Цао Цао сверх

всякой меры предается разгулу, и пожаловался отцу. Тот стал упрекать сына.
Тогда у Цао Цао зародился коварный план. Однажды в присутствии дяди он упал

на пол и притворился, что его разбил паралич. Перепуганный дядя поспешил к

Цао Суну. Цао Сун пришел навестить сына, но Цао Цао оказался совершенно

здоровым.
-- Дядя сказал мне, что ты заболел! -- с удивлением воскликнул Цао Сун. --

Ты здоров?
-- Я вовсе и не болел, -- ответил Цао Цао. -- Я просто лишился расположения

дяди, и он наговаривает вам на меня.
Цао Сун поверил сыну и перестал слушать дядю. Благодаря этому Цао Цао вырос

распущенным и своевольным.
Как-то некий Цяо Сюань, обладавший способностью предсказывать будущее,

сказал Цао Цао:
-- В Поднебесной будет великая смута, и принести мир сможет лишь человек,

обладающий выдающимися талантами. Этим человеком являетесь вы, господин.
В то время в Жунани жил мудрец Сюй Шао, который славился тем, что умел

разбираться в людях. Цао Цао поехал к нему и спросил:
-- Скажите мне, что я за человек? Сюй Шао молчал. Цао Цао повторил свой

вопрос. -- Вы способны дать миру порядок и способны внести в этот мир смуту,

-- ответил тогда Сюй Шао.
Цао Цао был весьма доволен такой оценкой.
В двадцатилетнем возрасте, сдав экзамен, Цао Цао получил звание лана и

должность начальника уезда, расположенного к северу от столицы Лоян. Прибыв

к месту службы, он выставил у всех городских ворот стражников с дубинками и

дал им право наказывать нарушителей порядка, не делая при этом исключения ни

для богатых, ни для знатных. Однажды ночью был схвачен и избит палками дядя

придворного евнуха Цзянь Ши за то, что он шел по улице с мечом. С этих пор

нарушения закона прекратились, а Цао Цао был повышен в чине.
Когда вспыхнуло восстание Желтых, Цао Цао получил звание ци-ду-вэй и во

главе пяти тысяч конных и пеших воинов отправился в Инчуань. Он как раз и

преградил путь отступавшим в беспорядке войскам Чжан Ляна и Чжан Бао и

устроил резню. Цао Цао перебил более десяти тысяч повстанцев и захватил

знамена, гонги, барабаны и множество коней. Чжан Лян и Чжан Бао бежали с

поля боя; Цао Цао после совета с Хуанфу Суном и Чжу Цзунем отправился в

погоню за повстанцами.
Лю Бэй с братьями вел свои войска в Инчуань. Заметив огонь, озаривший небо,

он поспешил на шум битвы. Когда они добрались до места боя, повстанцы уже

бежали, и Лю Бэй понял, что Хуанфу Сун и Чжу Цзунь успели выполнить замысел

Лу Чжи.
-- Силы Чжан Ляна и Чжан Бао истощены, -- сказал Лю Бэю Хуанфу Сун. --

Сейчас они побегут в Гуанцзун под защиту Чжан Цзяо. Лучше всего вам

отправиться туда.
Лю Бэй повернул обратно. На полпути братья повстречали конный отряд,

сопровождавший позорную колесницу для преступников. К удивлению братьев, в

колеснице той оказался сам Лу Чжи.
-- Мое войско окружило Чжан Цзяо и разбило бы его, если бы он не прибег к

волшебству, -- сказал братьям Лу Чжи. -- К тому же из столицы приехал евнух

Цзо Фын, который стал шпионить за мной и потребовал с меня взятку. Я ответил

ему, что у меня самого не хватает припасов и нет денег. Цзо Фын затаил

против меня злобу и, вернувшись в столицу, стал клеветать при дворе, будто я

отсиживаюсь за высокими стенами, не воюю и подрываю дух воинов.

Императорский двор прислал чжун-лан-цзяна Дун Чжо сместить меня с должности

и отправить в столицу на суд.
Услышав рассказ, Чжан Фэй вскипел и схватился за меч. Он хотел перебить

стражу и освободить Лу Чжи. Лю Бэй поспешил удержать брата.
-- Императорский двор сам все рассудит. Как можешь ты поступать столь

необдуманно?
Отряд, сопровождавший колесницу, в которой везли преступника, снова двинулся

в путь.
-- Поскольку Лу Чжи арестован и войсками командует другой, не лучше ли нам

вернуться в Чжоцзюнь? -- спросил Гуань Юй. -- Зачем идти туда, где у нас нет

никакой опоры?
Лю Бэй согласился с ним, и они двинулись на север. Через два дня братья

вновь услышали шум битвы. Они поднялись на гору и увидели, что ханьские

императорские войска разбиты, а за ними, покрывая все поле до самого

горизонта, движутся повстанцы и на их знаменах написано: "Войско полководца

князя неба".
-- Это Чжан Цзяо! -- воскликнул Лю Бэй. -- Скорее в бой!
Братья бросились в битву. Войско Чжан Цзяо, только что разгромившее армию

Дун Чжо и преследовавшее ее по пятам, дрогнуло от неожиданного натиска.
Братья выручили Дун Чжо и проводили его в лагерь. Там Дун Чжо спросил у них,

какое положение они занимают. -- Никакого, -- ответил Лю Бэй.
Услышав это, Дун Чжо преисполнился презрением к храбрецам и перестал

соблюдать этикет по отношению к ним. Лю Бэй обиделся и покинул шатер.
-- Мы бросились в кровавую битву, чтобы спасти этого подлеца, -- возмущался

Чжан Фэй, -- а он оказался таким неблагодарным! Нет, я не смирю свой гнев,

пока не убью его!
И, выхватив меч, Чжан Фэй направился в шатер Дун Чжо.
Вот уж поистине правильно говорится:
Деянья и думы людей сегодня, как древле, все те же.

Кто может сказать: человек-герой он иль простолюдин?

Попробуй на свете сыщи храбрей и проворней Чжан Фэя,

Который обидчиков всех готов был повергнуть один.
О дальнейшей судьбе Дун Чжо вы узнаете в следующей главе.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   122

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconСюи Минтан, Тамара Мартынова Чжун Юань цигун
С98 Чжун Юань цигун: Первая ступень восхождения. — Изд. 4-е, дополненное и переработанное. — К.: Сп «Да-Ю», 2007; М.: Издательство...

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconАмора Гуань-Инь Наследие Плеяд. Пробуждение энергии Ка
Книгу Аморы Гуань-Инь можно назвать практическим руководством по Просветлению и Вознесению. Описываемые медитативные техники жизненно...

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconАмора Гуань-Инь п леядеанские практики Божественного Потока: Возвращение к Источнику Бытия
Амора Гуань-Инь Плеядеанские практики Божественного Потока: Возвращение к Источнику Бытия

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconАмора Гуань-Инь Плеядеанская история человечества: Венера — Марс — Малдек — Земля

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие icon«Ло Гуаньчжун «Троецарствие»»: гихл; Москва; 1954
Китай распался на три царства, которые вели между собой непрерывные войны. Главные герои романа – богатыри, борцы за справедливость,...

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconЕва Вонг. Чжун-Люй чжуань-дао цзи. (Учение о Дао в изложении Чжунли и Люя)
Что следует предпринять, коль желаем мы быть здоровыми, а не больными, молодыми, а не старыми, живыми, а не мертвыми?

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconЦин Чжун Перевод с китайского: Елены Буяновой
Некоторые виды животных до прихода холодов едят очень много, набирают вес, а затем всю зиму, пока они пребывают в состоянии сна,...

Ло Гуань-Чжун. Троецарствие iconАмора Гуань-и н ь Плеядеанская Тантра: Пробуждение энергии Ба
Истории, наставления и практики, которые вы найдете в «Плеядеанской Тантре», должны помочь вам вспомнить, кто вы такие на самом деле,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов