Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу




НазваниеЭто произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу
страница1/20
Дата публикации07.04.2014
Размер4.12 Mb.
ТипДокументы
zadocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
УДК 821.21 ББК 84(5)

Мир Зафар

337 ВОИН, ИДУЩИЙ К СОЛНЦУ. КИТАЙ. Реки и горы Бодхидхармы.

Кн. И. «Горы Дзэн» / Мир Зафар. — М. : Амрита-Русь, 2008. — 336 с. — (Серия «Духовный путь Бодхидхармы»).

ISBN 978-5-9787-0270-5

В этой книге впервые столь ярко, сильно и необычно описана жизнь человека, создавшего боевые искусства Индии, Ирана, Тибе­та, Китая, Древней Руси; человека, открывшего миру, что такое ПУТЬ ВОИНА и научившего людей жить по законам Сокровенной Красоты

Мира — Дзэн.

Это — захватывающее повествование о путешествии Бодхид­хармы по Китаю, из которого читатель узнает о том, что такое ПУТЬ АРИЕВ-СВОБОДНЫХ, поймет сакральный смысл знаков наших Отцов и откроет для себя искусство исцеления и оздоровления тела и Духа, которое наши предки называли ДОРОГОЙ К СОЛНЦУ.

Это — книга-приключение, книга-схватка, книга-тайна, книга-откровение.

Это произведение — благодарность нашим отцам-первопред-

кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу.

УДК 821.21 ББК 84(5)

ISBN 978-5-9787-0270-5

©Мир Зафар, 2008 © Оформление. ООО «ИД «Амрита-Русь», 2008

N
ПРЕДИСЛОВИЕ

Шестой век от Рождества Христова.

В Поднебесной гремит барабан войны.

Север идет на Юг.

Степь расшатывает Стену.

Три моря пылают в огне.

Война —

ненависть режет семьи, семя, стариков, совесть.

Война —

алчность вешает флаги, солдат, крестьян, веру.

Война —

безумие сжигает книги, храмы, Богов, надежду.

Он пришел на рассвете.

Пришел с Запада.

Пришел в красном плаще.

Жестокий, неистовый, беспощадный.

Свободный, мудрый, идущий.

Он пришел остановить войну.

Он пришел вернуть отца сыну.

Он пришел вернуть лицо Поднебесной.

Он пришел — в руке его меч.

Вставай, Человек!

Пора в дорогу. Солнце встает!

Не забудь свой меч.

Не забудь свой разум.

Не забудь свою доброту.

Мир тебе, Человек! Мир тебе,

идущий по дороге к Солнцу!
МЬЯНМА

Есть дорога Огня. Есть дорога Воды.

Одни идут под солнцем. Другие идут в тени.

Люди реки выбирают Знания —- они идут.

Люди болота больны Алчностью — они стоят.

Труден Путь из темноты в Пустоту,

невозможен из мрака в мрак.

Путь одних лежит до рынка, путь других проложен до поля.

У одних в руках меч, у других под головой деньги.

Сквозь ущелья сомнения, перевалы потерь,

через реки падений и горы грехов,

под дождем пота, под градом безверия

идут, падают, встают и продолжают Путь

те, кто в сердце своем несет Сострадание.

Это люди, забывшие слово Я.

Это люди, знающие, что такое боль соседней Души.

Твоя свеча зажжена, Человек. Тебе видны дороги.

Перед тобой день и ночь.

Алчность и великодушие, Родина и предательство,

ненависть и сострадание, воля и лень,

знания и невежество, свобода или рабство? —

Выбирай, Человек!

i

Это случилось в час заходящего солнца,

в час щемящего сердца,

в час необъяснимой печали,

в час между настоящим и будущим.

Пройдя ущелье желтых, острых камней, пройдя мутный поток Оленьего ручья,

царевич медленно поднялся на фиолетовый холм, покрытый гро мадными муравейниками и чахлым лесом искривленных деревьев.

Мьянма

С вершины волнистого зернистого холма Бодхи смотрел на ба­гровые, плавящиеся поля ячменя и проса. Воздух был горячим-переливающимся, небо было зыбким-плывущим, вокруг стояла звенящая, летящая тишина. И в этой тишине свисали с неба манговые, осенние облака, и земля серебрилась девичьей дрожью предчувствия любви.

Среди желтых, зеленых, красных полей выделялся лоскуток чер­ной земли.

Посреди выжженного поля сидела на камнях женщина.

Женщина в красном сари.

Лицо ее было бронзовым.

В глазах светилась Пустота.

Перебирая комья сухой, черной земли сильными руками, она смотрела на ствол обуглившегося дерева:

— Где мое дерево? Где мой дождь? Где мои плоды? Женщина в красном целовала землю. Она гладила ее, словно

ребенка. Она шептала ей боль своего измученного сердца. По ее лицу текла ночная слеза. Бодхи спустился с холма и сел рядом с ней. Молчал царевич. Молчала ясновидящая. Молчало черное поле. Внезапно женщина подняла красивую голову:

— Все изменится, путник! Придут тысячи. Уйдут тысячи.

Горы станут реками. Реки превратятся в огонь.

Лед станет горячим. Синее небо станет красным.

Рукой люди смогут достать Луну.

Они будут жить в летающих домах,

любить глубоко под землей, видеть не видя.

Исчезнут взгляды. Будут только плывущие по волне слова.

Знак будет в виде лошади и красного быка.

Вот тогда внутренний огонь Земли соединится с огнем Неба.

Вот тогда будет большое, белое Солнце.

Синие тени вспыхнут на красных полях.

Круг, треугольник, квадрат запоют новые песни.

Придет время, солдат Неба. Солдат Пустоты.

Мьянма

Внезапно женщина вскочила и стала кружить около царевича. Руки ее описывали мантрические знаки. Ноги притоптывали вслед за хлопками:

— Дая! Дая! Дая!

Из двух пробуждений я выбрала ночь!

Ночь — мой праздник и ночь — моя дочь!

Ночью люди спят, и я вижу их сны.

Ночью мне виден дым Пустоты!

Дая!

Небо и Земля, Тело и Душа.

Идет битва, путник! Бесконечная битва!

Добро есть. Зло есть. Трудно попасть в срединное ущелье.

Трудно держать меч в ножнах.

Невозможно сдержать гнев.

Где твой смех, путник? Где ты оставил свое детство, человек?

Твоя Дхарма, твой Путь, Бодхи, — открыть людям дверь, которая рядом.

Она в них. Между пальцев. В дыхании. В волосах.

Я вижу багровый туман, бесконечные дожди,

вздыбленные горы и быстрые реки.

Пройдя Путь предков, ты увидишь начало начал. Начало дороги Свободных.

Дая! Дая! Дая!

Сердце пронзает иглой боль. Боль любви и сострадания.

Боль вечного сражения за свет Солнца. За свет Духа. За свет детского смеха.

Не теряй иглу, путник. Не теряй иглу!

Женщина снова упала на колени и закрыла ладонями лицо.

Бодхи встал, поклонился и пошел в сторону извилистой дороги, ведущей к отрогам гор.

За спиной он услышал плач и слова:

— Иди с миром, путник! Реки и горы ждут тебя. Время Пустоты еще не пришло.

Но ты уже здесь, а это — хороший знак. Иди, царевич Рудра, дорога ждет тебя. Иди, и ты придешь в страну своих снов.

Ночь и небо надели свои звездные плащи. Успокоились летящие джунгли.

Мьянма

Притихли горы, реки, птицы, звери, а на черном поле сидела на камнях женщина в красном, и шептали губы ее:

— Где мое дерево? Где мой дождь? Где мои плоды? И руки ее гладили землю. Гладили, словно ребенка.

Две дороги вели из Бхараты в Чжун-Го. Одна шла морем из Мадраса. Вторая шла через джунгли и болота Мьянмы. Императоры Чжун-Го с древних времен посылали свои отряды и караваны через Мьянму, но никто из них не возвратился. Страна чудовищ и охотников за головами. Страна болотных гидр и людей-рыб. Страна горных Духов и речных оборотней. Так люди называли землю, по которой шел Бодхи.

Четвертые сутки царевич поднимался на хребет Ракхайна.

Горы были покрыты густыми лесами тика и мангра.

Вечнозеленые, влажные деревья, покрытые густыми зарослями фикусов и молочая, кружили, дурманили сознание.

Обнаженный, в одной набедренной повязке, покрытый потом и шрамами, с коротким широким мечом, Бодхи прокладывал себе тропу к вершине хребта.

Это была яростная схватка с желто-зеленой горой.

По телу хлестали бордовые ветви-пружины.

Острые шипы вонзались в горевшее тело.

Ноги скользили по черной, влажной земле.

Мириады личинок, жуков, москитов облепляли спину,

кружили над головой, не давали дышать.

Одежда и амулет отца лежали в дорожной суме.

Упрямство и воля клокотали в груди.

Пробиваясь сквозь листву-стену, Бодхи был собран и внимате­лен, словно змея на охоте.

Рожденный в джунглях, он чувствовал их дыхание.

На одном из склонов он уже видел двухметрового медведя и слы­шал вдали рев дикого слона, видел бегущих оленей. А это значило, что где-то рядом охотятся тигры.

Через сутки царевич достиг вершины хребта Ракхайна.

Мьянма

Отдохнув, он начал охоту на антилопу. Ее следы вели вниз, в до­лину, покрытую зарослями бамбука.

Но, чем дальше спускался по желтым, обрывистым склонам царе­вич, тем четче становилось ощущение опасности.

Под старой засыхающей пальмой, возле груды расколотых кам­ней он увидел обломок копья.

Бодхи посмотрел на небо.

Стояла зыбкая, ноющая тишина.

Свистели в кустах птицы. Звенели в траве цикады.

По бескрайней небесной глади, до самого горизонта тянулись об­рывки белых, растянутых облаков.

Царевич замер, слушая ветер.

Затем вытащил из-за спины короткий меч и медленно продолжил путь по тропе, усеянной шариками зеленых колючек.

Возле камня, где тропа уходила вправо, в пыльные, дурманящие заросли желто-синих цветов, Бодхи резко пригнулся и, выставив меч над головой, прыгнул в сторону.

Зазвенел металл. Мелькнула тень.

Бодхи развернулся и, встав в стойку Лучника, замер.

На тропе, развернув ступни, словно лягушка, сидел человек с двумя кинжалами в руках.

Лицо его было круглым, плоским, черно-желтым.

На толстой шее крепко сидела большая голова с узкими щелками глаз.

У него был большой живот, короткие, толстые ноги, длинные пухлые руки и сонный взгляд.

Изо рта текла зеленая слизь.

С пыльной тропы, с сидячего положения человек-лягушка стре­мительно взлетел и бросился на Бодхи, пытаясь разрубить его ударом-ножницами.

Царевич быстро шагнул в сторону и прыгнул на тропу.

Вновь сидел на корточках человек-лягушка.

Вновь смотрел сонными глазами на царевича.

Теперь он держал кинжалы с волнистыми лезвиями остриями вниз.

По его животу, груди и большому подбородку шла урчащая вол­на, текли слюни и пот.

8

Мьянма

Второй бросок-атака был еще быстрей. Схлестнулись кинжалы и короткий меч.

Бодхи нанес в голову врага прямой удар ногой и, перепрыгнув через него, в развороте рассек человека-лягушку вдоль позвоночника.

Дорожный убийца зашатался. Зарычал. Стал подниматься с земли.

Раскачиваясь, роняя оружие, он смотрел на царевича зелеными глазами ненависти, выхаркивая кровь из черного рта.

Он упал лицом в белую пыль.

Когда-то воин, затем дезертир, затем убийца-душегуб и, нако­нец, животное, забывшее все человеческое.

Взяв его за ступни, Бодхи скинул безжизненное тело с тропы да­леко в бамбуковые заросли. Затем умыл руки в мутном ручье, пере­секающем дорогу, ведущую в долину.

Не останавливаясь, царевич продолжил путь.

Бодхи сидел на холме, смотрел на заходящее солнце.

Смотрел на дальние горы, на красно-белые облака.

Есть время боя.

Есть время восходов и закатов,

время покинуть разум, время единения с Пустотой.

Сейчас было такое время.

Час космической тишины.

Час Великого Покоя Вселенной.

Час Человека.

На склоне бугристого холма шла клокочущая битва.

Племя Монов билось с племенем Чинов.

Люди в набедренных повязках, с телами, покрытыми рисунками тотемных животных и магическими знаками, с дикими криками броса­лись друг на друга.

Летели стрелы и топоры.

Летели копья и камни.

Хрипели и стонали от боли раненые.

Кричали и выли нападавшие.

В клубах желтой пыли, в мареве и зное джунглей, в поту, гря-»и и крови катались сцепленные ненавистью и жаждой смерти врага иоины влажных лесов и болот.

Справа на тропу, где стоял Бодхи, выскочили трое воинов пле­мени Монов.
Мьянма

Один из них метнул в него короткое копье, а двое с мечами бро­сились на него с устрашающим воем гиены.

Увернувшись от летящего копья, Бодхи короткими, кручеными ударами распорол животы двоим, а третьему ударом сверху-вниз рас­кроил череп.

Неожиданно он оказался в центре ревущего боя. Выросший среди дикого племени, он сразу распознал тотемные знаки воинов-чинов и встал на их сторону.

Когда на него налетели пять воинов, Бодхи зарычал и, вращая мечом, топнул ногой.

В нем снова проснулся зверь красных джунглей. Он снова почувствовал вкус крови и схватки. И он закричал, бросаясь в гущу боя. И меч его стал со свистом рассекать тела врагов.

Бодхи уворачивался от летящих градом копий и топоров.

Он бил монов ногой, рукой, мечом, головой.

Бил в прыжке, вращаясь, с нижних и верхних стоек.

И падали вокруг него пораженные, орущие воины,

падали, рассеченные и с перебитыми позвонками,

падали, хватаясь за животы,

падали с пробитыми печенью и черепами.

С криком дикого зверя бросился на Бодхи вождь племени монов.

Увернувшись от прямого удара, Бодхи круговым, невидимым дви­жением разрубил его по диагонали слева направо.

Увидев гибель вождя, воины-моны не выдержали и побежали.

Бодхи смотрел на склон, усеянный телами убитых воинов. На си­нее небо. На шумящую внизу лесную реку.

Это были джунгли Мьянмы.

Джунгли бесконечных междоусобных войн.

Джунгли, где правил закон джунглей среди зверей и среди людей.

После битвы вождь племени Чинов пригласил Бодхи в свою де­ревню, где вечером был устроен праздник по случаю победы.

Пели песни колдуны.

Горели костры и танцевали женщины.

В жертву Духам джунглей и Богам был принесен громадный бе­лый бык и много свиней.

10

Мьянма

Вождь, колдун, знатные воины и Бодхи сидели в громадной, ко­нусообразной бамбуковой хижине.

Вождь, чье тело было покрыто синими знаками, поднял руку с дурманящим напитком из красной пальмы:

— Наш гость,-— великий воин! Мы дарим ему юную жену. И много

свиней.

В ответ все закричали:

— Великий воин!

Жестами и знаками, с помощью старого колдуна царевич объ­яснил вождю, что он — паломник, и утром он должен идти в Подне­бесную страну.

Вождь понял:

— Желание гостя — закон!

Мои воины покажут тебе дорогу, ведущую к большой реке Чин-

дуин.

— Мир, воины-чины!

Утром трое воинов провели Бодхи по тайным тропам к дороге,

что вела к реке Чиндуин.

В речной долине, приближаясь к реке Чиндуин, царевич увидел квадраты распаханных полей.

Это были чистые, ухоженные поля, дающие хороший двойной урожай риса и проса.

Крестьяне, работавшие на полях, со страхом смотрели на его ко­роткий меч для рубки кустарника.

Прохладная, широкая, бесконечная река Чиндуин встретила Бод­хи песней рыбаков, вытаскивавших из воды грушевидные корзины-сети, сплетенные из прутьев ивы.

На реке Бодхи обнаружил множество рыбачьих лодок-плоскодонок.

Один из рыбаков согласился перевезти Бодхи на другой берег — туда, где начинался второй хребет Мьянмы — хребет Пегу.

Старик-рыбак в громадной соломенной шляпе, с громадным вес­лом беспрерывно кивал головой и смеялся.

—- На той стороне — хребет Пегу. За Пегу — река Салуин и река Пинг, дальше джунгли. Страшные джунгли. Люди туда не ходят.

Но, если ты пройдешь болота Смерти, пустыню Духов и лес Ноч­ной Слезы, то выйдешь к великому Меконгу.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconАндрей Шляхов Реальный чувак
Потому что этот парень готов всеми силами и средствами защищать самое дорогое, что у него есть, — свою свободу! Свободу быть собой,...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconПреступления, посягающие на физическую свободу лица (ст. 126, 127. 127. 1, 127. 2, 128 ук)
Преступления против свободы, чести и достоинства личности – это деяния, непосредственно посягающие на свободу человека, а также на...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconСвобода! Справедливость! Солидарность!
Наши власти пытаются поставить под свой контроль – а по сути, ликвидировать – свободу слова, объединений, собраний, митингов и демонстраций,...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconСтатья 22 Конституции РФ
Половая свобода представляет собой свободу выбора партнера в сексуальных отношениях лицом. Каждый человек реализует половую свободу...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconЗакон РФ «Об образовании, ст. 10 п. 1, ст. 50 п. 2; Постановление...
На свободу мысли(!), совести и религии, свободное выражение собственных мнений и убеждений(!), свободу получения информации(!), уважение...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconПособие для адекватных водителей водитель и гаи в правовом государстве
Ни в коей мере не рекомендуется пользоваться данным пособием мажорам, отморозкам, “важным”, тем, кому уступают дорогу согласно правила...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconАвторы этой книги выражают благодарность всем, кто так или иначе...
Всем, с кем нам довелось вместе работать в политических и коммерческих кампаниях в течение 7 лет, на стадии планирования или реализации...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconКнига даниила
«В былые времена Бог о многом уже поведал отцам нашим подробно и в самых разных Своих обращениях к ним через пророков. В последние...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу icon31 мая оппозиция в очередной раз собралась на столичной Триумфальной...
Конституции, гарантирующей свободу мирных собраний. Постоять, попеть песни или почитать стихи. Проводить митинг власти еще ни разу...

Это произведение благодарность нашим отцам-первопред- кам, тем, кто оставил нам в наследство Свободу. Свободу и дорогу к Солнцу iconВсё это бесполезно. Всё это зря
Ты даришь девушке цветы, испытываешь эйфорию первого поцелуя, чтобы потом навсегда забыть, что значит любовь. Ты борешься за Свободу,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов