Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя




НазваниеПервая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя
страница10/30
Дата публикации20.02.2014
Размер5.45 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30
Нет у этого ни рта, ни зубов,

^ Но постоянно ест оно.

Нет ни деревни, ни домов,

и ног нет, рук нет для оков,

Но бродит по миру оно.

Нет и страны, богатств,

и на столе нет места планам,

Но меч у этого всегда готов к ударам.

Об этом стонут и кричат все днём,

и ночь когда грядёт.

Не дышит… Но ко всем оно придёт.

Что это?

Равена терялась в догадках. Казалось ответ лежит на поверхности, его нужно просто разглядеть, но снова и снова нужное слово ускользало.

– Вы не знаете ответа, – прервал её размышления голос командора. – В наказание я заберу ваши жизни.

– Стой! – неожиданно даже для себя заорала полудроу. – Смерть! Смерть – отгадка!

Пламя ещё раз вспыхнуло в глазах человека и погасло навсегда.

– Свет… Я вижу свет. Тьма ушла. Что я наделал… Моя жена… мои дети… Лариса…

Равена вдруг поняла, что Брэйг видел и вполне осознавал всё, что делал, но по какой-то причине не мог остановиться. Командор бросил меч на землю.

– Я сдаюсь. Отведите меня в Нашкель, чтобы я мог принять заслуженное наказание.

– Нет, Брэйг, – покачала головой воительница. – Я отведу тебя в храм Хельма к главному жрецу. Всевидящий готов подарить тебе искупление. А пока что отдохни и подкрепись. Нам, наверное, стоит войти в город после захода солнца, – обратилась она уже к команде. – Дабы не привлекать излишнего внимания.

Все понятливо кивнули.

Равена подняла брошенный меч. Она сразу узнала его по рукояти. Украшенная золотом и драгоценными камнями, она была под стать лезвию. Оно никогда не тупилось и било без промаха. Каждый, кто брал в руки этот меч, удивлялся мастерству кузнеца, изготовившего его. Но этот меч был не так прост. Полудроу завернула оружие в свою уже подготовленную для сна постель.

– Я дежурю сегодня ночью, – сообщила она.

Когда на Нашкель опустилась следующая ночь, в храм Хельма вошли шестеро искателей приключений, которых вела полудроу, а среди них плёлся высокий человек в плаще с глубоким капюшоном. Налин встретил их с распростёртыми объятьями.

– Равена! Приветствую тебя, сестра моя!

Воительница почувствовала на себе взгляд названой сестры и супругов-полуэльфов и усмехнулась. Но ещё сильнее буравили её взглядами стоящие вокруг служители.

– Я рада, что судьба позволила нам снова встретиться, – поклонилась она, как ни в чём не бывало. – Я выполнила твою просьбу.

Человек в капюшоне вышел вперёд и снял плащ.

– Брэйг, – пронёсся по залу шёпот.

– Налин… – начал было командор.

– Молчи, друг мой! Ничего не говори!

– Ты не должен был просить этого у Всевидящего!

– Я и не просил, а лишь с радостью согласился с его предложением, – грустно улыбнулся главный жрец. – Мы поговорим с тобой чуть позже. Проводите командора Брэйга в комнатуи проследите, чтобы никто не заходил к нему, – обратился он к двум молодым клирикам.

– Спасибо вам за всё, – протянул бывший командор одолженный плащ хозяйке. – Искупляя свою вину, я буду вспоминать всех вас.

Налин смотрел вслед своему старому другу. Он знал его другим: отличным воякой с отличной выправкой. Теперь же он согнулся под тяжестью вины и никак не мог распрямить плечи.

– Как всё это могло случиться? Как он мог сделать такое? – будто сам себя вопрошал жрец.

– Он не виноват. Им овладело проклятье.

Голос новой прихожанки заставил обернуться на его обладательницу не только Налина. Равена распаковала меч Брэйга.

– Меч Берсерка. Это идеальное оружие проклято. Стоит им убить кого-либо, убивший не может остановиться. Разум окутывает тьма, все чувства, переживания, страхи – всё засыпает. Остаётся лишь потребность убивать.

– Что же с ним делать? – почесал щёку Налин.

– Продавать его я не стану: не хочу, чтобы очередной его хозяин разнёс Нашкель по камешкам. Оставить у себя я тоже не в силах: слишком идеально это оружие. Я боюсь, что не устою перед соблазном воспользоваться им. Я подумала, может вы сможете взять его на хранение.

– Мудрое решение, – кивнул главный жрец Хельма и передал меч служителям.

Равена проводила оружие взглядом не без сожаления.

– Как же мне отблагодарить вас?

– Думаю, лечения и несколько эликсиров будет вполне достаточно.

– Я вижу, вас потрепало немного, – намекнул он на шрам Равены. – Позвольте, я осмотрю.

Налин подтвердил опасения Джахейры, что шрамы эти останутся навсегда. Однако возможно сделать их менее заметными, если за лечение возьмётся сильный жрец.

Равена сидела на перилах открытой веранды. За её спиной шумела таверна. Их не было в Нашкеле больше недели, а проблемы с шахтами так и не разрешились. Как раз таки наоборот – ситуация ухудшилась, потому что искатели приключений отказывались даже за деньги лезть в кишащие «лающими демонами» штольни. Многие, ушедшие под землю, не вернулись, некоторые вернулись, но не полным составом. И всё же её команда решила подёргать удачу за подол. Завтра вечером они пойдут в шахты. Или послезавтра с утра? Да, лучше послезавтра с утра. Они все шестеро проспали почти сутки. Физическая усталость и моральное напряжение дали о себе знать. Сейчас Равена пыталась просто расслабиться и поблаженствовать, наслаждаясь прохладным вечерним воздухом после дождя.

Имоен подошла к сестре как можно тише, хотя знала, что воительница вычислила её уже у двери. Девушка заглянула через плечо Равене, на коленях у неё лежала раскрытая книга.

– Что читаешь?

– Книгу, которую дал мне Файэбид, – не открывая глаз, ответила полудроу.

– Ага. Это хорошая книга.

– Ну да… Кстати, – вдруг оживилась Равена. – Ты знаешь, что Бейн, Баал и Миркул были когда-то простыми смертными?

– Знаю. Я эту книгу раза два или три прочитала.

– А Баал-то самый хитрый оказался, – усмехнулась полудроу. – Обвёл вокруг пальца подельничков своих. Хе-хе!

– Да, уж хитрости ему не занимать. Он и в Смутное Время отличился.

– Ты о чём?

– Ну, как же: «…и охватят землю потоки крови, и…»

– Всё, всё! Хватит! Я поняла! Пророчество Алаундо об отпрысках Баала. Ты веришь, что такие люди ходят среди нас? Действительно веришь?

– И не только люди. Верю, конечно же! Глупо не верить в слова самого Алаундо Мудрого. А ты что же? Не веришь?

– Как сказать… Они же полубоги. Они наверняка должны чем-то выделяться. Ну, не знаю… – Равена спрыгнула с перил на землю. – Огромного роста, вот с такими плечищами, глаза горят…

– …волосы шевелятся, – передразнила её названая сестра и, спустившись к ней поближе, присела на ступеньках. – Тебе не кажется, что так они были бы слишком заметны.

Равена хотела ещё что-то возразить, но их с Имоен окутали какие-то разноцветные брызги, и они обе повалились на землю. Имея некоторую сопротивляемость к магии, Равена не впала в магическое забвение. Она пыталась встать, но лишь упала на больное плечо, разбередив уже почти зажившую рану. Перед глазами всё плыло, но она смогла рассмотреть Имоен, из-за потери сознания скатившуюся со ступенек, и кого-то в красной мантии, приближавшегося к ней. Красный маг присел на корточки и повернул лицо Равены к себе. Образ мага был размытым, но она могла сказать наверняка, что он был не стар и весьма привлекателен. Во взгляде она не увидела ни страха, ни ненависти, скорее он смотрел на неё с любопытством.

– Полудроу. Это будет интересно, – сказал он приятным голосом, будто самому себе, а потом уже снизошёл к жертве: – Мало того, что вы не согласились выполнить моё задание, так ещё вы ухитрились спасти эту ведьму. За это вы умрёте, а за вами и она.

Красный маг! Тот самый Красный маг, который исчез при появлении Минска тогда на мосту. Значит, он хотел нанять их для убийства Дайнахейр. Невероятно!

Маг бормотал заклинание и, соединив большие пальцы рук, уже хотел выпустить магию на свободу, как получил хороший удар в челюсть, от которого отлетел на несколько шагов.

– Да откуда же ты постоянно берёшься! – крикнул он и вытер разбитую губу, испачкав при этом аккуратную каштановую бороду кровью.

Он быстро пробормотал что-то, искрящийся шар слетел с руки мага Тэя и безошибочно достиг цели. Минск застыл на месте с выражением неприкрытой ненависти.

– Эдвин! – услышала Равена голос Дайнахейр. – Я здесь!

Ведьма стояла на ступенях, окутанная голубой сферой защиты. Эдвин, как назвала мага рашеманка, тотчас наложил на себя заклинание каменной кожи. «И началось светопреставление», – как потом говорили в Нашкеле. Жители прильнули к окнам, самые смелые вышли на улицу. Пучки магических снарядов сорвались с пальцев магов почти одновременно, но соперники оба остались невредимыми. Цветной шар Эдвина. Огненная стрела Дайнахейр. Молния Красного мага. Конус льда ведьмы из Рашемана. И снова ни одной царапины. Они оба знали, что их защита не вечна. Но ни тот, ни другой не желали просто ждать, когда противник станет уязвим. У Эдвина было преимущество: он готовился к этому бою. В распоряжении Дайнахейр было несколько заклинаний, которыми она часто пользовалась.

Защита слетела с неё совсем неожиданно. Красный маг усмехнулся и принялся за очередное заклинание. Дайнахейр расслышала, что Эдвин вызывает огненный шар. Надо было сбить его, не дать сказать последнее слово. Но как? Каменная кожа всё ещё окутывала его надёжной защитой. Ведьма из Рашемана оглянулась вокруг себя, и улыбка тронула полные губы. У своих ног она увидела увесистый булыжник. Было ещё кое-что, что она делала также хорошо, как и колдовала.Булыжник влетел магу прямо в лоб, он попятился, и собранные было воедино слова заклинания разлетелисьв разные стороны. Дайнахейр отряхнула руки, и тут же уверенно и чётко зазвучали части её заклинания. Эдвин заметил, что полудроу окончательно оклемалась, да и с телохранителя рашеманки сошло удержание. В тот момент, когда в грудь ему ударила мощная струя огня, несколько слов слетело с губ Красного мага. Равене сперва показалось, что это было ругательство, но когда буйство стихии закончилось, мага не оказалось на месте, лишь межуровневый портал сужал свои границы.

– Отличный удар, – потирая плечо, похвалила воительница.

– Выстрел Арганаззара – одно из моих любимых заклинаний.

– Я про камень…

– Ах, это! – Дайнахейр засмеялась, прикрыв рот ладонью. – Не всегда успеваешь прочитать заклинание, даже самое короткое. Иногда и камень приходится швырнуть, а швыряю я их, к слову, очень метко.

– Он погиб? – Равена смотрела туда, где только что стоял мужчина.

– Не знаю. Эдвин – сильный маг. Прыгнул он в портал до или после того, как огонь достиг его? Исчезла его защита или нет? Я не знаю. Возможно по ту сторону портала лежит его дымящийся труп, возможно сейчас он готовит новое нападение. Во всяком случае, мы не увидим его какое-то время.

«Что же они не поделили?» – подумала воительница, но расспрашивать не стала. Она давно усвоила, что негоже встревать в спор двух магов.

Дайнахейр теперь была одета в новое платье из калимшанского нежно-сиреневого шёлка. Оно было сшито на южный манер и оставляло открытой тонкую талию, а глубокое декольте подчёркивало шикарную грудь, однако юбка, полностью скрывая ноги, касалась земли. В её комнате на спинке стула висела магическая мантия, выменянная у Талантира на некоторые интересующие его сокровища из пещеры огра-мага – поработителя нереиды. Маг встретил их всё тем же лицом без каких-либо эмоций и вопросом: «Что? Опять?» Потом он очень долго беседовал с Дайнахейр на темы, понятные лишь магам, а на прощание всё же пожелал «удачи».

Они привели в чувство Имоен, и Равена повела её в комнату отдыхать. К ним подбежали Джахейра и Халид, которые так и не смогли пробиться сквозь толпу зевак у двери таверны.

– Н-но мы были с вами д-духом! – пошутил виновато Халид.

– Мы знаем, – держась за больную голову, кисло улыбнулась Имоен.

Выход в шахты был утверждён на утро послезавтрашнего дня.

– Где здесь начальник шахт? – спросила Равена из-под капюшона у одного шахтёра.

Тот с трудом разогнул спину.

– Видите вон того орущего мужика в красном камзоле? Это и есть Эмерсон – начальник шахт.

Камзол Эмерсона был добротно сшит и богато украшен золотой нитью. Предполагалось, что он придаст ему деловой вид. Но местами красный бархат был испачкан в рудной пыли (начальник отнюдь не чурался покопаться в только что прибывших вагонетках), поэтому одежда смотрелась скорее комично.

Стоящий рядом с ним охранник шепнул ему что-то на ухо.

– Что?! Какая команда?! – гаркнул Эмерсон прямо в лицо парню. – Я же сказал: никаких искателей приключений! Чтобы близко не подходили к шахтам!

– Кхе-кхе! – Равена чувствовала себя очень глупо, но отступать было не куда – их окружили любопытные чумазые шахтёры. – Нас прислал Беррун Гасткилл – мэр Нашкеля…

– Кто такой Беррун Гасткилл, я знаю и без тебя, девочка. А вот кто ты такая? И почему ты думаешь, что сможешь изменить что-то там, где не справилась целая уйма таких же бездельников, как ты, – Эмерсон сказал это удивительно спокойным голосом.

– Попытка – не пытка, – пожала плечами полудроу. – А зовут меня Равена. Для знакомства этого, думаю, достаточно.

– Ишь, какая разговорчивая! Посмотрим, как ты заговоришь там, внизу. Ладно, проходи. Мне даже интересно стало. Даю один день – не больше. Ступай, скажи вон тем громилам, что я тебя пропустил.

У входа в шахты оживлённо переговаривались трое солдат Амна. Они мигом заняли свои места, лишь заметили приближавшихся друзей.

– Проход в шахты закрыт для посторонних, – важно произнёс один из них. – Чтобы войти, возьмите разрешение у Эмерсона.

– У нас оно уже есть, – вышла вперёд Джахейра.

– О, знакомый акцент! Как там дела в Амне? Давненько мы не были дома, – расплылся в улыбке стражник.

– Эээ… Да там всё в порядке… было по крайней мере, когда мы уходили, – немного покраснев ответила друид.

– Ладно, проходите, и пусть Всевидящий Хельм присмотрит за вами.

Равена и Имоен переглянулись и последовали за супругами, а за ними ступили под каменные своды и рашеманцы.

Полудроу следила за Джахейрой и Халидом хмурым взглядом. Чета разговаривала с шахтёрами, один из них указал рукой вглубь тёмного коридора. Джахейра махнула рукой остальной команде, но, поймав взгляд Равены, закусила губу.

Шестеро искателей приключений пошли вдоль рельс, проложенных по всей длине коридора. Он привёл их к входу на второй уровень шахт. Пройти через него без препятствий не получилось – дорогу перегородили странные существа. Остромордые ушастые головы были увенчаны маленькими рожками, кожа покрыта чешуёй. Они были где-то по пояс путешественниками тявкали, словно карманные собачки напудренных аристократов. Передвигались кобольды прыжками, отталкиваясь от земли мощными задними конечностями и помогая себе рулить длинным извивающимся хвостом.

«Т’рес!» – разнеслось эхом заклинание.

Равена давно заметила, что Дайнахейр, как и Минск, проговаривает слова с сильным нажимом на «р». И вот теперь этот звук прокатился по полупустым коридорам, рикошетом отражаясь от голых стен.

Один из кобольдов принял на себя все магические снаряды и скончался, не успев вскинуть маленький лук. С остальными тоже не пришлось долго возиться, и через несколько секунд команда прошла под массивной сосновой балкой входа.

На этом уровне было душновато и жутко воняло мертвечиной. Неудивительно, ведь как только они повернули за угол, наткнулись на утыканные стрелами тела шахтёров.

– О, Сильванус! – воскликнула Джахейра. – Они просто их растерзали! Надо идти вперёд и покончить с этим безумием, – полуэльфийка решительно зашагала вдоль рельс.

– Джахейра! – окликнула её Равена.

Девушка сидела на корточках рядом с трупами и внимательно их рассматривала. Казалось, она и не собирается идти за подругой. Джахейра снова поймала на себе взгляд чёрных глаз, и ей стало не по себе. Такого тяжёлого взгляда она не ожидала увидеть на этом лице.

– Я шагу дальше не ступлю, пока ты всё мне не объяснишь, – снова в её голосе прозвучали нотки приказа, как тогда у арки в Крепости Гноллов.

Друид поняла, сейчас не стоит спорить с воспитанницей Горайона.

– Хорошо, – выдохнула она. – Мы с Халидом действительно прибыли из Амна, но это совсем не то, что ты могла подумать.

– А что я могла подумать? – Равена распрямилась и сложила руки на груди.

– Ты могла подумать, что мы – амнийские шпионы и рвёмся в эти чёртовы шахты, чтобы ещё больше усугубить ситуацию на Побережье Мечей. Ведь Врата Бальдура официально обвинили в Амн в создании Железного Кризиса. Но это не так. Нас послали сюда, чтобы мы расследовали причины возникновения дефицита железа и нашли доказательства, что Амн непричастен к этому.

– Послали? Кто? Правительство Амна? – взгляд Равены смягчился и стал любопытным.

– Э... Не совсем. Видишь ли, мы с Халидом – арфисты.

– Хм, теперь я понимаю, как вы познакомились с моим приёмным отцом.

Супруги синхронно покивали головами, Горайон был давним другом арфистов.

– А если ты не найдёшь доказательства? – полудроу смотрела теперь как обычно, но рук так и не опустила.

– А если ты найдёшь доказательства, что Амн всё же виноват? – подняла брови Имоен.

Джахейра стояла с открытым ртом, не зная, на какой вопрос ответить сначала.

– Нет, Имоен, я уверена, что Амн здесь ни при чём, – выбрала, наконец, она. – Что же касается отсутствия доказательств… Если их нет в нашкельских шахтах, они должны быть где-то ещё. Будем искать дальше.

– Понятно. Почему вы сразу не сказали нам всё это?

– Мы не многое знали о тебе, а про Имоен не знали вовсе. Мы понятия не имели, как ты отреагируешь на просьбу помочь нам с расследованием.

– Ты подумала, что я – простой наёмник и куплюсь только на обещание награды за проделанную работу.

– Повторяю: мы не знали тебя. То, что говорил про тебя твой приёмный отец, и какая ты на самом деле – это два абсолютно разных человека. По словам Горайона, ты должна быть паинькой-девочкой, а у тебя на второй день скитаний было три трупа за спиной.

Равена не верила своим ушам. Горайон описывал её как паиньку. Какая она, во имя пламени Абисса, паинька! От её проделок плакал весь Кэндлкип! Зачем надо было искажать действительность? Что плохого в том, какая она на самом деле?

– Я очень быстро учусь… – задумчиво проговорила воительница. – Что ж, пойдём, спасём Амн от ложных обвинений. Но когда выйдем отсюда, ты уж постарайся припомнить всё, что ещё не рассказала.

Спуск на следующий уровень пришлось поискать. Мало того, что кобольды появлялись, будто из-под земли, так ещё друзьям приходилось петлять по лабиринтам коридоров. Наконец они заметили, что в некоторых местах тявкающих тварей практически не было, а в других их осыпали нескончаемым потоком стрел. Может «лающие демоны» охраняют вход? Следуя этому предположению, и оставляя за спиной всё больше и больше маленьких лучников, команда вскоре прошла под очередной сосновой балкой.

Три стрелы просвистели в воздухе и застряли в деревянной опоре всего в дюйме от лица Равены. Одна из них оказалась огненной, и пламя побежало по дереву вверх к каменному своду. Это заставило воительницу переместиться в укрытие за перевёрнутую вагонетку. К ней подсела Джахейра.

– Кобольды-коммандос, – сморщив нос, проговорила полудроу. – Я ожидала их: на трупах шахтёров были обгорелые стрелы. У каждого из них не так много стрел с огнём… – она попыталась выглянуть из-за вагонетки, но несколько стрел заставили её одуматься.

– Угу, зато их там уйма целая, – проворчала Джахейра.

– Почему они не подходят? – поинтересовалась Дайнахейр, сидя за соседней тележкой.

– Они знают, что в ближнем бою слабы. Эти гадёныши просто не дадут нам высунуться, – продолжала злиться друид.

– Думаю, я смогу кое-что сделать, – кивнула рашеманка.

Она наложила на себя каменную кожу и встала.

– Тебя прикрыть? – спросила сидящая рядом с ней Имоен.

– Не стоит.

Дайнахейр читала заклинание. Вначале звуки были едва различимы, но чем ближе был финал заклятья, тем громче становился голос ведьмы. Огненный шар ударил прямо в самую гущу толпы кобольдов. Пылающие кольца расходились от него, как круги по воде от брошенного камня. Через несколько мгновений всё было кончено. Команда шла между дымящимися трупами.

– Равена! Джахейра! Ребята! Посмотрите, что здесь! – Имоен показывала на что-то в вагонетке.

– Это руда. Нет. Это ХОРОШАЯ руда! – Джахейра держала в руках кусок твёрдой породы и даже постучала им о край тележки для пущей уверенности.

– А в соседней с ней руда испорчена, – отряхнула перчатки Равена.

– Ничего не понимаю. Выходит, что руда испорчена не в самой шахте, а портится чем-то или кем-то при доставке наверх, – Джахейра случайно взглянула поверх плеча воительницы. – У тебя за спиной кобольд, – решила предупредить она подругу, но Имоен уже спустила тетиву.

– Нету больше кобольда, – подбросила вверх лук девушка. – Ты что же мне не веришь? Сама решила проверить? – увидев, что сестра идёт к только что убитому кобольду, надулась она.

– Нет, что ты! Просто появилась кое-какая догадка, – Равена начала шарить по мешочкам, которые были прикреплены к поясу ушастого существа. – А это что? – в руках у полудроу оказалась бутыль из зеленоватого стекла, которая наполовину была наполнена какой-то жидкостью.

– Странный цвет у этой штуки, – наклонилась к ней Имоен. – Будто жидкое бесцветное железо.

– Это вещество можно увидеть в шлаках горных пород, – разглядывая жидкость, рассуждала вслух Джахейра.

– Что же получается? Это «экстракт шлаков горных пород» что ли? И как его можно выделить? – наморщила лоб Имоен.

– С помощью магии, естественно, – отозвалась Дайнахейр.

– Значит за всем этим стоит маг. У шаманов кобольдов нет таких способностей, – Джахейра раскладывала всё по полочкам в голове.

Она откупорила бутыль и полила её содержимым кусок крепкой руды, потом сжала руду в кулаке, и на пол посыпалась пыль.Все были согласны, что кобольды не могли сами додуматься до этого, надо было найти их хозяина. И, похоже, они напали на его след. В буквальном смысле. Один коридор был густо утоптан грязными лапами кобольдов. Доверившись интуиции, друзья свернули в него и вскоре наткнулись на глубокую расщелину, внизу которой клокотала лава. Через огненный поток Природой Матерью был перекинут каменный мост. Аккуратно ступали путешественники по природному творению, стараясь не смотреть вниз. Когда их ноги почувствовали твёрдую почву другого берега, они смогли вздохнуть спокойно. Имоен слилась с тенью и неслышно ушла вперёд на разведку. Вдруг раздался её визг, и она бегом вернулась назад.

– Пауки! Там три огромных паука!

Только девушка договорила последнее слово, как в узком проходе показались чёрные мохнатые ноги гигантского паука, его чуть опережал ядовитый с тёмно-зелёными узорами на теле, третьего пока что видно не было. Минск и Халид набросились на ядовитую тварь, ибо она была в данный момент самая опасная. Дайнахейр и Джахейра запели дуэтом странную песню, в которой сплелись мотивы их заклинаний. За своими восьминогими собратьями появился, наконец, светло-зелёный с чёрными прожилками паук.

– О, нет, – прошептала Равена.

За спиной паука открылся портал, и тварь исчезла.

– Что… что он сделал? Куда он делся? – Имоен озиралась по сторонам.

– Это фазовый паук. Он может появиться сейчас где угодно.

Равена не была уверена, что делать сейчас: прибить чёрного гиганта, который направился прямо на мужчин, или попробовать проследить за фазовым.

Портал открылся прямо перед рашеманкой. Каменная кожа сдержала удар, но заклинание было потеряно. Дайнахейр скороговоркой выпалила другое, и с рук, соединённых конусом, сорвалось пламя. Паук завизжал и снова скрылся в портале. Тут же ведьму и друида накрыло белой липкой сетью. Голоса женщин опять запели плавные мелодии. Имоен и Равена бежали на подмогу к следопыту и воину. Лучница вырвалась вперёд, а перед Равеной вдруг открылся бесконечный коридор портала. Полудроу замерла. Паук не нападал на неё. Воительница заметила следы ожога вокруг его глаз. Так Дайнахейр ослепила его! Равена со всей силы всадила меч прямо между жвал чудовища и с хрустом провернула. С руки Дайнахейр сорвался выстрел Арганаззара. Гигантский паук заметался, объятый пламенем, и соскользнул прямо в бурлящий поток лавы. Джахейра сделала на какое-то время паутину не липкой, и команда по её совету убралась подальше от белых нитей.

Равена шла позади всех и пыталась очистить меч от слизи паука.

– Ненавижу пауков, – процедила она сквозь зубы.

– Смотри, мисс «вечное недовольство», – подтрунила над ней Имоен. – Кажется, мы что-то нашли.

Арочный вход, от которого их отделяла небольшая трещина до краёв наполненная лавой, точно был сделан совсем недавно. Грязные следы вели именно туда. Через трещину кобольды перекинули себе мостик. По нему было идти ещё страшнее, ведь лопающиеся пузыри жидкого огня оставляли на камне дымящиеся следы. Равена направилась прямиком к входу. Раздался щелчок, и в плечо ей впечаталась магическая огненная стрела.

– Ловушки! Равена, не шевелись! – Имоен прошла чуточку вперёд и стала внимательно оглядываться вокруг. – Есть! Ещё одна. Две, – аккуратно работая кинжалом, девушка разрядила ловушки. – Прошу вас! – повела она рукой в пригласительном жесте.

Даже сёстрам пришлосьидти здесь, пригнувшись, что же говорить о великане-следопыте.

– Минск, здесь низкие своды. Будь осторожен! – громко шепнула Равена.

– Уй! – раздалось позади.

– Он уже заметил, – хмыкнула Джахейра.

Узкий и длинный туннель вывел их к подземной реке, перейдя через которую, они обнаружили вход в пещеру.Крадясь вдоль стены, друзья старались не дышать. От входа хорошо была видна часть пещеры, усеянная сталактитами и сталагмитами, дальний тёмный угол, правда, не просматривался. Равена заглянула за поворот.

– Неплохо тут он устроился, кто бы он ни был, – громко сказала она, давая понять, что рядом никого нет.

Перед взорами путешественников предстала обустроенная комната: на полу были постелены богатые ковры, на стенах пылились гобелены, у дальней стены стояло кресло баснословной цены, а рядом с ним сундук, обитый золотом.

– Ищите всё, что может нам пригодиться, – зашуршала бумагами на столе Джахейра.

Равена подошла к другому столу, где обнаружила знакомый знак Принца Лжи – Цирика. Неужели опять?

– Хм. Извилистый путь у нас получился, – услышала она за спиной голос друида.

Джахейра стояла у карты Побережья Мечей.

– Смотри: мы были в Нашкеле, затем пошли по Облачному Хребту в Крепость Гноллов, далее взяли чуть-чуть на север и вот этим путём вернулись снова в Нашкель, – палец женщины дорисовал петлю.

– М-да, извилистый…

– На сундуке ловушек нет, и он не заперт, – раздался разволнованный ощущениями голос Имоен.

Тяжёлая золотая крышка уже была поднята, когда у входа прогремел другой голос:

– Кто вы? Что вы здесь де-ла-е-те?

Там стоял полуорк. В одной руке он держал богато украшенный моргенштерн, в другой – щит с символом Цирика.

– Тазок прислал вас?

– Тазок… Д-да… – Равена подумала, что сможет обмануть полуорка и выведать у него полезную информацию.

– Му-ла-хей, – ударил он себя в грудь. – Из кожи вон лезет! Каждый фунт руды под-ни-ма-ет-ся на по-верх-ность испор-чен-ный, а меня всё ещё не могут оста-вить в покое! Всё ещё хотят убить!

Полуорк старался говорить правильно и проговаривал трудные длинные слова по слогам.

– А ты расскажи нам всё, что знаешь, а мы передадим Тазоку, что ты не виноват, – не моргнув, соврала Равена.

На лице полуорка отобразилось сомнение.

– Зачем гово-рить? Вон в том сундуке все доку-менты, – тут его лицо снова изменилось, и воительница поняла – Мулахей распознал обман.

– Но вы не возьмёте, ничего! Я не сдамся без боя! Лю-бим-цы мои! Убейте этих нес-част-ных! Вы не смогли об-ма-нуть Му-ла-хея, шпионы!

– Ну, почти ведь получилось, – пожала плечами Равена.

Откуда ни возьмись появилась целая туча кобольдов. Мулахей принялся читать заклинание. Из земли показались костлявые руки, жрец Цирика вызывал нежить.

– Ненавижу мертвяков! – взвизгнула Имоен.

Равена срубила голову скелету, который тянулся к сестре, и развернулась лицом к полуорку. Тут же она получила мощный удар щитом и отлетела на несколько ярдов, приземлившись на стол. Она сползла на пол с треснувшей столешницы, но встать на ноги получилось не сразу. На помощь подруге пришёл Минск. Полуорк увеличил свою силу заклинанием, поэтому вслед за полудроу в полёт отправился и следопыт. Мулахей снова взывал к своему тёмному богу.

– Не зови его! – крикнула Равена. – Он тебя не услышит!

Удивлённый полуорк обернулся на неё. Он понял, что снова попался на удочку, когда перед его лицом сверкнул клинок двуручного меча. Девушка помогла Минску встать из-под обломков второго стола, и они оба снова ринулись в бой.

Скелеты, как и в случае с Басилусом, рассыпались без поддержки жреца. Оставшаяся горстка кобольдов жалась к выходу. Минск и Равена переглянулись и хихикнули.

– Аррр! – гаркнули они вместе так, что даже их спутники вздрогнули, что уж говорить о бедных кобольдах.

Мелкие вредители ломились к выходу, сбивая друг друга с ног и тявкая. Напарники разразились хохотом. Ещё сильнее Равена засмеялась, когда увидела, как Имоен пинает кости и черепа, ворча: «Ненавижу нежить!»

– Знаете, в такие вот случаи мне очень жаль, что среди наснет какого-нибудь напыщенного рыцаря, – присела полудроу на сбитый сталагмит с черепом в руках.

Имоен перестала ругаться и вопросительно посмотрела на сестру.

– Ну, вот сейчас он вышел бы вперёд с криком: «За честь, за славу!» и изгнал бы всю эту нежить назад.

– Ага, а после неудачных сражений ты бы вымещала на нём зло, – поддакнула ей лучница.

– У тебя какие-то проблемы с рыцарями? – поинтересовалась Джахейра.

– Про моё противостояние с рыцарями я расскажу тебе потом. Ладно? – Равена бросила череп за спину. – Давайте посмотрим, что в этом золотом сундучке.

– А я посмотрю, что тут есть ещё интересного, – Имоен ушла в тень.

Не успели друзья развернуть первый свиток, как из того самого тёмного угла пещеры со сталактитами донёсся крик Имоен:

– Джахейра, иди быстрей сюда! Потерпи немного, дружочек. Сейчас. Джахейра, ну где же ты?!

– Не кричи! Я здесь. Что тут… О, Сильванус! Равена, принеси эликсир! Срочно!

На земляном полу лежал жутко избитый эльф в робе мага. Имоен пыталась освободить его от крепко связанных верёвок.

– Я залечу ему самые опасные раны, но, чтобы появились силы подняться наверх, нужен будет эликсир, – объяснила друид, хлопоча над эльфом.

Он был очень слаб, но всё же сделал глоток и открыл глаза. Туманный взор скользнул по троим склонившимся лицам и замер на лице Равены. Глаза немедленно распахнулись то ли от удивления, то ли от страха. Полудроу опустила голову: она так часто видела этот взгляд.

– Я вернусь назад, а то вдруг его удар хватит, я ж виновата буду.

– Что т-там? – подошёл Халид.

– Пленник… заложник… или не съеденный ужин, – при этих словах воительница услышала стон эльфа.

– П-пойдём, тебе надо п-посмотреть на это, – махнул полуэльф рукой.

Дайнахейр протянула ей два манускрипта.

– Эти достойны внимания. Остальные – приказы и отчёты.

– П-посмотри лучше в сундук.

В сундуке среди корреспонденции и всякого хлама лежал длинный меч просто ювелирной работы. Равена присмотрелась к узору на клинке.

– Не думала, что когда-нибудь увижу это, – воительница смотрела на оружие с благоговением, но в руки взять не смела.

– На нём очень сильная магия, – Дайнахейр тёрла зудящие пальцы рук.

– Конечно! Это же Мунблейд! Уникальный меч! Он сам выбирает себе хозяина, и никто кроме него не сможет воспользоваться этим клинком.

– Неужели этот прекрасный меч принадлежит этому злому полуорку! – возмутился Минск.

– Нет. Он принадлежит мне.

В проходе стоял спасённый эльф, поддерживаемый Джахейрой и Имоен. Тёмно-сиреневая мантия с серебристо-серым высоким воротником была испачкана в грязи и рудной пыли. Кровоподтёки и синяки сильно выделялись на бледной коже. Тёмные длинные волосы грязными прядями свисали на лицо. Эльф с трудом подошёл к сундуку и взялся за рукоять удивительного меча. Лезвие вспыхнуло мягким голубым огнём, приветствуя хозяина.

– Почему он выбрал тебя? Ты же… – Равена окинула взглядом спасённого.

– Маг? Да. Почему он выбрал меня? Я не знаю. Боюсь, что никто не знает.

– Кто ты такой?

– Меня зовут Ксан. Я – Серый Плащ из Эверески. Был послан сюда расследовать причины возникновения Железного Кризиса.

– Понятно, – кивнула Равена без малейшего интереса и протянула манускрипты Джахейре. – Вот. Этого может быть достаточно для доказательства, что Амн не причастен к порче руды в этих шахтах.

Друид пробежала глазами написанное.

– Да. Вполне. Но выходит, что Железный Кризис начался не здесь. Наша работа ещё не окончена.

Равена многозначительно посмотрела на Ксана. Мол, ты тут не один такой.

– Этот Му-ла-хей, – повторила выговор полуорка Имоен. – Говорил про какого-то Тазока. Этим именем подписаны и документы.

– Но и он не главный, – повернулась к ней названая сестра. – Над ним есть ещё кто-то. Вот здесь ясно сказано: «…высшее руководство наняло «Чёрныекогти» и «Стужу»».

– В Б-берегосте обитает связной Т-тазока – некто по имени Т-транзиг, – вспомнил Халид какую-то приписку из послания Мулахею.

– С него-то, я думаю, и стоит начать наши дальнейшие поиски, – предложила Джахейра.

– Только вот вопрос: каким образом попали сюда эти проныры-кобольды и их главарь не замеченными никем? – Имоен задумчиво склонила на бок голову.

– Хотите, покажу «как»? – Ксан еле заметно пожал плечами.

Около подземной реки, недалеко от входа в пещеру Мулахея чернел ещё один лаз, в который незамедлительно нырнули названые сёстры, несмотря на протесты Джахейры. Вопреки всем ожиданиям, девушки вскоре вернулись без единой царапины, и не найдя себе и другим проблем.

Эмерсон встретил вышедших из темноты шахты искателей приключений молчаливым приветствием. Судя по тому, что они вели какого-то тщедушного эльфа, точнее почти несли его, они прошли дальше, чем многие. На площадке воцарилась тишина. Хотя возможно это было из-за того, что Равена забыла накинуть капюшон.

– Э… и… – развёл руками Эмерсон.

– Карта шахты есть? – без предисловий напрямик спросила она.

– Угу.

– Третий уровень, – уточнила девушка.

Начальник шахт спешно разворачивал затёртую карту на грубо сколоченном столе.

– Вот здесь, – ткнула Равена в карту. – Здесь есть проход ещё ниже. В логово того, кто портил вашу руду. Она испорчена не в самих шахтах, а поливалась вот этим минеральным ядом его слугами-кобольдами уже после добычи. Там есть два входа: один, собственно, в его пещеру, а другой ведёт на поверхность. Выходит он гораздо восточнее шахты. Там какие-то заброшенные могильники что ли. Короче наш вам совет: собирайте людей и спускайтесь на этот уровень. Пока что кобольды поджали хвосты без главаря, но они могут вернуться с новым, если не засыпать эти входы.

Эмерсон загоготал.

– Эх, девочка, расцеловал бы тебя! Да больно ты чумазая! – без тени неприязни сказал он.

– Это мой естественный цвет лица, – утёрла себе нос тыльной стороной руки полудроу.

Мужчина рассмеялся ещё громче.

Поднимаясь по деревянным шатким лестницам из котлована, Равена слышала его приказы.

– Командир! Собирай ребят! Спускаемся в шахты! Захвати побольше взрывчатки! Засыплем гадов! – всё это сопровождалось отборной бранью через слово в адрес этих самых гадов и их хозяина.

Взгляд воительницы привлекла скала недалеко от шахты. Лицо прекрасной женщины было выбито почти на всю высоту камня.

– Красиво? – послышался голос Ксана.

– Да. Красиво.

– Эту историю передают из уст в уста в Нашкеле уже несколько недель подряд. Местный скульптор Призм, – начал он, не дожидаясь, когда Равена его об этом попросит. – Как-то в далёкой молодости встретил прекрасную девушку и влюбился в неё с первого взгляда, но не нашёл в себе смелости подойти к ней. Все эти годы хранил он в сердце её облик и её имя. Недавно Призм был объявлен в розыск за кражу двух огромных изумрудов у какого-то аристократа. По окончанию работы он вставил их в портрет любимой вместо глаз. Говорят, что после этого он упал бездыханным, но успел выкрикнуть её имя.

Во взгляде девушки Ксан прочитал беззвучный вопрос: «Какое имя?»

– Эллесим, – ответил на этот вопрос эльф. – Когда хозяин изумрудов пришёл за своим сокровищем, у него не поднялась рука на шедевр. Хотя я ничуть не сомневаюсь, что в скором времени найдутся мародёры, которым будет наплевать на чувства Призма и красоту его творения. Для них её глаза будут всего лишь огромными изумрудами, которые можно продать по огромной цене.

– Грустная история, – опустила голову Равена.

– В мире много грустных историй.

– Хорошо, что наша счастливая – мы ведь всё ещё живы!

– Сколь надолго…

Нашкель, затаив дыхание, наблюдал за устало идущими через него искателями приключений. Вела их полукровка-дроу, которая (подумать только!) даже не соизволила надеть капюшон, словно бросая вызов встречным людям. На каждый ненавидящий взгляд она отвечала насмешливой улыбкой.

Как только документация из золотого сундука Мулахея оказалась в руках Берруна Гасткилла, тот облегчённо вздохнул. Он хотел кричать, смеяться и плакать от радости, но беды последних месяцев сильно измотали его. Всё, что он смог выдавить из себя – тихое «спасибо». Хмурое лицо Равены осветила улыбка. Она видела, что мэр Нашкеля был искренне благодарен им.

Весело и шумно переговариваясь, шесть друзей и спасённый ими эльф шли к таверне под пристальными взглядами жителей городка. Имоен пытала Ксана вопросами, но вскоре вздохнула и переключилась на Джахейру.

– И всё-таки, как ты думаешь, почему столько искателей приключений ушли ни с чем из шахт, а мы справились меньше, чем за сутки?

– Вероятно потому, что они не штурмовали несколько дней назад Крепость Гноллов, – обернулась друид на Равену. – Впятером.

Протестующий писк Бу заставил её исправиться:

– Вшестером.

Воительница уже хотела было что-то возразить, но случайно поймала удивлённо-ошарашенный взгляд Ксана. Вместо возражений полудроу разразилась хохотом. За ней залилась звонким смехом Имоен, к ней присоединился улыбчивый Халид, сдержанно засмеялись Джахейра и Дайнахейр, загремел Минск. Даже на лице подавленного эльфа промелькнуло некое подобие улыбки.

Не прекращая смеяться, команда ввалилась в таверну. Сегодня можно было радоваться и праздновать. Ведь они всё ещё живы!

Сколь надолго…

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   30

Похожие:

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconБескрайнее Море Мечей. Что там за горизонтом? Приключения? Слава?...
Но каждый раз, поднимая вопрос об уходе в большой мир, она слышала один и тот же ответ: «Твоё время ещё не пришло…» Она ждала. Терпеливо...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconВедьмы с восточного побережья
Вполне возможно, что некоторые валькирии, решив покинуть Вальгаллу,[1] затем селятся в различных уголках той или иной страны, где...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconСодержание вступление часть первая
Создание меча. Историко-культурный контекст. Типы мечей

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига трилогии Ф. Пулмана «Темные начала»
«Янтарный телескоп» заключительная книга трилогии Ф. Пулмана «Темные начала». Захватывающая история рождения нового мира, в которой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТомас Харрис Красный дракон Серия: Ганнибал Лектер 1 Аннотация «Красный дракон»
Первая книга легендарной трилогии о Ганнибале Лектере, по которой сняты три голливудских блокбастера

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига первая. Аар
В память об Уднатте и многочисленных заморских странствиях предлагаю эти картины прошлого Вам, дорогой Винсент, поклоннику настоящего...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconАвстралия единственная страна мира, занимающая территорию целого...
Вдоль восточного побережья почти на 2000 км протянулось скопление мелких островов, подводных возвышенностей и коралловых рифов Большой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconОт автора «передавай привет лесли»
Это моя вторая книга. Первая – «Жжизнь без трусов: Мастерство соблазнения – жесть как она есть» – имела огромный успех! Она стала...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига основана на событиях, происходивших с ним с четырех до двенадцати...
Калифорния. Психически нестабильная мать-алкоголичка годами избивала и морила голодом маленького Дэйва Пельцера. Она изощренно издевалась...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТатьяна Устименко Богами не рождаются Любимому супругу Александру посвящаю
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов