Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя




НазваниеПервая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя
страница13/30
Дата публикации20.02.2014
Размер5.45 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   30

– Нет-нет, силой мы их не возьмём, – покачала головой Равена. – Нужно обхитрить их.

– И как ты собираешься это сделать? – ирония сквозила в словах Имоен.

– Нужно присоединиться к ним.

– Что?! – все пятеро смотрели на Равену, или точнее на то место, откуда звучал её немного осипший голос.

– Тихо вы. Транзиг сказал, что его часто встречали в Клыкастом Лесу. Вот и давай те прочешем его, а когда связные Тазока нас поймают, заявим, что мы хотим к ним присоединиться. Это позволит нам беспрепятственно гулять по их лагерю.

– Если нас п-примут…

– Надо постараться.

Время заклинания истекало, и пора было уходить подальше отсюда.

Команда решила вернуться в Берегост, чтобы подготовиться к длинному переходу. Время от времени Минск останавливался и прислушивался.

– Что-то не так, дружище? – поинтересовалась у него Имоен.

– Бу кажется, что кто-то скребётся совсем рядом под землёй. И я с ним полностью согласен. Вот сейчас – слушайте.

Все притихли. Действительно из-под земли доносился отчётливый звук. Названые сёстры боязливо переглянулись. Если вспомнить рассказы об этой местности, то возможно сейчас к поверхности пробиваются анкеги – огромные существа, похожие на гусениц. Их тело покрыто практически непробиваемым панцирем, сильные челюсти одним щелчком разрезают человека пополам, а особая железа позволяет стрелять кислотой на достаточно большое расстояние. Команда ускорила шаг. Впереди завибрировала земля совсем, как во сне у Равены. Почва провалилась внутрь широкой ямы, а потом ввысь вознеслось огромное длинное тело. Анкег возвышался над землёй на добрых десять футов, и неизвестно сколько ещё оставалось в яме. На зелёном панцире играли лучи солнца. Им можно было бы любоваться очень долго, если б он не был так опасен. К тому же рядом могли быть и другие. Бежать было некуда.

Имоен и Джахейра ухитрились отскочить от плевка гигантского насекомого, а вот Минску повезло меньше: кислота стекала со щита, разъедая его. Разозлившись, воин-берсерк-следопыт со всей мощью ударил по панцирю, но оставил на нём лишь не сильно заметную вмятину. Сверкнули магические снаряды, но и они причинили не большой вред гиганту. Равена попробовала подсечь маленькие ножки, но анкег, оказывается, держался вовсе не на них. Ну, должно ведь быть у него слабое место! В небе громыхнуло, и молния Джахейры заставила огромную зелёную голову склониться к самой земле прямо около Равены. Полудроу ухмыльнулась – у неё появилась идея.

– Джахейра, сделай-ка ещё раз так!

И снова звучит знакомый припев заклинания, и с неба спускается яркий разряд. Как только голова анкега поравнялась с Равеной, девушка вонзила меч прямо в сетчатый глаз. Насекомое пару раз дёрнулось, едва не согнув лезвие, и замерло.

Равена с восторгом рассматривала панцирь анкега. Зелёный с серебристыми прожилками, что расходились подобно узору, он был прочен и одновременно лёгок. Некоторые аристократы платят огромные деньги за доспех из анкегова панциря, а некоторые кузнецы всё отдали бы за то, чтобы поработать с этим уникальным материалом. Воительница невольно вспомнила Тэрома Фуирима из Берегоста.

Носилки с серебристо-зелёными пластинами громыхнули об пол кузницы, и друзья облегчённо вздохнули. Не то чтобы нести их было тяжело, вовсе нет. Неудобно просто, да и путь не близкий. Благо, что по дороге им встретился какой-то фермер на повозке. Они обеспечили ему дальнейший безопасный путь, а он погрузил на повозку носилки. Конечно же, не обошлось без рассказа: «Как вы убили эту тварь?» Имоен принялась за своё любимое дело.

В глазах кузнеца из Берегоста сияла просто детская радость. Пока Минск выбирал себе новый щит, Тэром снял мерки с Равены. Работа предстояла кропотливая. Кузнец сказал, что, когда доспех будет готов, он даст ей знать.

– Дурацкая карта! – ворчала Джахейра. – И кто её составлял? Картограф-самоучка?

– Скорее недоучка, – согласилась с ней Равена.

Карта была скопирована явно не очень умелым мастером. Некоторые обозначения были сдвинуты в ложную сторону. Так, например, башня Талантира оказалась почти на побережье, Нашкель гораздо восточнее, чем на самом деле, а Крепость Гноллов вообще уехала за Облачный Хребет. Некоторых подписей не было совсем. Не подписано было Глухолесье, а «Клыкастый Лес» значилось мелким шрифтом над огромной местностью на востоке от Берегоста и Нашкеля.

– А вот это, – ткнула друид в южную часть этой местности. – Относится к Клыкастому Лесу или нет? Неужели придётся прочёсывать всё это?

Равена сидела боком к столу, положив ноги на соседний стул. Она улыбалась про себя, потому что знала: сейчас придёт Имоен и будет убеждать посетить именно то самое место, по которому сейчас нервно стучал палец Джахейры. Недалеко от могильников, из которых вёл потайной ход в шахты Нашкеля, была отметка «Мост Файервайн». Красивая и грустная легенда была связана с этим местом. Одна из любимых легенд Имоен.

– Вот. Всё, что заказывали, – названая сестра Равены положила на стол свёрток с покупками.

– Здорово! Теперь только ты будешь ходить за покупками, – похвалила её Джахейра, довольная результатом.

– Ха! В следующий раз отпустите Равену со мной, я вам ещё и со скидкой всё куплю!

Одобрительный смешок пробежался по кругу сидящих друзей и отозвался на некоторых других столах. На полудроу всё ещё бросали презрительные взгляды, но уже терпимей относились к её присутствию в городе. Имоен выдернула стул из-под ног сестры, из-за чего сапоги воительницы гулко стукнули о деревянный пол.

– Кстати, – продолжила она, усевшись. – Могу ли я спросить: а нам обязательно сразу идти в этот лес? Можно сначала заглянуть вот сюда?

Равена хихикнула, прикрыв лицо.

– Зачем тебе туда? – поинтересовалась Джахейра.

– Что такого необычного в этом месте? – присоединилась к друиду ведьма.

– Существует легенда, что давным-давно Тёмная Орда осаждала крепость, к которой вёл этот мост. Всего несколько рыцарей героически сдерживали натиск, и Орде не удавалось пробиться внутрь. Тогда враги подкупили одного из рыцарей, и тот убил своих товарищей, когда они спали. Орда ворвалась в крепость, а предатель был проклят и умер ужасной смертью. Вот.

– И что ты хочешь там найти? – без особого энтузиазма спросила Джахейра.

– Доказательства… или опровержения. Если это правда, там должны были остаться следы той битвы. Если же это всего лишь легенда – значит это всего лишь легенда.

– Это слишком долго, – тряхнула серебристым шёлком волос Равена. – У нас нет времени. Сходим туда, когда всё это закончится.

– Сестрёнка, когда всё это закончится, не известно сможем ли мы с тобой вообще куда-либо пойти. Мы попали в серьёзную переделку.

Полудроу взглянула на друида в поисках решения этого вопроса.

– Нам всё равно, похоже, придётся прочёсывать всю эту местность, поэтому можем заглянуть и на твой мост, Имоен, – пожала плечами полуэльфийка.

Девушка захлопала в ладоши и показала язык сестре. В ответ Равена улыбнулась и дала понять, что спорила лишь для порядка.

– Базу лучше перенести обратно в Нашкель, – Джахейра встала и свернула карту. – Эй, хозяин! Мы уходим!

Мост Файервайн соединял два берега давно уже высохшей реки. Он стоял напоминанием, что всё в этом мире бренно. Некогда мощная, полная сил постройка состарилась и одряхлела. Камень почернел, покрылся трещинами, словно морщинами. Кое-где в кладке пробивалась трава. В двух местах и вовсе мост обрушился, но кто-то заботливо положил доски через глубокие провалы.

Имоен рассматривала каждую щель и не переставала восхищаться.

– Как он прекрасен!

– Да. Он прекрасен. Не считая тех гоблинов, что следят за нами снизу, – съязвила Джахейра.

– Минск и Бу слышат волчий вой, а вон там были ещё и волчьи следы. Следы очень большого волка.

– Где гоблины, там и ворги, – заключила Равена. – Будьте начеку!

– А я слышу музыку, – потрясла головой Дайнахейр. – Верно, я схожу с ума.

– Нет, я тоже слышу. Будто на лютне играют, – успокоила её Имоен.

День давно перевалил за половину. Скоро солнце начнёт клониться за горизонт. Гоблины и волки шныряли под мостом, но подняться не решались. Почему-то.

А мелодичный перебор струн уже слышали все. И чем ближе команда приближалась к другому берегу, тем отчётливей лилась музыка. Друзья миновалиарочный проход и обнаружили за ним… парня, который держал в руках лютню. Он прекратил играть и уставился на искателей приключений. «Дрень…» – робко прервала затянувшееся молчание струна.

– Эээ… Приветствую вас… – начал парень, не отнимая руки от струн.

– И тебе привет, – Равена недоверчиво смотрела на него.

– И кто же вы, собственно, такие?

– Мы, собственно, искатели приключений. А ты?

– А я, собственно, бард. Странствую в поисках вдохновения.

– Не боишься вон тех тварей внизу?

– Они днём-то сюда не поднимаются, а к ночи и вовсе уйдут подальше – призраков боятся.

– Каких призраков? – Имоен пробилась вперёд.

– Вы что же легенду не знаете?

– В легенде говорится о битве…

– Битва за Мост Файервайн не легенда, а исторический факт, – бард отложил инструмент. – А вот потом… Историю окутали сплетни и фантазии, так получилась легенда. Я пришёл сюда узнать, насколько она правдива.

– И как?

– То, что крепость держалась долго под сильным натиском – абсолютная правда. В руинах…

– Каких руинах? Я ничего не вижу, – крутила головой Имоен.

Бард взял её за плечи и повернул в сторону остатков смотровой башни. Части стены уже не было, крыша давно провалилась, а то, что осталось, возвышалось на восемь футов и держалось в основном благодаря плющу. На самом верху уцелевшей стены зияло маленькое окошко.

– Это всё, что осталось от крепости?

– Угу.

– Я хочу на это посмотреть. Пойдём, покажешь мне всё.

Имоен схватила барда за руку и потащила к руинам. Парень настолько удивился, что даже и не думал вырываться.

– Твоя сестра, кажется, не осознаёт, что идёт неизвестно куда с неизвестным парнем. Она не боится, что он сделает с ней что-нибудь... – Дайнахейр смотрела на удаляющуюся парочку.

– Себе дороже сделает, – усмехнулась Равена. – Если что – кричи! – громко сказала она им вслед.

– Хорошо! – пришёл ответ от барда.

Имоен, похоже, только что заметила его руку в своей. Она сначала покраснела, а потом над безжизненным руслом разнёсся её заливистый смех.

После захода солнца все семеро сидели у костра. Имоен делилась впечатлениями от руин. Бард, который представился как По, удивлялся рассказанной историей о приключениях друзей. Он сказал, что Клыкастый Лес начинается севернее развалин магической школы Улькастера.

– Я бы посоветовал вам пройти нормальной дорогой до «Дружеской Руки», а там уже повернуть на лес, – По снова взялся за лютню.

– Слушай, ты сказал, что пришёл сюда в поисках вдохновения. Какого именно? – Равена хотела подбить барда на игру.

– Ну, я писал балладу об этих событиях. Описание исторической битвы прошло, как по маслу, а дальше – стоп. Вот и пришёл сюда в надежде дописать часть-легенду. В ней говорится, что проклятый предательбыл приговорён после смерти вечно скитаться по катакомбам под крепостью, чтобы соединиться с душами тех, кого убил. Но неведомая сила заставляет его петлять по коридорам. Он не может найти покой, как и остальные рыцари, что ждут его. Они давно простили его и жгут огонь, чтоб он нашёл их, но всё тщетно. И только их вздохи разрывают тишину… О! Хорошая строчка, надо куда-нибудь её вставить.

– Призраки, – фыркнула Джахейра. – Это наверняка выдумки.

– Прошлой ночью мне это так не показалось. Я слышал вздохи. Будто сам камень руин вздыхал. А вон в том окне горел огонь, а я-то знаю, что его ну никак нельзя там зажечь.

– Может, споёшь нам свою балладу, а? – вкрадчиво спросила Имоен.

– Она… это… ещё сыровата…

Имоен похлопала ресницами.

– Я вас предупредил, – ухмыльнулся бард.

Он подстроил лютню и полился красивый мотив. Музыка была немного не доработана, кое-где По сбивался, но она чётко оттеняла текст. Шла маршем во время битвы, почти замирала при убийстве рыцарей и плакала во время взятия крепости. Она гордилась красотой Моста Файервайн в былые времена и наполняла слушателей надеждой, что когда-нибудь проклятье падёт. Сама баллада тоже требовала поправок. Ритм порой прыгал, рифма хромала, наизусть По её ещё не помнил, поэтому пел по бумажке. Голос у него был певучий и приятный, он мог играть им, как того требовала баллада. Пел он от души, отчего слушать его было приятней вдвойне. Время от времени Равена оборачивалась на слепое окно руин, но ничего, кроме тёмно-синего клочка неба и пары звёзд там не видела. Бард закончил игру, и благодарные слушатели одарили его аплодисментами. Парень расплылся в улыбке.

Как и во многих низинах, на Мост с заходом солнца опустился туман. Спать было холодно и мокро. Равена и Имоен жались друг к другу как можно ближе, но крепко заснуть всё равно не получалось. Сквозь тревожную дрёму в сознание вкрался звук. Тихий, ненастойчивый стон… Будто камень вздохнул. Сёстры одновременно открыли глаза и вскочили. У костра сидели дежурившие ночью Халид и Джахейра. С широко распахнутыми от удивления глазами полуэльфы указали в сторону руин. В маленьком окне горел огонь. Слепое окно смотрело на них с надеждой, и эта надежда горела мягким, ровным, тёплым светом. По приоткрыл глаз, хихикнул, мол, а вы не верили, и снова засопел.

Наутро бард пожелал путешественникам лёгких дорог, подмигнул Имоен и продолжил свой путь дальше.

Равена не сводила глаз с остатков крепости. Едва забрезжил рассвет, как камень последний раз глубоко вздохнул и будто погасил этим вздохом свечу в маленьком окне. Всё затихло, и солнце осветило лишь безжизненные руины, крепко увитые плющом. Все готовы были сорваться в дорогу, но её что-то не пускало. К полудроу подошла Имоен. Сёстры встретились глазами лишь на миг, и этого хватило, чтобы вынести решение. Две пары глаз – одни синие, как сумеречное небо, другие чёрные, как непроглядная тьма – впились в Джахейру. Девушки не спрашивали совета, они ставили друида перед фактом.

– Нет! – как можно твёрже сказала полуэльфийка.

В ответ они лишь похлопали ресницами.

Через несколько минут команда спускалась в катакомбы.

– И как только я могла согласиться, – снова недовольно ворчала Джахейра.

– У тебя не было выбора, – попыталась успокоить её Дайнахейр. – Они ещё так молоды. Им хочется познать неизведанное.

Ведьма из Рашемана была не на много старше названых сестёр, но пережила больше, поэтому говорила о них, как о детях.

– Имоен ведь была права: мы в очень серьёзной ситуации. Может им больше не придётся испытать азарт приключений.

– Поэтому-то я и не настаивала на отказе, – грустно улыбнулась Джахейра. – Просто…

– Ты боишься за них.

– Да.

Катакомбы казались бесконечными. В поворотах, тупиках и развилках не было никакой системы. Складывалось впечатление, будто тот, кто создал этот проект был не совсем в ладах с головой. Ещё один намёк на то, что строитель был болен на голову – ловушки. Их было, мягко говоря, очень много. И это были не только огненные стрелы, выстреливающие из держателей для факелов, или шипы в плитахпола, норовящие проткнуть неосторожного гостя от пяток до самой макушки. После поворота в очередной узкий коридор Равена зацепила-таки какую-то из них. Раздался характерный щелчок, и на девушку начала двигаться стена огня с огромной скоростью. Воительница еле успела отпрыгнуть и увлечь за собой Имоен. Из дверного проёма вырвалось пламя, уничтожая всё на своём пути.Благо вся остальная команда немного отстала и не видела этого. Названые сёстры решили сохранить это втайне от Джахейры.

Но это всё было терпимо по сравнению с огромными стаями кобольдов, которые обжили это заброшенное место. Самое проблемное было то, что подавляющее большинство среди них были так называемые коммандос. Огненные стрелы сыпались отовсюду, поджигая паутину на стенах. Узкие извилистые коридоры давали кобольдам достаточно преимущества. И хотя ватага существ после нескольких стычек поредела, численный перевес оставался всё же на их стороне. Друзьям пришлось отступить, но волей злого случая они оказались в тупике. «Лающие демоны» сгрудились у входа в тупик, однако преследование прекратили, даже стрелять перестали. Один из кобольдов что-то коротко пролаял, и стая разбрелась по коридорам.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   30

Похожие:

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconБескрайнее Море Мечей. Что там за горизонтом? Приключения? Слава?...
Но каждый раз, поднимая вопрос об уходе в большой мир, она слышала один и тот же ответ: «Твоё время ещё не пришло…» Она ждала. Терпеливо...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconВедьмы с восточного побережья
Вполне возможно, что некоторые валькирии, решив покинуть Вальгаллу,[1] затем селятся в различных уголках той или иной страны, где...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconСодержание вступление часть первая
Создание меча. Историко-культурный контекст. Типы мечей

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига трилогии Ф. Пулмана «Темные начала»
«Янтарный телескоп» заключительная книга трилогии Ф. Пулмана «Темные начала». Захватывающая история рождения нового мира, в которой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТомас Харрис Красный дракон Серия: Ганнибал Лектер 1 Аннотация «Красный дракон»
Первая книга легендарной трилогии о Ганнибале Лектере, по которой сняты три голливудских блокбастера

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига первая. Аар
В память об Уднатте и многочисленных заморских странствиях предлагаю эти картины прошлого Вам, дорогой Винсент, поклоннику настоящего...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconАвстралия единственная страна мира, занимающая территорию целого...
Вдоль восточного побережья почти на 2000 км протянулось скопление мелких островов, подводных возвышенностей и коралловых рифов Большой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconОт автора «передавай привет лесли»
Это моя вторая книга. Первая – «Жжизнь без трусов: Мастерство соблазнения – жесть как она есть» – имела огромный успех! Она стала...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига основана на событиях, происходивших с ним с четырех до двенадцати...
Калифорния. Психически нестабильная мать-алкоголичка годами избивала и морила голодом маленького Дэйва Пельцера. Она изощренно издевалась...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТатьяна Устименко Богами не рождаются Любимому супругу Александру посвящаю
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов