Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя




НазваниеПервая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя
страница9/30
Дата публикации20.02.2014
Размер5.45 Mb.
ТипКнига
zadocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Равена отбросила сплеча серебристую прядь (это был сигнал для Джахейры) и старалась смотреть полуогру прямо в глаза. Её сердце колотилось, как у пойманной птицы. Вдруг Джахейра не заметила знак. Вдруг она не успеет. Хотелось выдернуть меч из ножен и порубить на части это чудовище. Полуогр уже занёс свой кулачище над её головой, но тут в тумане сверкнула молния, и немного обгоревший громила упал на колени перед Равеной. Он был действительно силён – молния не смогла его убить. Руку воительницы отяжелил один из мечей. Резкий взмах внизу вверх, и полуогр повалился с хрипом на спину. На его теле от живота до подбородка багровела глубокая смертельная рана. Напарник, увидев всю эту сцену, взвизгнул чуть ли не по-женски и бросился наутёк. И снова утренний сумрак прорезала молния, она опрокинула беглеца на землю. Тому показалось, что он уже далеко убежал от убийцы. Он оглянулся, не преследуют ли его. О, нет! Морду полуогра исказил ужас. Дроу, эта жуткая «тёмный эльфа» стояла прямо перед ним. Она улыбнулась. Эту улыбкувидел пока что только Шанк. Визг застрял в горле чудовища. Ещё какую-то долю мгновения сознание улавливало образы: небо, земля, небо… а потом мрак. Отрубленная голова скатилась по крутому берегу и шлёпнулась в реку. Гримаса страха и не выплеснутого крика застыла навеки на морде полуогра. Равена стряхнула кровь с меча и подняла руку в знак того, что опасности больше нет.

Имоен старалась не смотреть на трупы, ей легче было убить врага на расстоянии. Она и представить не могла, что будет с ней, если она почувствует на своих руках ещё горячую кровь врага. Минск, осмотрев тела, одобряюще покивал головой. Халид и Джахейра взглянули на Равену, которая стояла к ним спиной, и переглянулись.

– Что ж, неплохо было бы поторопиться, – обернулась воительница. – Туман не так долго будет оставаться нашим прикрытием.

Имоен указала на арку из брёвен, которую украшали кости, шкуры, тотемы и перья. Она обозначала главную дорогу.

Гноллы – выносливые существа. Они хорошо видят во тьме и не боятся света. Они разумны настолько, чтобы догадаться о дозорах, охране входа, смене караула, разделение на отряды с командирами и создании особых отрядов, которых не пускали в ход по пустякам.

Караульные у бревенчатой арки зевали во всю пасть и дремали, повиснув на алебардах. Тех, кто засыпал, толкали в бок те, кто просыпался в этот момент. Прошла ночь, скоро их должны были сменить. Солнце, медленно выползающее из-за горизонта, заставляло так же медленно отступать туман, который охватывал почти половину крепости снизу вверх. Вокруг стояла аура дремоты, и караульные завидовали своим братьям, которые сейчас спали на меховых подстилках. Один из гноллов – командир отряда – смотрел на туманную реку, прислонившись к арке, и ворчал по-собачьи. Две молнии прорезали туман.

– Грроза будет, – прорычал он.

Караульные недовольно заворчали, кто-то злобно тявкнул. Командир повернулся к ним, чтобы гавкнуть: «Молчать!» Но за спиной услышал немного осипший женский голос: «Тук-тук! Есть кто дома?» Гноллы лишь увидели, как сверкнуло снизу вверх лезвие большого меча, и командир повалился замертво. Караул схватился за оружие. Из тумана выступили три фигуры. Посередине стояла девушка со светло-эбеновой кожей, с двуручного меча стекала кровь их собрата. С одной стороны от неё стоял невысокий худой мужчина с длинным мечом. С другой – лысый громила вертел булавой под стать себе, а из-за пазухи у него злобно верещал какой-то грызун.

Равена рванулась вперёд на опешивших гноллов. Трое ближайших приняли круговой удар на себя. Два из них повалились с рассечёнными грудными клетками, последнего спасла вовремя выставленная вперёд алебарда. Древко треснуло пополам, но смягчило удар. Гнолла отбросило назад. Он прикрыл рану лапой и ринулся на воительницу в надежде повалить её на землю. Полностью полагаясь на свою силу и видя перед собой только цель, он не заметил опасности с боку, и меч Халида впился ему в рёбра. Напавший следом за ним гнолл сперва получил удар щитом. Он немного отступил, но на ногах удержался и снова бросился на полуэльфа. Равена сделала низкий выпад и ранила нападающего в голень, отчего тот припал на одно колено. Поразить потерявшего равновесие врага проще простого: один точный удар, и сердце гнолла перестало биться. Равена в этот момент неслась на помощь Минску, которому достался, пожалуй, самый разумный караульный. Гнолл парировал удар полудроу и сильно ударил её остриём в грудь. Доспех сдержал удар, но Равена отлетела назад к арке. Щит и булава Минска долго держали дуэль с алебардой гнолла. Противники хотели смять друг друга силой, но силы были равны. Кто знает, как закончился бы этот спор двух гигантов, если бы не Бу. Хомяк вынырнул из-за ворота доспеха, перебрался Минску на плечо и, пробежав по его руке до лапы гнолла, пребольно укусил того за палец. Гнолл взвыл, но Бу уже мчался в укрытие под доспехом. Зверюга забыла о бое и пыталась поймать мелкого вредителя. «Крак!» – раздалось из-под булавы Минска. Гнолл осел, как полупустой мешок муки, в его голове зияла дыра. С караулом было покончено.

Солнце показало из-за горизонта первый луч. Туман стал подниматься быстрее. От арки теперь можно было рассмотреть ступени, ведущие на вершину крепости-скалы. На них показались два гнолла-разведчика, привлечённые шумом боя.

– Налётчики! – зарычал один. –К оррружию! К оррружию!

Он побежал по ступеням вверх, но молния ударила с неба, и обуглившееся тело гнолла свалилось в какую-то яму. Второй посмотрел на посягателей и увидел, что к ним присоединилась женщина с посохом. Над её головой клубилась грозовая туча.

– Не грроза! – заскулил гнолл (видно многие из них приняли молнии Джахейры у моста за начало грозы). – Магия!

Спотыкаясь, он рванул вперёд. Дренькнула тетива, и стрела застряла в черепе собакообразного. Команда была в сборе. Проверка на слаженность действий прошла успешно.

Сражаясь, Равена чувствовала, как трещины на лезвии увеличиваются. Их треск отдавался уже в рукоять. Надо быть начеку, чтобы вовремя достать другой.

Пятёрка поднялась по ступеням и тут же столкнулась со второй группой гноллов. Их было всего лишь на одного больше, но под ногами у них сновали ксварты. Это немного усложняло дело. Налётчики вздохнули и приняли боевую позицию.

Крепость ожила. Со всех сторон были слышны лай и рычание. Гноллы брались за оружие. Благодаря разработанному плану, Равена с друзьями медленно продвигалась вперёд, точнее вверх. Гноллы действительно не могли встать больше двух плечом к плечу, но как только падал один, на его место тут же вставал другой. Да ещё эти ксварты! Они кололи и резали ноги своими короткими мечами и кинжалами. Имоен принялась за отстреливание человечков. Джахейра решила оставить молнии на потом и помогала команде поддерживающими заклинаниями и посохом. Ксвартам доставалось не только от друида и лучницы. Их жестоко пинали трое воинов, на них падали тяжёлые туши гноллов, а парочку сумел таки укусить Бу, когда те повисли на руке у следопыта.

Равена была самой слабой и неопытной из троих, и её время от времени заботливо прикрывал то щит Халида, то щит Минска. И хотя на счету у её меча убитых гноллов было ничуть не меньше, чем у опытных мужчин, она всё же боялась оторваться от них. Когда они почти уже закончили восхождение по лестнице, случилось именно то, из-за чего она старалась оставаться в досягаемости от щитов друзей. Равена вдруг почувствовала знакомую лёгкую вибрацию в рукояти меча, и лезвие ссыпалось мелкими осколками к ногам воительницы.Если бы гнолл умел улыбаться, то непременно сделал бы это. Всё же он удовлетворённо оскалился: враг остался без оружия – лёгкая добыча. Перед ним сомкнулись сразу оба щита, и алебарда звякнула по одному из них. Гнолл всё равно радовался: оружия у одного из нападающих больше нет! В это мгновение щиты исчезли, и огромная собака успела увидеть лишь сверкнувший снизу вверх клинок.

Искатели приключений поднялись на вполне просторную площадку. Солнце показалось уже наполовину. У Равены болели мышцы, ведь так долго ей ещё не приходилось сражаться. У Имоен от постоянного натягивания и спуска тетивы начали кровоточить пальцы. Джахейра отругала девушку за то, что она не послушалась её и не надела перчатки. Оставшиеся в живых гноллы отступили. Похоже, дальше бежать им было некуда, последний рубеж начинался за небольшой лестницей с полуразвалившимися ступенями. Пока гноллы перегруппировывались, у друзей появилась короткая пауза, чтобы отдышаться и восстановить силы. Джахейра достала баночку с лечебной мазью и нанесла её содержимое тонким слоем на пальцы Имоен. Мазь была зеленоватого цвета и пахла мать-и-мачехой. После наложения повязки, друид заставила лучницу надеть её перчатки. Как единственный лекарь в группе, полуэльфийка осмотрела раны остальных. В основном были поранены ноги, но ранки от оружия ксвартов были небольшими и особой опасности не представляли. Халид единственный не отказывался носить шлем, поэтому он пострадал меньше всех. Равене оцарапал нос остриём алебарды какой-то ловкий гнолл, а у Минска на лбу красовался след от когтей. Джахейра приложила к ранам руки, и тёплая целительная магия природы залатала повреждённые места.

Пока Джахейра занималась Имоен, Равена оглянулась на ступени, по которым они только что шли, спотыкаясь о трупы врагов. Ступени были устланы ковром из мёртвых тел: мохнатые тела гноллов, переплетаясь с ярко-голубыми телами ксвартов, создавали жуткий узор смерти. У Равены защемило в груди. Непонятное чувство: то ли удовлетворение собой; то ли страх, от того, что это сделали они; то ли просто отвращение к тем, кто не смог её победить. Чтобы не думать об этом, она отошла в другую сторону площадки. Там были обустроены глубокие ямы для содержания пленников. Равена читала про них. Их стены ровные и гладкие, невозможно зацепиться за какой-нибудь камень и вылезти наверх.Иногда про пленников и вовсе забывали, оставляя их умирать от голода. Так и в этих ямах было множество трупов, сюда упал и гнолл, сражённый молнией Джахейры.

Пошла по кругу бутыль с заживляющим эликсиром. «Готовы?» – спросила Равена и убрала бутыль в сумку. В ответ кивнули четыре головы. Все двинулись к «последнему рубежу». Имоен прикрывала рукой колчан на бедре всё время передышки. Теперь, шагая позади всех, она скосила глаза на него. Спинной колчан опустел почти посередине боя, а во втором осталось всего две трети стрел. Если их не хватит… Имоен боялась представить, что будет тогда. В голове у девушки зазвучал голос Джахейры: «Самоубийство!»

Перед путешественниками лежала огромная площадка, вымощенная камнем. В полу виднелись ямы для пленников. Они отделяли друзей от огромной стаи гноллов, среди которых выделялись гноллы-рубаки с красными повязками на запястьях и такой же лентой через плечо. Командовали всеми флинды – особый отряд гноллов, отличающийся серой шерстью и золотистой гривой. Они носили доспехи и зачастую сражались двуручными мечами.

Скользнув по площадке взглядом, Равена заметила, что гноллы не смогут обойти ямы справа – мешала крепостная стена. Слева оставалась тонкая дорожка, где гноллам придётся прятаться друг у друга за спиной на целое плечо, чтобы хоть как-то уместиться между стеной и краями ям. Халид поправил шлем, обменялся с Равеной хитрыми улыбками, и оба воина ринулись в бой.

– Минск, охраняй девчонок! Лови тех, кто прорвётся! – крикнула на бегу полудроу.

Сперва сдерживать толпу разъярённых гноллов было относительно легко.Кроме того стрелы Имоен заставляли собакообразных останавливаться, оступаться в ямы или вовсе падать замертво. В дальние ряды пару раз ударила молния Джахейры. Но усталость всё же напомнила о себе. Удары полуэльфов стали медленными и неточными. Сзади послышался голос Имоен.

– Джахейра, на нас напали!

Равену обдало потом. Какими же наивными надо было быть, чтобы угодить в подобную ловушку! Наверняка крепость испещрена тайными ходами, и толпа, которую они с Халидом сейчас с трудом сдерживают, всего лишь отвлекающий манёвр.

Имоен, Джахейра и Минск переключились на нападающих. Гноллы-приманка усилили натиск. Где-то за спиной ещё раз сверкнула вызванная молния, дренькала тетива, рычал в приступе берсеркской ярости Минск, ему вторил Бу. Рядом тяжело дышал Халид, рявкали гноллы, оружие звякало об оружие и щиты. К этому нестройному оркестру звуков битвы присоединялся бешеный стук сердца самой Равены. Вдруг Имоен взвизгнула, а через некоторое время раздался приглушённый крик Джахейры. Минск взревел: «За глазами, Бу! Иди за глазами!» Халид и Равена не могли обернуться назад, чтобы посмотреть, что случилось с их спутниками. Они должны были сдержать эту толпу на узком перешейке, иначе их просто сомнут с двух сторон. Снова визг, стали слышны тупые удары посоха. Хвала Хельму! Они живы. Но если Джахейра перешла на посох, значит её силы друида иссякли. Имоен завизжала с удвоенной силой, и сердцем Равены завладела та самая ярость, которую она чувствовала у погребального костра Горайона. То ли крик, то ли рёв вырвался из её груди, и она врезалась в толпу врагов. Она не обращала внимания на крики Халида. Она рубила, кромсала гавкающих тварей. Чем дальше Равена пробиваласьвглубь толпы, тем сильнее смыкалось кольцо гноллов вокруг неё.Какой-то самонадеянный гнолл решил напасть на неё сзади. Не разворачиваясь, Равена проткнула его тело, а развернувшись, снесла ему голову. За этим неудачником стоял самый уродливый гнолл, какого она сегодня видела. Он был весь в шрамах. Один глаз из-за старой раны был слепым. «Ветеран, – подумала полудроу. – Один из самых сильных, живучих и искусных бойцов среди гноллов». Гнолл мгновенно кинулся на воительницу, чтобы нанести один – первый и последний – удар. Но он недооценил свою жертву. Равена сделала небольшой шаг в бок и встретила монстра мощным ударом эфеса, от чего тот оказался лежащим на спине. Острие меча тут же доделало работу. Гноллы не верили своим глазам.

– Ррразорррвём!– взревели рубаки.

Рычание, лай и нецензурная брань разнеслись по трём рядам кольца врагов вокруг полудроу. Оно недолго оставалось таким плотным. Меч сверкал с удивительной быстротой. Восходящее солнце отражалось на лезвии, слепило собакообразных, будто помогая девушке. Удар сверху! Удар снизу! И ещё два гнолла с багровыми полосами от плеча до таза присоединились к своим мёртвым братьям на каменном полу. Круговой удар! Последний рубака лишился половины головы. Отскок. Присела.Выпад! Меч испил крови прямо из сердца флинда. Равена не думала, что меч может в любой момент рассыпаться на части. Ей нужно было сдержать эту толпу, чтобы выиграть время для друзей, чтобы эти твари не добрались до её сестры. Для этого нужно убить всего лишь пару десятков гноллов. Просто убить… Убить. Убить!

Имоен заметила, что Равена стала тяжелее работать мечом. Она старалась стрелять в тех гноллов, которые нацелились именно на неё. Минску не досталось битвы, и он нервно ходил от стены до лестницы и обратно. Когда следопыт уже в десятый раз повернулся спиной к спуску, из-за шиворота вынырнул Бу и пронзительно заверещал. Имоен оглянулась и увидела, что Минск пятится спиной к ней, и булава его была наготове. По ступенькам поднималось около тридцати гноллов, пять из которых были флиндами. У девушки само собой вырвалось:

– Джахейра, на нас напали!

Друид, которая читала какое-то поддерживающее заклинание, обернулась на крик, и заклинание растаяло в воздухе. Минск уже справился с парочкой незадачливых нападающих, но их было намного больше, и следопыт прибегнул к тому, чем пользовался в особенных случаях. Он вызвал в себе берсерка.

– Аррр! – рыкнул Минск, и Бу на его плече ощетинился.

От такого зрелища гноллы слегка попятились. Этой небольшой заминки хватило Джахейре, чтобы вызвать последнюю молнию. Имоен уложила одного чётким выстрелом, на второго потратила две стрелы, кого-то ранила, в кого-то промахнулась, но она явно мешала гноллам. Один из флиндов указал на лучницу, его молчаливому приказу последовал огромный рубака. Он понёсся на Имоен, сбивая с ног своих же собратьев. Девушка хотела пристрелить его прежде, чем он доберётся до неё. Когда Имоен опустила руку к колчану на бедре, она затряслась всем телом. Стрел больше не было! Гнолл наскочил, и она, взвизгнув, повалилась на камни под тяжестью зверя. Чудом лук попал в пасть гноллу, и теперь он пытался освободиться от препятствия, чтобы достать до Имоен. Вдруг на лицо девушке хлынула кровь. Джахейра оттолкнула тушу с лучницы и сунула в руку короткий окровавленный меч ксварта. Друида и Имоен прижали к стене. Полуэльфийка закрыла собой подругу и искусно работала посохом, не давая врагам подойти близко. Несмотря на всё своё мастерство Джахейра пропустила удар, и алебарда полоснула по бедру. Женщина вскрикнула, сжав зубы. Минск видел, как трудно было тем, кто пришёл помочь ему. Он тоже был виноват в происходившем, ведь это он привёл их сюда.

– Аррр! – снова взревел он, кидаясь на помощь новым друзьям. – За глазами, Бу! Иди за глазами!

Имоен и Джахейра стояли спиной к спине. Друид припадала на левую ногу. Имоен пыталась отмахиваться мечом. Когда она попала по какому-то врагу, от неожиданности у неё вырвался визг. Джахейра не обращала внимания на ранение и отбивалась так же уверенно. Вдруг над головой у Имоен пронёсся меч, и девушка завизжала что было мочи. Казалось, что всё кончено, но тут на другой стороне площадки Равена издала истошный вопль. Кровавое побоище, развернувшееся там, припугнуло хозяев крепости.

– Отступаем! – гаркнул флинд.

Оставшаяся в живых дюжина собакообразных поспешила ретироваться.

Кто-то сильный схватил Равену за руку.

– Успокойся! Вс-сё закончилось! – почти не заикаясь, сказал Халид.

Руки полудроу тряслись от усталости. Вспышка ярости отобрала последние силы. Халид опекающе подтолкнул её, и она побрела назад к группе, опираясь на меч. Джахейра пыталась остановить кровь, текущую из раны на бедре, полуэльф бросился к жене. Минск помогал плачущей Имоен встать. Равена хотела уже последовать примеру Халида, но в одной из ям раздался тихий кашель. На дне цилиндрообразной тюрьмы среди мёртвых тел сидела, сжавшись в комок, женщина. Её шоколадную кожу прекрасно оттеняло хлопковое платье нежно-розового цвета.Один рукав был оторван, также была порвана в нескольких местах длинная юбка. Мех, которым были оторочены рукава и воротник, слипся и выглядел, как хвост мокрой кошки. Да и сама пленница выглядела ужасно. Повсюду на теле были видны следы борьбы.Синяки, ссадины и царапины буквально усыпали тёмную кожу женщины. От недостатка сна, еды и воды лицо осунулось, под глазами образовались тёмные круги.

– О, боги! – вскрикнула Равена. – Как же мне Вас оттуда вытащить?

– Там должен быть камень-кнопка, активизирующий лестницу, – слабым голосом объяснила пленница и с трудом встала на ноги.

Равена прошла вокруг ямы, нажимая на каждый камень в полу. Один действительно поддался, и в яме из стены выдвинулись узкие ступеньки. Воительница помогла женщине вылезти наверх.

– Я не знаю, кто вы и какими ветрами вас занесло сюда… – начала спасённая.

– Дайнахейр! Ты жива! – прогремел голос Минска за её спиной.

– А! Теперь понимаю, как вы здесь оказались, – усмехнулась она и повернулась лицом к своему телохранителю. – Минск, друг мой, я думала, эти существа тебя убили.

– Минск – плохой охранник. Он потерял Дайнахейр, – опустил голову воин-берсерк-следопыт.

– Нет, Минск, ты молодец, ведь ты спас меня! Спасибо!

Бу вылез на плечо хозяина и принюхался, уловив знакомый запах, радостно пискнул.

– Ах, этот хомяк… Бу… Он не бросит тебя никогда. Верно?

Цель их была частично достигнута. Оставалось выбраться из крепости живыми. Нужно было уходить немедленно, ибо враги могли вернуться в любой момент. Путешественники двинулись вниз, но было уже поздно. Выход перегородила группа гноллов. Скорее всего они должны были задержать беглецов до прибытия основных сил. Изнемогая от усталости, Равена присоединилась к Минску и Халиду в битве. Они были уже почти у выхода с бревенчатой аркой, когда пал последний враг. С вершины крепости-скалы раздалось тявканье, гноллы приближались к ним потайными ходами.

– Скорее! – с Равены мигом слетела усталость. – Минск, бери Дайнахейр. Халид – Джахейру. Имоен, беги за ними. Я прикрою ваши спины. Бегите быстрее!

– Но… – Имоен колебалась, хотя в голосе названой сестры промелькнули приказные нотки, которые не посмели ослушаться остальные.

– Беги, Имоен! И не оборачивайся! Я – следом за вами.

Те, кому было приказано убегать, помчались прочь к мосту через реку. На лестнице показались двое гноллов-разведчиков. Равена повернулась к ним лицом. Она обманула Имоен, она не сможет присоединиться к ним. Трещины разбегались по лезвию, будто оно было из тонкого хрусталя. Каждый новый удар делал оружие более хрупким. Сил больше не было. Ноги саднили от уколов ксвартовых мечей. С доспеха стекала кровь, но это была не только кровь её врагов. Множество ран под пробитыми латами кровоточили, и вместе с кровью убегали её жизненные силы. Равена была уверена, что это её последний бой. Она задержит врагов, сколько сможет, выиграет для друзей время, чтобы они успели убраться подальше от крепости. «Прости, отец, что не смогу отомстить за тебя! Прости, Имоен, что ты остаёшься одна! Хельм, помоги мне умереть с честью!»

– Аррр! – зарычали гноллы.

– Аррр! – передразнила их полудроу и подняла меч.

Минск и Дайнахейр были уже на другом берегу реки, их скрыли от крепости камыши. Халид и Джахейра двигались гораздо медленнее, так как друид настояла идти сама. Она сильно хромала, но, стиснув зубы, бежала вперёд. Имоен следовала за ними, не отставая, но на мосту вынуждена была остановиться – она не слышала позади шагов своей сестры. В сердце закралось подозрение. Она нарушила обещание и обернулась.

– Стойте! Равены нет! Она осталась там! – не дожидаясь ответа остальных, девушка побежала на помощь сестре.

– Имоен, нет! Имоен, стой! – Джахейра рванулась за ней, но раненая нога подкосилась. – Халид, Минск, ступайте за ней. Им нужна…

– В-вы обе с-слишком с-слабы, – тихо ответил Халид. – Мы н-не можем б-бросить вас.

Дайнахейр была в полузабытьи, Минск растерянно смотрел то на неё, то на крепость.

– С нами всё будет хорошо, – с трудом поднялась Джахейра. – Я не могу идти, но сражаться способна. Помогите им! Прошу!

– Джахейра, д-дорогая… – ещё тише сказал полуэльф.

– Халид, прошу! – голос друида задрожал. –Мы не должны потерять их!

Минск молча положил руку на плечо воина, и тот так же молча кивнул. Из крепости донёсся крик Равены, потом визг Имоен, а потом… Потом всё стихло... Джахейра бессильно упала на колени, по щекам её текли слёзы.

– Я не смогла… Я потеряла их… Я подвела Горайона… Он так надеялся на меня…

– Н-нужно уходить, – опустив голову, сказал Халид. – Гноллы н-начнут погоню.

– Да, надо уходить, – еле слышно согласилась полуэльфийка.

Минск взял Дайнахейр на руки. Джахейра почти повисла на шее мужа. Вчетвером они миновали мост и направились прочь от места, где погибли названые сёстры. Хотелось присесть отдохнуть, но, похоже, отдых настанет не скоро – кто-то в доспехах бежал по мосту. И снова путешественники приготовились к бою. Дайнахейр немного пришла в себя и стояла поодаль, держась за ствол дерева. Три силуэта приближались к беглецам, но двое из них были не гноллы.

Равена неслась по мосту, таща за собой заплаканную Имоен. Она не убрала меч в ножны, чтобы иметь возможность ответить врагу в любой момент. Слева на шее зияла рваная рана, кровь сочилась из неё широким тёмным ручьём. Чудовищная лапа гнолла оставила глубокий след от когтей, разорвав нежную кожу и зацепив челюсть и немного щёку. Льняная рубашка под доспехом пропиталась кровью, ноги плохо слушались, перед глазами всё плыло, но Равена бежала вперёд. Она держала за руку Имоен, та не видела дороги из-за слёз. Кожаный доспех был пробит в нескольких местах, а руки испачканы в крови. Их преследовал огромный гнолл-ветеран со слепым глазом. Он был разъярён.

Девушки вбежали на бугорок противоположного берега и очутились перед изумлёнными друзьями. Равена с силой провела сестру вперёд,та не удержалась на ногах и упала. Полудроу уже стояла лицом к мосту, ожидая врага. Гнолл выскочил на бугор огромным прыжком, и время для всей команды будто пошло в десятки раз медленней, давая возможность путешественникам рассмотреть их погибель до мельчайших подробностей. Зверь завис в воздухе над Равеной, и воительница замахнулась, чтобы разрубить врага поперёк. Меч начал свой путь к плоти монстра, гноллу оставалось жить какие-то считанные мгновения, но в этот момент Равена почувствовала ту самую вибрацию в рукояти. «Нет!» – прохрипела полудроу, но руки по инерции продолжали путь. Имоен с ужасом в глазах смотрела, как рассыпается на мелкие частицы лезвие меча. Сверкающим звездопадом ссыпалось оно на землю, оставив невредимым врага. Сейчас он достанет до её драгоценной сестры, доделает то, что начал в крепости. Её Равены, её дорогой Равены не станет. Имоен закрыла глаза руками. Позади команды сверкнул розоватый свет, и гнолла поразили магические снаряды. Зверь всей массой повалился на воительницу. Джахейра обернулась: Дайнахейр сползала по дереву, теряя сознание.

– Минск, ты не говорил, что твоя подопечная – магесса! – воскликнула друид.

– Дайнахейр – ведьма, очень сильная ведьма, – пожал плечами следопыт.

Халид столкнул с Равены ветерана, тот ещё пытался подняться, но полуэльф одним махом срубил его уродливую голову. Имоен подползла к названой сестре. Равена была без сознания. Из раны на шее больше не текла кровь, а кожа приобрела мертвенно-серый оттенок. Джахейра пощупала пульс подруги.

– Она жива, Имоен. Пока что, – попыталась успокоить девушку полуэльфийка. – Удивительно, но мы все живы. И если мы хотим остаться таковыми, нужно срочно убираться отсюда.

Наскоро соорудив носилки из веток и дорожных плащей, оставшиеся уложили на них Дайнахейр и Равену. Идти было трудно. За себя говорили усталость и раны. Друзья должны были дойти до лагеря и принять дальнейшие решения.

Откуда-то донеслись до неё голоса. Они ворвались в окутавшее её забвение, преодолев липкие сети бреда. Голоса – женский и мужской – говорили почти шёпотом, чтобы не потревожить чей-то покой.

– Как ты думаешь: кто из них? – грубоватый, но приятный женский голос дрожал от волнения.

– Я н-не хочу думать об этом сейчас.

– Но мы должны об этом подумать, ведь… – стон боли прервал фразу.

– Н-не делай резких д-движений, – усталость и нежность соединились в голосе мужчины. – Тебе н-надо отдохнуть.

– Скажи мне свои подозрения, мне станет легче, – настаивала она.

Лёгкий вздох прервал мучительную паузу.

– Я тоже так думаю, – видно мужчина молча указал на того, кого они в чём-то подозревали. – Это очевидно.

– Очевидное н-не всегда верное. Время п-покажет, правы мы или нет. И когда эт-то случится…

Голоса всё удалялись, оставив её падать в пустоту, и чёрная дымка забытья снова окутала её.

Равена открыла глаза. Над ней нависал каменный неровный потолок. Она не чувствовала своего тела. Язык прилип к нёбу, в горле пересохло. Она облизала сухие губы и попыталась проглотить слюну.

– Я уж думала, нам придётся тащить тебя до Нашкеля!

Равена медленно повернула голову в сторону голоса. Рядом с ней сидела Джахейра и подготавливала повязки для перевязи.

– Как чувствуешь себя? – поинтересовалась друид.

– Я не чувствую себя вовсе, – в охрипшем голосе полудроу не сразу узнала свой собственный. – Пить хочется.

Джахейра поднесла к губам подруги бурдюк с водой и помогла напиться. Воительница приподнялась на локтях и обвела глазами вокруг. Они были в просторной пещере. Где-то шумел прибой. Равена боялась пошевелиться, она заметила, что её спутница сильно припадает на ногу, а бедро её было перетянуто тугой повязкой. Девушка вспомнила бой, и голова закружилась. Она зажмурила глаза и снова опустилась на своё ложе. Она видела трупы гноллов и свои руки, испачканные в крови. Она чувствовала когтистую лапу гнолла-ветерана на своей шее. Она слышала его хрип и плач Имоен. Имоен! Равена вскочила. Боль прострелила тело, в глазах потемнело, и пол ушёл из-под ног.

– Тихо, тихо! – поймала её Джахейра. – Куда ты собралась так резко?

– Имоен… – девушка пыталась совладать с собой. – Где она? Она жива?

– С ней всё хорошо. Успокойся!

– А Халид? – темнота, наконец, спала с глаз полудроу.

– Он отделался несколькими не очень серьёзными ранами.

– А Минск?

– Равена, мы все живы! Хотя Дайнахейр очнулась не многим раньше тебя.

– Мы спасли её? У нас всё получилось?

– Не верится? – усмехнулась полуэльфийка. – Мне тоже долго не верилось. Однако, что случилось там с вами: с тобой и Имоен. Мы уж потеряли было надежду спасти вас.

– Неужели Имоен смогла удержаться и не рассказать вам ничего?

– Она сообщила, что пока ты не очнёшься, будет молчать. Расскажет всё только с тобой на пару.

– И настаиваю на своём решении. Ведь я и сама знаю только часть произошедшего, – голос названой сестры зазвенел с другой стороны.

Равена резко обернулась к ней. Новая волна боли накрыла её, пронзив левое плечо, шею и челюсть. Девушка машинально схватилась рукой за больное место. Её обдало потом. Что это? Грубые рубцы тянулись от ключицы к щеке. Она провела чуткими кончиками пальцев по ним. Раз… Два… Три… Четыре жутких шрама – след от когтей – остались, как напоминание о битве в Крепости Гноллов. Равена взглянула на друида, и та опустила глаза.

– Прости, моих сил оказалось не достаточно, пришлось шить. Надо было подождать немного, собрать силы, но… – Джахейра принялась вдруг оправдываться. – Но я боялась, что будет поздно.

– Перестань! – резче, чем надо было оборвала её полудроу. – Ты была истощена после битвы. Я жива (и в этом твоя заслуга, не сомневаюсь), и это главное.

Полуэльфийка благодарно улыбнулась.

– И когда они заживут? – поинтересовалась воительница.

– Через неделю-другую, если лечить обычными средствами. Я ускоряю процесс заживления, но надо было сразу использовать заклинания, чтобы шрамов не осталось.

– Лучше бы себя залечила до конца, – снова укорила друида Равена. – Значит, шрамы останутся?

– Может, священники смогут чего-нибудь сделать? – встряла в разговор Имоен.

Она хотела кинуться названой сестре на шею, обнять её, но боялась сделать ей больно, поэтому просто гладила её по здоровому плечу.

– Ты что-нибудь хочешь, сестрёнка?

– Поесть бы. Я голодна, как ворг! – Равена сморщилась от боли – растревоженные раны дёргало.

– Ещё бы! Ты же не ела три дня! – усмехнулась Имоен.

Полудроу перевела вопросительный взгляд на Джахейру в поисках объяснения.

– Ты в отключке уже третьи сутки. За это время мы прошли по Побережью Мечей немного на север, скрываясь от погони. Мы нанесли сильный ущерб гноллам, они не скоро восстановятся полностью, – всё ещё виновато улыбаясь, проинформировала её та.

– Здорово! Я-то думаю: с чего это у меня желудок так подвело. Но сперва надо помыться. Мне кажется, что от меня воняет псиной.

– Тебе не кажется, – сморщила носик Имоен.

Даже смеяться было больно, но Равена не отказала себе в удовольствии хихикнуть пару раз.

С помощью Имоен и Джахейры воительница вскоре вышла из пещеры. Уже был вечер, и на костре недалеко от входа готовился ужин. Над казаном хлопотала женщина с шоколадной кожей. «Дайнахейр», – вспомнила её полудроу. Минск возился с Бу. Халид подтачивал меч.

– Равена! – Минск удивительно быстро подскочил к ней и, обняв, поднял над землёй.

Сжав зубы, девушка не издала не единого звука. Бу перебрался к ней на плечо и остался там сидеть, даже когда следопыт поставил её на место. Тыканье усатой мордочки в щеку рассмешило её.

– Я тоже рада вас всех видеть живыми и невредимыми. Ну, почти невредимыми, – поправилась она. – Я скоро к вам присоединюсь.

Бу снова перекочевал на своё законное место на Минсковом плече. Джахейра осталась с остальными, а Имоен вызвалась показать сестре лучшее место для купания.

Равена сидела на ещё тёплой гальке и смотрела, как прибой перекатывает мелкие круглые камешки. Лёгкий бриз играл её распущенными волосами. Полудроу чувствовала себя гораздо легче, будто усталость и тревоги остались в солёной воде Моря Мечей. Рука снова потянулась к шраму на шее.

– Болит? – Имоен бродила по кромке воды в закатанных по колено штанах.

– Не сильно, – покачала головой её названая сестра. – Просто кожу стягивает неприятно.

Имоен посмотрела на Равену. Они обе изменились за время путешествия от Кэндлкипа до Крепости Гноллов, но полудроуне просто стала другой – она превратилась в птицу с поломанными крыльями. В глазах стало ещё больше грусти, походка потяжелела, на ладонях начали появляться сухие мозоли, лицо обветрело. Все их мечты о весёлых приключениях оказались иллюзией, которая развеялась, стоило подойти к ней поближе. Знания, полученные из книг Кэндлкипа, безусловно помогали ей в каждом бою, однако каждая новая смерть от её меча делала Равену всё более хмурой.

– Равена…

– Что?

– Помнишь, ты обещала, что не оставишь меня? Что я тебя не потеряю?

– Да. К чему ты клонишь?

– К тому, что я чуть не потеряла тебя, – в глазах Имоен стояли слёзы. – Джахейра говорила, что не надо вспоминать о том, что случилось в крепости. А ругать тебя тем более нельзя, потому что ты могла совершить героический поступок. Но знаешь, что я тебе скажу? – девушка решительно вытерла слёзы и шмыгнула носом. – Я не против того, чтобы ты стала героем. Я буду рада, если ты достигнешь этого. Но я не хочу, чтобы этот титул ты получила посмертно! Все эти самодовольные снобы, которым ты уже помогла, которым ты ещё не раз поможешь, они морщатся и кривятся, только лишь увидят твоё лицо. Я хочу посмотреть в их лица, когда тебя провозгласят героем! Хочу насладиться зрелищем, когда они будут ходить перед тобой на задних лапках, как дрессированные дворняги! Наши мечты, наши истории, Равена, они всегда заканчивались хорошо. Спасённые жители деревни провожали двух своих героинь криками благодарности. Двух, Равена, не одну! Наша история с тобой началась не так, как мы хотели. Так пусть она закончится, следуя нашему желанию, – Имоен обхватила ладонями лицо сестры, стараясь не прикасаться к шрамам. – Ты хотела что-то доказать этому миру, но ты ничего не докажешь, если умрёшь неизвестным героем.

Имоен почти никогда не повышала голос, но как в детстве, так и сейчас Равене стало совестно после её «гневной» тирады.

– Прости, родная. Я бы никогда не бросила тебя, честное слово! Просто в тот момент это было единственное, что пришло мне в голову. Ведь в том, что случилось в Крепости, я виновата в большей степени, чем все остальные.

– О, боги! Когда же ты перестанешь винить себя во всех смертных грехах человечества! Ну, почему сейчас ты сделала себя виноватой? – Имоен плюхнулась рядом с сестрой на гальку.

– А потому что я решила помочь Минску. Я привела вас всех сюда. И потому на мне лежит ответственность за всю команду, – Равена резко встала, и перед глазами забегали белые мушки, но она не подала вида. – Крепость Гноллов – твердыня на скале, наполненная прирождёнными воинами. И пять искателей приключений решили её штурмовать. Ты не считаешь это безумием? Как мы вообще могли надеяться на положительный исход! Нас было пятеро! Двое из нас, – Равена ткнула пальцем в себя и сестру. – Неопытные девчонки. Бу, и тот знает больше о сражениях!

– Ну, а что ты предлагаешь? Осада бы точно не удалась, – усмехнувшись, пожала плечами Имоен, и у Равены отлегло от сердца.

– Откуда ты знаешь? – вернула улыбку полудроу. – В штурм тоже не все верили, а получилось ведь. Но я больше никогда не поведу команду в атаку на тех, кто будет превосходить нас количеством в десятки раз, да ещё и будут чувствовать себя, как дома. В общем больше никаких штурмов крепостей, еслипозади нас не бежит армия, – закончила воительница и подняла правую руку. – Клянусь!

– Хи-хи! Это хорошо! Ты высохла? Ничего – досохнешь у костра. Тебе ещё нельзя долго ходить.

Имоен взяла сестру под руку, и они побрели к лагерю. Девушка успокоилась, ведь рядом с ней шла практически прежняя Равена. Она смотрела на неё тем самым взглядом из детства, пусть немого и погрустневшим. Три дня назад она видела другой взгляд полудроу, и то, что она видела, её беспокоило.

За ужином названых сестёр заставили рассказать, каким образом им удалось избежать смерти. Равена предупредила сразу, что смутно помнит случившееся. Когда она разобралась гноллами-разведчиками, появились ещё четверо… или пятеро… Не важно! В общем, когда меч пронзил последнего, позади себя она услышала собачье ворчание. Не успела она развернуться до конца, как получила удар когтями по шее. Крик вырвался сам собой, заглушая дикую боль. Равена выронила меч и пыталась остановить кровь одной рукой, а второй нащупать своё оружие. Тут могучая рука, точнее лапа, подняла её за шею с земли и с силой ударила о стену спиной. Полудроу поняла, что не достаёт ногами ступеней лестницы. Она посмотрела на своего противника, и очередной крик беззвучно задрожал в сжатом горле. На неё смотрел, оскалив клыки, тот самый одноглазый гнолл-ветеран. С правой стороны в груди его всё ещё кровоточила рана, сделанная Равеной. Гнолл издавал звуки, больше похожие на злорадный смех, и медленно сдавливал горло своей жертвы. Сначала воительница пыталась освободиться или хотя бы ослабить хватку чудовищной лапы, затем стала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, а потом глаза её закатились, и она лишь слышала, как довольно урчит гнолл, наблюдая её медленную смерть.

А потом… Потом вмешалась Имоен. Девушка вбежала на лестницу в тот момент, когда Равена уже почти не сопротивлялась. Гнолл был поглощён зрелищем гибели назойливой девчонки. Имоен ничего не оставалось, как броситься на него с обнажённым ксвартовым мечом. Когда кровь из шейной артерии горячим потоком хлынула на её руки, Имоен завопила. Равена звучно грохнулась на каменные ступеньки, отбив себе при этом колени. Она жадно хватала воздух, сердце заработало с двойной скоростью. Окровавленными руками Имоен обхватила сестру за шею. Она уткнулась носом в растрёпанные серебристые волосы, и плечи её вздрагивали от рыданий. Равена пыталась успокоить и сестру, и себя саму. Всё закончилось, они живы.

Краем глаза воительница заметила какое-то шевеление сбоку. Гнолл-ветеран пытался подняться на ноги. Не оборачиваясь в сторону угрозы, Равена схватила свой меч, чудом оказавшийся прямо перед ней. Она стремглав уносилась прочь из крепости, увлекая за собой заплаканную названую сестру. Позади себя они услышали, как звякнуло о каменные ступени лезвие короткого меча.

– Ну, а дальше вы всё знаете, – махнула рукой Имоен, подытоживая историю.

– Не всё, – тряхнула головой Равена. – Я помню только, как меч мой рассыпался, а дальше-то что было?

– Дайнахейр поджарила эту зверюгу магией, а Халид снёс ему башку, – сопроводив слова жестами-пантомимой, сообщила названая сестра.

– Здорово! Спасибо вам обоим!

Равена аккуратно отщипывала маленькие кусочки кролика и тщательно их пережёвывала. Имоен принялась за другую историю. Она рассказывала, что случилось с командой, пока полудроу металась в агонии.

– Представляешь, мы всё-таки наткнулись на сирен! – взмахнула руками рассказчица.

– Ух ты! Я много пропустила!

– Да. Ты пропустила моё удивлённое лицо, когда Халид бросился на нас с мечом наперевес.

Равена удивлённо посмотрела на полуэльфа.

– Хорошо, что Минск б-был рядом, – указал тот на фиолетовый синяк на челюсти.

– Ха-ха! Да, а потом мы наблюдали, как Джахейра избивала несчастную сирену, – Имоен палочкой выкатывала из углей картофелины для себя и сестры.

– И поделом ей! – уверенно кивнула друид. – Моим мужем могу владеть только я.

Разговор с друзьями и весёлый смех действовал на полудроу лучше всякого лечения. Мало по малу боль уходила, голова перестала быть тяжёлой, и все конечности стали более гибкими.

– Кстати, Халид, у тебя новый шлем? – рассмотрела она, наконец, что стояло у ног воина.

– Ага. Б-боевой трофей. Как т-ты там его н-назвала? – обратился он к Дайнахейр.

– «Подарок Мира», – голос у женщины был певучий, очевидно натренированный многими прочитанными заклинаниями.

Теперь её платье совсем лишилось рукавов, зато было тщательно отстирано и заштопано.

– Хороший шлем, – кивнула Равена. – Правда я представляла его себе иначе.

– Откуда ты знаешь про него? – поинтересовалась подопечная Минска.

– Ха! Дайнахейр, перед тобой ходячая энциклопедия легендарного оружия и доспехов, – церемонно представила Имоен свою названую сестру.

Женщина одобряюще улыбнулась.

– И у кого же вы отобрали этот трофей?

– У огра-мага, – спокойно сказала Джахейра.

– Неужели они водятся на Побережье Мечей? Как он выглядел?

– Ну, он такой огромный – побольше семи футов будет, зубищи изо рта торчат, одна рука, как мои две ноги, – немного подумав, описала недруга Имоен. – Мы недалеко отсюда встретили нереиду. Она попросила в чём-то помочь ей, а когда Дайнахейр согласилась, нереида просто чмокнула её в щёку, и она… э… умерла.

Равена вспыхнула краской гнева, но подумала, что рядом есть человек, которому это могло не понравиться вдвойне.

– Минска, хвала Сильванусу, с нами не было, – проследив за взглядом полудроу, успокоила её Джахейра. – А то вряд ли мы смогли бы остановить его.

Следопыт принял это за комплимент и благодарно улыбнулся.

– Хотя она, как видишь, оживила её в обмен на свою свободу. Она принадлежала этому огру-магу и обязана была выполнять его желания. Короче, все вместе (увы, что без тебя) мы угробили этого громилу. Нереида забрала что-то похожее на жемчужину размером с мой кулак и указала на логово огра. Там мы нашли драгоценные камни, золото, собственно этот шлем, а ещё там валялась куча зачарованного оружия и всяких артефактов.

– Кстати об оружии: как мне быть? Оба меча сломаны.

– Жаль, но в пещере той двуручника не то что магического, а вообще никакого не было. Зато мы с Халидом ходили на разведку в Крепость Гноллов и прихватили с собой пару флиндовых мечей.

– Уже что-то. И как там в Крепости?

– Хаос, н-неразбериха и массовые п-похороны, – хмыкнул Халид.

– Что ж, – встала Джахейра. – Раз все истории закончились, пора ложиться спать. Гноллы могут пронюхать про нашу стоянку. Надо уходить.

Это была первая ночь Равены, когда ей ничего не снилось. Удивительно, но она спала крепким, здоровым сном.

Имоен, потягиваясь, вышла из пещеры. Утреннее солнце играло в её ресницах, и девушка щурилась, приветствуя светило.

– Доброе утро, Джахейра! А где Равена? В пещере её нет.

– Твоя неугомонная сестра с раннего утра привыкает к гнолловым мечам. Если кто-нибудь её не остановит, она переутомится, и лечение пойдёт насмарку.

Друид мешала в небольшом котелке что-то похожее на светло-зелёный кисель. Имоен понадеялась про себя, что это не входит в сегодняшнее меню.

Дайнахейр наблюдала за тренировкой своей странной спасительницы. Она слышала о тёмных эльфах, но никогда не видела. Также она знала, что полукровки-дроу перенимают характерные признаки. И всё же не могла не удивиться экзотичной внешности Равены. Ещё больше она удивлялась её искусству боя. Девушка, казалось, схватывает всё на лету. Она с лёгкостью победила сначала Халида, потом Минска, а затем их обоих. Конечно же, они поддавались ей, ведь она была ещё слаба, но предугадывание действий соперника и мгновенная реакция на его любое движение были практически на высоте.

Воин и следопыт решили сразиться друг с другом, а Равена, положив на плечо меч, направилась в сторону лагеря.

– Равена, – перехватила её по дороге Дайнахейр. – Разреши я задам тебе один вопрос.

– Конечно.

– Я знаю, вы пришли в Нашкель с определённой целью, но решили оставить её, чтобы помочь незнакомцу спасти его подопечную из Крепости Гноллов, которая была совсем в другой стороне от вашей цели. Почему?

– Не знаю. Быть может, это было своеобразным искуплением за то, что я не смогла спасти другого, дорогого мне человека. Или я просто хотела доказать себе, что всё-таки могу спасти кого бы то ни было.

– Понятно. Какими бы мотивами ты не руководилась, спасибо ещё раз, что спасла меня, – рашеманка поклонилась, и Равена последовала её примеру. – Нам с Минском нечем заплатить тебе, поэтому предлагаю тебе убить сразу двух зайцев. Я предлагаю, чтобы я и Минск и дальше путешествовали с вами. Вы получите сильного воина и ведьму, а мы – возможность с честью закончить дежемму.

– По рукам! – кивнула Равена. – Добро пожаловать в группу.

Они обменялись улыбками. Их дальнейший разговор прервала Имоен, в её волосах благоухал цветок шиповника. Полудроу извинилась, но попросила сестру убрать цветок. От резкого запаха начало тошнить и закружилась голова.

– Ну и как мечи? – спросила Имоен уже позже, когда они собрались сниматься с лагеря.

– Ужасно!

– Не поняла…

– Они плохо заточены, и заточке вовсе не подлежат, абсолютно не сбалансированы и предназначены для огромной когтистой лапы… Кажется это всё.

– Прости, больше ничего не было!

– Ничего, переживу как-нибудь. Главное, чтобы враги не пережили.

Огромные мечи не помещались в ножнах до конца, рукоять оказалась выше обычного, что причиняло воительнице некоторые неудобства.

На вершине Облачного Хребта разыгралась гроза. Друзья шли у подножья гор, и им было хорошо видно, как свирепствовала молния в черных тучах. До Нашкеля оставалось идти день-другой, когда их властно окрикнули.

– Стоять всем! Ваша бросать железо на землю! Моя забирать его!

Из-за огромного валуна вышел полуогр с двуручным мечом, который явно был ему маловат. Имоен заметила ещё двоих полуорков за большими камнями.

– Моя повторять последний раз! Железо на землю!

Равена двинулась вперёд без каких-либо эмоций на лице. На ходу она вытащила один меч и, поравнявшись с полуогром, бросила оружие к его ногам.

– Ты хочешь забрать наше железо? – обнажая второй меч, тихо сказала она. – Так забирай его без остатка!

Разбойник не успел даже поставить защиту, а кончик гноллова меча торчал из его спины. Полуорки выскочили из укрытия (то ли убежать хотели, то ли наступать). В одном проделала дыру магическая молния Дайнахейр, другому в горло влетела стрела Имоен.

Равена подняла меч полуогра. Рукоять идеально ложилась в ладонь, прекрасная балансировка и отточенное блестящее лезвие говорили, что передней меч не последнего качества. На лезвии была выбита дата, наверное день, когда меч сошёл с наковальни.

– Джахейра, а когда начался Железный Кризис?

– Несколько месяцев назад. А что?

– А то, что этот меч сделан в прошлом году и, похоже, не здесь. Гравировка на рукояти больше подходит северным районам Фаэруна.

– И что это значит? – Имоен упёрлась сапогом в грудь полуорка и выдернула назад свою стрелу.

– Это значит, – Равена с улыбкой отстегнула одни ножны. – Это значит, что мне теперь легче будет идти.

Трофейный меч идеально вписался в ножны, подаренные Винтропом и Имоен. Дайнахейр подтвердила, что на него наложена магия. Однако главным было то, что воительница больше не боялась остаться без оружия.

На горизонте показался Нашкель. Дым от печных труб поднимался вверх. Сейчас там из духовки вытаскивают горшочки с тушёной картошкой и противни с пирожками, а через несколько часов будут укладывать детей спать. Равена невольно подумала о горячем супе, тёплой ванне и чистой постели. Вздохнув, она принялась снова набирать хворост для костра. Они остановились в густом подлеске. Громкий смех путешественников спугивал птиц с ближайших деревьев. За историями и шутками они не смогли расслышать шагов. Прямо в круг света от костра вбежала женщина. Она остановилась, будто только что заметила единственный костёр на всю округу. Мгновение молчания показалось и ей, и путешественникам очень долгим.

– Кто вы? – не выдержала она, наконец. – Вы… Вы пришли за ним? Прошу вас, не надо его убивать! Он… Он не сам это делает! Его разум затуманен… Он… – затараторила женщина.

– Постойте, постойте! – остановила её Равена. – О ком Вы говорите? И кто Вы вообще такая?

– Так… Так вы не за ним? Прошу прощения! Я – Лариса, кузина командора Брэйга из Нашкеля. Его разыскивают за ужасное преступление…

– Я знаю.

– Значит, вы всё-таки пришли за ним… – опустила голову Лариса.

– Нет. Мы просто возвращаемся в Нашкель, но про командора Брэйга я многое слышала и готова помочь.

– Вы поможете? Пусть благословят Вас боги, госпожа. Я знаю, где сейчас Брэйг. Я отведу вас к нему.

Она развернулась в сторону, откуда только что прибежала, и замерла на месте. Сквозь её тело прошёл клинок двуручного меча, а прямо перед ней искатели приключений едва рассмотрели тёмный силуэт мужчины. Тело кузины опустилось на траву. Брэйг вплотную подошёл к Равене. Он был взлохмачен, небрит, глаза покраснели от редкого сна, а одежда забрызгана кровью.

– Тьма покрыла мои глаза, – зазвучал, будто не человеческий, голос с каким-то металлическим отзвуком. – Отгадайте загадку и осветите мой путь.

– И почему многие злодеи так любят загадки? – прошептала Имоен.

– А если мы откажемся? – спросила Равена.

– Вы будете наказаны.

– А если мы не отгадаем?

– Вы будете наказаны.

– Широкий выбор вариантов, – съязвила Джахейра.

– Ох, ну, загадывай свою загадку, Брэйг.

Брэйг нараспев начал цитировать текст загадки, не сводя глаз с полудроу. Девушке казалось, что время от времени в глубине тёмных глаз мужчины вспыхивает пламя.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Похожие:

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconБескрайнее Море Мечей. Что там за горизонтом? Приключения? Слава?...
Но каждый раз, поднимая вопрос об уходе в большой мир, она слышала один и тот же ответ: «Твоё время ещё не пришло…» Она ждала. Терпеливо...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconВедьмы с восточного побережья
Вполне возможно, что некоторые валькирии, решив покинуть Вальгаллу,[1] затем селятся в различных уголках той или иной страны, где...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconСодержание вступление часть первая
Создание меча. Историко-культурный контекст. Типы мечей

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига трилогии Ф. Пулмана «Темные начала»
«Янтарный телескоп» заключительная книга трилогии Ф. Пулмана «Темные начала». Захватывающая история рождения нового мира, в которой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТомас Харрис Красный дракон Серия: Ганнибал Лектер 1 Аннотация «Красный дракон»
Первая книга легендарной трилогии о Ганнибале Лектере, по которой сняты три голливудских блокбастера

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига первая. Аар
В память об Уднатте и многочисленных заморских странствиях предлагаю эти картины прошлого Вам, дорогой Винсент, поклоннику настоящего...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconАвстралия единственная страна мира, занимающая территорию целого...
Вдоль восточного побережья почти на 2000 км протянулось скопление мелких островов, подводных возвышенностей и коралловых рифов Большой...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconОт автора «передавай привет лесли»
Это моя вторая книга. Первая – «Жжизнь без трусов: Мастерство соблазнения – жесть как она есть» – имела огромный успех! Она стала...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconКнига основана на событиях, происходивших с ним с четырех до двенадцати...
Калифорния. Психически нестабильная мать-алкоголичка годами избивала и морила голодом маленького Дэйва Пельцера. Она изощренно издевалась...

Первая книга трилогии. Равена воспитанница Кэндлкипа самой большой библиотеки Побережья Мечей. Она мечтает покинуть родные стены и идти дорогой искателя iconТатьяна Устименко Богами не рождаются Любимому супругу Александру посвящаю
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов